close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Полный текст автореферата диссертации по теме
"Одежда чеченцев и ингушей XIX - начала XX вв."
На правах рукописи
□034Э1518
Гарсаев Лейчий Магамедович
ОДЕЖДА ЧЕЧЕНЦЕВ И ИНГУШЕЙ Х1Х-НАЧАЛА XX вв.
Специальность 07 00 07 - Этнография, этнология и антропология
АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени
Махачкала-2010
- 4 053 2010
003491518
Работа выполнена в лаборатории этнологии и археологии Учреждения Российской
академии наук «Комплексный научно-исследовательский институт РАН»
Научный консультант: доктор исторических наук, профессор, чл -корр РАН Сергей
Александрович Арутюнов
Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор
Мачайхан Агларовнч Агларов
доктор исторических наук, профессор Барасби Хачимович Бгажноков
доктор исторических наук, профессор Залина Владимирова!!:! Каткова
Ведущая организации: Московский государственный университет
им М В Ломоносова
Защита состоится « _— 2010 г в_час на заседании
диссертационного совета ДМ 002 053 01по защите диссергаций на соискание ученой
степени доктора исторических наук при Институте истории, археологии и этнографии
Дагестанского научного центра РАН но адресу 367030, Республика Дагестан, г
Махачкала, ул М Ярагского, 75
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Института истории,
археологии и эшографии Дагестанского научного центра РАН
Автореферат разослан «_»_
Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат исторических наук Ю М Лысенко
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы. В последние годы в связи с изменением политической обстановки в
регионе, с ростом этнического самосознания вайнахов, в обществе стал активно
ощущаться заметный рост интереса их к своему культурному наследию, особенно
самобытной одежде и ее функциональной направленности, а также познанию
исторического прошлого своих предков и этнокультурных связей чеченцев и ингушей с
народами Кавказа и России
Традиционная одежда чеченцев и ингушей - один из основных элементов их
материальной культуры, в которой отразились многовековая козяйственная деятельность,
культурные традиции, художественно-эстетические вкусы, мировоззрение, особенности
этнокультурных контактов вайнахов Вся история формирования чечено-ингушского
традиционного костюма является синтезом кавказского этнокультурного мира. Костюм не
только обязательный атрибут культуры, связанный с этническими и социальными
категориями функционирования человеческого общества, но и полноценный
исторический источник, несущий важную информацию о различных областях
деятельности человека
Изучение памятников культуры, института обычаев и традиций народа свидетельствует о
том, что национальные формы не окостеневают, а видоизменяются, совершенствуются,
освобождаясь от всего устаревшего, противоречащего новым условиям жизни Задача
ученых состоит в том, чтобы исследовать прошлое своего народа с позиций исторической
диалектики, показать значение прогрессивных многовековых традиций и необходимость
использования их в наши дни, проектируя современную одежду, отдельные ее детали,
орнамент, украшения и т д, а также возрождая подлинный традиционный костюм, это
богатейшее достояние материальной культуры вайнахов
Выбор темы обусловлен не только этим аспектом, но и тем, что на современном этапе
элементы и детали традиционной одежды, давно ушедшие из народного быта, все с
большей интенсивностью исчезают и из памяти нашего поколения
Особо следует подчеркнуть и то, что в ходе боевых действий (19942000 гг) полностью
уничтожены и без того немногочисленные этнографические реалии, в связи с чем еще
более обострилась проблема традиционного костюма чеченцев Кроме того, разграблены и
варварски уничтожены музейные, и даже частные коллекции национальной одежды,
украшения мужского и женского костюма, образцы холодного и
огнестрельного оружия и другие предметы материальной культуры чеченцев
К тому же, прикрываясь изменениями в политической и общественной жизни республики,
имевшими место в 90-х годах XX века, некоторые силы извне с активной помощью
местных деструктивных элементов пытались навязать чуждую вайнахам одежду Западной
Азии в обиход чеченцев как национальную
Отсутствие специальных работ по традиционной одежде вайнахов дают нам основание
исследовать национальный костюм как важнейшую составляющую культуры чеченцев и
ингушей, несущую в себе большую и очень важную информацию о прошедших вехах
жизни вайнахов, а также бережно относиться к эгой информации
В условиях все возрастающего интереса современных вайнахов к своему народному
костюму и разобщенности используемых авторами методик актуальным является
создание новой концепции исследования его, с наибольшей полнотой охватывающей все
явления и процессы, которые может отражать костюм как исторический источник
На сегодня вайнахский этнос, включающий чеченцев и ингушей, насчитывает около 2 млн
человек и является первым по численности народом на Северном Кавказе и третьим - в
Российской Федерации Но его культура, к сожалению, изучена недостаточно
История материальной культуры вайнахского народа уходит своими корнями вглубь
веков Относительно немногочисленные памятники материальной и духовной культуры,
богатый этнографический и археологический материал свидетельствуют о высоком
культурном уровне не столь давних предков современных вайнахов Бытовые условия
чеченского и ингушского народов нашли свое отражение и в народной одежде
В начале развития капиталистических отношений в Чечне и Ингушетии вайнахская
национальная одежда стала постепенно вытесняться европейским костюмом Но, вступая в
пожилой возраст, многие чеченцы и ингуши возвращаются к своей самобытной одежде, и
на сегодня некоторые ее элементы сохраняют традиционный покрой
В целом национальный костюм чеченцев и ингушей XIX - начала XX в может быть
охарактеризован как локальный вариант северокавказского и вообще кавказского типа
одежды, отражающего общекавказское единство на уровне кавказской историкокультурной области (или ее северо-кавказской подобласш) Специфика варианта
выражается прежде всего в деталях, и именно их раскрытию посвящено основное
содержание данной работы Это тем более представляется нам
оправданным, что вообще-то вайнахская одежда была уже предметом рассмотрения в
общекавказском аспекте ряда авторов, которые будут упомянуты ниже Но именно те
детали, на которых мы сосредоточили внимание, и оставались вне поля их изучения
Объектом диссертационного исследования является традиционная материальная культура
чеченцев и ингушей
Предметом исследования избрана одежда вайнахов как составная часть их материальной
культуры на временном срезе XIX - начала XX века, когда она выступает как устоявшийся
традиционный комплекс, обладающий вполне определенной этнической спецификой и
хорошо доступный для этнографического изучения как по музейным коллекциям, так и по
данным, сообщенным еще и ныне живущими представителями старшего поколения
В то же время, при всей стабильности и целостности этого комплекса, в указанное время,
как и в любое другое, проходили довольно интенсивные процессы эволюции, поэтому в
работе рассмотрен сопоставительный материал и по более раннему периоду времени, в
том числе и позднесредневековый археологический, с другой стороны -частично
охарактеризована и судьба традиционного костюма в более позднее время
Хронологические рамки исследования охватывают XIX - начало XX века, и они выбраны
не случайно, так как обусловлены, прежде всего, степенью доступности источниковой
базы
Во-первых, к XIX веку традиционная одежда чеченцев и ингушей складывается в
наиболее выраженном виде в отношении кроя и шитья, разновидности ее элементов и т д
и четко отражает этническую специфику
Во-вторых, работа строится на обширном полевом материале, который и лег в основу
диссертации
Составить представление о специфике традиционной одежды вайнахов в более ранний
период практически невозможно Выход за указанные хронологические рамки (например,
XVIII век) возможен только на основе весьма скудных сведений источников и
специальной литературы
Территориальные рамки исследования охватывают Чеченскую и Ингушскую республики,
а также районы компактного проживания этнических групп вайнахов в Дагестане
(Хасавюртовский, Новолакский, Бабаюртовский, Казбековский районы), Грузии
(Ахметский район Панкисского ущелья, где проживают в 9 населенных пунктах до 10 тыс
чеченцев), Иордании (г г Зарка, Сувелех, Азарки-Шишани, Сухни, где
проживают до 20 тыс вайнахов), Турции (с с Чардакх, Бахьал-юрт, Чечен-Казанджи - до
15 тыс чеченцев)
Степень разработанности темы. Интересующая нас тема ни в дореволюционной
литературе, ни в отечественной исторической науке не стала предметом специального
научного исследования
Проблема историко-этнографического изучения одежды в подавляющем большинстве
случаев только затрагивалась По ней не только не защищено ни одной диссертации, но и
не опубликовано ни одной монографии другими авторами
Определенные фрагментарные сведения по отдельным сторонам изучаемой проблемы, и
более широкие, как с точки зрения хронологических рамок исследования, так и с точки
зрения большого спектра вопросов, подлежащих изучению, освещались в научных трудах
Е Н. Студенецкой, Г.А Сергеевой, Л Ю Маргошвили и др , которые представлены в главе
«Историография вопроса» диссертации В их специальных публикациях содержатся
ценные материалы и глубокие обобщения по истории вайнахского народного костюма
Эти данные по мере возможности использованы в настоящей диссертационной работе. И
тем не менее, конкретной, системной исследовательской работы по данной проблеме в
указанных хронологических рамках нет по сегодняшний день
Настоящая диссертационная работа в определенном смысле будет активно способствовать
устранению данного пробела в историографии вопроса.
Цель исследования. Представленная диссертационная работа преследует цель на основе
полевых и других этнографических материалов, письменных и археологических данных
выявить, изучить и обобщить основные типы и составные элементы традиционной
одежды чеченцев и ингушей XIX - начала XX вв. В соответствии с этим дается подробное
описание их мужской и женской одежды (нижней и верхней), а также ритуальной,
обрядовой и детской, форм и типов головных уборов, обуви, украшений (в том числе
оружия), манеры их ношения, и тех изменений, которые претерпевала традиционная
одежда в указанный период
Задачи исследования. В соответствии с поставленной в работе целью были определены
следующие задачи
- обобщить накопленные материалы по вайнахской традиционной одежде в соответствии
с имеющимся корпусом археологических, исторических, этнографических и других
источников,
- охарактеризовать технологию изготовления одежды чеченцев и
ингушей (материалы и их изготовление, способы кройки и шитья, рабочие и праздничные
дни)
- изучить орудия первичной обработки шерсти, которые являются составной частью
производительных сил натурального хозяйства, и процессы шерстеобработки, описать
ткацкий станок чеченцев, этапы его установки и циклы работы,
-описать виды производства, связанные с шерстяным и кожевенным промысломбурочное, ткацкое, а также крашение шерсти растительными красками, дубление и
обработку кожи,
- комплексно и системно исследовать мужскую, женскую, детскую и ритуальную одежду
чеченцев и ингушей, а также обувь и украшения (в том числе и оружие), косметику и
прически,
- систематизировать виды одежды, обуви и украшений по полу, возрасту, социальному
положению, выделить такие категории как нательная одежда, верхняя одежда, верхняя
плечевая одежда, зимняя одежда, головные уборы, описать манеру их ношения, традиции
и предания, связанные с народным костюмом,
- подготовить терминологический материал по тканям, всем элементам одежды,
вооружениям вайнахов с их аналогами и вариантами других народов Кавказа, России и
зарубежья При этом особое внимание уделить нахской этимологии терминов,
- проследить в одежде и украшениях вайнахов пережитки домонотеистических
представлений, и в большей степени - идеологию ислама;
- показать некоторые культурные связи с соседними народами Кавказа, Закавказья,
Средней Азии, мусульманского Востока в контексте исследуемой темы
Методология и источники исследования. Методологией исследования являются принципы
научной объективности, историзм, представление о зависимости культурных проявлений,
народного образа жизни от его хозяйственной основы
Основой исследовательской базы нашей работы является этнографический материал,
собранный в процессе полевой работы в 1975-1990гг в горах и на плоскости Чечни,
Ингушетии и Дагестана, а также в районах компактного проживания этнических групп
вайнахов в Грузии, Иордании и Турции Автором использованы материалы, собранные
лично, а также и другими исследователями до и после военных событий 90-х гг XX в
Наряду с ними использованы материалы из архива Чечено-Ингушского государственного
объединенного музея, а также материалы нынешнего ГУ «Национальный музей
Чеченской
Республики» Сам этнографический материал, послуживший основой представленной
работы, собран комплексно - интенсивным методом Он дополняется литературными
данными, материалами музейных фондов как Чечни и Ингушетии, так и других республик
Северного Кавказа, и некоторыми семейными коллекциями жителей исследуемого
региона
Научная новизна. Данная работа - первая попытка обобщить в целостности весь комплекс
вайнахской национальной одежды (чеченцев, ингушей и кистинцев, проживающих на
территории Грузии ) Она широко охватывает практически все вопросы, касающиеся
национальной одежды этих братских народов XIX - начала XX века
Впервые изучены элементы женской одежды вайнахов - г1адарг, силг (безрукавки),
1аджараш (передник), гуъдаргаш (древний тип нагрудных женских украшений)
Составлен исчерпывающий терминологический материал по тканям, всем элементам
одежды, вооружениям чеченцев и ингушей с их аналогами и вариантами в языках других
народов Кавказа, России и зарубежья
Результаты работы и материалы, содержащиеся в данном исследовании, существенно
дополняют представления о культурном облике вайнахов позднесредневекового
Северного Кавказа и характере их культурного взаимодействия с народами Кавказа
Данные материалы рекомендуется использовать в научных исследованиях различных
аспектов истории, этнографии и культуры чеченцев и ингушей в описываемый нами
период
Наряду с этим представлены элементы одежды, появившиеся позже среди вайнахов как
результат общения и с соседними народами
Национальный костюм впервые рассматривается как источник характеристики народной
менталыюсти, которая определяет общее понимание мира и отношение к происходящим в
нем явлениям
В научный оборот впервые вводится ряд новых памятников исследуемого региона По
новому интерпретированы материалы из старых музейных коллекций, предшествующее
исследование которых, как правило, имело описательный характер
В отличие о г немногочисленных предшествующих работ, касающихся истории
традиционного костюма чеченцев и ингушей, в диссертации приведены не только
результаты, но и подробные методики исследования таксономической принадлежности
природных материалов, использовавшихся в изготовлении одежды, красителях тканей для
нее, аутентичных выкроек, всевозможных технологических приемов шигья одежды,
дубления и обработки кожи, что придает работе характер
открытого источника для других исследований
Ранее опубликованные некоторые положения данной диссертации имеют положительные
отклики и поддержку коллег, работающих в смежных научных направлениях в
республике Исследование автором видов вайнахской женской одежды XIX - начала XX вв
и их функциональная направленность одобрены Абулвахабовой Б Б-А, Шавлаевой Т М 1
и др учеными Теоретическая и практическая помощь исследователем оказана при
восстановлении национального краеведческого музея Чеченской Республики в
поствоенный период
Научно-практическое значение проведенного исследования состоит в том, что его
материалы и основные выводы могут быть использованы при написании обобщающего
труда по истории Чечни и Ингушетии, разработке учебных курсов и пособий по истории,
культурологии и источниковедению вайнахов, этнографии, материальной культуре Чечни
и Ингушетии, чтении спецкурсов в ВУЗах и при написании дипломных и курсовых работ
студентами на гуманитарных факультетах, а также в прикладном искусстве, которое
утратило свое практическое существование в нашей республике, при составлении
музейных экспозиций и т д Описание мужской и женской одежды как части материальной
культуры чеченцев и ингушей может быть использовано (и используется) для пропаганды
положительных элементов традиционной культуры и внедрения их в быт современной
молодежи, в возрождении народной культуры в целом
Полевые материалы, а также основные выводы данного исследования уже нашли
практическое применение в соответствующих отраслях местной промышленности Были
внедрены в производство рекомендации, основанные на исторических фактах по
некоторым особенностям раскроя деталей праздничного распашного платья г1абали, по
использованию тканей для изготовления как нарядной, так и повседневной одежды, как
это сделал, например, Чеченский производственный комбинат
Весьма существенным оказался образец г1абали парадного назначения, восстановленный
исследователем, основываясь на исторических данных В отличие от установившегося
неверного представления об эталоне г1абали, ему возвращен длинный шлейф, а перед
ограничивается незначительным касанием пола
Имеющиеся в работе ценные наблюдения и рекомендации могут быть использованы и при
изготовлении других образцов национальной одежды не только чеченцев, ингушей, но и
казаков, проживающих в регионе
' Шавлаева Т М Из истории развития шерстенного промысла чеченцев в XIX - нач XX в
-Грозный 2006
Обширный терминологический материал по тканям, элементам одежды, вооружениям
вайнахов с их аналогами и вариантами в языках других народов Кавказа, России и
зарубежья, использованный в работе, представляет интерес не только для историков и
этнографов, но и специалистов в области филологии, культорологии и искусствоведения
Апробация работы
Теоретические положения и практические результаты научного исследования изложены в
трех монографиях «Вайнахская женская одежда (конец XIX - начала XX века)» - Нальчик,
2005 - 258 с , «Мужская одежда чеченцев и ингушей XIX - начала XX века» - Саратов,
2009 - 200 с, «Традиционная одежда чеченцев и ингушей XIX - начала XX века»- Саратов,
2009 - 300 с и публикациях общим объемом 60 авторских листов
Данная работа рассматривалась по частям и в целом в 1980-2009 гг на заседаниях отдела
истории дореволюционного периода Чечено-Ингушского государственного
объединенного музея и лаборатории истории, этнографии и археологии Комплексного
научно-исследовательского института РАН, расширенном заседании кафедры «История
народов Чечни» Чеченского государственного университета Идеи и некоторые итоги
исследования излагались на международных, всероссийских, региональных,
республиканских научных форумах В их числе Международные научные конференции
«Археология, этнология, фольклористика Кавказа» (Тбилиси, 2009), «Культура народов
Кавказа и Центральной Азии в эволюционных процессах разных эпох» (Санкт-Петербург,
2009), Всероссийская научно-практическая конференция «Историко-культурное и
природное наследие народов Юга России состояние, перспективы сохранения и развития»
(Грозный, 2009);Региональная научно-практическая конференция «Вузовская наука народному хозяйству» (Грозный, 2002), Республиканская научно-практическая
конференция «Депортация чеченского народа последствия и пути его реабилитации»
(Грозный, 2006), Республиканская научно-практическая конференция «Восстановление
ЧИАССР - решающий фактор реабилитации чеченского народа» (Грозный, 2007)
Результаты исследования периодически обсуждались на Художественном Совете
Производственного комбината Чеченской Республики Постоянно поддерживались
творческие связи с Министерством культуры Чеченской Республики и его профильными
подразделениями
Структура диссертации. Цель и задачи исследования определили структуру и объем
работы, которая состоит из введения, общей
характеристики диссертации, историографии исследуемого вопроса, пяти глав с
выделенными параграфами и подпунктами, заключения, библиографии В приложении
диссертации даются списки сокращений и информаторов, прилагается альбом с
фотографиями и иллюстрациями всех видов традиционной одежды вайнахов, а также
снятый по сценарию автора диск по теме диссертации на русском и чеченском языках
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во введении отражена общая характеристика
работы обоснована актуальность темы, методологическая основа исследования и степень
ее изученности на хронологическом отрезке XIX - начала XX вв, определены объект и
предмет, цель и задачи работы, очерчена ее источниковая база, охарактеризованы научная
новизна, практическая значимость и апробация некоторых результатов диссертации, дан
развернутый историко-этнографический очерк о чеченцах и ингушах с древнейших
времен до наших дней
В первой главе - «Историография вопроса» - достаточно большое место уделено
археологическим данным, которые позволяют при условии сравнения их с письменными,
литературными и этнографическими материалами, установить бытовавшие в прошлом
самобытные элементы одежды, качество тканей, цвет, формы и типы головных уборов,
обуви, украшений и традиций их использования и тд С этой точки зрения интересны,
например, данные археологических экспедиций 60-х годов, проведенных на территории
Чечено-Ингушетии под руководством известного археолога Е И Крупнова Эти материалы
хранились до событий 1994—9бг г в Чеченском государственном объединенном музее1
Ценность этих материалов заключается в том, что авторами статей (Е И. Крупнов, Н Я
Мерперт, В И Марковин, Е И Черных, Р М Мунчаев, В Б Виноградов) сборника
«Древности Чечено-Ингушетии», а также в трудах МБ Мужухоева и других
исследователей рассмотрена интересующая нас сторона материальной культуры древней
и средневековой Чечни и Ингушетии, представлены обнаруженные в женских и мужских
могильниках различного рода бусы, серьги, кольца, пояса, браслеты, элементы одежды,
позволяющие судить о качестве ткани, ее цветах, головные уборы и обувь, форма и
содержание которых
1 Крупнов Е И Мерперт Н Я К\ рганы V станции Мекенской, Марковин В И Новый
памятник эпохи бронзы в горной Чечне Черных Е И Спектральные исследования
металлических изделий из могильнила Гатын-Кале Мунчаев Р М Луговой могильник,
Виноградов В Б Глиняный штамп с городища Алхан-Кала Крупнов Е И , Мунчаев Р М
Бамутский курганный могильник XIV - XVI вв , Марковин В И Чеченские средневековые
памятники в верховьях р Чанты-Аргун // Древности Чечено-Ингушетии - М, 1963 Крупнов
ЕИ Средневековая Ингушетия - М, 1971, Мужухосв МБ, Крупноз ЕИ Средневековая
Ингушетия - М, 1971 Мужухоев МБ Средневековая материальная культ, ра горной
Ингушетии (XIII - XVII вв ) - Грозный 1974
сохранились до наших дней Материал, найденный Е И Крупновым в результате
археологических раскопок, относится к тому периоду, когда чеченцы и ингуши хоронили
покойников по обычаям языческой религии Он пишет «Мужчина-покойник одет в
длинную до колен рубаху (в большинстве случаев из цветной шерстяной ткани) и
грубошерстные брюки. На ногах - обувь с высокими голенищами, на голове - мягкая,
простеганная шапка
Нередко на покойника надевали папаху из овчины, в более поздние времена обряжали в
чоху с газырями, на пальцы часто надевали бронзовые и серебряные перстни Каждый
покойник подпоясан в талии одним или двумя кожаными поясами с железными или
бронзовыми пряжками, кожаным кошельком и железным ножом В некоторых
захоронениях встречаются грубо выделанные кинжалы кавказского типа»1.
Об обнаруженной в результате археологических раскопок в Ингушетии старинной одежде
Е И Крупнов пишет «Мужчины одевают рубаху длиною по колено , широкие шаровары из
грубой шерсти, на ногах - мягкие сапоги, на голову надета мягкая шапка, а у некоторых шапка из длинношерстной овчины В более позднее время - чоха с газырями,
украшениями, у некоторых двумя серебряными или медными пряжками На руке перстень»2
Описание Е И Крупновым одеяния покойника, обнаруженного в результате раскопок
женского могильника, выглядит следующим образом «Женщины одеты в длинные платьярубахи с неглубоким разрезом на груди Нижнее платье - с короткими рукавами из грубого
холста
Верхнее (на некоторых женщинах) - из шелковой материи с длинными рукавами, с
маленькими металлическими пряжками и пуговицами на груди Нередко встречается и
третье платье, сшитое из плотной грубоватой шерстяной ткани собственного производства
Это платье также имеет длинные рукава и разрез на груди, застегивающийся пуговицами
Все верхние платья, особенно шелковые, обычно имеют яркие цвета красный, синий,
зеленый, оранжевый Кроме рубах и платьев женщины имели шаровары из холста или из
тонкой шерстяной материи Ноги были обуты в чувяки или сапожки на мягкой подошве из
цветного сафьяна»3
Эта цитата интересна, на наш взгляд, с нескольких точек зрения Во-первых, указанную
одежду автор датирует Х1У-ХУ1 вв Как видно, у
'КрупноеИ И Средневековая Ингушетия -М 197] -С 94
2Крупнов Е И Указ труд - С 95
3Крупнов Ь И Указ труд - С 2
вайнахов были в этот период нижние и верхние рубахи, к тому же различающиеся между
собой
Внутренняя, нижняя рубаха - из грубой белой материи, с короткими рукавами, а верхняя из шелковой материи, с длинными рукавами Среди пожилых вайнахских женщин они
сохранились до наших дней Во-вторых, цвета этих рубах - красный, зеленый и синий Как
сообщают пожилые информаторы, использование материи этих цветов для рубах усопших
зависело от духовных символических представлений Красный -по-вайнахски ц!ие,
возможно, связан с корнями ц!е - огонь, iffy - святой, ц!а - дом, ц1ий - кровь, а синий стигалбос- происходит от корней стигал - небо, бос - цвет Среди вайнахов стигал принято
понимать как «божий мир», и, исходя из этого, выбор этих цветов вайнахами был не
случаен Информатор поясняет: «На том свете душа покойника по воле Бога продолжает
потустороннюю жизнь среди святых и зеленеющей природы1
В преданиях, сохранившихся по сей день, среди пожилых вайнахов четко фигурируют
выше отмеченные цвета одежды покойника При этом один из элементов подготовленного
одеяния покойника должен быть зеленого цвета Эта традиция особенно хорошо
сохранилась в горной Чечне и среди живущих в Грузии кистов, где по сравнению с
равнинной Чечней и Ингушетией хорошо сохранились архаичные явления
В этой связи Е И Крупное отмечает, что ингушские женщины носили высокие головные
уборы - кур-харс, которые изготовлены из войлока красного цвета или суконной материи
Они считались праздничными Имели их только богатые женщины Носили также
различного вида серебряные, медные и чугунные украшения2
В результате проведенных В И Марковиным в ущельях Чечни и Ингушетии
археологических работ были обнаружены наряду с различными предметами из дерева,
глины и железа, еще и украшения, например, «бронзовые сережки с подвесками,
напоминающими гроздья винограда, сережка с многогранной сердоликовой бусиной,
сережка с бронзовой бусиной, бронзовые бубенчики»3 и др Аналогичные данные имеются
у С Ц Умарова4, Р М Мунчаева5 и других Интересные данные содержатся в работе
профессора М Б Мужухоева Они касаются женских
'Попевой материал собранный автором в Чечне 1980 Т № 2 - С 2
гКрупьов Е И Средневековая Ингушетия - М 1971 -С 91
3МарковинВИ Новый памятник эпохи бронзы в горной Чечни // Древности ЧеченоИнгушетии -М.1963 - С 244 Умаров С Ц Археопогические исследования в высокогорных
районах Чечни в 1968 году // Археологоэтнографический сборник-Грозный 1976 Т IV С 136-141 МунчаевРМ Луговой могильник
// Древности Чечено Ингушетии - М 1963 С 17
и мужских поясов, их бронзовых и серебряных застежек, костяных пуговиц с
орнаментом1и др
О необходимости изучения позднесредневекового костюма чеченцев и ингушей по
материалам раскопок напоминает В Б Виноградов" При сходстве культур и этническом
родстве этих народов в их одежде в указанный период, видимо, были значительные
различия
По изученным указанными выше исследователями могильникам ясно, что в этот период
для вайнахов характерно разделение по признакам материального благосостояния В
погребениях некоторых женщин найдены наборы позолоченных серебряных поясов,
различного рода украшения, рубахи из шелковой материи, головные уборы под названием
кур-харс и др А в некоторых других - обе рубахи из грубой домотканой материи и
украшения из железа и бронзы3 Указанные археологические предметы и характеристики
одежды могут служить первоисточниками для исследования социальной функции
женского костюма у вайнахов с древнейших времен
Из это1 о следует вывод об отсутствии основания считать, что уровень жизни и
социальное положение населения Чечни и Ингушетии в средние века был одинаковым
Несмотря на протекавшие в течение веков эволюционные изменения, в народе все-таки
сохранились цвета, характерные для одежды того времени, и входящие в одежду
элементы, включая украшения Традиция использования этих элементов и украшений
хорошо проявляется и в сегодняшнем быту почти в тех же цветах и формах
Вопросов быта, экономики и культуры чеченцев и ингушей коснулись многочисленные
дореволюционные и советские исследователи, создавшие заслуживающие внимания
труды Они дают наиболее достоверные сведения о национальной вайнахской одежде, о
тканях, вышивках и украшениях, которые по мере возможности использованы в
настоящей диссертационной работе
Некоторые из них, наряду с другими сюжетами, содержат ценные данные по
интересующему нас элементу материальной культуры вайнахов - по историкоэтнографическому прошлому одежды4 Особенно
'Мужухоев М Б Средневековая материальная культура (ХШ-ХУН вв ) - Грозный 1974 - С
86-87 Виноградов В Б Первоочередная задача в изучении портняжного промысла у
позднесредневековых вайнахов // Хозяйство и хозяйственный быт народов ЧеченоИнгушетии -Грозный, 1983
Крупное Е И Мунчаев Р М Бамутский курганный могильник XIV XVI вв II Древности
Чечено-Ингушетии - М 1963 - С 224
Броневский СБ Новейшие географические и исторические известия о Кавказе - М, 1823 С
1-11, Путешествие Гкпьденыпсдта в Гоузию - Тбилиси 1962 Т II ГрабовскийНФ
Экономический и домашний быт жителей Горского участка Ингушского округа // ССКГ Тифлис, 1876 Вып III Лхриев Ч М Об ингушских женщинах И ССТО -Владикавказ, 1871
Лаудаев У А Чеченское племя // ССКГ - Тифлис 1872 Т VI Берже АП Кавказ в
археологическом отношении - Тиф чне 1874, Зиссерман Л Г 20 зет на Кавказе СПб 1879 Ч
1 , Маркграф ОМ Очерк кустарных промыслов Северного Кавказа - М , 1882, Далгат Б
Первобытная религия чеченцев // ТС - Владикавказ
следует отметить сведения известного грузинского географа и историка XVIII века
Вахушти Багратиони' Большую ценность имеют труды русских дореволюционных
авторов Н Ф Грабовского, О М Маркграфа, Е Максимова, Г А Вертепова", а также труды
ученых советского времени - Г К Мартиросяна, Л П Семенова, Е Н Студенецкой, Г А
Сергеевой, Б А Калоева и других3
По словам Вахушти Багратиони, « у чеченцев и ингушей имеется собственный язык, и
женщины их одеты по-другому»4
Согласно наблюдению Вахушти, женская одежда чеченцев и ингушей отличалась от
одежды соседних с ними народов Это выраженное различие автору представляется
идущим, прежде всего, от их головных уборов курхарс На этот головной убор обратило
внимание русское посольство в Грузию, проходившее через земли ингушей в XVII в ' « а
жонки носят на головах что роги вверх в пол-аршина»5 На нем остановимся ниже
Тот же автор Вахушти Багратиони, различая между собой одеяния вайнахских и
осетинских женщин, отождествляет мужскую одежду этих двух соседних народов
Интересны данные Н Ф Грабовского, автора XIX в , относительно элементов самой
одежды «Женщина одета в ситцевую рубаху и бешмет по преимуществу ярких цветов,
ситцевые или бумажные красные штаны, кожаные чувяки, с бумажным платком на
голове, зимою женщины прибавляют к своему костюму нагольный овчинный полушубок,
но носить полушубок девушкам не в обычае - стыдно»6
По данным Н Ф Грабовского, основная мужская одежда вайнахов, как и у других горцев
Северного Кавказа - это домотканая шерстяная
1893 T III, его же Материалы по обычному праву ингушей // ИИНИИК - Владикавказ,
1930 Т II - III, Максимов Е Чеченцы // ТС - Владикавказ, 1893 Кн. 2, Вертепов Г А Очерки
кустарных промыслов в Терской области // ТС -Владикавказ 1903 T VI, Шеблыкин И
Ковры и вышивки // Известия ИНИИК Владикавказ 1928 T I, Яковлев H Ф Вопросы
изучения чеченцев и ингушей - Грозный, 1929, Мартиросян Г К Нагорная Ингушетия Владикавказ 1929 Крупное Е И Средневековая Ингушетия -М,1971
'Вахушти Багаратиони История Грузии//Карпис цховреба - Тбилиси, 1974 T IV
2Грабовсний Н Ф Экономический и домашний быт жителей Горского участка
Ингушского округа // ССКГ — Тифлис, 1876 Вып III Маргграф О М Очерк кустарных
промыслов в Терской области//ТС — Владикавказ 1987 Т IV, Максимов Е Чеченцы//ТС —
Владикавказ 1883 Т Ш Кн 2 Вертепов Г А Очерки кустарных промыслов в Терской об
засти — Владикавказ, 1897 Т IV
3 Мартиросян Г К Нагорная Ингушетия//Изв Ингушского НИИ Краеведение Владикавказ 1929 Вып 1, Сеченов
Л П Фригийские мотивы в древней ингушской культуре // Изв ЧИШШИЯЛ История Грозный 1950 Т I Вып I Студенецская Е Н Одежда чеченцев и ингушей X1X-XX вв //
Новое и традтхионное в быту народов Чечено-Ингушетии - Грозный, 1985, Ее же Одеадэ
народов Северного Кавказа XV1II-XX вв - М , 1989 Сергеева ГА Одежда наролов
Дагестана и Чечни // КЭС - М , 1976 Вып VI, Калоев Б А Чеченцы // Народы Кавказа - М ,
1960 Т I, Его же Ингуши//Народы Кавказа - М i960 Г 1 Багратиони В История Грузии //
Картлис Цховреба - Тбилиси 1974 Т IV
5 Грабовский Н Ф Экономическии и домашний бьт жителей Горского участка
Ингушского округа // ССКГ - Тнфчис 1870 Вып Ш -С 14
6 Полиевков - М Материалы по истории грузино-русских взаимоотношений (1615-1640 гт)
- Тбилиси, 1937 - С 251
чоха (черкеска), архалук из хлопчатобумажной ткани (ситца), папаха и кожаная обувь
Зимой одевали тулупы, на ноги - теплую обувь с высоким голенищем Касаясь одежды и в
другом своем труде, автор отмечает, что ингушский мужчина одевает ситцевую рубаху,
архалук, брюки, чоху (изготовленную из грубой шерсти), шерстяные или кожаные
ноговицы и чувяки На голову надевает папаху из овечьей шкуры. Зимой использует тулуп
В плохую погоду накрывается буркой и куском серой шерстяной ткани (под последним Н
Ф Грабовский, видимо, имеет ввиду башлык -Л Г)
Здесь же говорится и о детской одежде «Дети одеваются, как и взрослые, но лет до 3-5,
особенно в летнюю пору, предпочтение отдают костюму прародителей, что удобно для
детей и неубыточно для родителей»
Об одежде покойницы интересные данные имеются у Б Далгата Он отмечает, что до
распространения шариата се одежда и приданое оставались в семье
После принятия новой веры право на приданое матери переходило к ее детям, а одежду
надлежало отдать родственникам1 Аналогичные сведения по горной Ингушетии приводит
Н Ф Грабовский «После смерти матери принадлежащее ей имущество поровну
распределялось между сыновьями, дочерям давалась его малая часгь»2.
В отношении описания декоративных аксессуаров к традиционному костюму вайнахской
женщины заслуживает внимания работа Г А Верте-пова, которая касается кустарной
промышленности в Терской области Автор отмечает, что здесь изготавливают золотые и
серебряные изделия броши, браслеты, пояса, нагрудные украшения для женщин Цена
зависит от веса, изделия продаются поштучно3 Отмеченные автором нагрудные
украшения плоскостные чеченцы называли чаърпаз
Во второй своей работе этот автор пишет о мужской одежде и отмечает «Одевается
чеченец просто, без особых затей и излишних украшений, которыми изобилуют костюмы
его южных соседей - пшавов, хевсур и грузин»4
Согласно Г К Мартиросяну, ингуш одевается так, как и все горцы Северного Кавказа: его
наряд - архалук, домотканая шерстяная чоха (черкеска), шерстяные брюки домашнего
изготовления, шапка из овчины, летом войлочная шапка (лаб), на ногах - пачичи
(ноговицы), чувяки Нередко бывает одет в верхнюю рубаху и брюки из фабричной ткани
'ДалгатБ Материалы по обычному праву ингушей // ИИНИИК - Владикавказ, 1930 Т II-III
- С 342
2Грабовский II Ф >каз труд - С 101-102
3Вертепов Г А Очерки кустарных промыслов в Терской области//ТС - Владикавказ 1897 T
VI - С 26 Вертепов Г А В горах Кавказа // ТС - Владикавказ 1903 T VI - С 95
В работе Г К Мартиросяна приведены данные Н Ф Грабовского относительно одежды,
используемой в 70-х годах XIX века ингушскими женщинами Для периода, наблюдаемого
автором, важно, что в самобытной одежде ингушской женщины произошли большие
изменения Сохранился лишь обычай повязывать голову Он пишет «В настоящее время
ингушский женский костюм в связи с развитием экономических связей жителей
Ингушетии с Владикавказом ничем уже не отличается от костюма городских женщин бедных или же со средним достатком Женщин, одетых в кофточки и платья городского
типа из ситца и других недорогих мануфактурных материалов, экспедиция встречала и в
ближайших к Владикавказу селениях, и в самых отдаленных от него аулах (Цори, Гуль)»1
Вместе с тем он отмечает, что «обычай их повязывать голову бязевым или ситцевым
платком сохранился до сих пор во всей нагорной Ингушетии»2.
Очень интересные сведения об ингушском женском головном уборе представляет Л П
Семенов Он отмечает «К интереснейшим предметам старинного ингушского быта следует
отнести женский головной убор своеобразной формы, о котором впервые упомянули
члены русского посольства, посетившие в 1638 г Ингушетию, направляясь в Грузию В их
отчетах отмечается, что « . женщины носят на головах рога в поларшина»3 Л П Семенов
пишет, что первым детально этот головной убор описал Клапрот в своей известной работе
«Путешествие по горам Кавказа и в Грузию» В ней он говорит, что «женщины носят убор,
который по форме напоминает рога серны, но согнутые наперед он обыкновенно сделан
из коры березы и покрыт сукном или шелком, имеет ширину около двух больших пальцев,
в высоту - семь пальцев, украшенный гирляндами этот убор называется чугул»4 Автор
здесь же отмечает, что «нередко встречается головной убор - подобие изогнутого рога,
сделанный из тонкого войлока, обтянутый красной тканыо, с серебряной бляхой,
старинное название такого убора - кур-харс»5
Указанный головной убор не относится к исследуемому нами периоду, однако он
интересен для установления происхождения головного убора (кий) ингушской женщины
последующего периода, поскольку такая форма указанного головного убора на Кавказе
отмечалась лишь в Ингушетии Но в последние годы они обнаружены и в горной Чечне
Остатки этого кур-харса, найденные Е И Крупновым в
1 Мартиросян Г К Нагорная Ингу шетия -Втадикавказ 1929 -С 65
3 Там же
* Семенов Л П Фригийские мотивы в древней ингушской культуре Известия ЧИНИИИЯЛ
-Грозный 1959 Т I Выл I - С 230
4 Семенов Л П Указ труд - С 210
Семенов Л П Указ труд - С 230
результате археологических раскопок, до военных событий 90-х годов XX в хранились в
Чечено-Ингушском государственном объединенном музее
Очень интересный материал по поводу головного убора ингушской женщины, ее
украшениях и одежде оставил нам, как отмечалось выше, Е И Крупное1 Этот материал
имеет большое значение для изучения исторического прошлого материальной культуры
вайнахов Во второй своей работе автор касается кустарничества и говорит, что ингуши
отставали от других народов Северного Кавказа в обработке шерсти, которая считалась
женской работой
Общая характеристика национального костюма вайнахов дана и в томе «Народы
Кавказа»2 «Верхней одеждой чеченца была черкеска, изготовленная из серой или темной
шерсти, под которую одевали архалук, почти, того же цвета Из шерсти были и брюки с
зауженными штанинами В плохую погоду накидывали на себя бурку и повязывали
башлык домашнего пошива, исполненный с большим вкусом На ноги надевали кожаную
обувь - карахаш и мягкие кавказские сапоги (чеч маъхьсеш). Голову покрывали
конусообразной шапкой из овчины. Мужчины из зажиточных семей зимой надевали
шапки из бухарской шкуры, а весной — из войлока»
Те же источники свидетельствуют, что в XIX - начале XX века мужская одежда чеченцев
и ингушей не отличалась от осетинской
Далее в томе отмечается, что «вайнахские женщины носили длинные рубахи красного
цвета, доходившие до колен, и широкие шаровары, подвязывающиеся у щиколотки
Поверх рубахи надевалось длинное платье с широкими рукавами Девушки и молодые
женщины носили платья, собранные в талии, с матерчатым поясом У пожилых женщин
платья были широкие, без складок, пояса они не носили» Следует отметить, что 10-13 летние девочки, носившие одежду наподобие чохи, пользовались лишь матерчатым
поясом или подпоясывались сложенным вдвое куском ткани вместо пояса»3
Здесь же автор отмечает, что чеченский свадебный и праздничный костюм - г!абали шили
длинным, спереди полностью раскрытым, с длинными рукавами, из шелковой материи4
'Крупное Ь И Древняя история Северного Кавказа - М , 1960 - С 73 309 Его же
Средневековая Ингушетия - М , 1971 -С 93-95 егоже К истории Ингушетии//ВДИ -М 1939
№27 -С 86
2КалоевБ А Чеченцы//Народы Кавказа - М, 1960 Т I - С 363 Его же Ингуши //Народы
Кавказа -М 1960 Т I -С 382-383
3Калоев Б А Чеченцы//Народы Кавказа —М 1960Т 1 -С 362—364 Егоже Ингу ши//Народы
Кавказа -М 1960 Т I -С 382-383
'КалоевБА Чеченцы//Народы Кавказа - М, 1960 Т I - С 363
Предоставленные автором данные совпадают с зафиксированными нами на месте
полевыми материалами, однако в них не дано детальное описание основных входящих в
одежду элементов и не показаны различия, существующие между женским костюмом
чеченцев и ингушей Заслуживающие внимания интересные сведения содержатся в
«Очерках общей этнографии», где отмечается, что « в традиционной одежде у чеченцев и
ингушей имелось много общего не только с соседними народами Северного Кавказа, но и
с горцами Северного Дагестана , женщины носили длинную рубаху красного или синего
цвета и широкие шаровары, подвязанные у колен Поверх рубахи надевали бешмет, голову
покрывали длинным белым платком»1 Автор этих данных указывает, что население
Чечни и Ингушетии в XX в перешло на одежду городского типа, однако некоторые
элементы традиционной одежды сохранились2
Интересные данные встречаем в работе О М Маркграфа, согласно которым во второй
половине XIX века, наряду с другими народами Северного Кавказа, чеченцы и ингуши
занимались обработкой шерсти, колеи, дерева и металла, в основном, на уровне
кустарничества Вместе с тем он отмечает, что они большей частью изготовляли чохи,
башлыки, для чего шерсть приобретали у населения горной части Чечни и Ингушетии
В некоторых случаях равнинные вайнахи покупали готовые шерстяные изделия у горных
чеченцев и ингушей3
Нами использовались данные Г А Вертепова по поводу кустарных промыслов в Терской
области, связанных с производством золотых и серебряных изделий - брошей, браслетов,
поясов, нагрудных женских украшений и др В другой своей работе этот автор
сосредотачивает свое внимание на мужской одежде и отмечает, что «одевается чеченец
просто, без особых затей и излишних украшений, которыми изобилуют костюмы его
южных соседей хевсур и грузин»4
Ценные сведения о состоянии и развитии кустарных промыслов во второй половине XIX начале XX века приводит профессор А И Хасбулатов В XIX веке широкое
распространение получило «чеченское сукно», из которого шили черкески, башлыки и
казачьи вицмундиры В то же время изготовлялось «казачье сукно», значительно
уступающее по своему качеству чеченскому Из этого сукна шили рабочую одежду5
1 Чеченцы и ингу ши Очерки общей этнографии Азиатская часть СССР - М , 1960 - С 56
^ Чеченцы и ингуши Очерки обшей этнографии Азиатская часть СССР - М , 1960 - С 56
3Маркграф О М Очерк ку старных промысюв Северного Кавказа - М 1882 — С 56 69, 78
"'Вертепов Г А Очерки кустарных промыслов в Терской области // ТС - Владикавказ, 1897
Т IV Его же В горах Кавказа//ТС - Владикавказ, 1903 Т IV - С 95
5 Хасбулатов А И Состояние мелкотоварного производства (кустарные промыслы) //
Чечено-Ингушетия накану не и в период революции 1905 года -1розный 1991 -С 51-70
Более подробно исследователь останавливается на изучении такого древнего и широко
популярною промысла в Чечне, каким являлось бурочное производство
Среди кустарных производств немалое место занимало изготовление бурок Согласно
данным Н П Гриценко1, одним из центров производства бурок в Чечне был Старый-Юрт
(Дойкур-эвл - JIГ) Изготовленные местными женщинами бурки тысячами продавались на
базарах, их в большом количестве покупали казаки и военные
Аналогичные данные имеются у A.A. Исламова " кустарничеством славились горные села
Чечни - Ножай-Юрт, Ведено, Харачой, а в Ингушетии - Базоркино, Яндиево и др Бурки
изготовлялись как для домашнего пользования, так и на продажу Их носили во все
времена года, они защищали от дождя и холода Для изготовления бурок требовалась
овечья шерсть высокого качества"
Интересные данные зафиксировал Е Максимов По его сведениям, население Большой
Чечни (Атаги, Шали, Герменчук, Сержень-Юрт и др) мало занимались овцеводством, и
шерсть для домашних нужд покупали в Малой Чечне (Урус-Мартан, Ачхой-Мартан,
Самашки и др ), на базарах Ингушетии и Грозного3
По проблеме кустарного производства чеченцев в XVIII-XIX веках профессор Ш Б
Ахмадов сообщает, что отдельные дворянско-буржуазные исследователи, включая и
некоторых путешественников (С Броневский, Я Рейнеггс, П Бутков и др ), выдвигали
тезис о низком уровне социально-экономического развития вайнахов и отсутствии у них
такого важного вида производственной деятельности, как ремесло и ремесленные занятия
Но, глубоко изучив вопросы развития кустарных промыслов и ремесел в Чечне и
Ингушетии, автор приходит к выводу, что кустарные крестьянские изделия стали
поступать на внешние рынки, где они были востребованы и вполне конкурентоспособны
«Развитие мелкого товарного производства в крестьянских промыслах идет параллельно с
расширением рынка сбыта их изделий Именно такой процесс шел в Чечено-Ингушетии в
XVIII-XIX в », - заключает он4.
У У И Щеблыкина хорошо описан также процесс изготовления ингушской женщиной
ковра, который был результатом большого труда
'Гриценко Н П Социально-экономическое развитие притеречпых районов в XVIII в первой
половине XX вв //Труды ЧИНИИ - Грозный, 1961 Т IV Выл 1 - С 55
2Исламов А А Пережитки первобытнообщинного строя у чеченцев и ищу шей (канд
диссертация рукопись) 1971 -С 10
'Максимов Е Чеченцы//ТС - Владикавказ 1893 Кн- 2 -С 90
Ахмадов ШБ Ремесленные занятия чеченцев и ингушей в XVIII-XIX вв // Вопросы
политического и экономического развития Чечено Ингушетии (XVIII - начало XX) Грозный 1986 - С 45-60
Говорится о валянии войлока, разрезании его на куски, об окраске их в различные цвета,
сшивании и вышивке1
По сведениям Т М Шавлаевой в чеченском селении Автуры славились и мастерицызлатошвеи, например, жена известного героя Кавказской войны наиба Имама Шамиля
Ахмеда Автуринского - Ача, а также и мастерицы по художественной обработке кожи
методом выбивания2
Интересные сведения представляет этнограф 3 И Хасбулатова Она пишет «Важное
значение имел народный обычай трудовой взаимопомощи (белхи - Л Г ) при обработке
шерсти и изготовлении из нее различных шерстяных изделий (бурок, кошм, шляп и т д )»3
В дело изучения национальной одежды чеченцев и ингушей неоценимый вклад внесла Е
Н Студенецкая4
Она в своих трудах касается входящих в одежду элементов, качества ткани, шитья,
головных уборов, обуви и др При этом выявляет тенденции и этническое разнообразие
костюма вайнахов, представляя важный материал для установления этнографических
параллелей с национальным костюмом других народов Северного Кавказа Для
дополнения ее данных в нашей работе потребовалось подробнее представить покрой
отдельных элементов одежды и вносимых в нее дополнительных деталей, которые
придают им завершенный вид Кроме того, в нашей работе представлены раздельные
характеристики повседневной, выходной, свадебной, траурной и детской одежды
Сведения об одежде дагестанских народов (в их числе чеченцы-аккинцы) заметно
пополнились после выхода в свет уникального коллективного сборника известных
авторов А Г Булатовой, С Ш Гаджиевой, Г А Сергеевой «Народы Дагестана»,
написанного с применением методов картографирования Указанный сводный труд также
представляет собой ценный источник истории дагестанского народа и его связей с
другими народами Северного Кавказа, в частности и вайнахами5
Особо хочется отметить труды крупных ученых С Ш Гаджиевой, М А Агларова об одежде
кумыков, аварцев и андийцев, с которыми
'ЩеблыкинУИ Ковры и вышивки//Известия ИНИИК - Владикавказ, 1928 Т ] - С 296
2Шавчаева Т М Из истории развития шерстяного промысла чеченцев в Х1Х-начале XX в Нальчик, 2009 г - С 8
Хасбулатова 3 И Некоторые формы взаимопомощи, связанные с хозяйственным и
семейным быто л чеченцев и ищу шей в конце Х1Х-начале XX вв // Хозяйство и
хозяйственный быт народов Чечено Ингушетии - Грозный, 1983 -С 52
4Студенецкая Е Н Одежда // Культура и быт народов Северного Кавказа - М Новое и
традиционное в культуре и быту народов Чечено-Ияо шетии - Грозный, 1985 - С 58-75
5Б\ патока А I" Гаджиева С Ш , Сергеева Г А Одежда народов Дагестана - Пушино, 2001 289 с
чеченцы постоянно поддерживали добрососедские отношения, поэтому имело место
взаимовлияние их культур в целом и на одежду в частности1 Для освещения исследуемой
проблемы нами использованы сведения из коллективного труда С Ш Г аджиевой, М О
Османова, А Г Пашаевой, а также из трудов С С Агашириновой, Лугуева С А 2
Важное значение для нашей диссертационной работы имеет фундаментальное
монографическое исследование 3 В Доде «Средневековый костюм народов Кавказа», в
котором показан процесс формирования костюма народов Северного Кавказа на
протяжении VII— XIV вв Эта работа охватывает более ранний период, вместе с тем она
интересна в плане установления генетических связей и культурных параллелей ансамбля
кавказского костюма и играет значительную роль в его изучении как историчного
источника3
Интересна работа «Народы Дагестана» (Ответ ред С А Арутюнов, А И Османов, Г А
Сергеева), написанная в основном коллективом ученых Института истории, археологии и
этнографии ДАГ НЦ РАН Этот труд охватывает наиболее важные аспекты истории и
культуры дагестанских народов, в т ч и одежды чеченцев4
Вайнахская (чеченская, особенно кистинская и ингушская) женская одежда в сравнении с
женской одеждой соседних горцев (тушин, хевсуров, пшавов) изучена в работе Л Ю
Маргошвили, которая содержит резюме на русском языке5
Этот автор предоставляет интересные данные и в другой своей работе, где рассматривает
мужскую и женскую одежду живущей в Грузии вайнахской этнической группы - кистов
Она отмечает, что в грузинской среде их самобытная одежда претерпела изменения В нее
вошли отрезное платье, безрукавка6 и т д
М Албуташвили, хорошо знакомый с бытом кистин, отмечает, что мужчина одет богато
тогда, когда на нем чоха (черкеска) с газырями, перепоясанная посеребреным поясом и
кинжалом Остальное одеяние не имеет серьезного значения, зимой и летом одевают чоху
и архалук На голове - шапка из длинношерстной овчины или из войлока Молодой кистин
редко использует шубу Если и использует, то над чохой, а
'Гаджиева С Ш Кумыкская женская одежда и украшения (Х1Х-начало XX вв
)/Дагестанский ЭС - Махачкала 1974 Вып I , Ее же Кумыки -М 1961 , Агларов М А
Андийцы - Махачкала 2002 Его же Национальная одежда аварцев в Х1Х-ХХ вв //
Материальная культура аварцев - Махачкалз, 2003
2Агаширинова С С Материальная культура лезгин конца Х1Х-начала XX вв - М 1978 ,
Гаджиева С Ш , Османов
М О Пашаева А Г Материальная культура даргинцев - Махачкала, 1967, Лугуев С А
Одежда дидойцев в Х1Х-ХХ вв - Махачкала, 1975 Рук фонд ИИЭА Ф 3 оп 3 ед \р - 371
Доде 3 Д Средневековой костюм народов Северного Кавказ*! - Москва, 2001
''Народы Дагестана (Ответ ред Ару-понов С А Османов А И , Сергеева Г А ) - М Наука
2002 -588 с
5Маргошвили Л Ю Одежда горянки Центрального Кавказа - Тбилиси 1980 (на груз яз) -С
98 Маргошвили Л Ю Культурно-этнические взаимоотношения между Грузией и ЧеченоИнгушетией в XIX -начале Х\
вв -Тбилиси 1990 - С 149
пожилые в качестве накидки носят большие овчинные шубы У них принято носить также
синие брюки, шерстяные пачичи, каламаны и носки Вместе с тем, кисты любят
пользоваться накинутой буркой, которая является его неразлучным другом дома, на улице
и в пути
Большой вклад в изучение традиционной одежды чеченцев внесли работы Б Б-А
Абдулвахабовой, охватывающие давний и малоизученный период истории начиная с XVI
века1
Традиционная одежда чеченцев и ингушей освещается и в работах автора данного
исследования2, которые представляют собой первое в историографии специальное
монографическое исследование по комплексному всестороннему изучению самобытной
одежды вайнахов в XIX - начале XX века, описанной на основе полевого
этнографического материала с привлечением источников и специальной литературе по
теме Важное значение имеет статья Г А Сергеевой, которая написана на основании
материалов, зафиксированных в селах Чечни и хранящихся в музейных фондах
коллекций3 По ее данным чеченская мужская одежда не характеризуется локальным
своеобразием, она общекавказского типа
Немало мы почерпнули и из богатого лингвистического материала вайнахских языков,
именно из того пласта, что связан с традиционной одеждой Здесь необходимо отметить
заслуги ученых И Ю Алироева, А Д Вагапова, собравших богатый материал по
терминологии одежды4
Однако основным источником для написания нашего труда послужил в первую очередь
этнографический материал о мужской, женской и детской одежде жителей горных и
равнинных районов Чечено-Ингушетии, собранный нами в результате самостоятельных
полевых изысканий
Определенную помощь в поиске необходимых материалов для нашего исследования
оказал опубликованный Н Г Волковой обзор иллюстративных источников по этнографии
народов Кавказа5.
Значительная собирательская работа по одежде народов Северного Кавказа,
способствующая обогащению знаний по национальной культуре этого региона, проведена
сотрудниками ГМЭ, которым удалось
'Абдулвахабова Б Б-А Традиционная мужская одежда вайнахов в XVI- начале XIX в //
Культура Чечни - М, «Наука» 2002 - С 126 Ее же Детская одежда чеченцев - Грозный 1987
2Гарсаев Л М Вайнахская женская одежда (конец XIX -начала XX века) - Нальчик, 2005 258 с , Гарсаев Л М ,
Гарсаева М N1 Шаипова Т С Мужская одежда чеченцев и ингушей XIX -начала XX века Саратов, 2009 - 300 с , Гарсаев Л М Одежда чеченцев и ингушей XIX -начала XX века Саратов, 2009 -400 с 'Сергеева I А Одежда народов Дагестана и Чечни // КЭС - М , 1976 IV
*Алироса ИЮ Названия одежды в вайнахских языках II Вопросы филологии - Грозный
1970 Вь;п 16 № 33 Вагапов А Д Происхождение названий одежды в нахских языках //
Вайнах № 7 - Грозный 2003
5 Волкова Н Г Изобразительные материалы как источник изучения материальной
культуры народов Кавказа в XIX-XX вв -М 1971
приобрести одежду XIX - начала XX века Это в основном предметы женской одежды1
Очень ценные, хотя небольшие коллекции одежды балкарцев и чеченцев, собранные в
начале XX века, хранятся в Государственном Музее Грузии в Тбилиси (б Кавказский
музей)
В работе над исследованием большую помощь нам оказали коллекции предметов,
хранившиеся в краеведческих музеях Чечено-Ингушетии, Северной Осетии-Ллания и
Дагестана Не меньшее значение для нашей работы имели выкройки мужской и женской
одежды и фотографии XIX - начала XX века, сохранившиеся среди населения, создающую
ясную картину внешней формы дореволюционной одежды чеченцев и ингушей
Значительный иллюстративный материал по одежде вайнахов и других народов
Северного Кавказа советского периода содержат фототеки и фотоархивы ГМЭ и
Института этнологии и антропологии им Н Н Миклухо-Маклая РАН
«Характеризуя литературные источники по истории одежды XIX-начала XX века, следует
отметить их фрагментарность В них авторы основное внимание уделяют описанию
социальной структуры, в меньшей степени говорят об одежде» Здесь необходимо
отметить заслуги русских классиков А С Пушкина, М Ю. Лермонтова, Л Н Толстого,
которые открыли широкому читателю и описали одежду горцев раньше, чем этнографы
Интересные материалы предоставили нам в большей части пожилые женщины и старики,
память которых хорошо сохранила традиционные правила изготовления и использования
одежды того времени Особенно ценным оказался материал, предоставленный автору его
матерью Санет Гарсаевой, известной мастерицей по пошиву кавказского костюма
Женщины сами занимались этим делом, вырезали из бумаги выкройки рубах, нижнего
белья, чохи, архалука, вышивали орнаменты, оформляющие чоху и бурку Наблюдения за
их работой и полученная от женщин-мастериц информация дали нам возможность с
указанием всех деталей описать каждый элемент традиционной одежды Собранные путем
интервью полевые данные составляют один из основных источников для написания
данной работы, так как прежде всего на их основе удалось установить важные для
исследования подробности, оставшиеся неосвещенными в предшествующей литературе
Перечисленные источники и вещественные материалы в их совокупности послужили
'Народы Кавказа Каталог-указатель ГМЭ -Л 1981
базой для детального изучения предмета нашего исследования - одежды чеченцев и
ингушей XIX - начала XX вв.
Во второй главе - «Технология изготовления одежды чеченцев и ингушей» - описываются
разновидности тканевых и других материалов, способы и приемы кройки и шитья,
обучение девочек рукоделию, праздничные и выходные дни, а также предания, связанные
с изготовлением одежды. Изучены орудия и процессы первичной обработки шерсти и
кожи
В первом параграфе - «Материалы и процессы их изготовления» - отмечается, что в XIX начале XX вв, особенно до появления на равнинах и в горных районах Центрального
Кавказа одежды фабричного производства, широко использовали домотканую материю,
шкуры домашних и диких животных Шерсть обрабатывали в большом количестве, при
прочесывании и прядении шерсти вайнахские женщины использовали форму
взаимопомощи - белхи Шерсть - т1арг1а / тха -прочесывали на чесалке - ехк, являющимся
самым модернизированным для того времени инструментом обработки и выравнивания
шерсти после ножниц для стрижки овец
Чесалка имела самые разные формы прямоугольную, треугольную, перпендикулярную
Вытачивали их мастера деревообработки, делая предварительные заготовки больших
чесальных игл у кузнецов Со временем число операций, выполняемых на чесалке,
увеличилось, и востребованность и значимость ее возросла Производились чесалки, в
основном, ремесленниками из Ведено, Шали, Саясана, Ачхой-Мартана и Шатоя
Во всех регионах проживания чеченцев и ингушей применялась одна и та же форма
прялки (чеч - урчукх, инг. - йоч1инг, кист я1ч1вежг) Аналогичные прялки встречаются у
некоторых народов Дагестана Что касается названия - «урчакх», принятого считать
тюркоязычным, нужно отметить, что последний формант - «кх» - явно подразумевает
обозначение земли (глины)
Как отмечает Т М Шавлаева, было еще одно название веретена -ч1опс (пряслице)
Вытачивали его разных размеров из ценных пород дерева Тяжелое веретено имело
название - г1ери урчукх, что значит -мощное, сильное
По расчетам на 2286 дворов 1 участка Аргунского округа приходилось 6858 веретен
У веретена-ч/олс было два верхних сечения вепиз и шотха Ван -это выемка для нити,
шотха - сила или защита укрепления веретена
Веретено было неотъемлемой принадлежностью горянки, с ним она
не расставалась никогда, даже во время болезни Пряли в семье все женщины, начиная от
девочек и кончая пожилыми Где бы вы ни встретили женщину - в доме или на улице - у
нее неизбежно в руках шерсть и веретено, которое безостановочно работает, суча нитку
Вайнахи также пользовались приспособлением для сучения нити, называемое русской
прялкой, заимствованной притеречными чеченцами у казаков Эта прялка в несколько раз
увеличивала производительность труда ткачихи Популярное орудие рубель (чеч кхема,
инг гел) использовалось терскими казаками. Его широкое заимствование вайнахами нами
не зафиксировано
Для обработки шерсти использовались также палочки - ударники-кантухургаш Ими
мылась, разрыхлялась после сушки и выравнивалась шерсть при раскладке.
Разрыхлялась и обрабатывалась шерсть большого количества при помощи лука - lad,
который по форме напоминал лук с тетивой (орудие охоты) и выглядел как дугообразная
хворостина с натянутой нитью1
Таким образом, вышеперечисленные орудия изготавливали сами произ-водители и
местные кустари
Шерстяную нить пряли двух видов - тонкую и грубую Из тонкой ткали шерстяной
материал для одежды, а из грубой - изделия хозяйственного назначения, мешки,
хурджины, чехлы, а также носки Впрочем, шерсть для одежды также имела
разновидности Так, в материалах Чечено-Ингушского государственного объединенного
музея, относящихся к началу XX века, были представлены два вида шерстяной ткашг для
чох и г1абали - чои маша и для платья-рубахи - коч - куча маша2 И хотя такую шерсть
больше не ткут, название маша до сих пор сохранилось в народной памяти
Сведения о разновидностях шерсти, хранившейся в указанном музее, подтверждаются
информаторами Ткань для женской одежды была гораздо плотнее, чем для мужской3
Все вайнахи (чеченцы, ингуши, кисты) для ткачества использовали станок, описанный
О.М Маркграфом, - маша буцу - дахьар (инг.-дохъор/mlajix, кист , бац , - дохьараш)
«Станок состоит из следующих частей кресла, валика и гребня, двух направил и челнока
Все указанные части неразрывно связаны друг с другом В начале кресла под руками
ткачихи расположен валик, вращающийся горизонтально вокруг своей оси, он
предназначен для первоначального прикрепления ниток основы и для наматывания уже
сотканного сукна Гребень удерживает
'ШавчаеваТМ Из истории развития шерстяного промысла чеченцев в XIX - нач XX в Грозный, 2006 -С 18
2Чечено-Ингушсхий государственный объединенный музей Ф №5
3Чечено-Ингушский государственный объединенный музей Ф № 5
параллельность ниток, причем одно направленно двигает одну половину ниток основы, а
другое - другую Челнок ходит поперек между ними с пряжею утка»'
Описанный станок на сегодня сохранился не полностью, поэтому мы затрудняемся
комментировать его дальнейшую детализацию, но название предметов, составляющих
станок, восходят к древнему пласту нахских языков и связаны с хозяйственными формами
деятельности, это — «г!ораш» - колья, «толу» - переплетение из женских волос для
пересечения нитей, «гажарш» - рогатки, «каре» - кривой рог, для разрядки нитей, «дест» образующий зев и т д
Вообще-то в конструкции вайнахского ткацкого станка очень много общего с
конструкциями кавказских станков, народов Средней Азии и Казахстана Нами выделены
его особенности, хотя они очень напоминают друг друга Ареал распространения этого
станка преимущественно прослеживается в предгорной зоне2 Добавим лишь, что,
согласно нашим данным, этот станок располагался под специальным навесом, вдоль
стены дома, с одной стороны его защищала основная, а с другой - новопри-строенная
стена3
Установка нити на станке происходила в зависимости от того, для какого типа одежды
собирались ткать материал
Чтобы изготовить один отрез сукна (кийсак, ср тюрк кис - резать, кроить, кисак - кусок,
лоскут, половец, кесак - кусок, слиток, инг -ч1егалг, ч1ега - кусок), наполняли пряжей
обычно около десятка веретен Только сотканное сукно называлось исхар (инг исхали, ср
кум исхарла)
До Кавказской войны в Чечено-Ингушетии изготовлялось и полотно из льна (виета, гнета)
Почти все остальные ткани были привозными и покупались у армянских, персидских,
русских, кумыкских, у собственных купцов, например дари «сорт шелковой блестящей
ткани» (инг даьри, груз, дараиа, кум каб, авар, анд дарай), боз «бязь» (ср авар, анд боз
«холст»), чилла «шелк» (кист чил), басма «ситец» (инг бастам, кист басб, ср кум басма);
шал «шерстяная материя, шерсть» (ср тюрк шал); бумзи «бумазея» (инг бумази, кист
бамбазие), киса «полотно» (инг киси, кист кне), йездари «парча», хут «бархат» (инг
бархат, кист хавард), чучанча «чесуча», хари «уст узорчатая ткань», махмар «парча» (ср
авар ,анд , кум махмар)
'МаркграфОМ Очерки кустарных промыслов Северного Кавказа -М 1982 - С 206
2Шавлаева Т М Из истории развггтия шерстяного промысла чеченцев в XIX - нач XX в Грозный, 2006 - С 19 1Полевой материал, собранный автором в Чечне Ингушетии,
Иордании и Турции 1980 Тстр №1 -С 5
Причем ткани различались как окраской, рисунком, так и узором, например, т1амар йолу
к1ади, букв ткань с узором, моха (инг мух, кист мог1) йоьду к1ади, букв ткань в полоску,
гах1ар (инг гахьар) доьду к1ади, букв ткань с узором наподобие елочки Принимали во
внимание усадку ткани при мойке и крашении1
Чеченцы и ингуши для крашения шерстяной материи использовали листья дикой лесной
яблони, кору дуба, ольхи, грецкого ореха. Лучшим красителем шерстяной ткани был
корень марены, который в большом количестве рос на берегу Терека (в Брагунском
районе) При помощи этих средств они получали черный, желтый, коричневый цвета2 Для
получения темно-серой нити вайнахи во время прядения смешивали черную и белую
шерсть Окрашивание ткани происходило после ее просушивания Из шерсти шили одежду,
женские головные уборы, чулки, ноговицы и др Для отделки использовали бурочный
материал
Полевой этнографический материал свидетельствует и о том, что вайнахи в большинстве
случаев красили шерстяную ткань в черный, темно-серый, а чаще всего - в синий цвета,
применяя натуральные красители По данным старожилов, искусственными красителями
пользовались значительно реже Окрашенную ткань для сушки вывешивали на веревке по
длине за концы. На них навешивали какой-либо груз для выравнивания и равномерного
растяжения крашенины3.
Для обозначения тонов используются, кроме основных цветов, термины с нахской
этимологией бос - цвет, босо - цветной, беси -бесцветный, боси - одного единого цвета,
хора бос - двухкомпонентный, тора бос - спокойный, совра бос - отличающийся,
популярный, ритуальный
Однако еще до окраски ткань должна была пройти довольно-таки сложный процесс
обработки На концах куска материи делали крюки из грубой бечевки, чтобы концы не
расходились Этот цельный кусок спускали в воду, в которую засыпали золу, и оставляли
на три дня Затем валяли, стирали и высушивали4
В XIX - начале XX века красильное дело у вайнахов из домашнего промысла оформилось
в ремесло Специализированные красильные мастерские были в таких крупных селах
Беной, Дуба-Юрт, Ведено, Нойбери, Ножа-Юрт, Старые Атаги, Шали Подобные
мастерские были известны на Северном Кавказе, в частности, они активно
'АлироевИЮ Названия одежды в нахских языках // Вопросы филоюгии -Грозный 1970
№33 Вып 16 - С 80 Магомадова I А К характеристике торговых связей чеченцев и
ингушей с русскими и Россиеи в XVI-XVÍI вв //
Вопросы истории Чечено-Ингушетии - Грозный 1977 T XI - С 108
3Шавлаева Т M Указ тр>д. - С 18
Шавлаева Т М Указ труд. - С 18
функционировали в крупных селах Дагестана Лкуша, Цудахар, Хаджал-Махи1
Высокого мастерства достигли вайнахи в обработке кож, предназначенных для пошива
одежды, обуви, головных уборов Наличествующая терминология технологического
процесса обработки кож говорит об относительном его совершенстве, например- дабаг1а
«дубитель», силу «дубитель, закваска» (инг сулув, кист, бацб силав), япаркх «краска,
употребляемая при дублении кожи», кхема «инструмент для разглаживания кожи» и т д
Во второй половине XIX века появились ткани фабричного производства,
предназначенные для нижней и верхней одежды, которые составили конкуренцию
производимой на месте домотканине Это в целом облегчило труд женщин Однако такие
ткани не были общедоступными Одежду из фабричной ткани ежедневно носили лишь
женщины из зажиточных семей, тогда как остальные использовали ее для пошива
выходных и праздничных нарядов До 20-х годов XX века население горных районов
Чечено-Ингушетии все еще широко использовало домотканину, особенно те вайнахские
семьи, которые занимались овцеводством
В конце параграфа приводится полный перечень наименований основных тканей местных и привозных, использовавшихся для изготовления национальной одежды
чеченцев и ингушей исследуемого периода
Во втором параграфе рассматриваются способы кройки и шитья.
Вайнахские женщины, несмотря на загруженность работой по дому и в поле, находили
время для обучения девочек рукоделию, это было одной из важных задач хозяйки дома
Через определенный период обучения ребенок овладевал соответствующими навыками
Наблюдая за деятельностью искушенной в повседневном домашнем хозяйстве матери,
девочки легко осваивали технику кройки и шитья С 7-8-летнего возраста они
приобщались к некоторым процессам обработки шерсти и другим домашним делам, а с
14-15 лет уже самостоятельно могли заниматься этим нелегким делом, начиная с
обработки шерсти, выделки ткани и кончая пошивом тех или иных элементов одежды
В параграфе отмечено, что выкройка одежды производилась без какого-либо шаблона.
Опытная швея с первого взгляда определяла, сколько требовалось материи Во время
выкраивания какого-либо элемента она благословляла заказчика в зависимости от пола и
возраста различными пожеланиями
'Гаджиева С Ш Османов М О , Пашаев А Г Материальная культура даргинцев Махачкала, 1967 - С 197
При раскрое швеи пользовались естественными мерками ше - пядь, дуол - локоть, гуола вершок, пхьаг1ат - расстояние между вытянутыми в ширину руками, ше — расстояние
между растянутыми большим пальцем и мизинцем, 1аьрша - аршин - расстояние на
вытянутую руку Указанные мерки использовали при обмере рукавов, манжет, воротников,
а длину и ширину брали, прикладывая ткань к телу Среди вайнахов весьма постыдным
считалось брать за шитье одежды плагу деньгами Взамен заказчица помогала портнихе в
поле или в домашнем хозяйстве в течение стольких дней, сколько та была занята шитьем
ее одежды
Во время выкраивания какого-либо элемента одежды у вайнахов запрещалось входить и
выходить из помещения, где это происходило, до завершения работы Бытовало поверье,
что, в противном случае, материал может быть испорчен Одежду шили вручную Швейные
машины стали появляться у вайнахов в последней четверти XIX в с вовлечением Чечни и
Ингушетии в экономическую систему пореформенной России
Слово «шитье» обозначается на вайнахских языках так тоьгуна (чеч), тегаш йола х1ам
(инг), тиегар (кист.) Для шитья вайнахи использовали следующие предметы наперсток
(чеч т1ара, инг т1оро) иголку (чеч маха, инг. то же, кист мах, ср груз махати), ножницы
(чеч тукар, инг к1од, бац къайт1о, кист тукарг, ср перс дукард), шило (чеч ю, инг. гов, бац
йуб кист то же), а также мисармаха - «египетская иголка»
Шитье производили шерстяными, шелковыми и другими нитками Все названия,
связанные с нитками, сводились к следующей терминологии нитка (чеч, инг тай)
шерстяная нитка (чеч эханг, инг аьхинг, кист овхинг (шенчсрг), клубок пряжи ниток (чеч.
уьйриг, инг эрг, бац орг1ул, кист оьрг), шелковые нитки (чеч , инг чиллан хелиг), катушка
(чеч тендечиг туьппалг, инг. вординг, кист. к1уачу)
Во время шитья и вышивания одежды для невесты родственницы помогали друг другу
Одна шила шапку, вторая - чоху, третья - обувь, четвертая вышивала головной платок
В третьей главе - «Виды мужской одежды чеченцев и ингушей», состоящей из семи
параграфов, исследуется весь комплекс мужской одежды вайнахов в сравнении с одеждой
соседних народов Кавказа
Согласно полевым этнографическим материалам, среди вайнахов подтверждаются
следующие элементы мужской одежды- рубаха - куоч, штаны - хеча (шарбал), хачи (инг )
бешмет - гГовтал, чоха (черкеска) -чоа (чеч ), чокхи (инг ), чуак\ (кист), овчинная шуба
(тулун) - кетар, бекх, керча, бурка - верта, ферта (инг), башлык - башлакх, пашлакх
(инг) овчинная и каракулевая шапка (папаха) - куй, кии (ииг), тюбетейка - пиес, фисска
(инг ), ноговицы - пезагаш, носки - пазаташ, обувь - когаюхург (б1оржамаш, маь*ьсеш,
мачсш, калош, эгкаш, спмхьеш, хулчеш, калбанаш) и украшения, включая оружие Со
временем в этот ансамбль добавляется жилет - пхьушашдоцург и верхняя рубашка т1ехула юху коч, которую кистины по аналогии с грузинами называли халат1
Эта традиционная одежда подразделяется на верхнюю и нижнюю, (по способам ношения
различаются сшитая и несшитая, плечевая и поясная), а по назначению - на праздничную,
будничную и обрядовую
Нам представляется, что эту одежду условно можно разделить на нательную (плечевую и
поясную), одежду, надеваемую поверх нательной (плечевую) и верхнюю (плечевую).
В первом параграфе - «Нательная одежда» - отмечается, что она состояла из рубахи
туникообразного покроя и длинных штанов с широким шагом, являлась одновременно и
бельем, и верхней одеждой, была однотипна по покрою на всей территории исследуемого
края Они в виде образцов и фрагментов извлекались в ходе археологических раскопок
кавказоведами Е И Крупновым и Л П Семеновым2
Рубаху туникообразного покроя, как и в Дагестане, кроили из прямого, сложенного вдвое
полотнища ткани длиною до 200 см У нее прямой разрез ворота, не было плечевых швов,
рукав был цельный, прямой с ромбовидной или треугольной ластовицей, наставлялся из
той же ткани до подола Это самая простая и древняя форма рубахи, восходящая к
древнейшим образцам человеческой одежды вообще
Мужскую рубаху - куоч, шили по женской выкройке По длине она достигала середины
бедра Ворот - кач, вырезался округло, к разрезу на груди пришивались пуговицы
По материалу мужские рубахи были разнообразны суконные, холщовые,
хлопчатобумажные Изредка встречались и овчинные рубахи, преимущественно у
пастухов как в Чечне, так и в Ингушетии По покрою нательные рубахи были двух типов
1 Туникообразная с перекидным плечом и вставными клиньями в боках, прямыми
рукавами и с пазушным разрезом на груди, ворот застегивался на одну пуговицу,
2 Рубаха с вшивным плечом и выкройной проймой, которая постепенно вытесняла
первую, с перекидным плечом
'Маргошвили Л Ю Мужская одежда вайнахов (конец XIX - начала XX в ) - Тбилиси, 1980
- С 55
2Сеченов ЛП Археологические и этнографические изыскания в Ингушетии в 1925—1932
гг - Грозный, 1960 Кр\пновЕИ Средневековая Ингушетия — М Наука 1971 -С 93—95
Позднее к верхней рубахе но обе стороны груди добавляются два накладных кармана кисанаш (чеч), джибе (груз), а на рукава -манжеты шириной в три пальца И она в начале
XX века заменяла архалук, одевалась под чоху Это характерно для мужских костюмов
Кахетии, Тушетии, Хевсуретии, Дагестана
Указанный элемент одежды Е Н Студенецкая называет кавказской рубахой1 Она в
комплекте с брюками-галифе или традиционными штанами в 20-30-е годы носилась
молодежью, мужчинами средних лет Шили ее из сукна, сатина, хлопчатобумажных
однотонных тканей
Следующим элементом одежды являются штаны вайнахское название - хеча, шарбал; груз
- шарвалы, кумыкское, агульское, лезгинское, азербайджанское - шалвар, осетинское шалбар, горско-еврейское - шовал, русское - шаровары и т д
Ив Джавахишвили считает термин шалвар персидским и означающим штаны2
Покрой нижнего белья и штанов чеченцев и ингушей идентичный Они были широкими и
длиной доходили до лодыжек Между поясницей и седалищем был вшит треугольной
формы широкий кусок ткани, называемый айл (груз - убе) Штанины постепенно сужались
книзу и для накидывания через стопу делался язык - по-чеченски - кхокьали, по-ингушски
- лоал, по-кистински - юсокьилгаш, по-грузински - эпн Подобные штаны встречаются у
соседних народов Северного Кавказа (в Дагестане, Осетии) и в Восточной Грузии
(Тушети, Пшави, Кахети и др ) В XIX веке штаны надевали на голое тело Понятие нижних
и верхних штанов появилось позднее, в конце Х1Х-начале XX века По покрою они не
отличались, все делались на вздержке без разреза спереди
Этнограф Б Б Абдулвахабова3 отмечает, что традиционные мужские штаны чеченцев и
ингушей можно отнести к общекавказскому варианту Их шили вручную из местных и
привозных тканей, а также из шкур домашних и диких животных
Е Н Студенецкая выделяет 3 типа штанов
1 С широким шагом Шились из прямого куска ткани со швами с внутренней стороны
2 Штаны с узким шагом, суженные книзу, с клином в шагу из двух или четырех кусков
ткани
3 Штаны с узким шагом без клиньев из двух половин, подкроенных в шагу, подобны
брюкам городского покроя
'Студенецкая Е Н Одежда народов Северного Кавказа XVIII-XX вв -М 1989 - С 72
2Джавахишвили И А Материалы к истории материальной культуры -Тбилиси 1962 T III С 115 Абдулвахабова Б Б Традиционная мужская одежда вайнахов в XVI - начале XIX вв
// Культура Чечни - М
Наука2002 -С 136
Первый тип штанов носили пожилые люди и старики, а другие, преимущественно
молодежь
Таким образом, традиционные рубахи и штаны, служившие для большинства чеченцев и
ингушей первоначально одновременно и нательной, и верхней одеждой, постепенно
меняют свое назначение и сохраняются в своей первоначальной форме только в качестве
нижнего белья
Во втором параграфе рассматривается безрукавка.
Она была широко распространена как в горных, так и в плоскостных районах Чечни и
Ингушетии Ее носили весной и осенью, шилась она из овечьих шкур мехом внутрь,
делали ее нагольной и крытой
Раньше вайнахи называли безрукавку сил г, теперь ее переименовали на пхьуынашдоцург
(букв - безрукавка)
В третьем параграфе - «Верхняя (плечевая) одежда» -исследуются следующие ее
элементы - бешмет, черкеска, газыри, пояса, оружие, шубы, бурки
Бешмет (г1овтал) - традиционный на всем Северном Кавказе тип распашной одежды, один
из древнейших форм верхней одежды не только у чеченцев и ингушей, но и всех народов
Северного Кавказа Он был и повседневной, и праздничной одеждой мужчин, женщин и
детей Известный археолог Е И Крупнов, опираясь на исследования склеповых погребений
в горных районах Чечни и Ингушетии, отмечал, что «мужчины были одеты в длинные до
колен кафтаны или халаты, в большинстве случаев также из шерстяной ткани Обычно на
мужчинах две одежды »'
Они, по всей видимости, и есть бешметы Как пишет большой знаток традиционной
одежды северо-кавказских народов Е Н Студенецкая, бешмет являлся нательной одеждой,
заменявшей рубаху, и надевался под черкеску" Позднее чеченцы и ингуши носили бешмет
уже поверх нательной рубахи как повседневную или праздничную одежду
«Покрой указанного бешмета представляется одинаковым в Грузии, в Чечено-Ингушетии,
в Дагестане и Осетии (разница в длине, пошиве, ткани), однако названия его разнятся погрузински - ахалухи, по-вайнахски - г1овтал, по-осетински - куирает, дагестанские
кумыки называли его - къаптал, лезгины - валчагь, аварцы, андийцы - гужгат,
азербайджанцы - архалнг Ахалух слово турецкое», - пишет Ив
1 Крупное Е И Средневековая Ишушетия -М 1971 - С 94-95
2Студенецкая Е Н Одежда народов Северного Кавказа Х\ПП-ХХ вв -М 1989 - С 73
Джавахишвили1 Очевидно, что грузинский термин ахалухи и азербайджанский архалиг
получены от турецкого ахалух
По мнению М А Агларова, андийский гужгат был распространенного покроя, но
встречается без ватной прокладки и поэтому нет многочисленных швов, которыми
простегивают гужгаты на вате 2
По утверждению Е Н Студенецкой, «по покрою бешметы одинаковы у всех народов
Северного Кавказа»3, а ученая из Чечни Б.Б Абдулвахабова считает, что «именно покрой
выделяет вайнахские мужские бешметы от аналогичных типов одежды других народов
данного региона Видимо, из-за недоступности археологических источников Е Н
Студенецкая сделала вывод об однотипности покроя бешметов для всех народов
Северного Кавказа»4
Первый тип бешмета был туникообразным. спинка и перед состояли из целого
полотнища, спереди делали сплошной разрез Бешмет имел удвоенную полу. Такие
бешметы были свободные и длинные Второй тип бешмета шили сильно приталенным
Эталоном красоты мужской фигуры у чеченцев и ингушей являются широкие плечи,
тонкий стан, развитая грудь Эти преимущества должны были подчеркиваться силуэтом
одежды
При использовании бешмета в качестве самостоятельной верхней одежды обязательным
ее элементом был пояс, чаще всего кожаный с серебряными украшениями, к нему
пристегивался и кинжал Бешмет выполнял функции летней и зимней одежды Первый тип
его шился на одной подкладке, второй - утеплялся шерстью и ватой
Стеганые на тонком слое шерсти или ваты шились из домотканого сукна Но именно
потому, что он часто был нательной одеждой, его по возможности старались делать из
холста, бязи, а богатые люди - из шелковых или полушелковых тканей
Во второй половине XIX в бешмет шили из фабричных тканей -сатина, ластика, ситца,
атласа, репса, а также шерстяного кашемира Он бывал различным по цвету, иногда
довольно ярким (оранжевый, ярко-синий, зеленый и др) Шили его также из полосатой или
клетчатой материи В ряде случаев на груди делали накладные карманы, чаще с одной
(левой)стороны
1 Джавахишвили И А Материалы к истории материальной культуры грузинского народа Тбилиси 1962 T Ш -С 115
2Агларов M А Андийцы - Махачкала 2002 - С 145
'СтуденецкаяEH Указ труд -С 73
^Абдулвахабова Б Б Традиционная мужская одежда вайнахов в XVI - начале XIX вв //
Культура Чечни - М Наука2002 -С 136
Длиной бешмет мог быть до колен, чуть выше или ниже в соответствии с модой или
возрастом носителя, но в любом случае -всегда короче черкески
Черкеска — самая популярная мужская верхняя распашная одежда всех народов
Северного Кавказа, которую в полном комплекте костюма носили поверх бешмета, а
позже - поверх кавказской рубахи До конца XIX - начала XX в ее шили в основном из
домотканого сукна, а затем для ее пошива стали использовать привозные фабричные
ткани Домотканина для черкески была самых разных цветов - черная, серая, бурая, белая
Применялись для ее шитья сукна крашеные красно-коричневые, темно-красные,
коричневые Коричневого и красного цвета крови черкески одевались чеченцами перед
боем Ведь раны свои у них было принято скрывать, чтобы исключить торжество врага
Черкеска в отличие от бешмета была выходной, праздничной одеждой, ставшая
общенациональной для всех кавказских народов, и она имелась далеко не у каждого горца
Черкеску грузины называют чоха, чеченцы - чоа, ингуши - чокхи, кисты - чуакх, андийцы
- чухъа Ив Джавахишвили пишет. «Чоха означает по-турецки шерсть. Персы называли ее
чоха Поскольку она в грузинском появляется в 1Х-Х вв, следует полагать, что этот термин
усвоен из персидского, а не турецкого, влияние которого на это ощущается позже»1
По покрою черкеска была похожа на бешмет Цельными выкраивались перед с двумя
крайними клиньями и спинка с одним центральным клином Подрезные боковые клинья
пришивались так, что образовывали сзади на талии четыре выступа, от которых низ
черкески спускался фалдами
Черкеска, начиная с XIX века, шилась сильно приталенной Она, также как и бешмет,
плотно охватывала фигуру, расширяясь книзу Была очень удобна в носке и для пешехода,
и для всадника Рукава черкески были прямые, длинные, широкие, закрывающие кисти рук
На груди вырез ворота был в виде угла, от которого вниз к талии шла застежка встык на
узелковые пуговицы и петли
Наиболее бросающейся в глаза особенностью черкески были газырницы (карманы,
размещавшиеся на обоих сторонах груди) Каждый карман имел от 7 до 11 отделений, в
которых размещались деревянные трубочки В них засыпали определенную мерку пороха
(у чеченцев и ингушей газырь называется словом - бустам «мерка»), а также
1 Джавахишвили И Л Материалы к истории материальной ку тьтуры грузинского народа Тбилиси, 1962 III-IV -С 106
закладывали свинцовые пули Трубочки, о которых говорилось нами выше, украшались
головками из позолоченного металла, слоновой кости, делали золотую насечку на серебре
и слоновой кости Место расположения газырей, их количество и длина черкески зависели
от преобладающей моды Аналогичные украшения зафиксированы нами у дагестанских
народов1.
В исследуемый период черкеска имеет большую длину, закрывает икры ног В 20-30-х гг
XX в черкеска еще больше укорачивается и постепенно выходит из обихода Изменились и
сами газыри Со временем они утратили свое назначение и стали декоративным элементом
черкески Пояс во все времена считается обязательным элементом мужского одеяния
горцев и является их древней традицией Не подпоясанному мужчине неприлично было
выйти на улицу
Известная ученая ЕН Студенецкая выделяет два типа мужских поясов кожаные с
металлическим набором и пояса из ткани или войлока Пояса были повседневными (из
узкого кожаного ремня), и праздничными, украшались они многочисленными, часто
серебряными бляшками и подвесками разной формы Носили пояс на черкеске, на бешмете
(если черкеска не была надета), а иногда и на шубе. У чеченцев и ингушей пояс изредка
надевали и на рубаху Но самое главное - на поясе висело оружие кинжал (или ноле в
деревянных полуножнах), пистолет и иногда шашка. Последнюю носили и на портупее»2
Заказы металлических наборов для поясов выполнялись мастерами-ювелирами из
Дагестана, работавшими в городах и селах Северного Кавказа отходниками (чеч пхьсхой)
Местные мастера, а их было немного, учились у них Пояса широкие матерчатые носили
старики, муллы, хаджи, а также мужчины, находящиеся в трауре Ими могли подпоясать
бешметы, но черкески - никогда
Комплекс мужской одежды на Северном Кавказе не рассматривается без оружия и
воинского снаряжения Казалось бы, оружие не входит в понятие костюма чеченца, но с
ним связан общий стиль, характер костюма и отдельные его детали (газырницы, пояс и др)
Пояс, увешанный оружием и принадлежностями для ухода за ним, непосредственно
связан с воинским бытом горцев исследуемого региона
Самым важным атрибутом оружия чеченцев и ингушей были кинжал (шаълта «Хьенапи», «Муси», «Атагинка» - по именам оружейников из Дарго, Джугурти, Шали,
Атаги), шашки - тарраш (гурда, терс-маимал -волчок), меч (г1ама), носили их в красиво
оформленных ножнах,
'Арутюнов С А, Османов А И , Сергеева Г А Народы Дагестана - М Наука 2002 - 586 с
^Студенецкая Е Н Одежда народов Северного Кавказа ХУШ-ХХ вв - М, 1989 - С 94
висящими на поясах черкесок, шуб, а также рубах, одеваемых в летнее время Кинжал
имеет для всех горцев сакральное значение Его дарили самым дорогим и почетным I
остям и друзьям в знак глубокой дружбы, уважения и почитания Для вайнахской семьи
кинжал являлся своеобразной реликвией, которая передавалась из поколения в поколение
и береглась как семейная святыня. На нем клялись как на священном Коране
Чеченцы к оружию относились очень бережно Дарение кинжала символизировали
дружбу, становление мира, куначество и побратимство До сих пор в нашей семье бережно
хранится кинжал, подаренный моему отцу Магомеду-Хаджи в годы его юности андийцем
Джамалханом Маматхановым В некоторых случаях комплекты вооружения входили и в
уплату за кровь
Из огнестрельного оружия в арсенал вайнахов входили ружья (топ), пистолеты (тапча,
тапанча)
Во второй половине XIX века большой популярностью пользовались ружья,
изготовленные жителем села Дарго Веденского района по имени Дуска Ружье так и
называлось - Дуски топ (ружье Дуски) Его качество и дальнобойность высоко ценились
горцами и казаками
Кроме описанной нами верхней одежды для чеченцев и ингушей характерны различного
покроя овчинные шубы Они являются одними из древнейших типов одеяний у вайнахов,
так как их основная трудовая деятельность была связана с охотой и скотоводством.
Необходимость этого вида одежды хорошо выражена в чеченском языке, где понятие
«одежда» передается не только терминами бедар, духар, барзакъ, но и выражением куйкетар (букв - шапка - шуба) Теплой зимней верхней одеждой для вайнахских мужчин
служила овчинная шуба - кхакхан-кетар (чеч ) Согласно этнографическим данным шубы
были двух типов, набрасываемая и одеваемая Первая достигала колен, была широкой, с
длинными рукавами и меховым воротником На изготовление ее шло 9-10
длинношерстных овечьих шкур1 Шуба была вывернута мехом вовнутрь, применялась
пастухом не только для спасения от холода, но и как подушка и одеяло
Шуба второго типа, как и первого, тоже была вывернута вовнутрь Этот тип шубы был
похож на дагестанский (керча) По мнению Б Б Абдулвахабовой, названия этого типа
верхней теплой одежды у вайнахов свидетельствуют о бытовании нескольких видов шуб,
среди них кетар -шуба, тулуп, бекх - тулуп, керча - дагестанский тулуп Они были
1 Полевой материал, собранный автором в Панкиси - Грузия 1986 Тетр Чз 1 -С 14
наголь-ные и крытые, цельнокроеные и покроя черкески1 Шубу могли надевать как
поверх бешмета, так и прямо на рубаху
Наиболее известной и востребованной накидной одеждой вайнахов являлась войлочная
бурка, т н плащ из войлока с подкроенными и сшитыми плечами и вырезом для шеи В
одежде чеченцев и ингушей она пользовалась популярностью Чеченцы называли ее верта,
ингуши -ферта, (ср андийцы - буртнна) Термин верта в древних видах одежды из шкур
животных и зверей означает линию разреза шкуры снизу вверх с ориентацией на середину
и изголовье Из этого следует, что войлок типа бото (чеченское древное название войлока)
к своему качественному совершенству пришел по пути вида одежды верта, поэтому в
другом случае термин может означать хорошее качество войлока Именно в этом разгадка
тайны, что ингуши и войлок, и бурку называют ферт, а французское слово фойтрс также
означает качественный войлок2.
Б Б Абдулвахабова пишет «Бурочный промысел был хорошо развит у вайнахов в XIX веке
Тогда на Северо-Восточном Кавказе были известны центры по производству бурок Чечен-
Аул, Старый-Юрт, Харачой, Белгатой и др О высоком качестве вайнахских бурок писали
и некоторые исследователи»3
Для изготовления бурок использовалась высококачественная белая или черная шерсть
Валянием бурок, этой очень трудоемкой работой, занимались женщины, привлекая к ней
нескольких помощниц
Чеченцы и ингуши носили 2 типа бурок первый - с узкими плечами, без ворса, ниже колен
- такую бурку носили пастухи-табунщики, второй тип имел трапециевидную форму,
широкие плечи, ворот ее завязывался шнурками или застегивался петлями из кожи, края
бортов бурки и ворот украшали галуном У нее были широкие (около метра) плечи,
туникообразный силуэт, сложившийся в XX века
В Чечне и Ингушетии пользовались также и завозными бурками из других регионов
Северного Кавказа Здесь особенно ценились андийские, кабардинские бурки (чергазиин
верта) Они были легкие и плотные
Одной из древнейших форм одежды чеченцев и ингушей была также пастушечья накидка
из домотканого сукна жа1уьн-маша, кхоллар и бытовала она у чеченцев и ингушей вплоть
до начала XX века
Судя по этнографическим данным, бурки были разными по качеству (легкость, плотность,
влагонепроницаемость) и по длине ворса (по нему стекал дождь и растаявший снег)
'Абдулвахабова Б Б Традиционная мужская одежда вайнахов в Х\Ч-начале XIX в //
Культура Чечни — М Наука 2002 - С 139
2Шавлаева Т М Из истории развития шерстяного промысла - С 45
3Абдулвахабова Б Б Традиционная мужская одежда //культура Чечни — М Наука 2002 - С
140-141
В четвертым параграфе исследуется ритуальная одежда, к которой относится распашной
халат, ряса хаджи - оба, инг - аба, от араб - аба (халат) Кроили ее как черкеску, но с
широкими и длинными рукавами Шили его богатые из шелка, парчи, диагонали и других
фабричных тканей зеленого, коричневого или серого цвета, а бедные - из грубого сукна и
других соответствующих их статусу тканей Носили его священнослужители (муллы,
имамы, кадии), а также мужчины, совершившие хадж (паломничество в священный город
Мекку), и некоторые старики В комплекте с халатом носилась на голове чалма или
каракулевая папаха, повязанная вокруг лентой белого или зеленого цвета (эти два
популярных цвета означают в первом случае - символ нравственной чистоты, во втором цвет ислама)
Под чалму и папаху надевали тюбетейку - пиес - шапочку формы полусферы, плотно
обхватывающую макушку головы Шили ее из одноцветных тканей Для пожилых мужчин
она являлась нижним головным убором, для молодежи - легким, летним Пиес по
настоящее время используется пожилыми людьми и в качестве ночного колпака Этот
головной убор очень популярен и по сей день у мюридов къадарийского тариката, являясь
у них обязательным элементом одежды Он также входит в комплект подарков невесты
родственникам жениха
В пятом параграфе — «Головные уборы и прически» — описываются все традиционные
шапки, войлочные шляпы, тюбетейки, башлыки, а также борода и усы.
Головной убор во все времена являлся самым необходимым и наиболее устойчивым
элементом горского костюма Он был символом мужественности и достоинства горца Об
этом свидетельствуют присущие чеченцам и ингушам различные пословицы и поговорки,
зафиксированные нами в ходе полевой работы «Мужчина должен беречь две вещи папаху и имя Папаху сбережет тот, у кого на плечах умная голова, а имя сбережет тот, чье
сердце в груди горит огнем» «Шапку носят не для тепла, а для чести», - говорили старики
И поэтому она должна была быть у вайнаха самой лучшей, на шапку не жалели денег, и
уважающий себя мужчина появлялся на людях в папахе Носилась она повсюду Ее не
принято было снимать даже в помещении К шапке привыкали с детства Хочется особо
отметить, что для вайнахов ценнее не было подарка, чем папаха
Согласно полевым этнографическим материалам, у чеченцев и ингушей установлены
головные уборы следующих типов кхакхан кун-меховая шапка, холхазан, суьрам куй каракулевая шапка, жа1уьнан куй - пастушечья шапка Чеченцы и кисты называли шапку куй,
ингуши - кий, грузины - куди По мнению Ив Джавахишвили, грузинское куди (шапка) и
персидское худ одно и то же слово, что означат шлем, т е железная шапка Этот термин
означал шапки и в древней Персии, - отмечает он1
Летом вайнахи носили шапку из войлока, называемую мангалан куй (шапка косаря) Среди
чеченцев и ингушей широко использовалась короткошерстная шапка, а также шапка,
сшитая из цветной ткани, называемая у чеченцев пнэс, а у ингушей - феск Схожее с
термином пиэс слово псси, используемое в Месхет-Джавахетии, отмечено Л Бараташвили
Как и у других народов Кавказа, у чеченцев и ингушей головные уборы типологически
разделялись по двум признакам -материалу и форме Головные уборы различной формы,
изготовленные целиком из меха, относятся к первому типу, а ко второму - шапки с
меховым околышем и головкой из сукна или бархата, оба типа этих шапок называют
папахой Есть еще третий и четвертый типы головного убора - это шляпы из войлока и
башлык из ткани
В Чечне шапки делали довольно высокими, расширенными кверху, с выступающим над
бархатным или суконным донышком околышем В Ингушетии высота папахи чуть пониже
чеченской Это, видимо, связано с влиянием покроя шапок в соседней с ней Осетии По
мнению авторов А Г. Булатовой, С Ш Гаджиевой, Г.А Сергеевой, в 20-х годах XX века по
всему Дагестану распространяются папахи с несколько расширенным верхом (высота
околыша, например, 19 см, ширина основания - 20, верха - 26 см), которые шьются из
мерлушки или каракуля с матерчатым верхом. Такую папаху все народы Дагестана
называют «бухарской» Головка таких папах делалась из сукна или бархата ярких тонов
Особенно они ценились из золотистого бухарского каракуля
Аварцы Салатавии и лезгины считали эту папаху чеченской, кумыки и даргинцы называли
ее «осетинской», а лакцы - «цудахарской» (вероятно, потому, что мастерамишапочниками были, в основном, цудахарцы) Возможно, в Дагестан она проникла с
Северного Кавказа2
В Чечне и Ингушетии мужчины после принятия Ислама и по настоящее время носят на
голове шапочку типа тюбетейки (пес), сшитую из ткани и украшенную кисточкой (молла,
к1ужал)
Вайнахи также носили войлочные шляпы, хотя они были у них менее популярны, чем у
соседних народов (осетин, кабардинцев и некоторых народов Дагестана) Шляпы
использовались весной и летом во время
'Джавахишвили И А. Материалы к истории материальной культуры грузинского народа —
Тбилиси, 1962 111 - IV -С 106 (на груз яз )
2Булатова А Г , Гаджиева С Ш , Сергеева Г А Одежда народов Дагестана -Пущино, 2001 С 86
полевых работ, особенно во время косьбы Поэтому этот вид головного убора называется
мангалан куй (шапка косаря) Изготовляли войлочные шляпы из валяной целиком шерсти
в основном белого цвета Формой шляпа напоминала полусферу, имела мягкие, широкие,
немного опущенные поля В настоящее время ни в Чечне, ни в Ингушетии войлочные
шляпы не производят, а если кто и пользуется ими, то они имеют возможность купить их
в магазине
Очень популярным у всех народов Северного Кавказа считался головной убор башлык
(тюрк баш - голова) Вайнахи его называют башлакх «Башлуг1 - турецкое слово», отмечает Ив Джавахишвили 1 Видимо, вайнахский термин произошел от этого слова
Башлык является элементом одежды, широко распространенным в Грузии, Осетии,
Дагестане, Кабардино-Балкарии и так далее
Он имеет свои локальные отличия в пошиве и покрое В качестве дорогого головного
убора башлык неразделим с буркой и надевался поверх папахи Шили башлык вайнахи из
домотканого и фабричного сукна По покрою он был подобен общекавказскому Башлык это капюшон с отстроченным верхом и длинными закругленными на концах лопастями
Кроили его из сложенной вдвое ткани, а сшивался сзади Когда он надевался на шапку,
лопасти заматывались вокруг шеи Башлык мог носиться стариками на плечах или
повязываться на талию для тепла
Помимо будничного применения башлык использовался и как украшение мужского
костюма в праздник Богато украшенный башлык был нарядом жениха, когда он ехал за
невестой Его дарила невестка родственникам мужа В этом случае его положено было
украсить как можно красивее Нарядные башлыки шили из белого, черного, серого или
крашеного сукна Украшали их галунами, вышивали золотыми нитями, шелковой тесьмой,
кисточками из разных ниток В настоящее время башлык, этот оригинальный элемент
горской одежды, к сожалению, вышел из употребления Но нарядный его вариант
используется участниками художественной самодеятельности Домов культуры и
профессиональными артистами
Также в параграфе описаны борода и усы как главные признаки мужской внешней
красоты
В шестом и седьмом параграфах приводится полный перечень наименований мужской
одежды вайиахов с их аналогами или вариантами других северо-кавказских народов,
видов оружия чеченцев, а также этнонимы, в основу которых легли военные термины
'Джавачишвили И А Указ труд - С М5
В четвертой главе - «Виды женской одежды», состоящей из семи параграфов,
исследуются все виды женской одежды вайнахов
В первом параграфе - «Нижняя и верхняя одежда» - отмечается, что вся одежда у
вайнахов делится на нижнюю и верхнюю - чухула юху бедарш, букв «снизу одеваемая
одежда» и т1ехула юху бедарш, букв «сверху одеваемая одежда» Бедар (инг барцкь, бац
кейрцх, кист бедар) называется в чеченском языке одежда (вообще), а барзакъ (инг
барзюьа, кист барц1къ) «верхняя одежда» Из нижнего белья известны чухула юху хеча а,
коч а - «нижние штаны и рубаха»
Покрой сохранившихся до наших дней рубахи и штанов дает возможность установить, что
они унаследованы с древних времен, что подтверждается и археологическими данными
В костюм вайнахской женщины входят следующие элементы: нижняя рубаха - чухула
юху коч, нижнее белье - хсча, верхнее платье - т1ехула юху коч, нагрудник - г1адарг, силг
(чеч), качмат (инг), передник -хьалхауллург (чеч), т1оьлг (инг), «черкеска» - г1абали
(чеч.), чокхн (инг.), архалук - г1овтал, овчинная шуба - кетар, головной платок -кортали,
«душегрейка», «жилет» - садуохдийриг (чеч ), белихйоллург (инг), юбка - юхацйоллург,
пояс - доьхка (чеч), т1ехкар (инг), т1нехкур (кист ), носки - пазаташ, обувь - когаюхург и
украшения, каждый из типов которых имеет свое дифференцированное наименование
Юбку, жилет и нагрудник следует отнести к более поздним элементам
Перечисленная одежда и ее элементы были свойственны для всех горских народов Вместе
с тем в «женской одежде чеченцев и ингушей ярко выступают специфические черты,
отличающие ее от одежды других народов Северного Кавказа, и в ней яснее
прослеживается некоторое различие в деталях костюма, в степени бытования и способах
ношения отдельных предметов между чеченцами и ингушами, как это наблюдалось и в
период позднего средневековья»1
Различие в основном проявилось в головном уборе, покрое штанов, длине ложных
рукавов «чохи» и вообще в оформлении г1абали
К нижней одежде вайнахской женщины, как и у соседей андийцев2, относится нательное
белье, под которым подразумеваются нижняя рубаха и штаны Название чуьра коч-хсча
показывает, что это одеяние непосредственно соприкасается с телом и что поверх него
надевается другая одежда
'Студенецкая Е Н Одежда чеченцев и ингушей XIX—XX в // Новое и традиционное в быту
народов Чечено-Ингушетии — Грозный 1985 -С 60
2АгларовМА Андийцы - Махачкала 2002 -С 146
Нижняя рубаха - это вдвое сложенная материя, длиной до лодыжек, широкая, имеет прямо
приставленные длинные рукава нхуьош (чеч ), нхьоьш (инг), пхьоьаш (кист.), кругло
вырезанный раскрытый на груди ворот — кач (чеч ), (в инг , бац , так же), застегивалась
на одну пуговицу -нуьйда (чеч), чопилг (инг), лаьд (кист), г1или (груз), заменившие
круглые каплевидные пуговицы из плетеного шнура (чеч вета, инг фетинг, кист фет) или
металлическую застежку На груди рубахи от плечей был подложен для прочности второй
слой ткани, а для ее расширения вшивали боковины - хат Для долгой носки в подмышки
женской одежды вшивался часто клин из прочной материи - к1еда (чеч), улх, кишлнг (инг)
Эту рубаху и штаны женщина носила и дома, и работая в поле Постепенно длина этой
рубахи укоротилась до колен, а рукава - до локтей, и надевали поверх нее другую рубаху.
Она достигала лодыжек, имела длинные и неширокие рукава и называлась т1ехула юху
коч - верхняя рубаха, которая повторяет покрой нижней рубахи лишь с той разницей, что
та имеет длинные и широкие рукава, а рукава верхней рубахи от подмышек постепенно
сужаются и достигают начала кисти Эту рубаху шили из шелковой ткани (чесуча, атлас и
др), ситца, сатина красного, кизилового, желтого, коричневого, голубого, зеленого и др
цветов Тяжелые материальные условия особо не позволяли выбирать цвета Одежду шили
из тканей, какие были доступны
Другим элементом нижнего белья являются штаны - хеча, которые относятся к типу
штанов с широким шагом и на вздержке, распространенным также у соседних народов
Дагестана (аварцев, даргинцев и др)' Штаны назывались как хеча (инг хачи, ср лезг
важчиг), так и шарбал с презрительным оттенком (кист шарбал, ср груз шарвали). Слово
хач «штаны» образуются от ха (чеч) «бок, бедро» (ха плюс ч букв «набедренник»)
Используемая в Чечне выкройка этого элемента была почти идентичной с применяемой
другими горцами Кавказа Однако вайнахи в мотню до седалища вшивали треугольной
формы клин из двойного куска ткани и называли этот элемент айле Верхняя часть таких
штанов заканчивалась широким рубцом из материи - барч, в который продевался хуьнжар
- «гашник» (инг инз, барг, ср. груз хонджари)
Поверх т1ехула юху коч (верхняя рубаха) надевали нагрудник (чеч силг, белишг, инг
кашмат), на который нашивались украшения - дато Нагрудник спереди цельный, без
рукавов, достигает талии, сзади плотно застегивается пуговицами или крючками Имеет
пришитый воротник
'Сергеева Г А Одежда народов Дагестана и Чечни (по материалам Государственного
Исторического музея) КЭС -М 1976 VI - С 184
шириной в два пальца, а иногда - без воротника На груди, там, где прикреплялись галуны,
нашивали дополнительный слой шелковой ткани голубого, серебристого или белого
цветов Ингуши поверх т1ехула юху коч надевали «Гаджараш» наподобие чеченского
передника, состоявший из пояса и пришитых к нему двух пол, пояс подвязывали на талии
поверх платья Расшитые цветными шелковыми нитками обе полы спадали по животу до
колен Шили его из бархата или шелковой ткани Во время ходьбы полы чокхи
раскрывались и 1аджараш красиво виднелся. Вместо ингушского 1аджараш под чокхи
кистинки одевали - гвехьалуарг (чеч хьалхауллург букв «впереди висящий», инг
т1елг//т1оьлг) Этот элемент имел как праздничное, так и хозяйственное назначение
Поверх указанных элементов одежды одевалось распашное платье чокхи//г1абали,
имеющее праздничное назначение
Чокхи//г1абали шили по-разному присборенное по талии или в складках платье носили
молодые 12-16-летние девочки, 5-6 полосные платья шили более старшие незамужние и
замужние женщины Выше талии у г1абали подшивали подкладку (чеч чутухург, инг.
беттиг), а ниже талии она отсутствовала Женщины из зажиточных семей шили чокхи из
бархата, парчи, сукна, а большинство населения - из сатина и крашеной шерстяной ткани
Оба вида чокхи были полностью раскрыты спереди и приталены, с узкими достигающими
запястий рукавами На праздничную одежду нашивались вторые ложные рукава,
разрезанные до подмышек и широко провисавшие почти во всю длину одежды, похожие
на рукава с лопастями осетинского типа Чокхи застегивалась в талии на два-три крючка
Ворот, перед, подол и ложные рукава вокруг обшивали позументами, кружевами или
мехом, вышивали золотом орнамент Такой покрой имел место в Кабарде Подобное
праздничное платье хъабала кумыкского типа было распространено и у зажиточных
андиек1
Старые женщины чокхи не одевали Их домашней и выходной одеждой были платьерубаха и платье с кокеткой, покрой которого по сей день встречается среди пожилых
женщин. По традиции у вайнахов было принято приберегать смену одежды специально
для выхода, на праздничные случаи Дома же можно было носить любую одежду, на это
никто не обращал внимания, лишь бы не виднелось голое тело
Главным элементом одежды вайнахской женщины, таким образом, была чокхи // г1абали
(ср араб, перс каба «верхняя одежда», груз к1аба «кофта, платье», абх акаба, авар г1аба
«плащ, шинель») Она считалась праздничным платьем молодых То же замечено и среди
соседних горцев Одежда, схожая с чеченским г1абали, встречается у
'Агларов М А Андийцы - Махачкала 2002 - С 147
кумыков под названием къабалай1 А среди аварцев тина чокхи -хабало"
Иногда у ряда дагестанских народов, прежде всего у кумыков, его называли осетин
къабалай или осетин ляр (т е осетинское платье), что прямо указывает на источник
заимствования Возможно, заимствование шло через чеченцев (г1абали - къабалай) Форма
осетинского платья къаба ближе к чеченскому г1абали, чем к кумыкскому къабалай
Следующим элементом женской одежды было платье (чеч, инг полшу) без разреза на
юбке, с открытым на груди лифом, рукавами с манжетой. Шилось оно довольно свободно,
часто с подкладкой и с карманами подмышкой Народная этимология полшу связана с
термином полла - «бабочка»
Осенней и зимней одеждой вайнахской женщины был архалух-г1овтал - широко
распространенный на Кавказе как повседневная, выходная и праздничная одежда Как
было отмечено в предыдущей главе, покрой этого элемента представляется одинаковым в
Грузии, Чечено-Ингушетии, Дагестане и Осетии (разница в длине, пошиве, ткани), однако
названия разнятся, груз - ахалухи, вайнах - г1овтал, осет - куирает, кум - къаптал, лезг валчагь, авар , анд - гужгат, азсрб - архалиг. Ахалух - слово турецкое - пишет И А
Джавахишвили3 Видимо, грузинский термин «ахалухи» и азербайджанский архалиг
получены от турецкого ахалух Ингуши считают его в основном одеянием пожилых
женщин, однако его довольно охотно носили и незамужние, и молодые замужние
женщины Повтал подбивали ватой, тонко простегивали, его длина чуть короче, чем у
чокхи, приталенный, спереди полностью раскрытый, узкие рукава длиной до запястья
приставлены прямо Покрой его был существенно иным, чем у чокхи, он напоминает
мужской архалук и черкеску за исключением некоторых второстепенных признаков.
Повтал состоит из задней и двух передних цельных частей Для расширения нижней его
части вшиваются фалды - т1аьмнаш (инг 1ерж) К талии приставлены шесть пол - по две
сзади и по бокам, и две узкие - спереди Верхняя и внутренняя подкладочная части (чеч
чутухург, инг беттиг) архалука вырезаны по одинаковой мерке Каждый элемент
простегивается отдельно После подготовки целых частей происходила их сборка,
сшивание между собой, подгонка по телу В талии архалук застегивался на две-три
застежки, для пожилых его шили
'ГаджиеваСШ Кумыки - М , 1961 -С 234
"Сергеева Г А Одежда народов Дагестана и Чечни (по материалам Государственного
Исторического музея) // КОС -М 1970 VI - С 167
1Джава\ишвили И Материалы к истории материальной культуры грузинского народа —
Тбилиси 1962 Ш-1У - С 106 (на груз яз )
из грубой материи, а для молодых - из цветной шелковой ткани (парчи, бархата, сукна и
др) Если же материальное положение семьи не позволяло приобретать для шитья чокхи и
г1овтала другие ткани, выходная одежда шилась из сатина ярких цветов Чеченцы,
ингуши, адыгейцы, кумыки архалук носили поверх платья - рубахи. У остальных народов
его надевали иногда поверх платья или даже под него Зимой поверх архалука надевали
нагольную шубу - кетар, сшитую из овчины ворсом вовнутрь Носили ее в самые сильные
морозы Этот тип верхней одежды у вайнахов имел несколько видов кетар «шуба-тулуп»
(инг. то же, бац к1ок1 «бацбийский тулуп», кист кетир), бекх «тулуп» (инг бекх «меховое
пальто»), керча «дагестанский тулуп» (это особый фасон тулупа с длинными зауженными
рукавами, обычно его носили пастухи) Второй вид такого тулупа был свободного покроя,
раньше он шился шерстью вверх Кетарш (шубы) сначала свободного покроя, а затем со
ссуженной талией (г1одаюкъ хабийна кетар) в начале XX в были широко распространены
среди населения
Во втором параграфе главы описываются прически и головные уборы Вайнахи красоту
женщины видели в ее длинных, густых косах -(к1ажарш, ч1абанаш) Женщины
использовали всевозможные средства, чтобы вырастить их Девочкам до семи - восьми лет
несколько раз брили голову, считая, что это способствует росту густых волос Мыли
голову кислым молоком, сывороткой, втирали в корни волос сливочное масло и тд
Вайнахские женщины разделяли волосы надвое (ч1ор декъар), заплетали их в несколько
кос и забрасывали за спину С возрастом ограничивались двумя косами Молоденькие
девочки, у которых были густые и длинные волосы, перевязывали их у корня и носили
свободно распущенными за спиной В Чечне сохранилась присказка «Ио1 янние яц, амма
цуьнан месаша хьераваьккхина со» - букв «девочка - ничего особенного, но волосы ее
свели меня с ума» Среди чеченских и ингушских женщин было принято изменение цвета
волос Однако обрезать их считалось постыдным В начале XX века молодые девушки и
невесты носили высокие прически.
Женский головной убор не был лишь утилитарным средством защиты головы Он считался
символом общественного могущества, сохранения сакральной чистоты женщины Из
женских головных уборов особый интерес представляет кур-харс На Северном Кавказе он
зафиксирован только среди вайнахов Е Крупнов отмечает, что кур-харс носили лишь
женщины из зажиточных семей По мнению Л П Семенова, ингушские
женщины этот головной убор носили с XVII до начала XIX в , а Е И Крупное считает - с
XV по XVII в 1
В Б Виноградов, Б Б -А Абдулвахабова и Д Ю Чахкиев в своей статье опираются на
значительный вещевой материал (более 40 экз ), приводят фотографии, рисунки и
обширную библиографию Авторы анализируют термин кур-харс, высказывают ценное
суждение о его генезисе, о связи с другими народами"
По-ингушски кур означает «гордость», а харсаш - «шелковая бахрома» Кур-харс считался
самобытным ингушским головным убором, который определенно датируется
средневековьем Однако в последние годы появились материалы, свидетельствующие о
бытовании кур-харса и у чеченцев3
Повседневным головным убором вайнахских женщин в XIX - начале XX вв был платок кортали, что означает «накидка на голову» (корт «голова», тилар от глагола тила
«накидывать, одевать»). Без платка женщины не появлялись не только на людях, но и в
своей семье Головной платок выполнял большую роль при соблюдении невестой
традиционных норм поведения. Выходным головным убором пожилой женщины служил
платок большого размера с бахромой, а для дома -малого размера, сложенный
треугольником, концы которого подвязывались или подтыкались под подбородком
Девочки до 12 лет носили платок небольшого размера, концы которого заводили под
подбородок, скрещивали и затем завязывали на затылке Девушки на выход накидывали на
голову три метра шифона, в основном белого цвета, а дома носили маленькую косынку
Чеченские и ингушские пожилые и замужние женщины носили чухту
- «женский головной убор, или плотный волосяной мешок, прикрывающий женские
волосы» (инг то же, ср авар, анд чухт1у) Волосы, сплетенные в косички, опускали в чухту
и закидывали за спину Поверх чухты надевали платок - новлакх (чеч ), (инг то же, ср кум
явлукъ)
В одежде незамужних девушек, невест встречаются цветной, тонкий, легкий шелковый
головной платок - гульмаьнд (чеч) гурчули, хари(инг), из плотного шелка с бахромой,
шелковый узорчатый головной платок - шаулакх, вязанный платок - бой (инг пегар
цхьарах, букв «сеть из пуха и пера», кист бу), шифон - шипо и ингушская шапка
- кии. Каждая женщина выбирала головные уборы по возрасту Пожилые
'КругшовЕИ Средневековая Ингушетия — М,1971 - С 66
"Виноградов В Б Абду чвахабова Б Б-А , Чахкиев Д Ю «Солнечный гребень» ингушских
женщин // СЭ — М , 1985
III - С 175
'Раскопки Арсанукаева Р А (1990-1991 гг ) в Мааста горной Чечни
- черного, синего, коричневого, темно-голубого цветов, а молодые -белого, красного,
желтого, светло-голубого У молодых были платки шелковые, узорчатые или без узоров,
но с бахромой В основе всегда лежал единый принцип - волосы замужних женщин не
должны быть видны
В третьем параграфе рассматриваются украшения. С древнейших времен в народном быту
украшения носятся вместе с одеждой В изучаемое время центром приобретения
украшений были г г Грозный и Владикавказ Это ремесло было развито в Урус-Мартане,
Шали, Атаги, Ведено и т д Украшения различались по способу ношения на шее, груди,
талии, руках и в ушах Украшения всех видов носили как девушки, так и невесты После
замужества количество украшений, как правило, уменьшалось Нагрудные украшения
чеченцы называют - туьйдаргаш, гуьдаргаш, ингуши - дато, кисты - туйдаргаш - это
своеобразные металлические пуговицы Они изготавливались в основном из серебра с
тонким художественным вкусом, представляли собою клинообразные металлические
пластинки, которые располагались на груди сложным клинообразным рядом, конец
которого доходил до пояса Встречаются украшения с более широкими пряжками, которых
называют - гуьржи туьйдаргаш - грузинское украшение Оно состоит из 8-10 парных
пряжек с изображением оригинального орнамента Следующее украшение - пояс (чеч
доьхка, инг т1иехкар, кист т1исхку) Различаются грузинский пояс - гуьржи доьхка, на
котором в исполненном золотым цветом орнаменте вставлен драгоценный камень
красного цвета, хьаса биллана доьхка (чеч) - пояс с позументами и другой вид пояса дз1еанаш йолу доьхка (чеч ), дз1а йилла т1иехкур (инг) - «цепотчатый»
К нашейным украшениям относятся бусы разного цвета и размера (чеч туьтеш, инг. гизг)
из коралла (чеч маржан, ср авар мержан) и стекла, серебряные и золотые цепочки, кулоны
(чеч лагпиллиг, инг мидал), позже часы (сахьт) В ушах носили крупные и небольшие
золотые и серебряные серьги двух видов 1 чеч хьалкха «плоские сережки», инг г1алкх, ср
кум гьалкъа, 2 Чеч х1оъ «кавказские маленькие сережки», инг г1алкха), а на руках золотые и серебряные кольца (чеч ч1уг, инг, кист, так же) и браслеты (чеч х1оз, инг, кист
г1оз) с бирюзой и изумрудом, а то и без камня Бытовали и головные украшения - булавки
с бусинками, которыми молодые ингушки и невесты прикрепляли головные шифоновые
платки к шапке У чеченцев, живущих по соседству с Дагестаном, в качестве украшений
использовались монеты или имитирующие их бляхи
Четвертый параграф посвящается детской одежде вайнахов Рассматривается одежда с
рождения ребенка до 11-12-летнего возраста Покрой детской одежды был аналогичен
покрою одежды взрослых, однако при пошиве не доставало признаков полной формы
Название одежды, головных уборов и обуви у детей и взрослых одни и те же, лишь с той
разницей, что количество элементов одежды у взрослых больше Ее специфической
особенностью являлись различные обереги, амулеты и талисманы, которые пришивались
к одежде с целью «сохранить» жизнь и здоровье детей
В пятом и шестом параграфах исследуется обрядовая одежда -свадебная и траурная. Так,
традиционный костюм невесты у вайнахов состоял из нескольких комплектов рубах,
нижнего белья, чокхи, архалука, головных платков и обуви Эти элементы одежды шили из
шелка (атласа, чесучи), сатина, ситца, сукна, а обувь - из красной и белой кожи.
Основными элементами одежды невесты являются чоха (г1абали) и архалук (г1овтал)
Покрой чохи и архалука был неизменным, однако во время шитья им придавали более
нарядный вид, украшали специальным орнаментом
В свадебную одежду невесты входили пояс и нагрудник из позолоченного серебра, серьги,
бусы, кольца, браслет и несколько видов головных платков малого и большого размера и
др
В шестом параграфе главы отмечается, что смена религии оказала влияние на
погребальное одеяние покойника. Если раньше хоронили покойника в одежде, то
впоследствии на это мусульманская религия положила запрет и покойного хоронили
обнаженного - в саване (чеч марчо, инг, кист мерчо), что продолжается и по сей день
Итак, элементы одежды, привнесенные исламом, в целом представляют собой мела коч
(рубаха благодати), штаны - хеча, носки -докъа пазаташ, головной платок - йовлакх (для
пожилых - чухта) и полоски материи для стягивания савана по концам
В седьмом параграфе, как и в предыдущей главе, приведен перечень наименований
женской одежды вайнахов на чеченском, ингушском и других языках народов Кавказа.
В пятой главе - «Мужская и женская обувь» рассматриваются виды обуви и носки, а также
ноговицы - незагаш. Вайнахская женская и мужская обувь, как и у других народов
Северного Кавказа, почти не различалась Женщины носили все те же виды обуви, что и
мужчины, но в ином количественном отношении Кроме того, имелось небольшое
число специфических женских видов обуви в основном неместного происхождения1
Общее название обуви мача, мн ч - мачаш (инг маьчи, кист мачи, ср кум мачийлер, авар
мачиял, анд мачищол) Однако вайнахам известны и многие другие названия обуви
(домашней, зимней, летней и др,) Наиболее распространена была в народе обувь из
сыромятины-наь1армачаш «букв обувь из шкуры крупного рогатого скота» (инг нахьара маьчеш, х1оп-х1оп к1охази), а также обувь из сыромятины с волосяным покровом на
подошве, чтобы при подъеме в горы не скользила нога - симхьа (бац джани «бацбийская
обувь из сыромятины») Наь1армачеш обычно делали из цельного куска воловьей или
буйволиной кожи, зашивали их кожаными нитками наподобие вареников (кстати, местное
русское население их так и называли), застилали соломой или мягкой травой и надевали
на толстые шерстяные носки, сверху опуская на них войлочные ноговицы.
Делались из сыромятины и хулчн - «особого рода сандалии с подошвой из плетенного
ремня, чтобы в горах не скользила нога», кроме того, с этой же целью часто к обуви
привязывали треугольные железные подковы Обувь из сыромятины была также
распространена у грузинских горцев - хевсуров, сванов, мохевцев, тушин, пшавов, у
осетин, аварцев и кумыков
Более просто делалась другая обувь - калбанеш (кист калб, ср. груз калмани «лапти из
сыромятины») Для их изготовления брался кусок кожи, по краям которого делались
отверстия для продергивания ремня -шнура Ремни затягивались под или над щиколоткой
Кожей обволакивали ногу, и получался простейший вид обуви, не требующий для своего
изготовления больших усилий
Женщины носили также к1архаш «чувяки, тапочки» (инг маьчи, бац борог, кист к1арах)
Их делали из сафьяна (т1аьрсиг), козьей шкуры, сукна, а бацбийцы и кистины вязали их из
толстых шерстяных ниток
Домашней обувью служили сделанные без задников пошмакхаш-пашмакхаш на каблуке к1ажа (инг к1оажув, кист к1аг)
Распространенной обувью женщин и мужчин, особенно с XIX -начала XX в в , являются
сафьяновые сапожки маьхьсеш (кист мехьцие, ср анд чакмачьил) с длинными и
укороченными голенищами (бертиг -чеч, инг, кист барч) без каблуков В Чечне, Кабарде, а
иногда и в Осетии, встречались также кожаные галоши с толстой подошвой, низким
'Студенецкая Е Н Одежда народов Северного Кавказа ХУШ-ХХ вв - М , 1989 - С 99
широким каблуком Чеченцы эту обувь называли екъа калош (жесткие калоши), а осетины
хъхбхр кьалос (твердые калоши), а кабардинцы -к1елош. В чувяки, калоши клались
специально приготовленные войлочные подстилки утаркхаш (утаркх, кист б1иекъиг)
Зимней обувью вайнахам служили, кроме того, утепленные кавказские валенки,
изготовленные из шерсти (б1оржам, инг то же, бац кхунч, кист б1орджум, местное
русское население называют их «бурки») Перед этих бурок обивался кожей иногда вплоть
до половины голени, остальная часть так же покрывалась кожей в форме орнамента В
плоскостной Чечне встречались и сапоги из валяной шерсти (окхеш), которые носили
главным образом пастухи
С некоторыми вышеперечисленными типами обуви носились ноговицы (пезагаш),
которые были очень удобной частью костюма горцев Северного Кавказа, и играли
большую роль в создании его цветовой гаммы Они носились и наездниками, и
пешеходами в сложных условиях горного рельефа и лесных зарослей, надевались поверх
штанов и плотно обтягивали ногу от щиколотки до колена
Ноговицы шились 3-х типов - суконные, войлочные, кожаные, цвета для них выбирались
черный, коричневый, бурый, серый, напоминали голенище с одним швом,
расширяющимся кверху и сужающимся книзу, со штрипками. Носили их с различными
видами обуви Суконные ноговицы носились мужчинами летом во время полевых работ,
жатвы Войлочные ноговицы использовались зимой чабанами и возчиками в пути и на
пастбищах для защиты от дождя и холода, иногда надевали поверх кожаных сапог для
предохранения их от износа. Кожаные ноговицы, называемые еще сафьяновыми, являлись
выходной или праздничной обувью состоятельных людей Их носили с низкой парадной
обувью, прикрепляя к ней с обеих сторон петлями и кожаными самодельными пуговицами
Здесь необходимо отметить, что вайнахи, в отличие от народов Дагестана, ноговицы
строчками или тиснением особо не украшали
В сочетании с черной буркой, черной или коричневой барашковой папахой, серо-белой
нагольной овчинной шубой, черной, коричневой или серо-белой обувью ноговицы
подчеркивали скромность и некоторую мрачность общего колорита мужского костюма
народов Северного Кавказа
Таким образом, до массового появления фабричной вайнахи довольствовались обувью
местного производства Было определенное количество семей, которые снабжались
обувью, изготовленной в других местах, однако местная обувь, как и другие элементы
одежды, в их быту
оставалась еще долгое время
В пятом параграфе приведен полный перечень наименований мужской и женской обуви
вайнахов исследуемого периода
В заключении диссертации даются выводы
- традиционная одежда чеченцев и ингушей XIX - начала XX вв, формировавшаяся
многие столетия, отражает этническую специфику этого народа, сложившуюся под
влиянием природно-климатических, хозяйственных, локальных, социальных,
идеологических и др факторов,
- для ее шитья использовались ткани как домашнего, так и кустарного и фабричного
производства, что компенсировало дефицит текстильного сырья, т к растений, дающих
его, в этот период почти все народы Кавказа не возделывали;
- для выделки обуви использовалось местное сырье - овчина, шерсть, кожа,
- носки применялись не только из сафьяна и войлока, но и из одноцветной шерсти, в
отличие от других северо-кавказских народов,
- основу вайнахской мужской одежды составляли туникообразная рубаха, штаны, бешмет,
черкеска с украшениями, овчинные шубы, бурка, овчинные или каракулевые шапки
(папахи), тюбетейка (пиес) и башлык, кожаная и войлочная обувь, вязанные чулки и
носки,
- основной тип мужского костюма чеченцев и ингушей сложился в общем процессе
развития мужской одежды других народов Кавказа уже в XVII в,
- чеченская мужская одежда «общекавказского типа», исключая некоторые локальные
своеобразия, что объясняется дружественными и другими взаимоотношениями между
народами данного региона,
- для вайнахской верхней одежды, как и других народов Северного Кавказа, - черкеске,
бешмету, г1абали характерен не прямой силуэт, а довольно сложный покрой,
обеспечивающий более плотное прилегание одежды в верхней части от плечей до пояса и
имевший застежку от ворота до талии, которая обычно носилась с поясом,
- к появлению общих черт в одежде народов Северного Кавказа, особенно мужской,
привели сходство их природно-хозяйственных условий, социально-экономического
развития и различные виды культурных связей,
- черты общности мужской одежды, возможно, объясняется ее хорошей
приспособленностью к военным и всадническим функциям, и по нашему мнению, это
обстоятельство повлияло на одежду терских и гребенских казаков, многое перенявших у
местных горцев (папахи, черкески с газырями, бурки, оружие на поясе как непременный
атрибут
костюма и т д) В то же время в одежде ярко выражались социальные различия и
престижность,
- основу вайнахского женского костюма составляли платье - рубаха, штаны, головные
покрывала и платки, а также разнообразная кожаная обувь Верхняя одежда,
дифференцированно оформленная украшениями, являлась принадлежностью
праздничного костюма
Несмотря на общую основу, чеченский и ингушский женские костюмы различаются
между собой
- многие черты костюма чеченок сближают его с дагестанским, что позволяет выделить
восточный комплекс одежды, существенно отличающийся от комплексов других народов
Кавказа,
- ингушский женский костюм имеет много общих черт с костюмом осетинок и других
народов Северно-Западного Кавказа,
- общие черты женской одежды народов Северного Кавказа в рассматриваемый период
усилились за счет роста влияния городской моды (замена распашного платья закрытым,
появление проймы в сочетании с модным рукавом, замена металлических нагрудников
тканевыми и др ),
- влияние городской одежды сказалось больше на повседневной одежде, более устойчивой
оказалась свадебная и праздничная
Вместе с тем, в северокавказских костюмных комплексах прослеживаются локальные
особенности «Кур-харс» и массивные височные подвески являются своеобразными
элементами ингушского костюма, нехарактерными для общего северокавказского
комплекса
В настоящее время национальный костюм как комплекс не присутствует в повседневном
быту чеченцев и ингушей, и лишь изредка отдельные его компоненты можно найти у
пожилой части сельских жителей Однако представления о нем входят в состав
автостереотипов (представление о себе) всего народа, включая и молодежь, и отражаются
в национальных представлениях головных уборов, общего силуэта костюма, понятиях о
достоинстве, чистоте и аккуратности выходной одежды и обуви, и в других эстетических
и этнических представлениях
В несколько модифицированной форме национальный костюм продолжает бытовать в
сценической и свадебной одежде, а его специфические варианты часто используются в
ритуальных (похоронных) ситуациях Можно отметить, что по мере повышения уровня
жизни и возраста к нормальному мирному существованию интерес к национальным
формам костюма начинает возрастать
Представления о национальном костюме не ограничивается его витальными
потребительскими аспектами Вместе с другими
материальными компонентами национальной культуры он включен в тот стержневой
комплекс идеалов и ценностей, которые организует вокруг себя всю совокупность
повседневной культуры Это распределение обязанностей и авторитетов в семье, тесно
связанное с пошивом платья, и обычаи взаимопомощи, и сопряженные с последними
рамки общения потенциальных супругов - девушек и молодых людей Сюда же относится
и определенный комплекс верований, пословиц, обычаев и иных норм поведения
В костюме и его терминологии нашли свое отражение дружественные и
межнациональные контакты Смена одного типа костюма на другой обозначало изменение
социального и возрастного статуса, и даже когда основная часть народа переходит на
иные формы костюма представления об этих статусных категориях сохраняются
Таким образом, традиционный костюм, наряду с пищей и жилищем, даже уступая свои
позиции современным глобализованным формам жизнеобеспечения, продолжает
выполнять роль важного культурного медиатора, т е фактора, опосредующего
общественные и бытовые взаимоотношения между индивидами и социальными группами
и категориями
В целом результаты исследования показали, во-первых, что вайнахская традиционная
одежда является вариантом общекавказского (северо-кавказского) костюма и выражает
единство Кавказской историко-культурной области, во-вторых, имеет ярко выраженную
этническую специфику, отраженную в конкретных деталях, и в-третьих, отражает
локальные межэтнические связи с ближайшими соседями - народами Дагестана, Грузии,
Северной Осетии-Алания, Кабардино-Балкарии
Работы, опубликованные автором но теме диссертации Монографии:
I Гарсаев JT М Вайнахская женская одежда конца XIX - начала XX вв - Нальчик, 2005 256 с
2. Гарсаев JI М Мужская одежда чеченцев и ингушей XIX - начала XX вв (история,
предания и наименования) - Саратов, «Наука» 2009 -200 с (соавторы -ММ Гарсаева, Т С
Шаипова)
3 Гарсаев JI.M Одежда чеченцев и ингушей XIX - начала XX вв -Саратов, «Наука» 2009 300с
Статьи в реферируемых журналах, рекомендованных ВАКом:
4 Гарсаев JI М Способы кройки и шитья традиционной одежды чеченцев и ингушей XIX начала XX века // Ученые записки Российского государственного социального
университета - М. 2007 Вып. 4.-С 5-6
5 Гарсаев JI М Головные уборы чеченцев и ингушей конца XIX -начала XX века // Ученые
записки Российского государственного социального университета - М 2007 Вып 4 - С. 7-8.
6 Гарсаев Л М. Мужская и женская обувь чеченцев и ингушей (конец XIX - начало XX
века) // Известия высших учебных заведений СевероКавказский регион Общественные
науки - Ростов-на-Дону, 2009 ЗА -С 13-15
7 Гарсаев Л М Технология изготовления материалов для пошива одежды чеченцев и
ингушей (конец XIX - начало XX века) // Известия высших учебных заведений СевероКавказский регион Общественные науки - Ростов-на-Дону, 2009. ЗА - С 15-19 (соавторММ Гарсаева)
8 Гарсаев Л М Мужская нательная одежда чеченцев и ингушей XIX -начала XX века //
Известия высших учебных заведений СевероКавказский регион Общественные науки
Актуальные проблемы социальных и гуманитарных исследований - Ростов-на-Дону, 2009
-С
9 Гарсаев Л М Мужские пояса и оружие чеченцев и ингушей конца XIX - начала XX
века//Власть -М,2009 №8 -С 173-175
10 Гарсаев Л М Женские украшения чеченцев и ингушей XIX -начала XX века // Вестник
Саратовского социально-экономического университета - Саратов, 2009 г № 5 (29) - С
II Гарсаев Л М Исторические тенденции развития культуры мужской одежды (плечевой)
чеченцев и ингушей XIX - начала XX века // Вестник Томского государственного
университета - Томск, 2009 № -С
Статьи и доклады:
12 Гарсаев Л М Из истории материальной культуры вайнахов // Орга -Грозный, 1989 №4 С 108-109 (на чеч яз )
13 Гарсаев Л М Из истории материальной культуры чеченцев и ингушей (На зависть
парижским модницам) // Политический собеседник -Грозный, 1990 № 10 -С 60-62
14 Гарсаев Л М О некоторых особенностях деталей женской одежды вайнахов // Орга Грозный, 1990 № 4 - С 83-84 (на чеч яз ),
15. Гарсаев Л.М.О некоторых видах вайнахской женской одежды конца XIX - начала XX в
// Орга - Грозный, 1991 № 1 - С 1-19 (на чеч яз)
16 Гарсаев ЛМ. Виды вайнахской женской одежды // Орга -Грозный, 1992 №1 -С. 126-131.
(начеч яз )
17 Гарсаев Л М Виды женской одежды чеченцев и ингушей // Вайнах -Грозный, 1994. №4
- С 48-56 (начеч яз )
18 Гарсаев Л М Вайнахская женская одежда конца XIX - нач XX вв //Вестник АН ЧР,Грозный, 2002 №1 -С. 140-145
19. Гарсаев Л М Национальная женская одежда вайнахов (конец XIX -нач XX
вв)//Вайнах.-Грозный, 2002 №5 - С 27-31
20 Гарсаев Л М Вайнахская традиционная женская одежда конца XIX - нач XX вв //
«Вузовская наука-народному хозяйству» Материалы региональной научно-практической
конференции, 4-5 июня 2002 -Грозный, 2003 г - С 18
21 Гарсаев Л М Вайнахская женская одежда конца XIX - нач XX вв //Вайнах - Грозный.
2002 № 5 - С 27-31
22 Гарсаев Л М Виды женской одежды вайнахов Украшения (конец XIX-нач XX
вв)//Нала.-Грозный, 2006 №10 -С 6-13
23 Гарсаев Л М Технология изготовления вайнахской одежды (конец XIX-нач XX вв)//
Вайнах - Грозный, 2006 №11 -С 55-57
24 Гарсаев Л М Технология изготовления вайнахской одежды (конец XIX-нач XX
вв)//Вайнах - Грозный, 2006 № 12 -С 57-58
25 Гарсаев Л М Женские прически и головные уборы вайнахов (конец XIX - нач XX вв ) //
Нана - Грозный, 2006 № 9 - С 24-26
26 Гарсаев Л М Виды традиционной вайнахской женской одежды // ЗАГС - Кисловодск,
2007 - С 57-60
27 Гарсаев Л М. Последствия депортации чеченского народа в сфере материальной
культуры // Материалы республиканской научно-практической конференции «Депортация
чеченского народа последствия и пути его реабилитации - Грозный, 2006 - С 139-140
28 Гарсаев Л М Обувь и носки чеченцев и ингушей (конец XIX - нач
XX вв )//Вайнах - Грозный, 2007 №12 -С 57-58
29 Гарсаев JI М Вайнахская женская траурная одежда (конец XIX -нач XX вв )// Вайнах Грозный, 2007 №10 -С 46-50
30 Гарсаев J1 М Вайнахская женская обрядовая одежда (конец XIX -нач XX вв)//Вайнах Грозный, 2007. № 10 - С 44-46
31 Гарсаев JIM Вайнахская мужская одежда (конец XIX - нач. XX вв)//Нана - Грозный,
2008 № 10 - С 44-52 (соавтор-MM Гарсаева)
32 Гарсаев JI М Мужские головные уборы вайнахов (конец XIX -нач XX вв )//Нана Грозный, 2008 №11 -С 15-18
33 Гарсаев Л М Мужские головные уборы чеченцев и ингушей (конец
XIX - нач XX вв ) // Рефлексия - Назрань, 2008 № 3 - С 50-52
34 Гарсаев Л М Мужская верхняя (плечевая) одежда чеченцев и ингушей (конец XIX - нач
XX вв ) // Рефлексия - Назрань, 2008 № 3 -С 52-57.
35 Гарсаев Л М Обувь и носки вайнахов (конец XIX - нач XX вв ) // Рефлексия - Назрань,
2008 №3 -С 57-60
36 Гарсаев Л М Мужские пояса чеченцев и ингушей конца XIX - нач
XX вв //Рефлексия - Назрань, 2008 №5 -С 32-33
37 Гарсаев Л М Оружие чеченцев и ингушей конца XIX - нач XX вв //Рефлексия Назрань, 2008 №5 -С 33-35
38 Гарсаев Л М Мужские головные уборы и прически чеченцев и ингушей (конец XIXнач. XX вв ) // Рефлексия - Назрань, 2008 № 6 - С 43-45
39 Гарсаев Л.М Чеченское праздничное распашное платье - Пабали (чоха) // Рефлексия Назрань, 2008 № 6 - С 45-48
40 Гарсаев Л.М Чеченское праздничное нераспашное платье -полуша // Назрань 2008 № 6
- С 48-49
41 Гарсаев Л М Последствие геноцида вайнахов в сфере их материальной и духовной
культуры // Рефлексия. - Назрань, 2008 № 6 -С 49-51
42 Гарсаев ЛМ Наименования тканей, использовавшихся для изготовления одежды
чеченцев и ингушей // Lingua-umversum - Назрань, 2009 № 2 - С. 22-23 (соавтор -ММ
Гарсаева)
43 Гарсаев Л М Наименования женской теплой одежды вайнахов // Lingua-umversum Назрань, 2009 № 2 - С 45-47 (соавтор -ММ Гарсаева)
44 Гарсаев Л М, Мужские пояса и оружие чеченцев и ингушей конца XIX - нач XX вв //
Нана - Грозный, 2009 № 5 - С 32-39 (соавтор -Т С Шаипова)
45 Гарсаев Л М Виды верхней женской одежды вайнахов //
Рефлексия - Назрань, 2009 № 1 - С 26-27 (соавтор -ММ Гарсаева)
46 Гарсаев Л М Детская одежда чеченцев и ингушей (конец XIX -нач XX вв ) // Рефлексия
- Назрань, 2009 № 1 - С 27-31
47 Гарсаев Л М. Наименования мужской одежды чеченцев и ингушей // Рефлексия Назрань, 2009 № 1 - С 32 (соавтор - М.М Гарсаева)
48 Гарсаев Л М Наименования мужской и женской обуви вайнахов (конец XIX - нач XX
вв) // Рефлексия - Назрань, 2009 № 1 - С 33. (соавтор -ММ Гарсаева)
Формат 60x90 1/6 Бумага офисная Печать-ризография Тираж 100 экз
Издательство Чеченского государственного университета Адрес 364037 ЧР, г Грозный, ул
Киевская, 33
Оглавление научной работы автор диссертации —
доктор исторических наук Гарсаев, Лейчий
Магамедович
Введение.
Общая характеристика работы.
Глава 1. Историография вопроса.
Глава 2. Технология изготовления одежды чеченцев и ингушей.
2.1. Материалы для шитья и процессы их изготовления.
2.1.1. Наименования тканей.
2.2. Общие сведения о способах и приемах кройки и шитья.
Глава 3. Виды мужской одежды.
3.1. Нательная одежда.
3.2. Одежда, надеваемая поверх нательной (плечевая).
3.3. Верхняя одежда (плечевая).
3.4. Ритуальная одежда.
3.5. Головные уборы и прически.
3.6. Наименования мужской одежды.
3.7. Наименования видов оружия как дополнение к традиционной мужской одежде
вайнахов. Этнонимы, в основу которых легли военные термины.
Глава 4. Виды женской одежды.
4.1. Нижняя и верхняя одежда.
4.2. Прически и головные уборы.
4.3. Украшения.
4.4. Детская одежда.
4.5. Обрядовая одежда.
4.6. Траурная одежда.
4.7. Наименования женской одежды.
Глава 5. Мужская и женская обувь.
5.1. Носки и чулки.
5.2. Кожаная и войлочная обувь.
5.3. Ноговицы.
5.4. Привозная обувь.
5.5. Наименования мужской и женской обуви.
Введение диссертации2010 год, автореферат по истории,
Гарсаев, Лейчий Магамедович
Кавказ, занимая важное геополитическое и географическое положение, является
уникальным полиэтническим и многоконфессиональным регионом мира, очень сложным
по своему этническому составу, и представляет собой один из древнейших очагов ранней
цивилизации, где смыкаются Европа и Азия. Близость Кавказа к ним сыграла
значительную роль в развитии культуры и формировании населяющих его народов.
Кавказ является центром торговых, политических, военных и культурных связей между
Переднеазиатскими странами и Восточной Европой. Это место, где бывали и знаменитые
завоеватели, и путешественники, и купцы, и ученые.
Северный Кавказ, одна из составляющих Кавказ территорий, является самым
многонациональным регионом нашей страны. В составе десяти коренных народов,
населяющих республики Северного Кавказа, самыми многочисленными автохтонами
являются чеченцы.
Чеченская и Ингушская республики расположены в юго-восточной части Северного
Кавказа. На западе они граничат с Северной Осетией-Аланией, на востоке - с Дагестаном,
на севере - со Ставропольским краем, на юге по отрогам Главного Кавказского хребта
проходит граница с Грузией. Столица Чеченской Республики - г. Грозный, Республики
Ингушетия - г. Магас.
Площадь республик составляет 19,3 тыс. квадратных километров. С севера на юг Чечня и
Ингушетия простираются на 170 км, с запада на восток - около 150 км.
На этой сравнительно небольшой территории представлены разнообразные природноклиматические зоны. В направлении с севера на юг выделяются: полупустыня, степь,
лесостепь, горные леса, горные луга, снега и ледники.
В ландшафтном отношении Чечня и Ингушетия довольно четко делятся на две примерно
равные части: южную - горную, и северную - степную, равнинную. На равнине и в
предгорьях климат довольно мягкий, зима малоснежная, в горах значительно холоднее и
осадков выпадает вдвое больше.
К числу природных богатств края можно отнести плодородные почвы, естественные
пастбища, горные буковые леса, разнообразные минеральные источники, недра с нефтью
и строительными материалами и др.
На территории республик протекает самая большая река Северного Кавказа - Терек (греч.
Мермонд, урарт. Ломехи - Л.Г.) протяженностью около 600 км. и впадающая в
Каспийское море. Ее притоком является Сунжа (кум. еюнч - красивый - Л.Г.), имеющая в
свою очередь ряд многоводных притоков (Аргун, Асса, и др.).
Большим разнообразием отличается растительный и животный мир.
Не случайно эта территория со столь благоприятными климатическими условиями, как
свидетельствуют многочисленные археологические данные, была заселена человеком с
глубокой древности (более 50 тыс. лет назад).
Нахские племена упоминались еще до нашей эры историками Страбоном, Птолемеем и
др. Первые сведения о них встречаются в древних греческих, армянских, грузинских,
персидских, арабских источниках и русских летописях. В исторических документах они
упоминаются под разными названиями: например, под этнонимами гаргары, хамекиты,
соды, исодики, мичкизы, буртели, шашане, чачане, нахчаматьяне, шабутяне, кистинцы,
сасайнаки, двалы, (кахи-Л.Г). понимались чеченцы; под дзурдзуками, джейраховцами,
назрановцами, маккхалонами, цори и кистинцами - ингуши; под тушинцами//тушами//вабой//ваьппий//(фаьппий-Л.Г.) - бацбийцы; под панкиссцами-(груз.
жители т.н. Грушового ущелья — Л.Г.) - представители кистинского диалекта,
проживающие в С.-В. Грузии; под ауховдами носители аккинского диалекта,
проживающие на территории Дагестанской АССР [1].
По этнографическим наблюдениям термин «гаргар» на сегодняшний день
1 Дешериев Ю.Д. Бацбийский язык - М., 1953; Алироев И.Ю. Кистинский диалект
чеченского языка // Известия ЧИНИИИЯЛ.Т.З.Вып.2. Языкознание.- Грозный,
1962;Арсаханов И.Г. Аккинский диалект в системе чечено-ингушских языков-Грозный,
1959. бытует у чеченцев в значении «близкий», «родственный» и звучит по-чеченски «гергар»; а термин «нахчматьяне» - в значении «говорящие на чеченском языке».
Доказывая правомочность сопоставления данных этнических названий чеченцев и
ингушей в прошлом, известный кавказовед, профессор Е.И. Круп-нов установил
преемственность материальной культуры эпохи раннего железа и средневековья.
В Чечне и Ингушетии в настоящее время проживает приблизительно более 1 млн. 500 тыс.
человек. Согласно последней переписи населения
2002 г.) среди них чеченцев - 1103720, ингушей — более 350000, русских -около 100000.
По численности чеченцы занимают первое место на Северном Кавказе и третье - в
Российской Федерации.
Коренное, наиболее древнее население края - чеченцы и ингуши - живут большей частью
на правобережье Терека и в горной зоне. Чеченцы занимают территорию на востоке от
реки Фортанга, ингуши - на западе. Самоназвание чеченцев - нохчий, ингушей - г1алг1ай.
Оба эти народа нередко называют себя еайнах, что значит наш народ, наши люди. Они
близки не только своим происхождением, но и языками.
В нахскую группу языков входят три лингвистические единицы: чеченский, ингушский и
бацбийский языки, из которых первый и второй являются литературными, а бацбийский
же язык (бесписьменный) подвергся сильному влиянию грузинского языка и стал почти
непонятен современным чеченцам и ингушам. Собственно чеченский язык по числу
говорящих на нем является самым распространенным среди вайнахских народов. До 1925
года чеченская письменность строилась на основе арабской графики. С 1925 по 1938 годы
развивалась на основе латинской графики, а с 1938 года - на основе кириллицы. С 1991
года некоторые энтузиасты от науки под патронажем тогдашнего руководства республики
предпринимали бесперспективные усилия перевести чеченскую письменность на
латинскую основу, при этом не предполагался возврат к тому латинизированному
алфавиту, использовавшемуся в республике в 20-е годы XX века.
Вайнахи имеют многовековую, очень богатую и еще далеко не во всем познанную
историю и культуру, питающуюся глубокими самобытными истоками и постоянно
обогащающуюся в результате взаимополезных контактов с внешним миром.
В начале X века на политическую арену Кавказа выходит сильное на тот момент
государственное образование Алания. Письменные источники говорят об Алании как о
мощном государстве, которое имело в Х-Х1 в.в. значительные военные силы, их «царь»
принадлежал к числу сильных правителей того времени. Алания в начале представляла
собой племенной союз, а затем государство, в состав которого входили не только аланы,
прямые предки современных осетин, но и предки чеченцев и ингушей и других народов
Северного Кавказа. В этой связи представляется возможным утверждать, что история
Алании - это история многих народов Северного Кавказа, связанных между собой
общностью культурой и исторических судеб.
Предки современных нахских народов еще в глубокой древности контактировали с
древними обитателями Северного Кавказа, славянами и народами Закавказья.
Правда, эти связи не носили постоянный характер. Этому сначала мешали кочевые
племена, а позже кипчаки и половцы, осевшие на Северо-Кавказских равнинах и
постоянно вступавшие в" военные конфликты, как с русскими, так и с народами
Северного Кавказа. И все же, несмотря ни на что, вайнахи в какой-то степени сохранили
связи с древней Русью. Об этом говорит и профессор Мальсагов Д.Д., утверждая,
например, что кипчак Овлур, способствовавший побегу князя Игоря из половецкого
плена, некто иной, как племянник русских от брака с вайнахом [2].
В XIII веке русско-нахские контакты на целые столетия прерываются нашествием татаромонгольских орд, заселивших Северный Кавказ и загнавших вайнахские народы в горные
теснины. Это нашествие внесло кардинальные коррективы в этническую карту Северного
Кавказа и в определенной степени затормозило процесс закономерного социальноэкономического и культурного развития населения региона.
Вскоре Чечню постигла и другая очередная трагедия - нашествие среднеазиатского
завоевателя - Тимура. Этот тиран преследовал те же цели, что и Тохтамыш - порабощение
народов Кавказа. На территории Чечни войска Тимура с обычной для них жестокостью
истребляли население, разрушая их жилища, крепости, храмы и башни. Однако жестокие
меры Тимура не смогли поставить на колени свободолюбивых горцев [3].
В конце XVIII - начале XIX столетия в Чечне еще свежи в памяти народа события периода
освободительной борьбы горцев под руководством крупного общественного деятеля
Кавказа и героя чеченского народа имама Шейха Мансура (Ушурма, 1785-1791 г.г.) родом
из древнего чеченского тайпа Элстанжой. На ее территории по-прежнему отсутствовало
единое централизованное политическое образование. Наметившаяся при Мансуре в ходе
военных действий некоторая централизация власти на религиозной основе (военнотеократическая форма правления) впоследствии распалась.
Однако религия ислам, как консолидирующий фактор, в бытность Мансура среди
чеченцев, до того времени бывших, как и ингуши, язычниками, и других северокавказских
народов, с каждым днем набирает силу, растет число сторонников, расширяются ее
этнические и географические границы.
2 Мальсагов Д.Д. О некоторых непонятных »местах в «Слове о полку Игореве» - М., С. 20.
3 История Чечни с древнейших времен до наших дней - Грозный, 2006. С. 8.
Современники считали Шайха Мансура настоящим святым. В его проповедях основной
являлась идея равенства людей перед Аллахом, социальной справедливости, а правом
владения землей должны были обладать работающие на ней крестьяне. Ведь по существу
именно с него и начинается блестящая плеяда известных шейхов-устазов, обучавших
простой народ основам нравственности. Кстати, имам Шамиль вполне заслуженно назвал
его своим легендарным предшественником и учителем. Но влияние Шейха Мансура на
исламизацию Ингушетии было незначительным — ислам тогда принимали
немногочисленные ингуши, переселявшиеся на равнину.
Кроме того, процесс национальной консолидации принимает устойчивую тенденцию и ко
второй половине XIX века этноним «чеченцы» полностью покрывает территорию Чечни.
Исключительное значение имели события героического освободительного, народного по
своему характеру, движения горцев Северо-Восточного Кавказа (особенно в 20-50 гг. XIX
века) против жестокого насаждения в их среду царской военно-административной
системы управления. Десятилетия этой упорной и справедливой борьбы, вызывавшей
широкий и восхищенный резонанс в мире (включая передовую демократическую
общественность России), ее эпохально мотивированная диалектика привели к созданию
полиэтнического по составу, феодального по сути и военно-теократического по духу
государственного образования — имамата Шамиля, в короткой и яркой истории которого
чеченцам принадлежит важная роль.
Движение горцев Чечни и Дагестана в первой половине XIX века выдвинуло известных
своим талантом, умом, храбростью, знаниями и способностями наибов (араб. помощников) Шамиля. Такими выдающимися полководцами и государственными
деятелями стали коренные ичкерийцы (нохчмохкхой): Ташов-Хаджи Эндерийский,
Шуайп-Мулла Цонтроевский, Байсангур Беноевский, Талхиг Шалинский, Ахмад
Автуринский, Атаби
Чунгароевский и Т1ех1ир Элистанжинский, который героически сражался в Джихаде в
Ичкерийских лесах, и после его гибели, говорят, что имам Шамиль сказал: «Я лишился
крыльев». Символично то, что он - первый, кто был похоронен по новому обряду
Юадарийского ордена. Предал его земле на древнем Элистанжинском кладбище сам
Великий Устаз и миротворец Кунта-Хаджи, положив его прах в могильную нишу с правой
стороны (к1елъаг1ор лахьта долуш). С тех пор покойника и чеченцы, и ингуши
к1адарийцы хоронят таким образом.
На этом же кладбище позже была похоронена мать Шамиля Баху-Меседа братьями
Т1ех1ира Яхьийой, Шабой и его сыном Г1ези.
Несмотря на поражение, антиколониальная, народно-освободительная борьба горцев
Чечни и Дагестана составила одну из ярких, волнующих и вместе с тем трагических
страниц истории освободительной борьбы народов Кавказа.
Большой интерес для современников представляют высказывания великих
революционных демократов А.И. Герцена и Н.Г. Добролюбова, а также других
прогрессивных деятелей дореволюционной России об освободительной борьбе народов
Северо - Восточного Кавказа в первой половине XIX века. Великий кавказский цикл
завершил гениальный Толстой в рассказах «Набег», «Рубка леса», в повестях «Казаки» и
«Хаджи-Мурат». Пушкин был свидетелем, а Лермонтов и Толстой и сами участвовали в
Кавказской войне, но, став выше великодержавных предрассудков, они были вдохновлены
на свои великие творения неистребимой любовью горцев к свободе. Совершенно особое
место в этом цикле занимал Лермонтов, и не просто как «певец Кавказа». Он для них
свой. Кавказский поэт по духу, он даже психологически и физически - мужественный,
мечтательный, свободолюбиивый, со смуглым лицом и темными глазами - больше
походил на горца, чем на русского.
После установления Советской власти на Северном Кавказе в январе 1921 года Чечня и
Ингушетия вошли в Горскую АССР. В ноябре 1922 года была образована Чеченская
Автономная Область в составе РСФСР, в 1924 году — Ингушская Автономная Область в
составе РСФСР, которые в 1934 году объединены в Чечено-Ингушскую Автономную
Область, преобразованную в 1936 году в Чечено-Ингушскую АССР в составе РСФСР.
В 1944 году ЧИАССР была ликвидирована в результате сталинско-бериевского произвола.
Чеченцы и ингуши 23 февраля 1944 года незаконно подверглись поголовному выселению
с исконных земель в районы Казахстана и Средней Азии.
Как свидетельствуют сообщения Берия Сталину, с 23 по 29 февраля были выселены и
погружены в железнодорожные эшелоны 478 479 чеченцев и ингушей, в том числе 91 250
ингушей [4].
По данным Д.В. Шабаева, численность спецпереселенцев - чеченцев, прибывших в
Казахстан и Киргизию, составляла по документам НКВД СССР 324041 человек, а
ингушей - 78973 человека. Из них в Казахстан прибыло 239768 чеченцев и 78479 ингушей,
а в Киргизию - 84273 чеченца и 494 ингуша.
Следует отметить значительную разницу численности сосланных чеченцев и Ингушей по
данным разных документов. Так, в документах Управления при Совете Министров
Казахской ССР по спецпереселению только в Казахстан выселено 406375 чеченцев и
ингушей, кроме 84767 человек (84273 чеченца и 494 ингуша), находившихся в Киргизии
на 1 августа 1944 года. По другим сведениям, переселенные чеченцы и ингуши составляли
400478 человек -мужчин - 97441, женщин - 110818, детей - 191919.
Как видно из приведенных цифр, почти половину общей численности вайнахов (по этим
данным - 191919 из 400478 человек) составляли дети [5].
Однако в это время в Чеченской Республике оставались еще тысячи
4 Бугай Н.Ф. Правда о депортации чеченского и ингушского народов // Вопросы истории.
1990. №7. С. 38.
5 Шабаев Д.В. Правда, о выселении балкарцев - Нальчик, «Эльбрус». 1982. С. 101, 102.
невывезенных людей коренных национальностей, особенно в горных районах. Так,
например, на 1 марта в Галанчожском районе из-за сильного снегопада не смогли вывезти
до 6 тысяч чеченцев. Судьба многих из них сложилась трагически. Тех, кто не мог идти по
болезни, старости, а также детей, как стало известно позже, уничтожили. На колхозной
ферме селения Хайбах было сожжено более 750 человек - женщин, детей, стариков. Эти
жестокие акции проводили работники НКВД по приказу генерала Гвишиани,
руководившего операцией по выселению чеченского населения. Кроме того, в больницах
остались сотни больных, которые также погибли естественным или насильственным
путем (в 90-х годах обнаружены захоронения на территории Урус-Мартановской
райбольницы).
В пути при перемещении и в местах нового расселения от истощения, болезней, холода и
эпидемии погибло очень много чеченцев и ингушей. Только за 1944 и 1945 гг. цифра
умерших составила около 100 тысяч человек. Так, по данным архивов НКВД СССР на
начало октября на спецпоселении числилось уже 405 900 человек (было выселено более
500 тысяч чеченцев и ингушей). Смерть косила несчастные народы и в последующие
годы. Эта жестокая трагедия навсегда останется кровоточащей раной в сердцах
депортированных народов. Многих узурпировавших власть руководителей в центре и на
местах, обеспокоенных лишь собственным благополучием и карьерой, лишенных чувства
сострадания, абсолютно не волновала судьба спецпереселенцев.
Массовая гибель спецпереселенцев приходится именно на первые годы этой чудовищной
депортации. И это вполне закономерно. Так, со ссылкой на Государственный архив
политической документации и Архив МВД Республики Кыргызстан, Д.В. Шабаев
отмечает, что «за период с апреля 1944 года до июля
1946 года в Джалал-Абадской области Киргизской ССР умерло от инфекционных
заболеваний, истощения, малярии и других болезней 69,5% от общего количества
прибывших в область балкарцев, чеченцев и турокмесхетинцев.
Из 2664 чеченцев-спецпереселенцев Алабукинского района Джалал-Абадской области
умерло 1610 человек, т.е. 60% (целиком вымерли 244 семьи), а прирост населения
составил 9 человек (новорожденных детей).
В некоторых населенных пунктах вымерло свыше 80% спецпереселенцев.
Большую часть умерших составляли дети.
Только за шесть месяцев 1945 года в Киргизии скончалось 14322 переселенца, а в течение
1944 года —первой половины 1946 года - 36070. По данным НКВД с 1 апреля 1944 года
по 1948 год в Казахстане и Киргизии умерло 144704 балкарца, ингуша, карачаевца и
чеченца» [6].
Из приведенных выше цифр на момент выселения почти половину общей численности
чеченцев и ингушей составляли дети (191919), но большую часть умерших тоже
составляли дети и этим объясняются демографические «провалы» в соответствующей
возрастной категории.
Кроме всего прочего, нарушение компактности проживания спецпереселенцев в связи с
их расселением на огромной азиатской территории поставило под угрозу само
существование языков чеченцев и ингушей. Иначе говоря, катастрофическое сокращение
социальной базы вайнахских национальных языков было налицо.
Названная проблема содействовала интенсивному овладению многими чеченцами и
ингушами русским, казахским и киргизским языками. Поэтому дети-спецпереселенцы в
казахских и киргизских селах обучались на их языке и вполне успешно, а в городах и
селах с русским, или русскоязычным населением - на русском.
Материалы Центрального государственного архива Республики Кыргызстан,
Государственного архива политической документации Республики
6 Шабаев Д.В. Правда о выселении балкарцев - Нальчик, «Эльбрус». 1992. С. 179-190.
Казахстан свидетельствуют о крайне низкой степени привлечения к школьному обучению
спецпереселенцев-детей. «В Киргизии находилось детей спецпереселенцев 21015, а
учащихся числилось 6643 . 90-95% из числа охваченных учебой детей не посещают
школы из-за отсутствия обуви и одежды» [7].
По архивным данным в Казахстане на 1 декабря 1945 года из 84500 учтен ных детей
школьного возраста училось лишь 14,145, а на 1 июля 1946 года из 89102 -22020 детей.
Существенным дополнением картины являются следующие данные: «На 1 января 1946
года в Казахстане было учтено 7575 беспризор ных детей, из них 4443 были устроены в
детские дома, 3132-оставались вне поля зрения». По имевшимся данным на март 1947
года в Казахзской ССР насчитывалось 15133 работающих подростка в возрасте от 12 до 16
лет.
Родной язык спецпереселенцев за все годы депортации ни в одной школе не преподавался,
а учительский состав спецпереселенцев для обучения детей не привлекался [8].
Трагической была не только история чеченцев и ингушей, но и судьба их духовного и
культурного наследия. В течение многих столетий эти этносы не только уничтожались
физически, но разрушались и памятники их материальной культуры, пытаясь стереть из
истории даже следы их обитания.
Депортация 1944 года нанесла огромный ущерб материальной и духовной культуре
чеченского и ингушского народов.
Местные власти, поверившие сталинско-бериевским заявлениям, что чеченцы и ингуши
высланы без права возвращения на свои земли, занялись варварским уничтожением самой
памяти о жившем здесь веками древнем народе. Из домов горцев, медресе, мечетей и
музеев были реквизированы исторические и культурные ценности: украшения, старинное
оружие, древние
7 Там же. о
Овхадов М.Р. Социолингвистический анализ развития чечено-русского двуязычия Грозный, 2007. С. 15. рукописи, религиозно-философские трактаты; арабоязычные книги
по тео -логии, математике, астрономии, медицине; художественная и научная литература
и т. д. Трагическая участь постигла уникальные чеченские фамильные хроники - тептары.
Как известно, тептар - вид тайповой (фамильной, семейной) хроники, в которой велась
запись всех предков и наиболее важных событий в жизни тайпа, фамилии и народа. Если
материальные ценности работниками НКВД отправлялись в неизвестном направлении, то
тептары и другие ценные книги и рукописи, предметы национальной культуры находили
своё место на свалках или кострах. Так, на территории Чечено-Ингушетии было
уничтожено большинство этнографических памятников. Здесь массовому уничтожению и
осквернению подверглись кладбища. Сотни тысяч надгробных стелл (чуртов) были
вывезены для строительства дорог, мостов, фундаментов зданий и даже свиноферм.
Безжалостно уничтожались средневековые горные замки, башни, склепы, мечети. К
примеру, из 300 башен Аргунского ущелья уцелело менее 50. Не менее печальной была и
судьба фольклорного наследия чеченцев, их мифологии. Древнейшие пласты чеченской
мифологии, нартскош эпоса, космогонии исчезли вместе с их носителями.
Таким образом, чеченцев и ингушей лишили собственной истории, письменной культуры,
могил предков, многих памятников материальной и духовной культуры.
Но остался дух древнего, мужественного народа, умудрённого опытом многих
тысячелетий.
После упразднения Чечено-Ингушской АССР и образования Грозненской области были
произведены существенные территориальные изменения. Из бывшей территории
республики были переданы: Дагестанской АССР — Веденский, Ножай-Юртовский,
Саясановский, Чеберлоевский, Курчалоевский, Шатойский, Шаро-Аргунский районы;
Северо-Осетинской АССР - город Малгобек, Ачикулакский, Назрановский, Пседахский,
Пригородный районы;
Грузинской ССР - Итум-Калинский район. В то же время к Грозненской области отошли
из состава Ставропольского края город Кизляр, Кизлярский, Караногайский,
Каясулинский, Шелковской и Наурский районы.
Задним числом (спустя два с лишним года) акция беззакония против чеченского и
ингушского народов была узаконена. Седьмая сессия Верховного
Совета РСФСР, выполняя волю «вождя народов» и иже с ним, 25 июня 1946 года издала
Указ о ликвидации Чечено-Ингушской АССР и выселении чеченцев и ингушей.
Так против чеченского и ингушского, как и некоторых других народов страны, был
осуществлен беспрецедентный геноцид, не имевший аналогов в мировой истории.
Вайнахская этническая общность, помимо чеченцев и ингушей, представлена за
пределами Северного Кавказа бацбийцами (цова-тушинами) и кистинами Ахметского
района Грузии. Кроме того, большие группы вайнахов проживают в Северной ОсетииАлании, Дагестане, Средней Азии и Казахстане, а также в странах Ближнего Востока и
особенно Европы после двух известных военных кампаний в Чечне.
Бацбийцы, цоватушины (чеч.: ц1у-бацой, где ц1у - божество, буц - трава) - одна из
этнографических групп, известная в горной Грузии не позднее XVI в. Согласно
этнографическим данным, ее ядро составляли фяппинцы (жители
Джейрахского ущелья горной Ингушетии), переселившиеся в Тушетию из-за малоземелья.
Бацбийцы - носители третьей нахской языковой единицы, называют себя бацав // бацба,
ингуши же и чеченцы называт их бацба (мн.ч. бацой), соседние кистинцы - вабо (мн.ч.
вабой). По мнению профессора Ю.Д.Дешериева, этноним бацой связан со словом буц трава [9].
Интересно, что тушин, поклонявшихся божеству Туш, называли «туш
- 9 Дешериев Ю.Д. Бацбийский язык - М, 1953. бацой» или ч1аг1ма - тушины, а
поклонявшихся божеству Ц1у - «ц1у - бацой».
Причем нужно отметить, что Туш (ср. чеч., инг. Тушоли) - «богиня деторождения» и Ц1у
являются одними из главных богов вайнахского языческого пантеона». В начале
прошлого столетия из-за наводнения бацбийцы перебрались в Кахетию из четырех сел,
расположенных в живописной Ц1овской котловине, называемой Ц1овата. По-видимому,
ч1аг1ма - тушины (или туш - бацой), так и грузинские племена пшавы и хевсуры,
учитывая мнение академика Н.Я. Марра, «грузинизированные племена чеченского
народа» [10], что потверждается устным народным творчеством чеченцев и полевыми
материалами, зафиксированными нами в Горной Чечне.
А группа кистин окончательно оформилась во второй половине XIX в. из вайнахов
Аргунского ущелья Чечни, не пожелавших попасть под власть Шамиля. Шесть
кистинских сел расположены в верховьях реки Алазань
Дуиси, Джокъало, Бирк1иани, Омало, Халац1ани, Зибакхи). В данный момент в них
насчитывается около семи тысяч человек.
Нахско — картвельские связи далеко уходят вглубь истории. Согласно сборнику
исторических сочинений грузинского народа «Картлис Цховреба» и сведения грузинского
летописца XI века Леонтия Мровели, эти взаимосвязи начинаются с конца первого
тысячелетия до нашей эры.
В этих исторических сочинениях и сведениях нахи именуются дзурдзуками, страна
которых локализуется на территории современной Чечни и Ингушетии. По этим же
источникам первый грузинский царь Фарнаваз (III век до нашей эры) был женат на дочери
дзурдзукского властителя. Впоследствии его сын Саурмаг использовал в борьбе с
восставшими против него эриставами отряды дзурдзуков и осетин и, с их помощью
разгромив противников,
10 Марр Н.Я. К истории передвижения яфетических народов с Юга и с Севера Каваказа //
Известия Императорской Академии наук. СПб., 1912, № 11. утвердился на престоле [11].
В I веке до нашей эры дзурдзуки совместно с осетинами и лезгинами принимают участие
в войне с политическими противниками Иберии, а в «конце VI века правитель Картлии
(часть Восточной Грузии) Гуарам нанимал осетин, дзурдзуков и дидойцев и вел военные
операции против персов в районе
Адарбагадана» [12].
В южной Грузии, в частности, Кахетии (кахи в прошлом - древние нахи -Л.Г.), а также в
Казбегском районе и сегодня встречаются пшавы, хевсуры, тушины и грузины, которые
признают себя потомками горных чеченцев и ингушей: в Казбеги - Мальсагошвили, в
Хорбало - Дадашвили, Маргошвили, в
Тионетском районе - Ковтарашвили, в Картвельском районе - Гарашвили и Таазашвили, в
селе Чабаново - Ганиашвили, Кистаури, а также Кистишвили, Албуташвили, Таугагвири
из села Кимхи, Ликолели из Хевсуретии [13].
Сами тушины, говоря о Пирикитской Тушетии, отмечают, что значительная часть ее
населения по происхождению кистины. «Как рас-~ сказывает тушин Саба Цадзикадзе
(1905 г.р.), несколько поколений предков которого родились в Парсме, жители этого села
знали кистинский язык, а дети вплоть до последних лет в игре джеракваоба (тип нардов)
сохраняли чеченский счет» [14].
А отдельные чечено-ингушские тайпы и сегодня не забывают о своем грузинском
происхождении. Например, представители тайпов Кахьтой и Чертой в Чечне (ср. топоним
Чарталы в Кахетии), Картой // Кхартой в Ингушетии (ср. груз, картвелы - грузины)
утверждают, что они ведут свое
11 Шавхелишвили А.И. Из истории взаимоотношений между грузинским и чсчено —
ингушским народом- Грозный, 1963.
12 Тогошвили Г.Д. Из истории грузино - вайнахских политических взамоотношений во
второй половине XVIII в. // Известия ЧИНИИИЯЛ. Т. 5. Вып. I. - Грозный, 1964. С. 150.
13 Алироев И.Ю. Кистинский диалект чеченского языка // Известия ЧИНИИИЯЛ. Т.З.
Вып. 2. Языкознание.- Грозный, 1962.
14 Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII - начале XX в.М., 1974. С. 175- 178. начало от пришлых в горы грузин [15].
Вайнахская этническая общность также включала в себя аккинцев (аьк-кхий) и
карабулаков (орстхой). Последние были ассимилированы чеченцами и ингушами после их
массового переселения (мухаджирство) в Турцию, спровоцированного царской Россией в
60-х г. XIX в. (после окончания Кавказской - войны).
Западную группу вайнахской этнической общности составляли ингуши. Область их
расселения включала до XVI в. горные, а затем и равнинно-предгорные районы по
течению рек Армхи, Ассы, Камбилеевки, Сунжи и некоторые их притоки. Эта этническая
территория не была стабильной и постоянно меняла свои границы в результате
многочисленных многовековых миграций и этнических процессов. Так, в районе Ларса в
XVI - начале XVIII вв. жило вайнахское население, сменившееся не позднее 20-х годов
XVIII в. осетинским.
Не позднее конца XVII в. на р. Камбилеевке возник ингушский аул Ан-гушт,
находившийся в Тарской долине на месте нынешнего села Тарское. По его названию
окрестное население западных районов края стало именно-ваться ингушами. По мнению
специалистов, Ангушт - место, откуда виден горизонт (ан - горизонт, гуш - видимый). А
самоназвание ингушей - г1алг1ай - по-видимому, происходит от слова г1ала - город,
крепость, башня, т. е. жители башен или от-г1аг1-кольчуга (кольчугоносцы).
Многочисленные ингушские поселения на плоскости возникают в конце XVIII - начале
XIX в.в. Российская администрация предоставляет ингушам право постоянного
проживания на правобережье Терека и Сунженском хребте. Причем многие поселения на
плоскости становятся многонациональными. В с. Заурово (близ будущего Владикавказа -
Орджоникидзе) проживали ингуши и осетины, в с. Яндери ( Яндырка, недалеко от
Назрани) - ингуши, чеченцы,
15 Алироев И.Ю. Указ. труд. С. 51. карабулаки) и т.д.
Восточными соседями ингушей были - карабулаки (тюрк.: кхара-^ёрный, булакх колодец) и горные аккинцы. Обе группы занимали не только промежуточное
географическое положение, но и осознавались как особые подразделения, не относящиеся
ни к чеченцам, ни к ингушам. Карабулаки занимали территорию в горах в верховьях рек
Сунжа, Асса, Фортанга.
Самоназвание карабулаков - орстхой//эрстхой//арштхой//эрштхой. О них писали в своих
исследованиях Гюльденштедт и Штедер, побывавшие на Кавказе во второй половине 18
века.
Орстхойское общество включало несколько родовых фамилий (Мержоевы, Гандалоевы,
Белхароевы, Булгучевы, Боковы, Ц1ечоевы, Мужу-хоевы, Кориговы и т.д.).
О территории расселения орстхоевцев свидетельствует и топономия. Многие топонимы
совпадают с родовыми фамилиями: Мерже, Пандал басе, Ц1еча Ахк и т.д. (Ср.:
Мержоевы, Гандалоевы, Ц1ечоевы) [16].
Орстхойское общество, по-видимому, было значительным и по своей численности, не
говоря о воинственности. В своем исследовании ученая Н.Г. Волкова приводит сведения
неизвестного автора: «Смелы, в защиту могут выставить 500 конных и 1000 пеших» и это
говорит об их воинственности.
По тому же источнику галгаевцы в конце 20-х годов 19 века могли выставить 200 конных
и 400 пеших [17].
С конца XVIII в., после присоединения Чечни и добровольного вхождения Ингушетии в
состав России, наблюдается значительное продвижение карабулаков на равнину.
Аккинцы, помимо горных районов центральной части Чечено - Ингуше
16 Овхадов М.Р. Основные лексические особенности орстхойского говора галанчожского
диалекта чеченского языка // Вопросы отраслевой лексики - Грозный, 1983. С. 76.
17 Там же. С. 77. тии, занимали земли в ичкерийских предгорьях (ауховцы), а также в
Казбековском, Бабаюртовском, Хасавюртовском и Новолакском районах Республики
Дагестан ещё до начала татаро-монгольского нашествия. Они подразделялись на
г!ачалкхой, барчхой, иокхой, жевой, пхьарчхой, кешенхой, з1угой, ч1онтой и другие
тайпы.
Чеченцы, раньше всех приступившие к освоению плоскостных земель после падения
Золотой Орды в XV - XVI вв., занимали правобережье Терека на севере, на юге
этническая граница проходила в основном по Главному Кавказскому хребту, а с запада на
восток - от Фортанги до Аксая и Хулхулау. Среди чеченцев более четко выделялись
равнинные (проживающие в Прите-речье, по рекам Сунжа, Гумс и др.).
К середине XVII в. в низовьях Аргуна существовало (и затем постоянно росло) селение
Чечен - Нана Чеча (в дальнейшем - Большой Чечен, Чечен- аул), давшее имя чеченцы
окрестному населению. При селе Чечен чеченские племена впервые встретились с
русскими, участвовавшими в персидском походе Петра 1 через Каспийское море в 1722 г.
На месте села Чечен в XIII веке была ставка татаро-монгольского хана Сечена. Этноним
же нохчий - так себя называют чеченцы, первым историком из чеченцев Лаудаевым
увязывается со словом нехч - сыр, т.е. нохчо - сыродел или потребитель сыров, что
кажется весьма неубедительным, т.к. в искусстве изготовлять сыры чеченцам не уступали
и другие народы Кавказа [18].
Заслуживает внимания и довольно убедительная этимология старейшего исследователя
чеченского языка Мациева А.Г. «Небезынтересно отметить, -пишет он, - что все чеченцы,
в том числе аккинцы, кистинцы, чеберлоевцы называют себя нахчо//нохчо, а выходцы из
урочища Нашха называют себя нашхой. Уместно здесь упомянуть, что древнейшим
поселением чеченцев по основным преданиям считается урочище Нашха; издревле у всех
чеченцев
18 Лаудаев У.Чеченское племя//Сборник сведений о кавказских горцах. Вып. 4.-Тифлис,
1872. существовало такое мнение, что если кто-либо является выходцем из Нашха, то его
можно считать коренным жителем Чечни. Кстати, одним из крупных чеченских тайпов
(родов) чеченцы считают тайп Нашхо. Поэтому можно предположить, что корень этих
двух сематически близких слов нахчо//нох-чо//нашхо общий [19].
Все перечисленные народы давали пример теснейших генетических связей в языке, быту,
материальной и духовной культуре. Они относятся антропологами к единому
кавкасионскому типу (кавказская раса). Все это соответствует и представлению самих
народов, объединяющих себя общим термином вайнах.
Восточнославянское население Чечни и Ингушетии складывалось на протяжении
длительного времени. «Беглые русские лица» дали начало гребенскому казачеству,
которое упоминается в российских письменных источниках с XVI в., в притеречных
районах по распоряжению царского правительства расселяются и в дальнейшем
обживаются- донские казаки. Последующая колонизация русскими Предкавказья связана
с пореформенным периодом.
В состав гребенских казаков вливались представители разных чеченских тайпов. К числу
таковых относятся оказачившиеся галаевцы, варандоевцы, а также гуноевцы (выходцы из
села Гуни, Ичкерия) из станицы Червленной (чеч. - Оьрза-г1ала по имени первопроходца
гуноевца-месло) - Егоркины, Галкины, Гулаевы, Бусунгуровы, Титкины, Закаевы,
Борискины, Костиковы, Хановы и другие, переселившиеся в 16 веке к казакам из-за
кровной мести и нежелания принять ислам, который проповедовал Курчалинский Берсшейх, являющийся сыном гуноевки.
В XVII в. в Чечне и Ингушетии появляются довольно многочисленные поселения грузин и
армян, -спасавшихся от ирано-турецкой угрозы и плена
19 Мациев А.Г. Чеберлоевский диалект чеченского языка // Известия ЧИНИИИЯЛ. Т. б.
Вып. 2. Языкознание. - Грозный, 1965. С. 6.
Сарафаниково - Шелковская, Щедринская, Старогладовская, Новогладовская,
Курдюковская, Карагалинская и др.).
Немало было выходцев и с территории Дагестана (отходников, людей, спасавшихся от
кровной мести и т. д.). Из исследованных этнографом Н.Г. Волковой [20] 62 вайнахских
селений в 58 зафиксированы фамилии дагестанских переселенцев (аварцев, даргинцев,
лакцев, андийцев и др.). Особенно много их в Ичкерии и по Шаро-Аргуну, а также в Аухе,
Качкалыке, Чеберлое и в Надтеречных селениях. Здесь они были ассимилированы
местным населением, но всегда помнили о своем происхождении. К ним относятся
следующие современные чеченские тайпы: куьпчий, ж1айхой, жой (жей), арг1аной (беркой), салой, мелардой, данакхой, саккхой, г1урой, алмакьхой, серхой, таркхой,
ц1адахьарой, бихбит1лой, х1ич1ич1алой, 1аьндий (г1умхой, зилой, г1аг1атли), т1андой,
чанкхой, ансалтой, жунгтой и т. д.
Во второй половине XVII в. в Чечне появляется большое количество кумыкских
переселенцев (Бамат-Юрт - Виноградное, Брагуны - чеч. Дарбанхи и др.). В ингушских
селениях также существовали патронимические группы, ведущие свое происхождение от
грузин, осетин, черкесов и других народов.
Исторические судьбы переселенцев (чеч. пхьехой) были различны. Там, где они
поселялись компактно, большими массами, удавалось сохранить свою этническую
специфику в культуре и быту. Там же, где происходило переселение, небольших по
численности групп, они постепенно ассимилировались.
Еще до монгольского нашествия в северных районах края кочевали многочисленные
племена - предки ногайского народа, и поныне составляющие значительную часть
населения Шелковского района и сохранившего свой язык, обычаи и культуру. Кстати,
небольшое их количество ассимилировано крупным чеченским тайпом —
гендаргуноевцами и др. Их потомки в настоящее
20 Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVII - в начале XX вв.
-М., 1974 время проживают в населенных пунктах Чири-Юрт, Дуба-Юрт, Новые-Атаги,
Сержень-Юрт, Урус-Мартан, Надтеречное и т. д.
Особенно большое влияние оказывали друг на друга вайнахи и их соседи - терские-и
гребенские казаки (староверы), бежавшие из царской России за Терек от крепостного
права и религиозного преследования.
Одежда и манера ее ношения также во многом были общими. Казаки носили кавказскую
бурку, папаху, башлык, черкеску, бешмет, пояс, кинжал, газыри. Женщины надевали
рубахи с широкими рукавами и бешметы, голову т покрывали платком. В костюме горцев
постепенно появлялись элементы европейской одежды, которую все больше начинали
шить из привозных тканей. В начале XX в. и женщины-горянки стали постепенно
отказываться от традиционной одежды.
У терских и гребенских казаков были в ходу горские музыкальные инструменты: зурна,
свирель, двухструнная балалайка, барабан. В то же время у чеченцев и ингушей
значительное распространение получили русские гармоники, на которых в основном
играли женщины.
Казаками были восприняты не только мелодии горских песен, но и некоторые виды
танцев (например, наурская лезгинка), широко бытовал популярный горский обычай
джигитовки.
Очень много общего наблюдалось и в характере казаков и горцев.
Веками общаясь друг с другом, казаки и горцы постоянно пополняли за счет друг друга
свой словарный запас. Современники отмечали, что речь казаков «приняла оригинальный
склад» и сами себя они называли не русскими, а казаками, и практически в каждом из них
течет кровь чеченца, кабардинца, ногайца и других народов Кавказа.
Многие терские и гребенские казаки были кунаками чеченцев, они гордились своей
дружбой и передавали ее из поколения в поколение. Ярким примером тому явилась
дружба Льва Толстого с кунаком-чеченцем Садо Мисирбиевым из тайпа Элстанжой. По
словам Л.Н. Толстого [21], «.живя между чеченцами, казаки перероднились с ними и
усвоили обычай, образ жизни, нравы горцев. Еще до сих пор казацкие роды считаются
родством с чеченскими. Щегольство в одежде состоит в подражании черкесу. Красота
гребенских женщин особенно поразительна соединением чистого типа черкесского лица с
широким и могучим сложением северной женщины. Казачки носят одежду черкесскую.
но платки завязывают по-русски.»
- писал Л.Н. Толстой.
Таким образом, чеченцы и ингуши на протяжении всей своей многовековой истории не
были изолированы от окружающих племен и народов. Часть из них проходила по
территории края, не задерживаясь надолго, другие находили здесь вторую Родину, с
третьими издавна поддерживались торговоэкономические, политические, культурные и
иные взаимоотношения. Соприкасаясь с многочисленными окружающими народами,
вайнахи воспринимали у них передовые элементы материальной и духовной культуры, в
то же время делясь с ними тем положительным опытом, который был накоплен ими
веками.
Две военные кампании, пришедшие на чеченскую землю, принесли нашему народу
неисчислимые бедствия. Огромный, невосполнимый урон нанесен национальной
культуре.
Но жизнь продолжается!
Сегодня для жителей Чеченской Республики настало то время, которого все мы с
нетерпением ждали много лет. Ведь на нашей земле больше нет войны, и люди не боятся
выходить на улицу, ходить друг другу в гости.
Сегодня наши дети спокойно ходят в школы, наша молодежь учится в ВУЗах и ССУЗах не
только Чеченской Республики и всей России, но и за
21 Толстой Л.Н. Избранные повести и рассказы. Т.1.Газ. «Кавказ», 1847. С. 35. рубежом,
работают в разных отраслях народного хозяйства и ведомствах.
Наши города восстанавливаются, улицы и аллеи их радуют глаз, и лица прохожих не
омрачены страхом и неопределенностью в завтрашнем дне. Мы всюду слышим звонкий
смех детей и видим радостные улыбки на лицах взрослых. Всем этим, простым
человеческим счастьем жить и радоваться жизни мы обязаны тем, кто ценою собственных
жизней боролся за мир и процветание на нашей земле.
За последнее время буквально на глазах неузнаваемо меняется облик разрушенных
войной городов и сел районов, восстанавливаются все важные объекты жизнеобеспечения
республики, все меньше оставляя следов войны и все больше украшая жизнь
многострадального народа.
Прошедшие в августе 2008 г. в Пекине Олимпийские игры стали самым знаменательным
событием не только для вайнахов, но и всего Северного Кавказа. Они выявили
победителей-кавказцев в соревнованиях по борьбе и боксу. Отстаивая спортивную честь
России, наши ребята завоевали семь из двадцати трех золотых медалей. Их имена - Назир
Манкиев (борец, РИ), Рахим
Чахкиев (боксер, РИ), Ширвани Мурадов и Мавлид Батыров (борцы-вольники, Дагестан),
Асламбек Хуштов (борец, Кабардино-Балкария), чеченцы: Бувайсар Сайтиев, самый
титулованный спортсмен, теперь уже трехкратный Олимпийский чемпион, и Исламбек
Альбиев (борцы).
Из пяти золотых медалей, завоеванных вайнахами, одна пришлась на долю борцавольника чеченца Рамазана Ирбайханова, боровшегося за сборную Турции. И эта медаль
была единственной в их копилке.
Таким образом, наши земляки с полным правом стали в один ряд с выдающимися
атлетами современности.
Все это происходит благодаря тому, что у чеченского народа есть истинные патриоты,
которые трудятся для его блага.
Особо хочется сказать о президенте Чеченской Республики Герое
России Р.А Кадырове. Его заслуги перед чеченским народом велики. Он достойно
продолжает дело, начатое его отцом - первым Президентом Чеченской Республики,
Героем России Ахмат-Хаджи Кадыровым.
Благодаря своей энергии, вере в Бога и в будущее нашего народа, он смог
консолидировать чеченский народ, заставил поверить в возможность возрождения
республики и показал на деле, как нужно это делать. Только человек сильной воли и
безграничной любви к своему народу, к его корням, обычаям и традициям мог сделать то,
чему мы с вами сегодня являемся свидетелями - возрождающуюся республику, мирную
жизнь, радость и спокойствие на лицах людей.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы. В последние годы в связи с изменением политической обстановки в
регионе, с ростом этнического самосознания вайнахов, в обществе стал активно
ощущаться заметный рост интереса их к своему культурному наследию, особенно
традиционной самобытной одежде и ее функциональной направленности, а также
познанию исторического прошлого своих предков и этнокультурных связей чеченцев и
ингушей с народами Кавказа и России.
Традиционная одежда чеченцев и ингушей - один из основных элементов их
материальной культуры, в которой отразились многовековая хозяйственная деятельность,
культурные традиции, художественно^ эстетические вкусы, мировоззрение, особенности
этнокультурных контактов вайнахов. Вся история формирования чечено-ингушского
традиционного костюма является синтезом кавказского этнокультурного мира. Костюм не
только обязательный атрибут культуры, связанный с этническими и социальными
категориями функционирования человеческого общества, но и полноценный
исторический источник, несущий важную информацию о различных областях
деятельности человека.
Изучение памятников культуры, института обычаев и традиций народа свидетельствует о
том, что национальные формы не окостеневают, а видоизменяются, совершенствуются,
освобождаясь от всего устаревшего, противоречащего новым условиям жизни. Задача
ученых состоит в том, чтобы исследовать прошлое своего народа с позиций исторической
диалектики, показать значение прогрессивных многовековых традиций и необходимость
использования их в наши дни, проектируя современную одежду, отдельные ее детали,
орнамент, украшения и т.д., а также возрождая подлинный традиционный костюм, это
богатейшее достояние материальной культуры - вайнахов.
Выбор темы обусловлен не только этим аспектом, но и тем, что на современном этапе
элементы и детали традиционной одежды, давно ушедшие из народного быта, все с
большей интенсивностью исчезают и из памяти нашего поколения.
Особо следует подчеркнуть и то, что в ходе боевых действий (1994-2000 гг.) полностью
уничтожены и без того немногочисленные этнографические реалии, в связи с чем еще
более обострилась проблема традиционного костюма чеченцев. Кроме того, разграблены
и варварски уничтожены музейные, и даже частные, коллекции национальной одежды,
украшения мужского и женского костюма, образцы холодного и огнестрельного оружия и
другие предметы материальной культуры чеченцев.
К тому же, прикрываясь изменениями в политической и общественной жизни республики,
имевшими место в 90 -х годах XX века, некоторые силы извне с активной помощью
местных деструктивных элементов пытались навязать чуждую вайнахам одежду народов
Ближнего и Среднего Востока в обиход чеченцев как национальную.
Отсутствие специальных работ по традиционной одежде вайнахов дают нам основание
исследовать национальный костюм как важнейшую составляющую культуры чеченцев и
ингушей, несущую в себе большую и очень важную информацию о прошедших вехах
жизни вайнахов, а также бережно относиться к этой информации.
В условиях все возрастающего интереса современных вайнахов к своему народному
костюму и разобщенности используемых авторами методик актуальным является
создание новой концепции исследования его, с наибольшей полнотой охватывающей все
явления и процессы, которые может отражать костюм как исторический источник.
На сегодня вайнахский этнос, включающий чеченцев и ингушей, насчитывает около 2
млн. человек и является первым по численности народом на Северном Кавказе и третьим в Российской Федерации. Но его культура, к сожалению, изучена недостаточно.
История материальной культуры вайнахского народа уходит своими корнями вглубь
веков. Относительно немногочисленные памятники материальной и духовной культуры,
богатый этнографический и археологический материал свидетельствуют о высоком
культурном уровне не столь давних предков современных вайнахов. Бытовые условия
чеченского и ингушского народов нашли свое отражение и в народной одежде.
В начале развития капиталистических отношений в Чечне и Ингушетии вайнахская
национальная одежда стала постепенно вытесняться европейским костюмом. Но, вступая
в пожилой возраст, многие чеченцы и ингуши возвращаются к своей самобытной одежде,
и на сегодня некоторые ее элементы сохраняют традиционный покрой.
В целом национальный костюм чеченцев и ингушей XIX - начала XX в. может быть
охарактеризован как локальный вариант северо-кавказского и вообще кавказского типа
одежды, отражающего общекавказское единство на уровне кавказской историкокультурной области (или ее северо-кавказской подобласти). Специфика варианта
выражается прежде всего в деталях, и именно их раскрытию посвящено основное
содержание данной работы. Это тем более представляется нам оправданным, что вообщето вайнахская одежда была уже предметом рассмотрения в общекавказском аспекте ряда
авторов, которые будут упомянуты ниже. Но именно те детали, на которых мы
сосредоточили внимание, и оставались вне поля их изучения.
Объектом диссертационного исследования является традиционная материальная культура
чеченцев и ингушей.
Предметом исследования избрана одежда вайнахов как составная часть их материальной
культуры на временном срезе XIX - начала XX века, когда она выступает как устоявшийся
традиционный комплекс, обладающий вполне определенной этнической спецификой и
хорошо доступный для этнографического изучения как по музейным коллекциям, так и по
данным, сообщенным еще и ныне живущими представителями старшего поколения.
В то же время, при всей стабильности и целостности этого комплекса, в указанное время,
как и в любое другое, проходили довольно интенсивные процессы эволюции, поэтому в
работе рассмотрен сопоставительный материал и по более раннему периоду времени, в
том числе и позднесредневековый археологический; с другой стороны - частично
охарактеризована и судьба традиционного костюма в более позднее время.
Хронологические рамки исследования охватывают XIX- начало XX века, и они выбраны
не случайно, так как обусловлены, прежде всего, степенью доступности источниковой
базы.
Во-первых, к XIX веку традиционная одежда чеченцев и ингушей складывается в
наиболее выраженном виде в отношении кроя и шитья, разновидности ее элементов и т.д.
и четко отражает этническую специфику.
Во-вторых, работа строится на обширном полевом материале, который и лег в основу
диссертации.
Составить представление о специфике традиционной одежды вайнахов в более ранний
период практически невозможно. Выход за указанные хронологические рамки (например,
XVIII век) возможен только на основе весьма скудных сведений источников и
специальной литературы.
Территориальные рамки исследования охватывают Чеченскую и Ингушскую республики,
а также районы компактного проживания этнических групп вайнахов в Дагестане
(Хасавюртовский, Новолакский, Бабаюртовский, Казбековский), Грузии (Ахметский
район Панкисского ущелья, где проживают в 9 населенных пунктах до 10 тыс. чеченцев),
Иордании ( г.г. Зарка, Сувелех, Азарки-Шишани, Сухни, где проживают до 20 тыс.
вайнахов), Турции (с.с. Чардакх, Бахьал-юрт, Чечен-Казанджи — до 15 тыс. чеченцев).
Степень разработанности темы. Интересующая нас тема ни в дореволюционной
литературе, ни в отечественной исторической науке не стала предметом специального
научного исследования.
Проблема историко-исторического изучения одежды в подавляющем большинстве
случаев только затрагивалась. По ней не только не защищено ни одной диссертации, но и
не опубликовано ни одной монографии другими авторами.
Определенные фрагментарные сведения по отдельным сторонам изучаемой проблемы, и
более широкие, как с точки зрения хронологических рамок исследования, так и с точки
зрения большого спектра вопросов, подлежащих изучению, освещались в научных трудах
E.H. Студенецкой, Г.А. Сергеевой, Л.Ю. Маргошвили и др., которые представлены в главе
- «Историография вопроса» диссертации. В их специальных публикациях содержатся
ценные материалы и глубокие обобщения по истории вайнахского народного костюма.
Эти данные по мере возможности использованы в настоящей диссертационной работе. И
тем не менее, конкретной, системной исследовательской работы по данной проблеме в
указанных хронологических рамках нет по сегодняшний день.
Настоящая диссертационная работа в определенном смысле будет активно способствовать
устранению данного пробела в историографии вопроса.
Цель исследования. Представленная диссертационная работа преследует **" цель: на
основе полевых и других этнографических материалов, письменных и археологических
данных выявить, изучить и обобщить основные типы и составные элементы традиционной
одежды чеченцев и ингушей XIX -начала XX вв. В соответствии с этим дается подробное
описание их мужской и женской одежды (нижней и верхней), а также ритуальной,
обрядовой и детской, форм и типов головных уборов, обуви, украшений (в том числе
оружия), манеры их ношения, и тех изменений, которые претерпевала традиционная
одежда в указанный период.
Задачи исследования. В соответствии с поставленной в работе целью были определены
следующие задачи:
- обобщить накопленные материалы по вайнахской традиционной одежде в соответствии
с имеющимся корпусом археологических, исторических, этнографических и других
источников;
- охарактеризовать технологию изготовления одежды чеченцев и ингушей (материалы и
их изготовление, способы кройки и шитья, рабочие и праздничные дни и т.д.).
- изучить орудия первичной обработки шерсти, которые являются составной частью
производительных сил натурального хозяйства, и процессы шерстеобработки, описать
ткацкий станок чеченцев, этапы его установки и циклы работы;
-описать виды производства, связанные с шерстяным и кожевенным промыслом:
бурочное, ткацкое; а также крашение шерсти растительными красками, дубление и
обработку кожи;
- комплексно и системно исследовать мужскую, женскую, детскую и ритуальную одежду
чеченцев и ингушей, а также обувь и украшения (в том числе оружие и этнонимы, в
основу которых легли военные термины), косметику и прически;
- систематизировать виды одежды, обуви и украшений по полу, возрасту, социальному
положению, выделить такие категории как нательная одежда, верхняя одежда, верхняя
плечевая одежда, зимняя одежда, головные уборы, описать манеру их ношения, традиции
и предания, связанные с народным костюмом;
- подготовить терминологический материал по тканям, всем элементам одежды,
вооружениям вайнахов с их аналогами и вариантами других народов Кавказа, России и
зарубежья. При этом особое внимание уделить нахской этимологии терминов; проследить
в одежде и украшениях вайнахов пережитки домонотеистических представлений, и в
большей степени - идеологию ислама;
- показать некоторые культурные связи с соседними народами Кавказа, Закавказья,
Средней Азии, мусульманского Востока в контексте исследуемой темы.
Методология и источники исследования. Методологией исследования являются принципы
научной объективности, историзм, представление о зависимости культурных проявлений,
народного образа жизни от его хозяйственной основы.
Основой исследовательской базы нашей работы является этнографический материал,
собранный в процессе полевой работы в 1975-1990гг. в горах и на плоскости Чечни,
Ингушетии и Дагестана, а также в районах компактного проживания этнических групп
вайнахов в Грузии, Иордании и Турции. Автором использованы материалы, собранные
лично, а также и другими исследователями до и после военных событий 90-х гг. XX в.
Наряду с ними использованы материалы из архива Чечено-Ингушского государственного
объединенного музея, а также материалы нынешнего ГУ «Национальный музей
Чеченской Республики». Сам этнографический материал, послуживший основой
представленной работы, собран комплексно -интенсивным методом. Он дополняется
литературными данными, материалами музейных фондов как Чечни и Ингушетии, так и
других республик Северного Кавказа, и некоторыми семейными коллекциями жителей
исследуемого региона.
Научная новизна. Данная работа - первая попытка обобщить в целостности весь комплекс
вайнахской национальной одежды (чеченцев, ингушей и кистинцев, проживающих на
территории Грузии.) Она широко охватывает практически все вопросы, касающиеся
национальной одежды этих братских народов XIX- начала XX века.
Впервые изучены элементы женской одежды вайнахов - г1адарг, силг (безрукавки);
1аджараш (передник); гуьдаргаш (древний тип нагрудных женских украшений).
Составлен исчерпывающий терминологический материал по тканям, всем элементам
одежды, вооружениям чеченцев и ингушей с их аналогами и вариантами в языках других
народов Кавказа, России и зарубежья.
Результаты работы и материалы, содержащиеся в данном диссертационном исследовании,
существенно дополняют представления о культурном облике вайнахов
позднесредневекового Северного Кавказа и характере их культурного взаимодействия с
народами Кавказа. Данные материалы рекомендуется использовать в научных
исследованиях различных аспектов истории, этнографии и культуры чеченцев и ингушей
в описываемый нами период.
Наряду с этим представлены элементы одежды, появившиеся позже среди вайнахов как
результат общения и с соседними народами.
Национальный костюм впервые рассматривается как источник характеристики народной
ментальности, которая определяет общее понимание мира и отношение к происходящим в
нем явлениям.
В научный оборот впервые вводится ряд новых памятников исследуемого региона. По
новому интерпретированы материалы из старых музейных коллекций, предшествующее
исследование которых, как правило, имело описательный характер.
В отличие от немногочисленных предшествующих работ, касающихся истории
традиционного костюма чеченцев и- ингушей, в диссертации приведены не только
результаты, но и подробные методики исследования таксономической принадлежности
природных материалов, использовавшихся в изготовлении одежды, красителях тканей для
неё, аутентичных выкроек, всевозможных технологических приемов шитья одежды,
дубления и обработки кожи, что придает работе характер открытого источника для других
исследований.
Ранее опубликованные некоторые положения данной диссертации имеют положительные
отклики и поддержку коллег, работающих в смежных научных направлениях в
республике. Исследование автором видов вайнахской женской одежды XIX - начала XX
вв. и их функциональная направленность одобрены Абулвахабовой Б.Б-А., Шавлаевой
Т.М. [22] и др. учеными. Теоретическая и практическая помощь исследователем оказана
при восстановлении национального краеведческого музея Чеченской Республики в
поствоенный период.
Научно-практическое значение проведенного исследования состоит в том, что его
материалы и основные выводы могут быть использованы при написании обобщающего
труда по истории Чечни и Ингушетии, разработке учебных курсов и пособий по истории,
культурологии и источниковедению вайнахов, этнографии, материальной культуре Чечни
и Ингушетии, чтении спецкурсов в ВУЗах и при написании дипломных и курсовых работ
студентами на гуманитарных факультетах, а также в прикладном искусстве, которое
утратило свое практическое существование в нашей республике, при составлении
музейных экспозиций и т.д. Описание мужской и женской одежды как части
материальной культуры чеченцев и ингушей может быть использовано (и используется)
для пропаганды положительных элементов традиционной культуры и внедрения их в быт
современной молодежи, в возрождении народной культуры в целом.
Полевые материалы, а также основные выводы данного исследования уже нашли
практическое применение в соответствующих отраслях местной промышленности. Были
внедрены в производство рекомендации, основанные на исторических фактах по
некоторым особенностям раскроя
Шавлаева Т.М. Из истории развития шерстенного промысла чеченцев в XIX - нач. XX в. Грозный, 2006. деталей праздничного распашного платья г1абали, по использованию
тканей для изготовления как нарядной, так и повседневной одежды, как это сделал,
например, Чеченский производственный комбинат.
Весьма существенным оказался образец г1абали парадного назначения, восстановленный
исследователем, основываясь на исторических данных. В отличие от установившегося
неверного представления об эталоне г1абали, ему возвращен длинный шлейф, а перед
ограничивается незначительным касанием пола.
Имеющиеся в работе ценные наблюдения и рекомендации могут быть использованы и при
изготовлении других образцов национальной одежды не только чеченцев, ингушей, но и
казаков, проживающих в регионе.
Обширный терминологический материал по тканям, элементам одежды, вооружениям
вайнахов с их аналогами и вариантами в языках других народов Кавказа, России и
зарубежья, использованный в работе, представляет интерес не только для историков и
этнографов, но и специалистов в области филологии, культорологии и искусствоведения.
Апробация работы
Теоретические положения и практические результаты научного исследования изложены в
трех монографиях: «Вайнахская женская одежда (конец XIX - начала XX века)». Нальчик, 2005. - 258 е., «Мужская одежда чеченцев и ингушей XIX - начала XX века». —
Саратов, 2009. - 300 е., «Традиционная одежда чеченцев и ингушей XIX - начала XX века»
- Саратов, 2009. — 400 с. и публикациях общим объемом 60 авторских листов.
Данная работа рассматривалась по частям и в целом в 1980-2009 гг. на заседаниях отдела
истории дореволюционного периода Чечено- Ингушского государственного
объединенного музея и лаборатории истории, этнографии и археологии Комплексного
научно—исследовательского института РАН, расширенном заседании кафедры «История
народов Чечни» Чеченского государственного университета. Идеи и некоторые итоги
исследования излагались на международных, всероссийских, региональных,
республиканских научных форумах. В их числе Международные научные конференции:
«Археология, этнология, фольклористика Кавказа» (Тбилиси, 2009), «Культура народов
Кавказа и Центральной Азии в эволюционных процессах разных эпох» (Санкт-Петербург,
2009); Всероссийская научно-практическая конференция «Историко-культурное и
природное наследие народов Юга России: состояние, перспективы сохранения и
развития» (Грозный, 2009); Региональная научно-практическая конференция «Вузовская
наука — народному хозяйству» (Грозный, 2002); Республиканская научно-практическая
конференция «Депортация чеченского народа: последствия и пути его реабилитации»
(Грозный, 2006); Республиканская научно-практическая конференция «Восстановление
ЧИАССР - решающий фактор реабилитации чеченского народа» (Грозный, 2007).
Результаты исследования периодически обсуждались на Художественном Совете
Производственного комбината Чеченской Республики. Постоянно поддерживались
творческие связи с Министерством культуры Чеченской Республики и его профильными
подразделениями.
Структура диссертации. Цель и задачи исследования определили структуру и объем
работы, которая состоит из введения, общей характеристики диссертации, историографии
исследуемого вопроса, пяти глав с выделенными параграфами и подпунктами,
заключения, библиографии. В приложении диссертации даются списки сокращений и
информаторов, прилагается альбом с фотографиями и иллюстрациями всех видов
традиционной одежды вайнахов, а также снятый по сценарию автора диск по теме
диссертации на русском и чеченском языках.
Заключение научной работыдиссертация на тему
"Одежда чеченцев и ингушей XIX - начала XX вв."
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Проведенное на основе полевых и других этнографических материалов, письменных и
археологических данных исследование основных типов и составных элементов
вайнахской традиционной одежды XIX - начала XX в. привело нас к следующим выводам.
Традиционная одежда чеченцев и ингушей XIX — начала XX в. имеет длительную и
богатую историю, которая свидетельствует о большом мастерстве, художественном
творчестве и эстетических вкусах вайнахов, отражая их культурные традиции и особый
национальный менталитет.
Изменения, произошедшие в описываемое нами время, не только коснулись всех сфер
экономики, быта и культуры чеченцев и ингушей, но и отразились на их одежде.
Национальный костюм вайнахов шлифовался веками, приспосабливаясь как к кочевой,
так и к оседлой жизни горцев. И он не только самый необходимый атрибут культуры,
связанный с этническими и социальными категориями народа, но и полноценный
источник, дающий важную информацию о деятельности человека вообще.
Так, в XIX - начале XX в.в. чеченцы и ингуши (аналогично с соседними йм горцами)
широко использовали для пошива одежды ткани из шерсти, изготовленные кустарным
способом, т. е. домотканину. Наряду с этим в большом количестве использовались шкуры
домашних и диких животных. Из них изготавливали одежду, головные уборы, обувь и
другие народы Центрального Кавказа.
Материал, обнаруженный разными исследователями в разное время в результате
археологических раскопок, показал, что вайнахи еще с древнейших времен владели
техникой выделки шкур, производства ткани для одежды, предметов домашнего
назначения и изготовления металлических, серебряных и золотых украшений.
Обнаруженные датируемые Х1У-ХУ1 вв. в могильниках красная, белая обувь с высокими
и низкими голенищами, сшитые из домотканины шерстяные и шелковые цветные нижние
и верхние рубахи, нижнее белье, головные платки, различного вида и размера медные,
бронзовые, серебряные украшения указывают на то, что им предшествовала
изготовляемая предками вайнахов вполне качественная продукция и традиции ее
использования, незабываемые в течение столетий и передаваемые чеченцами и ингушами
из поколения в поколение. Следует также отметить, что в период позднего средневековья
в быт вайнахов уже были внедрены привозные ткани, доступные лишь женщинам из
зажиточных семей.
Видно, что дошедшие до исследуемого нами периода элементы одежды прошли среди
определенной части населения Чечни и Ингушетии длительный путь и покрой некоторых
из них претерпел позитивные изменения лишь в начале XX в. Таковы старинные широкие
длинные рукава рубахи и нижнее белье, хотя женщины в возрасте вновь возвращались к
прежнему покрою, лишь слегка укоротив для удобства в носке длину одежды и ее
рукавов. Интересно и то, что в датируемых Х1У-ХУ1 вв. могильниках верхняя одежда чоха и архалук не обнаружены. Можно предположить, что эти два элемента в указанный
период у вайнахов не были явно представлены; допустимо и то, что ношение этой верхней
одежды не было принято в их быту.
Известный грузинский исследователь Ив. Джавахишвили отмечает, что термин чоха в
древних памятниках грузинской письменности встречается часто. Он дает такое
разъяснение по поводу чохи: «Чоха по-турецки означает шерстяную ткань. Персы
называют ее также чоха. Поскольку она появляется в грузинском обиходе в 1Х-Х вв.,
более вероятно, что этот термин усвоен из персидского, чем из турецкого, влияние
которого ощущается в более позднее время» [426]. Женская и мужская одежда,
называемая чохой, встречается почти
426 Джавахишвили И.А. Материалы к истории материальной культуры грузинского
народа -Тбилиси, 1962. III. С. 106. у всех народов Кавказа, однако корень ее
происхождения все-таки не ясен. Не представляется приемлемым мнение некоторых
исследователей, будто чоха, называемая русскими черкеской, получила распространение
по всему Кавказу из Черкесии, поскольку в процессе нашей работы мы не обнаружили
подтверждающих это документов.
Исходя из соображений вышеназванных авторов и обнаруженных нами материалов,
можно заключить, что в XIX — начале XX вв. вайнахской самобытной женской одеждой
были: белье коч-хеча (нижняя рубаха и штаны), верхняя рубаха, нагрудник, передник,
чоха (г1абали), архалук, нагольная шуба, головной убор (большого и малого размера
головные платки из шерсти, бумаги и шелка, чухта), носки, обувь (чусты, обувь без
задника, калоши, туфли) и украшения (пояс, нагрудные украшения — туьйдаргаш;
украшения на шею, руки, уши). Покрой указанных выше элементов и украшений носит
общекавказский характер, но есть у них и локальные отличительные признаки. Эти
элементы изготовлялись, кроме исключительных случаев, из местной домотканины и
выделываемых в хозяйстве шкур. Анализ различных комплексов, а также отдельных
элементов одежды вайнахов, показывает нам этническое единство покроя и общность
мужского и женского костюма на территории Чечни и Ингушетии. В них не наблюдается
резко выраженных местных различий, что характерно для мужской традиционной
одежды. Это объясняется большей, чем у женщин, социальной активностью мужчин, их
передвижением и частым общением с представителями близких и дальних обществ и
осуществлением с ними экономических связей.
Вот составной набор традиционного костюма, характерный для Чеченских и ингушских
мужчин: туникообразная рубаха, штаны с широким шагом, черкеска с газырями или без
них, бешмет, овчинные шубы (кетар), меховая овчинная или каракулевая папаха, мягкие
сафьяновые чулки и сапоги, ноговицы пезагаш из войлока и сыромятной кожи,
разнообразная кожаная обувь и калоши, войлочные сапоги, вязаные чулки или носки.
Такая форма одежды частично сохранилась у стариков и по сей день. А черкески,
бешметы, пояса одевались и одеваются в наше время только в торжественных случаях и
на праздники.
Известно, что одежда сопровождает человека с первого же дня его рождения.
Новорожденного одевали в переделанную из старой отцовской или материнской одежды
рубаху, затем с трех-четырех месяцев - в подобие жилета и т. д. Когда ребенок вставал на
ноги, начиналась забота о его одежде. Родители недостаточно обращали внимания на
красоту его одеяния, ибо основные усилия направлялись на приобретение одежды и
украшений дочери к моменту ее совершеннолетия.
В последней четверти XIX века капиталистические отношения стали с очевидностью
проявляться среди народов Кавказа, в торговых лавках появились товары фабричного
производства, которые не только прямо конкурировали с местными изделиями, но
конкурировали и с проявлением оттенка престижности. Попадавшая в равнинные районы
фабричная продукция постепенно поступала и в горные районы, что изменило вид
традиционной женской одежды, сначала собственно верхнего одеяния, а затем и всего
комплекса.
Ткани фабричного изготовления - бумажные, льняные, мягкого ситца -первоначально
были использованы для нижнего женского белья - коч-хеча с сохранением прежнего кроя.
И появилось все это сначала у женщин из состоятельных и зажиточных семей. Появление
тканей, обуви, головных уборов фабричного изготовления частично освободило горянок
от трудоемкой производительной деятельности, которой они занимались в течение веков.
Вместе с тем были поколеблены основы национальной одежды. Этот процесс среди
равнинных вайнахов развился раньше, что было обусловлено, во-первых, развитым
характером хозяйства, а во-вторых, тесными связями с торговыми центрами соседних
народов. Таким образом, вместо нижнего белья длиной до пят появилось короткое, узкое.
На смену верхним широким рубахам пришла более короткая одежда, называемая платьем,
на смену приталенным чохе и архалуку - пальто и т. д.
Изменения, происшедшие с начала нашего века, следует корректировать с возрастом
пожилых людей, поскольку 60-65-летние женщины по-прежнему предпочитают ту форму
одежды, которая присуща была их предкам в течение веков. Конечно, здесь имеется в
виду старый покрой, но не ткань домашнего изготовления. При этом большую роль
сыграла и религия. В указанном возрасте женщины более привержены выполнению
религиозных ритуалов. Они верят, что в широкой одежде им удобнее выполнять
предписанные шариатом нормы.
В связи со сменой религии появилась чухта, скрывавшая волосы замужней женщины, но
она получила широкое распространение лишь среди пожилых чеченок и ингушек.
Ошибочно считают, что эхартан коч — рубаха для загробного мира (в горных обществах миэл-коч) появилась после принятия народами-Северного Кавказа мусульманства.
Знакомство с археологическими материалами Е.И. Крупнова показывает, что она имеет
более длительную историю. По его описанию, она не имеет рукавов, длиной доходит до
пят, белого цвета, но указанное название, так или иначе, имеет религиозный оттенок.
Надеваемая поверх нее рубаха была из цветного шелка, иногда из шерсти. Вместе с тем
носилось нижнее белье длиной до пят старинного покроя, бывшее в обиходе еще до
принятия Ислама. Нижнее белье до колен, видимо, относится к тому периоду, когда
женщины перешли к использованию укороченной одежды.
Среди пожилых чеченских и ингушских женщин до сегодняшнего дня сохранились
рубахи старинного покроя, особенно в горных районах. Появление в женском наряде
нагрудника, на который пришивались украшения, относится к более поздним временам,
поскольку в прежний период украшения пришивались на грудь самой чохи и архалука.
До революции вайнахи из ткани фабричного изготовления шили лучшие элементы
одежды. Особенно красиво были убраны женская свадебная чоха — г1абали и архалук г1овтал. Эти два элемента вайнахского костюма считались выходными и праздничными.
Их ношение варьировалось в зависимости от погоды.
Из рассмотренного материала явствует, что с вайнахской чохой больше схожи те же
элементы одежды грузинской, осетинской, дагестанской женщины, однако каждую из них
характеризуют локальные признаки как в пошиве и убранстве, так и в добавлении к ней
некоторых деталей.
Культурное и этническое взаимовлияние вайнахов и соседних народов исторически
обусловлено вхождением предков чеченцев, ингушей, осетин, балкарцев, кумыков и
других народностей Северного Кавказа в общие политические образования, такие, как
Алания, Союз кипчакских племен и др., а потом и в состав общих государственноадминистративных единиц (Терскую область).
Это взаимовлияние наблюдается при более внимательном изучении одежды чеченцев,
ингушей, осетин, кумыков, черкесов и т.д. Примером является длинная черкеска,
сравнительно длинный бешмет, приталенная и цельнокроенная шуба с обычными
рукавами. Близок к вайнахскому костюм кумычек. Их старинное женское распашное
платье в талию с длинной юбкой и длинными рукавами дублирует аналогичные платья
чеченок, ингушек, осетинок. Даже традиционное платье кумычек - къабалай со вставкой
спереди почти повторяет покрой платья г1абали чеченок и ингушек. Здесь можно сделать
вывод, что оно заимствовано у последних. Нагрудники, с нашитыми кинжаловидными
серебряными украшениями - къаршулюлар (кумык.), тоже были у кумычек
северокавказского происхождения. У чеченцев они называются туъйдаргаш.
Очень много общего выявлено в головных уборах чеченок, кумычек и северокавказских
женщин (шарфы, платки и тюлевые косынки), в вышивках одежды, поясов.
Использовавшаяся в XIX - начале XX вв. одежда не исчезла полностью. Некоторые ее
элементы и по сей день хорошо сохранились. Например, обычай покрывать голову у
пожилых женщин, старинная рубаха типа савана, желательное наличие одного из
элементов зеленого цвета, пользование длинным нижним бельем и чухтой и др.
Особо следует отметить почти забытую, но оригинальную и благородную одежду
вайнахской невесты, вновь востребованную в наши дни. В Чечне и Ингушетии девушки
все чаще выходят замуж в традиционной одежде, и можно надеяться, что и в будущем она
получит широкое повседневно-праздничное применение.
Коренные преобразования, произошедшие в социально-экономической, политической и
культурной жизни Чечни и Ингушетии за годы советской власти, существенно отразились
на одежде и на материальной культуре народа в целом.
В наше время, когда возрастает интерес к многовековой истории материальной культуры
вайнахов, их традиционный мужской и женский костюм предстает перед нами как
современная одежда, сохранившая элементы старинного и дополненная новыми
культурно-эстетическими формами городского костюма.
В настоящее время национальный костюм как комплекс не присутствует в повседневном
быту чеченцев и ингушей, и лишь изредка отдельные его компоненты можно найти у
пожилой части сельских жителей. Однако представления о нем входят в состав
автостереотипов (представление о себе) всего народа, включая и молодежь, и отражаются
в национальных представлениях головных уборов, общего силуэта костюма, понятиях о
достоинстве чистоте и аккуратности выходной одежды и обуви и в других эстетических и
этнических представлениях.
В несколько модифицированной форме национальный костюм продолжает бытовать в
сценической и свадебной одежде, а его специфические варианты часто используются в
ритуальных (похоронных) ситуациях. Можно отметить, что по мере повышения уровня
жизни и возраста к нормальному мирному существованию интерес к национальным
формам костюма начинает возрастать.
Представления о национальном костюме не ограничивается его витальными
потребительскими аспектами. Вместе с другими материальными компонентами
национальной культуры он включен в тот стержневой комплекс идеалов и ценностей,
которые организует вокруг себя всю совокупность повседневной культуры. Это
распределение обязанностей и авторитетов в семье, тесно связанное с пошивом платья и
обычаи взаимопомощи и сопряженные с последними рамки общения потенциальных
супругов - девушек и молодых людей. Сюда же относится и определенный комплекс
верований, пословиц, обычаев и иных норм поведения.
В костюме и его терминологии нашли свое отражение дружественные и
межнациональные контакты. Смена одного типа костюма на другой обозначало изменение
социального и возрастного статуса, и даже когда основная часть народа переходит на
иные формы костюма представления об этих статусных категориях сохраняются.
Таким образом, традиционный костюм, наряду с пищей и жилищем, даже уступая свои
позиции современным глобализованным формам жизнеобеспечения, продолжает
выполнять роль важного культурного медиатора, т.е. фактора, опосредующего
общественные и бытовые взаимоотношения между индивидами и социальными группами
и категориями.
Из собранного материала вытекает подтверждение высказанного во введении тезиса о
том, что традиционная одежда чеченцев и ингушей XIX -начала XX вв. является
вариантом общекавказского (или, конкретнее, северокавказского) костюма и выражает, с
одной стороны, историко-этнографическое единство кавказской историко-культурной
области (и ее северо-кавказской подобласти), с другой стороны - местную этническую
специфику, отраженную в отдельных конкретных деталях, с третьей стороны - локальные
межэтнические связи с ближайшими соседями - народами Дагестана, Грузии, Северной
Осетии - Алания и Кабардино — Балкарии.
Список научной литературыГарсаев, Лейчий
Магамедович, диссертация по теме "Этнография,
этнология и антропология"
1. ХАСИЕВ С.А. Шерстяное и суконное производство чеченцев и ингушей -Архив
ЧИНИИИСФ, ОЛ, д.65.
2. ХАСИЕВ С.А. Кожевснно-меховой и шерстяной промысел чеченцев и ингушей Архив
ЧИНИИИСФ, ОЛ, д.65.
3. ЦГВИА СССР. Ф. ВУА, д. 18502, л. 8.1. Рукописные материалы:
4. ЛУГУЕВ С.А. Одежда дидойцев в XIX-XX вв. Махачкала, 1975. Рук.фонд.ИИЭА. Ф.З.
оп.З, ед. хр 371.
5. ЛУГУЕВ С.А. Одежда дербентских азербаджанцев Махачкала, 1973. Рук. фонд. ИИЭА.
Ф.З. оп.З, д. 350. с.23.
6. МИЛЮТИН Д.А. Материалы по истории Кавказа. Чечня. Библиотека им. В.И. Ленина.
Рукописный фонд. Ф. 169. К. В1. Ед. 7.1. Диссертации:
7. АБДУЛВАХАБОВА Б.Б-А. Одежда чеченцев и ингушей XVI нач. XIX вв.: Дис.
кандитата исторических наук - М.,1992. 182 с.
8. АСТАЛОВ В.А. Материальная культура чеченцев и ингушей в XVIII -нач. XIX в.: Дис.
кандитата исторических наук Грозный, 2006. 192 с.
9. ГАРСАЕВ Л.М. Вайнахская женская одежда (конец XIX начала XX века): Дис.
кандитата исторических наук -М., 1992. 180 с.
10. ИСЛАМОВ A.A. Пережитки первобытнообщинного строя у чеченцев и ингушей: Дис.
кандитата исторических наук М., 1971. 170 с.1. Монографии:
11. АГЛАРОВ М.А. Андийцы. Историко этнографическое исследование. - Махачкала,
2002. 303 с.
12. АГАШИРИНОВА С.С. Материальная культура лезгин конца XIX -начала XX вв. М.,
1978.
13. АЛИМОВА Б.М., ЛУГУЕВ С.А. Годоберинцы. XIX начала XX в.: Историко этнографическое исследование, - Махачкала 1997. 176 с.
14. АРСАЛИЕВ Ш.М.-Х. Этнопедагогика чеченцев М.: Гелиос АРВ, 2007.
15. АКАЕВ В.X. Национальная идея чеченцев Грозный, 2005.
16. АНИСИМОВ И.Ш. Кавказские евреи горцы (Под. ред. С.И. Вайн-штейна) - М.: Наука,
2002. 192 с.
17. АКИЕВА Х.М. Прикладное искусство чеченцев и ингушей в XIX-цаяаяе ХХв.
Грозный, 1984.
18. АТАЕВ Д.М. Поясные пряжки из нагорного Дагестана Махачкала, 2000.
19. АРУТЮНОВ С.А. Народы и культуры: развитие и взаимодействие М., 1989.
20. АРСАХАНОВ И.Г. Чеченская диалектология Грозный, 1969.
21. Античные историки о Северном Кавказе Нальчик, 1990.
22. АХМАДОВ Ш.Б. Чечня и Ингушетия в XVIII начале XIX века -Грозный, 2002.
23. АСХАБОВ И.А. Чеченское оружие М., 2001.
24. АСТВАЦАТУРЯН Э.Г. Оружие народов Кавказа М., 1995.
25. АХМАДОВ Я.З. История Чечни с древнейших времен до конца XVIII века-М., 2001.
26. АХМАДОВ Я.З., Хасмагомадов З.Х. История Чечни в Х1Х-ХХ веках М., 2005.
27. АЛИРОЕВ И.Ю. Язык, история и культура вайнахов Грозный, 1990.
28. АЛИРОЕВ И.Ю. История и культура чеченцев и ингушей1. Грозный, 1994.
29. АЛИРОЕВ И.Ю. Нахские языки и культура Грозный , 1978.
30. АЛИРОЕВ И.Ю., Овхадов М.Р. Кхидолчу метнашкара т1еэцна лексик. -Грозный, 1978.
31. БАГАЕВ М.Х. Культура горной Чечни и Дагестана в древности и средневековье (6 в.
до н.э. 12 в. н. э): - М., Наука, 2009.
32. БГАЖНОКОВ Б.Х. Адыгская этика Нальчик, 1999.
33. БЕЗ АР АШВИЛИ Ц.И. Женская одежда в горах Восточной Грузии -Тбилиси, 1974.
(на груз. яз).
34. БУЛАТОВА А.Г., ГАДЖИЕВА С.Ш., СЕРГЕЕВА Г.А. Одежда народов Дагестана
Пушино, 2001.
35. БУЛАТОВА А.Г. Лакцы. Историко этнографическое исследование -Махачкала, 1971.
387 с.
36. БРОМЛЕЙ Ю.В. Этнос и этнография М., 1983.
37. БЕРЖЕ А.П. Чечня и чеченцы -Тифлис, 1859.
38. БЕРЖЕ А.П. Кавказ в археологическом отношении Тифлис, 1874.- 39. БАТЧЕВ В.М.
Из истории традиционной культуры балкарцев и карачаевцев Нальчик, 1986.
39. БРОНЕВСКИИ С.Б. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе М.,
1823. Ч. 1-Й.
40. БРОНЕВСКИЙ С. Кавказцы (1750-1820 гг.) М., 1823.
41. ВОЛКОВА Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XIII- начале XX вв.
М., 1974.
42. ВОЛКОВА Н.Г., ДЖАВАХИШВИЛИ Г.Н. Бытовая культура Грузии Х1Х-ХХ вв.:
традиции и инновации М., 1982.
43. ГАРСАЕВ Л.М. Вайнахская женская одежда (конец XIX начала XX века) - Нальчик,
2005. 258 с.
44. ГАРСАЕВ Л.М., Мужская одежда чеченцев и ингушей конца XIX -начала XX века
Саратов, 2009. 300 с. (соавторы - М.М. ГАРСАЕВА, Т.С. ШАИПОВА)
45. ГАРСАЕВ Л.М. Одежда чеченцев и ингушей XIX начала XX века. -Саратов, 2009. 400
с.
46. ГАДЖИЕВА С.Ш. Кумыки. Историко этнографическое исследование-М., 1961.
47. ГАДЖИЕВА С.Ш., ОСМАНОВ М.О., ПАШАЕВА А.Г. Материальная культура
даргинцев Махачкала, 1967.
48. ГАДЖИЕВА С.Ш. Одежда народов Дагестана XIX начала XX вв. - М., 1981.
49. Генеология Северного Кавказа. Нальчик. 2002.
50. ГАММЕР МОП IE. Мусульманское сопротивление царизму. Завоевание Чечни и
Дагестана М., 1998.
51. ГЕШАЕВ М. Знаменитые чеченцы. Кн.1 Грозный, 1999.
52. ГРИЦЕНКО Н.П. Экономическое развитие Чечено-Ингушетии в пореформенный
период (1861 1900).-Грозный, 1963.
53. ГЮЛЬДЕНШТЕДТ И.Г. Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа.
СПб., 1809.
54. Декоративно-прикладное искусство Чечено-Ингушетии. Грозный, 1974.
55. ДАНИЛЕВСКИЙ Н. Кавказ и его горские жители в нынешнем их положении М., 1846.
- Грозный: ЧИ НИИ ЭСФ, 1989.
56. ДОДЕ З.В. Средневековый костюм народов Северного Кавказа: очерки истории-М.,
2001.
57. ДАХКИЛЬГОВ И.А. Исторический фольклор чеченцев и ингушей -Грозный, 1978.
58. ДЕШЕРИЕВ Ю.Д. Бацбийский язык М., 1953.
59. ДЖАВАХИШВИЛИ И.А. Материалы к истории материальной культуры грузинского
народа Тбилиси, 1962. Вып. III.
60. ЗЯЗИКОВ М.М. Традиционная культура ингушей: история и современность Ростовна-Дону. 2004.
61. ЗИССЕРМАН А.Г. 20 лет на Кавказе. СПб, 1879. Ч. I.
62. Илли героико-эпические песни чеченцев и ингушей - Грозный, 1979.
63. История Дагестана с древнейших времен до наших дней. В 2-х т. (Отв. ред. А.И.
Османов) М.: Наука, 2004. Т. 1. 627 с.
64. КАНУКОВ И.Д. В осетинском ауле Орджоникидзе, 1985.
65. КРИКУНОВ В.П. Очерки социально-экономического развития Дона и Северного
Кавказа в 60-90 годы XIX в. Грозный, 1973.
66. КРУПНОВ Е.И. Средневековая Ингушетия М., 1971.
67. КРУПНОВ Е.И. Древняя история Северного Кавказа-М., 1960
68. Кабардинский фольклор. М.; - Л., 1936
69. КАЛМЫКОВ И.Х. Культура и быт черкесского колхозного аула -Черкесск, 1957.
70. МАМАКАЕВ М.М. Чеченский тайп в период его разложения -Грозный, 1973.
71. МАМБЕТОВ Г.Х. Крестьянские промыслы в Кабарде и Балкарии во второй половине
XIX- начале XX в. — Нальчик, 1962.
72. МАМБЕТОВ Г.Х. Материальная культура сельского населения Кабардино-Балкарии
Нальчик. 1971.
73. МАЛБСАГОВ Д.Д О некоторых непонятных местах в «Слове о полку Игореве» М.,
1970.
74. МАММАЕВ М.М. Декоративно-прикладное искусство Дагестана. — Махачкала. 1989Материальная культура аварцев — Махачкала, 1967.
75. МЕЖИДОВ Д.Д., АЛИРОЕВ И.Ю. Чеченцы: обычаи, традиции, нравы. Социальнофилософский аспект Грозный, 1992.
76. МУЖУХОЕВ М.Б. Средневековая материальная культура горной Ингушетии (ХШХУИ вв.) Грозный, 1977.
77. МАРКОВИН В.И. В стране вайнахов -М., 1969.
78. МАРТИРОСЯНГ.К. Нагорная Ингушетия -Владикавказ, 1929.
79. МАРГОШВИЛИ Л.Ю. Одежда горянки Центрального Кавказа -Тбилиси, 1980 (на груз.
яз.).
80. МАРГОШВИЛИ Л.Ю. Культурно-этнические взаимоотношения между Грузией и
Чечено-Ингушетией Тбилиси, 1990.
81. МАРКГРАФ О.М. Очерк кустарных промыслов Северного Кавказа -М., 1882.
82. Народы Дагестана (Отв. ред. С.А. Арутюнов, А.И. Османов, Г.А. Сергеева) Москва,
Наука. 2002.
83. ОВХАДОВ М.Р. Национально-языковая политика и развитие чеченско-русского
двуязычия. М: МШ 'У, 2000.
84. ОМАРОВ А. Как живут лаки // ССКГ Тифлис, 1870. Вып III. Отд. 3.
85. Очерки истории Чечено-Ингушской АССР. Т. 1.- Грозный, 1967.
86. Очерки истории Адыгеи —Майкоп, 1957. Т. 1.
87. Очерки истории Чечено-Ингушской АССР. Т. 2.- Грозный, 1972.
88. ПОТТО В.А. Кавказская война. Т.Ч. М., 1888.
89. Путешествие ГЮЛЬНДЕНШТЕДТА в Грузию Тбилиси, 1962. Т. I (на груз. яз.).
90. СЕМЕНОВ Л.П. Археологические и этнографические изыскания в Ингушетии в 19251933 гг.-Грозный, 1963.
91. Сказки, сказания и предания чеченцев и ингушей. Грозный, 1986.
92. СТУДЕНЕЦКАЯ E.H. Одежда народов Северного Кавказа XVIII-XX вв. -М.,1989.
93. ТАИСАЕВ К.У. Изменения в традиционной одежде осетин в связи с развитием
капитализма Черкесск, 1978.
94. УВАРОВА П.С. Кавказ. Путевые заметки М., 1887.
95. УСЛАР П.К. Этнография Кавказа. Языкознание. Чеченский язык. -Тифлис, 1888.
96. ЧЕНТИЕВА М.Д. История Чечено-Ингушской письменности -Грозный, 1958.
97. ЧАХКИЕВ Д.Ю. Огнестрельное оружие поздневековых вайнахов -Грозный. 1990.
98. ЧЕСНОВ Я.В. Лекции по исторической этнологи. М., 1998.
99. Чеченцы и ингуши. Очерк общей этнографии. Азиатская часть СССР. -М., 1960.
100. ШАБАЕВ Д.В. Правда о выселении балкарцев Нальчик, «Эльбрус», 1982.
101. ШТЕЙНБЕРГ Л. Первобытная религия Л., 1936.
102. ШАМИЛЕВ К.Н. Религиозные культы чеченцев и ингушей и пути их преодоления Грозный, 1963.
103. ШАВХЕЛИШВИЛИ А.И. Из истории взаимоотношений между грузинским и чеченоингушскими народами -Грозный, 1963.1. Статьи:
104. АГЛАРОВ М.А. Национальная одежда аварцев в XIX — XX вв.// Материальная
культура аварцев — Махачкала, 2003.
105. АБДУЛВАХАБОВАБ.Б.-А. Детская одежда вайнахов XVII-начала XX вв. // Сб.
статей ЧГУ- Грозный, 1987.
106. АБДУЛВАХАБОВА Б.Б-А. Традиционная мужская одежда вайнахов в XVI-начале
XX века. // Культура Чечни. История и современные проблемы — М., 2006.
107. АБДУЛВАХАБОВА Б.Б-А. Динамика этнокультурных процессов на примере
традиционного костюма чеченцев //Чеченская Республика и чеченцы: история и
современность М., 2006.
108. АХМАДОВ Ш.Б. Развитие скотоводства чеченцев и ингушей в XVIII -нач. XIX в. //
Чечня и Ингушетия в XVIII нач. XIX в. - Грозный, 2002.
109. АХМАДОВ Ш.Б. Ремесленные занятия чеченцев и ингушей в XVIII-XIX вв. //
Вопросы политического и экономического развития Чечено-Ингушетии (XVIII начало XX
вв.) - Грозный, 1986.
110. АХМАДОВ Ш.Б. Из истории развития земледелия и животноводства у чеченцев и
ингушей в XVIII начале XX века //Общественные отношения чеченцев и ингушей в
дореволюционном прошлом (XVIII - начало XX в.) Грозный, 1982.
111. АХРИЕВ Ч.М. Об ингушских женщинах // ССТО. Владикавказ, 1871.
112. АХРИЕВ Ч.М. Ингуши (их предания, верования, поверья) // Избранное. Назрань,
2000.
113. АУТЛЕВ М.Г., ЗЕВАКИН Е.С. Адыгейцы // Народы Кавказа М., 1960.
114. АДИЛСУЛТАНОВ А. Кто мы? // Научно-просветительская газета «Аль-Каф».
Грозный, 1998. №4.
115. АБАЕВ В.И. Происхождение и культурное прошлое осетин по данным языка//
Осетинский язык и фольклор -М.; -Л. 1949. Т.1. С. 171.
116. АЛИРОЕВ И.Ю. Кистинский диалект чеченского языка // Известия ЧИНИИИЯЛ. Т.З.
Вып. 2. Языкознание. Грозный, 1962.
117. АЛИРОЕВ И.Ю. Названия одежды в вайнахскихязыках //Вопросыфилологии
Грозный, 1970. Вып. 16, №33.
118. В АГАПОВ А. Д. Происхождение названий одежды в нахских языках // Вайнах, № 7.
Грозный, 2003.
119. ВАГАПОВ А.Д. Этимологический словарь чеченского языка // Lingua universum —
Назрань, 2009.
120. ВАХУШТИ Б. История Грузии // Картлис Цховреба Тбилиси, 1974. T.VI.
121. ВЕРТЕПОВ Г. В горах Кавказа // ТС. Владикавказ, 1903. Т.VI.
122. ВЕРТЕПОВ Г.А. Очерки кустарных промыслов в Терской области // ТС.
Владикавказ, 1897. T.IV.
123. ВЕРТЕПОВ Г.А. Ингуши //ТС. Владикавказ, 1892. Кн. 2.
124. ВИНОГРАДОВ В.Б. Глиняный штамп с городища Алхан-Кала // Древности ЧеченоИнгушетии М., 1963.
125. ВИНОГРАДОВ В.Б. Первоочередная задача в изучении портняжного промысла у
позднесредневековых вайнахов // Хозяйство и хозяйственный быт народов ЧеченоИнгушетии -Грозный, 1983.
126. ВИНОГРАДОВ В.Б., АБДУЛВАХАБОВА Б.Б-А., ЧАХКИЕВ Д.Ю. «Солнечный
гребень» ингушских женщин // СЭ. М., 1985. Вып. 3.
127. ВОЛКОВА Н.Г. Изобразительные материалы как источник изучения материальной
культуры народов Кавказа // Хозяйство и материальная культура народов Кавказа в XIXXX вв. М., 1971. Вып. 1.
128. ГАДЖИЕВА С.Ш. Кумыкская женская одежда и украшения (XIX-начало XX вв.) //
Дагестанский ЭС. Махачкала. 1974. Вып. 1.
129. ГРИЦЕНКО Н.П. Социально-экономическое развитие притеречных районов в XVIII
первой половине XIX вв. // Труды Чечено-Ингушского НИИ.-Грозный, 1961. Вып. I. Т. IV.
130. ГЕНКО А.Н. Из культурного прошлого Ингушетии. Записки Коллегии востоковедов
М., 1984. Т. V.
131. ГРАБОВСКИЙ Н.Ф. Ингуши // ССКГ. Тифлис, 1876. Вып.9.
132. ГРАБОВСКИЙ Н.Ф. Экономический и домашний быт жителей Горского участка
Ингушского округа // ССКГ. Тифлис, 1876. Вып. III.
133. ГРАБОВСКИЙ Н.Ф. Заметки о Чечне и чеченцах // ССТО. Владикавказ, 1879. Вып. I.
134. ДАЛГAT Б. Первобытная религия чеченцев // ТС.-Владикавказ, 1893, Т. III.
135. ДАЛГАТ Б. Материалы по обычному праву ингушей // ИИНИИК.-Владикавказ, 1930.
Т. II-III.
136. ДАУТОВА P.A. и др. Новые данные о материальной культуре горной Ингушетии (по
результатам раскопок Шуанского могильника) // Традиционная материальная культура
Чечено-Ингушетии Грозный: ЧИ НИИ ЭСФ, 1989.
137. ЗАКС А.Б. Северо-Кавказская историко-бытовая экспедиция Государственного
исторического музея 1936-1937 гг. // Труды ГИМ-М., 1941. Т. XV.
138. ИППОЛИТОВ А.П. Этнографические очерки Аргунского округа // Сб. сведений о
Кавказских горцах Вып. 1. Тифлис, 1868; Чечня и чеченцы в материалах XIX века Элиста. 1990.
139. ИСЛАМОВ A.A. К вопросу о средневековых погребальных сооружениях в верховьях
реки Чанты-Аргун // Известия ЧИНИИИЯЛ. Грозный,1963. Вып. I. Т. III.
140. КАЛОЕВ Б.А. Осетины // Народы Кавказа М., 1971. Т. I.
141. КАЛОЕВ Б.А. Чеченцы // Народы Кавказа М., 1960. Т. I.
142. КАЛОЕВ Б.А. Ингуши // Народы Кавказа М., 1960. Т. I.
143. КРУПНОВ Е.И. К истории Ингушетии // ВДИ. -М., 1939.
144. КРУПНОВ Е.И., МЕРПЕРТ Н.Я. Курганы у станицы Мекенской //
145. Древности Чечено-Ингушетии —M., 1963.
146. КРУПНОВ Е.И., МУНЧАЕВ P.M. Бамутский курганный могильник XIV-XVI вв. //
Древности Чечено-Ингушетии М., 1963.
147. ЛАУДАЕВ У.А. Чеченское племя // ССКГ. Тифлис, 1872. T. VI.
148. ЛОБАЧЕВА Н.П. Среднеазиатский костюм раннесредне вековой эпохи (по данным
стенных росписей) // Костюм народов Средней Азии — М., 1979.
149. МАГОМАДОВА Т.К характеристике торговых связей чеченцев и ингушей с
русскими и Россией в XVI-XVII веках // Вопросы истории Чечено-Ингушетии Грозный,
1977. T. XI.
150. МАКСИМОВ Е. Чеченцы: Историко-географический и статистико-экономический
очерк // Терский сборник. Вып. 3. Кн. 2,- Владикавказ, 1983.
151. МАМУКАЕВ Т.Б. К этнографии и антропологии «Города мертвых» // Вопр.
осетинской археологии и этнографии Орджоникидзе, 1980.
152. МАРКОВИН В.И. Новый памятник эпохи бронзы в горной Чечне // Древности
Чечено-Ингушетии -М., 1963.
153. МАРКОВИН В.И. Чеченские средневековые памятники в верховьях р. Чанты-Аргун
// Древности Чечено-Ингушетии М., 1963.
154. МАКСИМОВ Е. Чеченцы // ТС. Владикавказ, 1893. Кн. 2.
155. МАРГОШВИЛИ Л.Ю. Мужская одежда вайнахов в конце Х1Х-начале XX в. // КЭС.
VI. Тбилиси, 1986.
156. МАРР Н.Я. К истории передвижения яфетических народов с Юга и с Севера Каваказа
// Известия Императорской Академии наук. СПб., 1912, № 11.
157. ОВХАДОВ М.Р. Основные лексические особенности орстхоевского говора
галанчожского диалекта чеченского языка // Сб. статей ЧИГУ1. Грозный, 1983
158. ОМАРОВ А. Как живут лаки // ССКГ Тифлис, 1870. Вып III. Отд.З.
159. ПАНТЮХОВ И. Ингуши // ИКОИРГО. Тифлис, 1900. XII №6.
160. ПРОЗРИТЕЛЕВ Г.Н. Кавказское оружие (оружие кавказских горцев) // Труды
ставропольской архивной комиссии. Вып. 17. 1915. Ставрополь, 1961.
161. РОССИКОВА А. Путешествие от центральной части Горной Чечни // ЭКОРГО, 1896.
Т. XVIII.
162. РАДДЕ. Хевсуретия и хевсуры // ЭКОРГО. Тифлис, 1880. Вып. И. Кн.1. XI.
163. РОЗЕН Р. Описание Чечни и Дагестана // История, география и этнография Дагестана
XVIII-XIX вв. М., 1958.
164. СЕМЕНОВ Л.П. Фригийские мотивы в древней ингушской культуре. Известия.
ЧИНИИИЯЛ. История Грозный, 1959. Т. I. Вып. I. // Мецниереба да техника. - Тбилиси,
1949. №11 (на груз. яз.).
165. СЕРГЕЕВА Г.А. Вязаная обувь народов горного Дагестана // КЭС. -Москва, 1984.
Вып. 8.
166. СЕРГЕЕВА Г.А. Одежда народов Дагестана и Чечни // КЭС. М., 1976. Вып. 6.
167. СЕРГЕЕВА Г.А. Об одежде аварской группы народов Дагестана // Хозяйство и
материальная культура народов Кавказа в XIX-XX вв. М., 1971.
168. СЕРГЕЕВА Г.А. Женские украшения народов аварской группы Дагестана второй
половины XIX начала XX вв. // КЭС. - М., 1980. Вып. 7.
169. СЕРГЕЕВА Г.А. Основные комплексы традиционной одежды и их трансформация в
советское время // Этнические и культурно-бытовые процессы на Кавказе -М., 1978.
170. СОХАДЗЕ А. Единицы измерения длины в Древней Грузии // Мецниереба да техника
Тбилиси, 1949. №11 (на груз. яз.).
171. СТУДЕНЕЦКАЯ E.H. Архивные документы как источник изучения материальной
культуры народов Кавказа // Хозяйство и материальная культуранародов Кавказа в XIXXX вв. М., 1971.Вып. I.
172. СТУДЕНЕЦКАЯ E.H. Одежда // Культура и быт народов Северного Кавказа (19171976 гг.)-М., 1968.
173. СТУДЕНЕЦКАЯ E.H. Одежда чеченцев и ингушей в Х1Х-ХХвв. // Новое и
традиционное в культуре и быту народов Чечено-Ингушетии -Грозный, 1985.
174. СТУДЕНЕЦКАЯ E.H. Кабардинцы и черкесы // Народы Кавказа М., 1960.
175. СУХАРЕВА O.A. Опыт анализа покроев традиционной «туникооб-разной»
среднеазиатской одежды в плане их истории и эволюции // Костюм йародов Средней Азии
— М., 1979.
176. ТОГОШВИЛИ Г.Д. Из истории грузино-вайнахских политических взамоотношений
во второй половине XVIII в. // Известия ЧИНИИИЯЛ. Т. 5. Вып. I. Грозный, 1964.
177. УМАРОВ С.Ц. Археологические исследования в высокогорных районах Чечни в 1968
г. // Археолого-этнографический сборник. Грозный, 1976. Т. 4.
178. УВАРОВА П.С. Могильники Северного Кавказа // Мак. М., 1900.1. Вып. 8. ♦
179. ХАСБУЛАТОВ А.И. Состояние мелкотоварного производства (кустарные промысли)
// Чечено-Ингушетия накануне и в период революции1905 года Грозный, 1991.
180. ХАСБУЛАТОВА З.И. Некоторые формы взаимопомощи, связанные с хозяйственным
и семейным бытом чеченцев и ингушей в конце XIX начале XX вв. // Хозяйство и
хозяйственный быт народов Чечено-Ингушетии. -Грозный, 1983.
181. ХАСБУЛАТОВА З.И. Народные промыслы чеченцев и ингушей в
182. XIX начале XX вв. - Лам №3 (15)- 2002.
183. ХАРАДЗЕ Р.Л. Пережитки семейного племени в Тушетии // Материалы по
этнографии Грузии Тбилиси, 1959. Т. 10.
184. ЧОКАЕВ К.З. Древние свидетельства о названиях и размещении нахских племен //
АЭС. — Грозный, 1966.
185. ЧЕРНЫХ E.H. Спектральные исследования металлических изделий из могильника
Гатым-Кале // Древности Чечено-Ингушетии М., 1963.
186. ШАВЛАЕВА Т.М. Проблема возрождения шерстяного промысла на предприятиях
местной промышленности ЧИАССР // Народные художественные промыслы Северного
Кавказа: традиции и современность. Махачкала, 1988.
187. ШАВЛАЕВА Т.М. Из истории развития ткацкого ремесла чеченцев в XIX нач. XX в.
// Известия Северо-Кавказский регион. Общественные науки. Приложение -Ростов-наДону. №11. 2006.
188. ШИЛЛИНГ E.H. Ингуши и чеченцы // Религиозные верования народов СССР.-М.;-Л.,
1931.
189. ЩЕБЛЫКИН И. Ковры и вышивки // Известия. ИНИИК Владикавказ, 1928. T. I.
190. ШЕГРЕН А.Н. Религиозные обряды осетин и ингушей при разных случаях// К. 1846.
№27-29.
191. ЯКОВЛЕВ М.Ф. Вопросы изучения чеченцев и ингушей // Сердало -Грозный, 1929.
192. ЯНДАРОВ X. История чеченской письменности. // Северо-Кавказский Краевой
Горский НИИ. Записки. Т.П. Рн\Д, 1929.
193. Художественные произведения:
194. АЙДАМИРОВ A.A. Длинные ночи Грозный, 2005.
195. Илли о гехинце Гани. Перевод с чеченского Н.Горской. «Илли-героико-эпические
песни чеченцев и ингушей» Грозный, 1979. С. 131-132.
196. ЛЕРМОНТОВ М.Ю. Полн. собр. соч. Л., 1940. Т. 4.
197. ТОЛСТОЙ Л.Н. Собр. соч.: В 22 т. Т. 14,- М., 1983.1. Словари:
198. АЛИРОЕВ И.Ю. Сравнительно-сопоставительный словарь отраслевой лексики
чеченского и ингушского языков и диалектов Грозный, 1975
199. АБАЕВ В.И. Историко этимологический словарь осетинского языка. В 4-х т.-М.,
1958. Т. 1.655 с.
200. КАРАСАЕВ А.Т., МАЦИЕВ А.Г. Русско-чеченский словарь М., 1978.
201. МАЦИЕВ А.Г. Чеченско-русский словарь М., 1961.
202. ОВХАДОВ М.Р. Социолингвистический анализ развития чеченско-русского
двуязычия Грозный, 2007.
203. Русско-казахский словарь М., 1954.
204. Русско-башкирский словарь М., 1964.
205. Русско-кумыкский словарь М., 1960.
206. Русско-карачаево-балкарский словарь М., 1965.
207. Русско-хакасский словарь М., 1954.
208. Русско-татарский словарь М., 1984.
209. Турецко-русский словарь М., 1931.
210. Материалы международных, всероссийских, региональных, республиканских
конференций:
211. АЙДАЕВ Ю.А. Чеченцы: история и современность -М., 1996.
212. ГАРСАЕВ Л.М. Последствия депортации чеченского народа в сфере материальной
культуры // Материалы республиканской научно-практической конференции «Депортация
чеченского народа: последствия и пути его реабилитации» Грозный, 2006. С. 139-140
213. ГАРСАЕВ Л.М. Вайнахская традиционная женская одежда конца XIX нач. XX вв. //
«Вузовская наука-народному хозяйству». Материалы региональной научно-практической
конференции, 4-5 июня 2002. - Грозный, 2003 г. С. 18.
214. ШАВЛАЕВА Т.М. К истории шерстяного промысла вайнахов // Искусство народных
художественных промыслов Северного Кавказа // Тезисы докладов региональной научнопрактической конференции Нальчик, 16-19 октября Махачкала, 1989.
215. ШАВЛАЕВА Т.М. Возрождение традиционного бурочного производства на
предприятиях НХП Чеченской Республики // Всероссийская научно-практическая
конференция «Наука, образование и производство» Материалы конференции Грозный,
2003.
216. СПИСОК ПРИНЯТЫХ СОКРАЩЕНИЙ
217. АИЭ Архив Института этнографии АН СССР. Москва.
218. ТВ Терские ведомости. Владикавказ.
219. ТС — Терский сборник. Владикавказ.
220. ССКГ Сборник сведений о кавказских горцах. Тифлис.
221. ССК Сборник сведений о Кавказе. Тифлис.
222. ИИНИИК Известия Ингушского научно-исследовательского института краеведения.
Владикавказ
223. ЦГВИА Центральный государственный Военный исторический архив СССР. Москва.
224. КЭС Кавказский этнографический сборник. Москва.
225. ГМЭ Государственный Музей этнографии народов СССР. Москва.
226. СЭ Советская этнография. Москва — Ленинград.
227. СМЭ Сборник материалов по этнографии России, издаваемый при
228. Дашковском этнографическом музее. Москва.
229. ЭКОИРГО Записки Кавказского отдела императорского Русскогогеографического
общества. Тифлис.
230. ГИМ Государственный Исторический Музей. Москва.
231. ССТО Сборник сведений о Терской области. Владикавказ.
232. ВДИ Вестник древней истории. Москва.
233. ЧИНИИЯЛ Чечено-Ингушский научно-исследовательский институт истории языка и
литературы
234. МАК Материалы по археологии Кавказа. Москва.
235. ПИИЭ Полевые исследования Института Этнографии АН СССР.1. Москва.
236. СМОМПК Сборник материалов для описания местностей и племен1. Кавказа.
237. Табас. -Табасаранский язык1. Тюрк. Тюркский язык1. Чирах. Чирахский язык1. Евр.
Еврейский язык
238. Др. русск. -Древний русский язык1. Азер. Азербаджанский язык1. Иран, -иранский
язык1. Лит. Литовский язык1. Лтш. Латышский язык1. Чуваш. Чувашский язык1. Швед.
Шведский язык1. Афган. Афганский язык1. Тадж. Таджикский язык1. Хварш.
Хваршинский язык
239. АРСАКАЕВ ШУДДИ 60 лет с.Тевзана Веденского района
240. АБДУЛКАРИМОВ Денисолт 90 лет, с. Эрсеной Веденского района.
241. АРСАКАЕВ Шудди 60 лет, с.Тевзана Веденского района.
242. АБДУЛ-БАКИ Джамо 90 лет, г. Зарка, Иордания
243. АБДУРУЗАКОВ Дарка 95 лет, с. Элистанжи Веденского района.
244. АВТОРХАНОВ Шамсу 90 лет, с. Дарго Веденского района.
245. АКАЕВ Хумид 95 лет, с. Гуш-Корта Шатоевского района.
246. АЛИЕВА Ашат 95 лет, с. Шали, переулок Ленина, 42.
247. АРСАНУКАЕВА Марем 100 лет, с. Самашки Ачхой-Марта-новского района.
248. АУШЕВ Муса 50 лет, с. Сурхохи Назрановского района1. РИ.
249. АХМАДОВА Маржан 90 лет, с. Ножай-Юрт Ножай-Юртов-ского района.
250. АХМАДОВ Даба 70 лет, с. Шатой Шатойского района.
251. АХМАДОВ Сайт-Эми 80 лет, с. Элистанжи Веденского района.
252. АХМАТХАНОВ Зияудди- 90 лет, с. Элистанжи Веденского района
253. АХМАТХАНОВ А Ахьсарт-80 лет, с. Элистанжи Веденского района
254. БАЙСУЕВ Амир 86 лет, с. Ведено Веденского района.
255. БАЛГАЕВА Ата- 96 лет, с. Элистанжи Веденского района
256. БАЙСУЛТАНОВА Хамсат 100 лет, с. Автуры. ул. Цугаева, 85, Шалинский район.
257. БЕДАНОКОВА Навеет 60 лет, г.Майкоп, Адыгея.
258. БЕРСАНОВ Адам 70 лет, с. Шаами-Юрт Ачхой-Мартанов-ского района.
259. БЕРСАНОВ Хож-Ахмед 80 лет, с. Шаами-Юрт Ачхой-Мар-тановского района.
260. БЕРСАНОВ Бадрудди 70 лет, с. Новые-Атаги Шалинского района.
261. БОГАТЫРЕВ Гелани 60 лет, г. Малгобек, РИ.
262. ВАЦУЕВ Зема — 80 лет, с. Гойты Урус-Мартановского района.
263. ГАДАЕВА Зебират 103 года, с. Ачхой-Мартан.
264. ГАЗИЕВА Аби 97 лет, с. Алхан-Кала Грозненского района.
265. ГАЗИЕВ Муси 90 лет, с. Элистанжи Веденского района.
266. ГАЗИЕВ Саид-Магомед 80 лет, с. Элистанжи Веденского района.
267. ГАСТИЕВ Бакро- 90 лет, с. Элистанжи Веденского района
268. ГАЛАЕВ Магомед 70 лет, с. Барзой Шатойского района.
269. ГАНДАЛОЕВ Хамид 70 лет, с. Яндырка Назрановского района, РИ.
270. ГАЧАЕВ Магомед 100 лет, с. Элистанжи Веденского района.
271. ГЕДАГАЗОВ Алихан 65 лет, с. Кантышево Назрановского
272. ГЕРИХАНОВ Косум 80 лет, г. Аргун.
273. ГИРЕЕВ Ахмед 76 лет, с. Самашки Ачхой-Мартановского района.
274. ГОЙСУЕВ Магомед 55 лет, с. Хаттуни Веденского района.
275. ГУ ДАЕВ А Анисат 86 лет, с. Ведено Веденского района.
276. ГУМАШВИЛИ Сулейман 60 лет, с.Омало Ахметского района Грузии.
277. ГАМУРЗИЕВ Магомед 77 лет, с. Гамурзиево Назрановского района, РИ.
278. ГАРСАЕВ Магамед 90 лет, с. Элистанжи Веденского района.
279. ГАРСАЕВА Санет 78 лет, с. Элистанжи Веденского района.
280. ГАСТИЕВА Аби 90 лет, с. Элистанжи Веденского района.
281. ГАПАЕВ Адулла 70 лет, с. Автурьт Шалинского райна
282. ДАУДОВА Аба 100 лет, с. Белгатой Шалинского района.
283. ДАДАЕВ Мажда 100 лет, с. Дышни-Ведено Веденского района.
284. ДАДАЛОВ Мохмад-130 лет, г. Шали
285. ДЕМИШЕВ Хамид 77 лет, г. Аргун.
286. ДАУДОВА Фатима 94 года, г. Урус-Мартан.
287. ДЖАМБЕКОВ Апти 75 лет, с.Дуба-Юрт Шалинского района.
288. ДЕМЕРЖИ Жевдет — 40 лет, Чечен Казанжик, Турция.
289. ДЕМЕРЖИ Юнус 83 года, Чечен - Казанжик, Турция.
290. ДЕМЕРЖИ Нажия 77 лет, Чечен - Казанжик, Турция.
291. ДУДАЕВ Ибади 80 лет, с. Элистанжи Веденского района.
292. ДЖАБРАИЛОВ Мохьмад 80 лет, с. Тевзана Веденского района
293. ЗАКРИЕВА Марет 88 лет, г. Аргун.
294. ЗАКАРАЕВ Сейд-Селим — 110 лет, с. Элистанжи Веденского района.
295. ЗУБАЙРАЕВА Залпа 80 лет, с. Гойты Урус-Мартановского района.
296. ИБРАГИМОВА Зайнап 110 лет, с. Белгатой Шалинского района.
297. ИБРАГИМОВА Хеди 86 лет, с. Итум-Кали Шатоевского района.
298. ИБАЛОВА Уммат 76 лет, с. Беной Ножай-Юртовского района.
299. ИНДЕРБАЕВ Гелани 70 лет, с. Элистанжи Веденского района.
300. ИСАЕВА Аминат 97 лет, с. Итум-Кали Шатоевского района.
301. ИСРАИЛОВ Ахмад 95 лет, с. Итум-Кали Шатоевского района.
302. ИРИЗИЕВ Эламирза 90 лет, с. Тевзана Веденского района.
303. ИРИЗИЕВ Мохьмад 90 лет, с. Тевзана Веденского райна
304. ИСРАИЛОВ Жамалдин 85 лет, г. Шали, ул. Фрунзе, 23.
305. ИСРАИЛОВА Небисат 90 лет, с. Шатой Шатоевского района.
306. ИДРАЗОВ Терло 80 лет, г. Саратов.
307. КАДЫРОВА Амнат 75 лет, с. Элистанжи Веденского
308. КАСАЕВ Супьян 80 лет, с. Шаами-Юрт Ачхой-Мартанов-ского района.
309. КУРКИЕВ Магомед 85 лет, с. Экажево Назрановского района.
310. ЛУЛУЕВ Хамзат 90 лет, с. Ведено Веденского района.
311. ЛУЛУЕВ Абдулла 88 лет, с. Эшилхатой Веденского района.
312. ЛЬЯНОВА Макка 89 лет, с. Джейрах Назрановского района.
313. МАГОМАДОВА Баду 80 лет, с. Булгат-Юрт Ножай-Юртов-ского района.
314. МАГОМЕДОВ А Рукият 90 лет, с. Самашки Ачхой-Марта-новского района.
315. МАГОМЕДОВА Эсет 95 лет, г. Грозный.
316. МАНКАЕВА Сану 86 лет, с. Гуржи-Мохк Ножай-Юртов-ского района.
317. МАРГОШВИЛИ Дзаур 85 лет, с. Дуиси, Грузия.
318. МАХАУРИ Асхаб 100 лет, с. Бамут Ачхой-Мартановского района.
319. МЕДОВ Якуб 52 года, г. Назрань.
320. МЕЖИДОВА Леки 98 лет, с. Эрсеной Веденского района.
321. МЕРЖОЕВ Джабраил 80 лет, г. Малгобек, РИ.
322. МИНАЕВА Макка 101 год, с. Аршты Ачхой-Мартановского района, РИ.
323. МИЦИЕВ Ильман 100 лет, с. Нефтяник Веденского района.
324. МУРТАЗОВ Яраги 80 лет, с. Алхазурова Урус-Мартановского района.
325. МУРТАЗОВ А Шумист 50 лет, с. Алхазурова Урус-Мартановского района.
326. МУЖУХОЕВ Ахмад 79 лет, с. Кантышево Назрановского района, РИ.
327. МУЗАЕВА Аймани 86 лет, с. Курчалой Шалинского района.
328. МУКАЕВА Хава 70 лет, с. Катыр-Юрт Ачхой-Мартанов-ского района.
329. МУКУШЕВ Хаши 80 лет, с. Агишбатой Веденского района.
330. МУСАЙХАНОВ Каим 90 лет, с. Ца-Ведено Веденского района.
331. МУСЛИМОВ Абубакар 86 лет, с. Махкеты Веденского района.
332. МУЦУРУЕВА Узимат 97 лет, с. Беной Ножай-Юртовского района.
333. МУЦОЛЬГОВА Фатима 70 лет, г. Назрань, РИ.
334. МАГОМЕДОВА Малика 96 лет, с. Ведено Веденского района.
335. МАРГОШВИЛИ Султан 98 лет, с. Дуиси Ахметского района, Грузия.
336. МАРЖАН Шишани 88 лет, г. Зарка, Иордания.
337. МЕЖИЕВ Абдул-Вахаб- 86 лет, с. Махкеты Веденского района.
338. МЕЖИДОВ Нажмудди 90 лет, с. Элистанжи Веденского района.
339. МЕНДИЕВ Хуту 80 лет, с. Элистанжи Веденского района.
340. НАУРБИЕВА Марем 86 лет, г. Назрань, РИ.
341. ОЬНЛЮ Медет 48 лет, с. Чардакх, Турция.
342. ОЬНЛЮ Хьава 77 лет, с. Чардакх, Турция.
343. ОЬЗДИЛЬ Хайрия 78 лет, с. Чардакх, Турция.
344. ОСМАЕВ Ахмед 90 лет, с. Итум-Кали Шатоевского района.
345. ОСМАЕВ Альви 58 лет, Новые - Атаги, Шалинский район.
346. ПАТИЕВ Султан 55 лет, г. Назрань.
347. ПЕРСИЕВ Хизар 88 лет, с. Автуры Шалинского района.
348. САТАБАЕВ Лом-Али 85 лет, г. Шали, ул. Фрунзе,9.
349. САЙДУЛГИРИЕВ Зайнди 85 лет, с. Нефтяник Веденского района.
350. СУМБУЛАТОВ Абу-Али 80 лет, с. Кошкельды, Гудермеского района.
351. САГАЕВА Цака — 100 лет, с. Гойты Урус-Мартановского района.
352. СУСУРКАЕВА Хуту 60 лет, с. Тевзана Веденского района.
353. САМЕХ Бено 60 лет, г. Зарка, Иордания.
354. ТЕПСУЕВ Абдул-Вахид 80 лет, с. Эрсеной Веденского района.
355. ТЕПСУЕВ Селим-Султан-85 лет, с. Агишбатой Веденского района.
356. ТАЙСУМОВ Дакла 88 лет, с. Курчали Веденского района.
357. ТЕХИГОВ Юсуп-Хаджи 87 лет, с. Харачой Веденского района.
358. ТАМАЕВ Сугаип 70 лет, с. Рошни-чу Урус-Мартановского
359. УСУМОВ Израил 87 лет, с. Гуни Веденского района.
360. ФЕЙСАЛ Фирдовс 80 лет, г. Зарка, Иордания.
361. ХУТИЕВ Саид-Магомед 80 лет, с. Эрсеной Веденского района.
362. ХАДИСОВА Рашан 80 лет, ст. Наурская Наурского района.
363. ХАЦИЕВ Исмаил 102 года, с. Аршты Ачхой-Мартановского района.
364. ХАЦИЕВ А Саидат 96 лет, с. Аршты Ачхой-Мартановского района.
365. ХАЛУХАЕВ Магомед 96 лет, с. Таргим Назрановского района, РИ.
366. ХАЛИЛ Жафар- 70 лет г. Зарка, Иордания.
367. ЦАКАЕВ Хасан 100 лет, с. Элистанжи Веденского района.
368. ЦАТИАШВИЛИ Элизбар 52 года, с. Омало Ахметского района, Грузия.
369. ЦОНКАШЕВ Сулейман 90 лет, с. Бамут Ачхой-Мартановского района.
370. ЦОНКАТНЕВА Аминат 99 лет, с. Бамут Ачхой-Мартановского района.
371. ЦОНКАТТТЕВА Рехант 90 лет, с. Бамут Ачхой-Мартановского района.
372. ШАМИЛЕВ Абуезид 90 лет, хутор Шамиля Веденского района.
373. ШАМСАЕВ Абу 71 год, с. Шаами-Юрт Ачхой-Мартановского района.
374. ШОВХАЛОВ Мухади 80 лет, с. Самашки Ачхой-Мартанов-ского района.
375. ШАМСУДИНОВ Магомед 85 лет, с. Гехи Урус-Мартановского района.
376. ШИШАНИЯ Яга 78 лет, г. Зарка, Иордания.
377. ЭЛЕСОВ Иса 80 лет, с. Тевзана Веденского района.
378. ЭЛЕСОВ А Сацита 75 лет, с. Тевзана Веденского района.
379. ЭНГИНОЕВА Ама 76 лет, с. Сагопши Малгобекского района, РИ.
380. ЭЛИХАНОВА Саждат 120 лет, с. Ачхой-Мартан.
381. ЮХИГОВА Хава 110 лет, с. Ведено Веденского района.
382. ЯНДАРОВА Табарак 90 лет, с. Ведено Веденского района.
383. ЯНГУЛБАЕВ Гага 80 лет, с. Элистанжи Веденского района
384. ЯНДИЕВ Берс 86 лет, с. Балта Пригородного района СО -Алания.
385. ЯКИМ Арслан 70 лет, г. Сувелих, Иордания.
386. Научное издание Гарсаев Лейчий Магамедович ОДЕЖДА ЧЕЧЕНЦЕВ И ИНГУШЕЙ
Х1Х-НАЧАЛА XX века
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа