close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Ингушско-русский билингвизм
Ингуши – билингвы, говорящие на ингушском и
русском языках, и поэтому русский язык, наряду с
родным, занимает одно из ведущих мест в общественнополитической жизни республики.
Несмотря на то, что в 1923 году официально был
принят
ингушский
латиницы,
русская
алфавит,
созданный
лингвокультура
на
оказала
основе
мощное
воздействие на развитие и становление ингушского
литературного языка. Это влияние сказалось во всем.
Прежде
всего
в
развитии
функционально-стилевой
системы ингушского языка. Так, научный стиль и его
научно-учебный
и
научно-популярный
подстили
формировались под воздействием принятой в русской
науке
системы
описания
понятий.
Заимствовались
образцы построения речи. По аналогии создавались
научные и учебно-научные тексты на ингушском языке.
Основным
социально
взаимодействия
Республике
ингушского
Ингушетия
значимым
и
русского
является
типом
языков
в
ингушско-русское
двуязычие. По мнению Ф.Г. Оздоевой, первой областью
общественной жизни, ставшей ареной функционального
взаимодействия ингушского и русского языков, является
система образования. Открытие в 1868 году первой
двухклассной горской школы в Ингушетии положило
начало изучению русского языка как предмета (Оздоева,
2008. С.6)
Экскурс в обозримую историю ХХ века позволяет
выделить следующие этапы в развитии лингвокультуры
ингушей:
1)
применение
ингушской
письменности,
созданной на латинской графической основе, в 1923 –
1938 годах, использование ингушского и русского языков
в устном и письменном общении; 2) бытование введенной
по указанию свыше кириллицы, представленной русской
графикой, в период с 1939 по 1944 годы; развитие
ингушско-русского двуязычия в устной и письменной
сферах общения; 3) 1944 – 1957 гг. – высылка ингушей за
пределы исторической родины, геноцид, сопровождаемый
неприкрытым
этноцидом:
не
только
физическим
уничтожением нации, но и нравственным – уничтожением
посредством лишения ее родного языка, уничтожением
объектов лингвокультуры, этнокультуры, национального
самосознания; в этот период языки существуют как бы
изолированно: ингуши берут ориентацию на эндогенные
браки, на отношения внутри нации, используя для
общения между собой ингушский язык, для общения с
народами, которые их окружают в ссылке, русский язык
или
их
родные
взаимодействие
происходит
языки
(например,
ингушского
стихийно,
и
без
казахский);
русского
опоры
на
языков
обучение,
позволяющее выработать гибкий переход от одного
языкового кода к другому; 4) с 1957 г. по 1991 г. ингуши
существуют в составе Чечено-Ингушской АССР, часть
населения проживает в селах или в районных городах
сельского типа, другая часть населяет город Грозный;
возникает
своеобразный
билингвизма,
дисгармоничного
идиомом
русский
тип
ингушско-русского
сопровождаемый
билингвизма
язык,
а
полилингвальный
тип
чеченско-русский
полилингвизм;
с
развитием
преобладающим
также
взаимодействия
5)
с
формируется
-
ингушско-
1992
г.
по
настоящее время – эпоха, включающая разные тенденции,
начиная от разрушения билингвальной ситуации и
заканчивая принятием Закона «О государственных языках
Республики Ингушетия».
Характеризуя
языковую
ситуацию
в
Республике
Ингушетия, Р.И. Ахриева пишет о том, что основными
видами
билингвизма являются
ингушско-русский
и
русско-ингушский билингвизм. (Ахриева, 2008. С.12).
Вполне очевидно, что билингвизмом охвачено все
ингушское
общество.
связанные
с
Однако
сущностью
ингушско-русский
возникают
билингвизма.
билингвизм
–
один
вопросы,
Бесспорно,
из
самых
распространенных типов взаимодействия ингушского и
русского
языков
–
присущ
ингушам:
сегодня
их
большинство в республике, кроме того ингушский язык –
титульный язык в республике Ингушетия. Он же и
государственный, наряду с русским. Но относится ли
русско-ингушский билингвизм только к русским, которые
владеют, наряду с русским языком, также и языком
ингушским
(и
билингвизмом
в
этом
охвачено
случае
русско-ингушским
незначительное
количество
населения) или же его мы должны отнести к молодому
поколению ингушей, которое в семье вначале усваивает
русский язык, а затем в процессе общения со старшим
поколением, с родственниками, со сверстниками –
носителями ингушского языка, в процессе обучения в
школе постепенно усваивает и ингушский язык, который
в их жизни становится хотя и вторым, но все же
этнически
родным
языком,
необходимым
для
социализации молодежи в ингушском обществе.
Вопросы
эти
в
плане
социолингвистического
взаимодействия в Республике Ингушетия весьма не
праздные, и они требуют своего решения и научной
интерпретации. Однако самым распространенным типом
языкового взаимодействия остаётся ингушско-русский
билингвизм.
С точки зрения уровня владения ингушским и русским
языками в ингушском обществе Р.И. Ахриева выделяет
четыре социалемы: 1) языковой коллектив, в котором
наблюдается активное пользование родным языком и
слабое
знание
русского
языка,
низкая
степень
пользования русским языком; 2) языковой коллектив, в
котором наблюдается активное пользование русским
языком и слабое знание и пользование родным языком; 3)
коллектив,
относительно
свободно
владеющий
ингушским языком и неплохо владеющий русским
языком; 4) коллектив, неплохо владеющий родным
языком и относительно свободно владеющий русским
языком (Ахриева, 2008. С.12-13).
Подобная конверсия, когда индивид или коллектив в
целом лучше владеет одним языком и хуже другим и
наоборот,
- явление вполне закономерное. Гораздо
важнее, что за этим стоит. Предположительно к первой из
названных
социалем
относятся
люди
старшего
поколения – в возрасте от 65 лет и старше, что составляет
примерно 5,8% от общего количества населения. Причем
этот контингент людей активно общается как на
ингушском, так и на русском языках, но под «слабым
знанием» русского языка
понимается то, что это
поколение говорит с ингушским акцентом, допускает
нарушения грамматических правил русского языка как в
устной, так и в письменной речи. Вторая социалема – это
коллектив молодых людей, выросших в семьях билингвов
второго и третьего поколения. Они безупречно говорят
по-русски,
но
наблюдаются
в
устной
элементы
ингушской
замещения
речи
у
них
особенностей
ингушской речи фонетическими элементами русской
речи: конах - вм.: къонах, йоъ – вм.: йоI. Наблюдается
также смешение эргативного и именительного падежей,
связанное с тем, что в ингушском языке подлежащее
может быть выражено и в эргативном, и в именительном
падеже, в то время как в русском языке подлежащее стоит
в именительном падеже: нано вм.: нанас и т.п. У
представителей третьей и четвертой социалем, к которым
условно можно отнести жителей республики в возрасте от
40 до 65 лет, значительно активнее происходит смешение
языковых кодов – ингушского и русского. Соответственно
вторая социалема составляет примерно 44%.
Третья и
четвертая - ≈22%.
В целом ингуши отличаются достаточно высоким
уровнем владения русским языком. Этому немало
способствовало
территория
наличие
лингвистического
опыта:
Ингушетии всегда была билингвальной.
Исторически сложилось так,
что ингушский народ,
являясь значимым звеном в полиэтнической среде и
социокультурной структуре Кавказа, наиболее тесно
контактировал с Грузией, с западными кавказцами –
адыгами, ираноязычными осетинами. И сегодня ингуши
проявляляют интерес к языкам соседей. Известно, что
ингуши,
живущие
в
пограничных
селах,
обычно
усваивают языки своих соседей: чеченский, грузинский,
осетинский, кабардинский.
Внелингвистические,
социальные
факторы
также
влияют на усвоение чужих языков и, в первую очередь,
русского:
ингуши
широко
участвуют
в
жизни
российского, международного социума. Они работают,
учатся за пределами своей республики, приобретая на
практике обширный лингвистический опыт. Утрачивают
ли они при этом свой родной язык? Или же, наоборот,
создаётся база для его дальнейшего формирования?
Вопросов возникает бесконечное множество. Гораздо
больше, чем ответов.
Ингушская интеллектуальная элита неоднократно
поднимала вопросы функционирования и сохранения
ингушского языка в условиях билингвальной ситуации.
Не секрет, что в Ингушетии, как указывает в своих
работах
Албогачиева
М.,
наблюдается
тендеция
образования однопоколенных семей, где воспитанием
детей больше занимаются родители, а традиционная роль
бабушек и дедушек почти изжила себя, как и практика
неразделенных семей. «Современные родители стремятся
взять воспитательный процесс полностью на себя,
обойтись
без
участия
людей
старшего
поколения.
Большая часть родителей считает, что воспитание детей в
детских дошкольных учреждениях приносит гораздо
больше пользы, чем воспитание их дедушками и
бабушками. Это, безусловно, сказывается на знании
языка, ингушского этикета, обрядов, праздников и всего
остального, из чего складывается культура народа и
формируется личность. Именно из-за отсутствия таких
контактов в значительной мере
разрушается языковая
модель ингушского языка.
Другой важной причиной
расшатывания
системы
ингушского языка является то, что из-за отсутствия
соответствующей
терминологии
он
перестает
использоваться в различных сферах науки, культуры,
политики, экономики, перестает быть языком, пригодным
для
употребления
в
этих
областях
деятельности.
Соответственно, он отходит на второй план, так как
специалисты
переходят
к
ведению
бесед
на
соответствующую тематику на русском языке.
Для
решения
этой
проблемы
необходим
национальный проект, в разработку которого будут
вовлечены
высококвалифицированные
специалисты,
способные
подготовить
тематические
ингушском
языке,
соответствующие
словари
на
пособия.
Естественно, для реализации этой идеи нужна финансовая
поддержка со стороны государства.
Можно
предположить,
что,
если
не
будут
предприняты соответствующие меры, уже через пару
поколений
русский
язык
станет
среди
ингушей
доминирующим, а это, в свою очередь, приведет к
угасанию
ингушской
культуры.
Вполне
реально,
согласно мнению лингвистов, что в течение ближайших
ста лет исчезнут тысячи языков и, возможно, в их числе
будет и наш ингушский язык (Албогачиева, 2010. С. 486).
Подобные опасения небезосновательны, если учесть,
какими
темпами
идет
глобализация,
ведущая
к
разрушению традиционной культуры и лингвокультуры
не только носителей миноритарных языков, но и
мажоритарных тоже. Действительно, если по состоянию
на
1996
год,
по
подсчетам
экспертов,
в
мире
насчитывалось 6 тыс. языков и ежегодно исчезало по 1012 языков, то сегодня этнические группы зачастую теряют
свои исконные языки: каждые две недели исчезает по
одному языку. Процесс исчезновения миноритарных
языков ускорился вдвое. Конечно,
в первую очередь
исчезнут бесписьменные языки. Что касается ингушского
языка, он относится к письменным языкам. Для него
создан
алфавит, разработана грамматика, написаны и
опубликованы
словари,
создан
корпус
текстов,
развивается художественная литература.
Если
проанализировать
цифровые
данные,
отражающие динамику этнолингвистической ситуации в
Республике
Ингушетия
по
десятилетие XXI века, то
состоянию
на
первое
мы увидим, что процент
ассимиляции в республике невысок: по Назрани – 0,12%,
по Малгобеку - 0,27%. В целом за последние сто лет, с
учётом данных
переписей населения, ассимиляция
составила 1,7%. Гипотетически
можно предположить,
что понадобится более 800 лет, чтобы ингуши полностью
ассимилировались.
обрушиться
письменности
Однако
сразу,
если
на
родном
ассимиляция
народ
языке,
может
откажется
от
от
чтения
художественных произведений, созданных писателями на
ингушском
языке, научных исследований в области
родного языка, от использования ингушского языка в
бытовой сфере, в публицистическом стиле (язык радио,
телевидения,
газет).
Ещё
лет
двадцать
назад
препятствием для развития родного языка могло бы
послужить
отсутствие
полиграфической базы в
республике, но сегодня в информационном обществе эти
ограничения сняты.
Что
же
образования
касается
в
билингвистических
Республике
Ингушетия,
остановиться на тех из них,
проблем
необходимо
которые постоянно
возникают в процессе преподавания и требуют не только
пристального
внимания,
но
и
решения
их
на
государственном уровне.
Известно, что и в начальной, и в средней школе, и в
вузе языком обучения является русский язык. Между тем
дети-ингуши приходят в первый класс, как правило, со
знанием родного языка. Их сразу же без предварительной
подготовки погружают в русскую языковую среду,
пытаясь изучать почти все предметы, за исключением
родного языка, на русском языке. Возникают некие
«ножницы»: дети, пришедшие в школу со знанием
системы
родного
синтаксических
языка,
с
конструкций
большим
запасом
родного
языка,
сформировавшиеся эмоционально в ингушской языковой
среде,
вынуждены
начать
обучение,
пользуясь
иноэтническим языковым кодом. При этом русский язык
используется на примитивном материале типа «Мама
мыла раму» и наоборот. Обучение на примитивном
материале в течение 2-3 лет тормозит умственное
развитие детей. Стоит им частично адаптироваться к этим
условиям в 3-4 классах, и здесь вновь возникает
стрессовая ситуация: дети попадают в руки к разным
учителям, в соответствии с требованиями предметной
системы обучения.
Неусвоенное в начальной школе
тяжелым грузом ложится на плечи детей, тормозя их
дальнейшее развитие и усвоение языка как родного, так и
русского сначала в школе, а затем и в вузе. На
филологический
факультет
абитуриенты
приходят,
смешивая подлежащее и существительное, сказуемое и
глагол.
Многолетний
эксперимент
проводившийся
массовые
в
ошибки
по
Республике
развитию
Ингушетия,
стилистического,
речи,
выявил
фонетического,
словообразовательного, лексического, синтаксического
характера,
не
говоря
пунктуационных.
уже
об
Поисковым
орфографических
и
и
констатирующим
экспериментом
были
охвачены
учащиеся
разных
национальностей. Учитывались ошибки в речи учащихся
ингушей, русских, чеченцев, обучающихся в школах
Ингушетии. Описание массового эксперимента дается в
монографии (Жеребило, 2009). Можно найти тысячи
причин того, почему знания учащихся и студентов
поверхностны, не отличаются глубиной проникновения в
сущность предмета. И это при том, что билингвизм в
Республике Ингушетия носит массовый характер.
Вполне очевидно, что для нужд начальной, средней и
высшей школы пока не разработан гибкий механизм
перехода из одной языковой системы в другую. Кроме
того, количество часов по русскому и ингушскому языкам
в учебных планах оставляет желать лучшего. И до тех
пор, пока это состояние будет сохраняться, невозможно
решить проблему формирования координативного типа
билингвизма, при котором наступает полное владение
двумя
языками,
когда
билингвизм
выступает
как
континуум, «простирающийся от весьма элементарного
знания контактного языка до полного и свободного
владения им» (Розенцвейг, 1972. С.4).
В
Республике Ингушетия русский язык приобрел
статус
языка государственного общения, наряду с
объявленным в качестве государственного, ингушским
языком. Однако, несмотря на высокий социальный статус
обоих языков, их социолингвистическое взаимодействие
складывалось по усложненной модели. Характеризуя тип
взаимодействия родного языка с русским, использование
ингушского
и
русского
языков
интеллигенцией,
городским населением, И.А. Дахкильгов пишет: «Вместе
с другими кавказскими языками ингушский язык прошел
путь развития, измеряемый многими столетиями, что
должно было благотворно отразиться на его развитии.
Широко известный в научных кругах лингвист 30-40-х
годов профессор
Н.Яковлев
об ингушском языке
отозвался в следующих словах: «По-ингушски в одномдвух словах можно выразить такие оттенки мысли,
которые в русском языке потребовали бы многословных и
долгих
пояснений»
Действительно,
(Дахкильгов
эти
слова
,
2007.
принадлежат
С.47).
известному
русскому языковеду, для которого ингушский язык не
является
родным,
а
значит,
и
в
объективности
высказывания вряд ли есть смысл сомневаться.
Исторически сложилось так, что в Ингушетии сошлись
ингушский бесписьменный, хотя богатый оттенками язык
и к тому же имеющий древние корни, и русский язык,
имеющий тысячелетнюю письменную традицию. «Он
[русский язык], благодаря внедренной христианством
письменности,
за
многие
столетия
значительно
обогатился и развился. Встреча этих двух языков вместо
желаемого
партнерства
соперничество,
которое,
ингушского языка»
зачастую
разумеется,
породила
не
в
пользу
(Дахкильгов, 2007. С.43). Суть
проблемы в данном случае заключается в том, что при
альтернативном
выборе
предпочтение
русскому
широкую
сферу
ингуши
языку,
бытования,
даже
нередко
отдают
имеющему
в
тех
более
речевых
ситуациях, где вполне можно употреблять родной язык.
С языковым наследием ингушей
возникла ситуация,
типичная для развития многих лингвокультур. И так же,
как в XIX веке русские дворяне говорили на смеси
нижегородского с французским, многие современные
ингуши используют «коктейль» покрепче. «Наше ухо
прислушалось к той речи, которая сегодня находится в
бытовой круговерти. Однако давайте к ней внимательно
прислушаемся. Вроде бы человек и говорит по-ингушски,
но на самом деле это не ингушский язык, какой-то
«коктейль» в самом худшем изготовлении. «Со лечиться
даь йоаг1а. Там отличный лор». «Семьдесят перви годе
начале апреля ц1авенавар со». «Д1авалал – д1а, не вешай
мне лапшу на уши, хьона ховр, думаешь, я не знаю!...».
«Ч1оаг1а культурни парень ва хьона из. Сонна ухаживать
деш ва из» (Дахкильгов, 2007. С.44).
Что же произошло? Почему вместо гибкого типа
двуязычия, когда человек органично переходит из одного
языкового кода в другой, мы получили к началу XXI века
эти образцы макаронической речи?
Что это: болезни
роста или катастрофический, необратимый процесс?
Национальная
причин
видит
интеллигенция
в
одну из
пренебрежительном
основных
отношении
к
родному языку, сужении сферы его использования.
Проведенное в 2007 г., 2012 г.
анкетирование
различных социальных групп населения Республики
Ингушетия позволило выявить отдельные особенности
взаимодействия ингушского и русского языков в процессе
устного и письменного общения.
В эксперименте участвовали: 1) средние билингвы; 2)
учащиеся 9-11 кл. средних школ республики; 3) студенты
филологического факультета; 4) студенты, обучающиеся
на неязыковых факультетах; 5)специалисты высшей
квалификации (кандидаты, доктора наук); 6)домохозяйки;
7) учителя.
Анкетирование средних билингвов дало следующие
результаты:
Таблица
№ Вопросы
п/п
1.
2.
Какими языками
владеете
свободно?
На каких языках
общаетесь:
а) дома, в быту
б) с друзьями
в) на работе
3.
Ответы
анкетируемых
Количество
в%
Ингушским,
русским
100%
-на ингушском
60%
-на ингушском и 40%
русском
-на ингушском
25%
-на ингушском и 65%
русском
-на русском
10%
-на русском
100%
На каких языках
пишете:
-на русском
а) записки
-на
русском
ингушском
б)доклады
-на русском
85%
и 15%
85%
4.
5.
-на рус. и инг.
15%
На каком языке -на ингушском
30%
думаете?
-на ингушском и 25%
русском
-на русском
45%
На каком языке -на ингушском
40%
читаете
-в переводе на 40%
произведения
русский язык
ингушских
-на ингушском и 20%
писателей?
русском языках
Аналогичные результаты были получены при анализе
анкетирования
домохозяек:
1)
свободно
владеют
ингушским и русским языками – 100%; 2)дома общаются
на ингушском – 100%; 3) в магазине, на базаре – на
русском и ингушском – 100%; 4) по телефону – на
русском и ингушском – 100%;, 5) с детьми и внуками – на
русском и ингушском языках. Общаясь на свадьбах и
других мероприятиях, используют ингушский и русский
языки. Необходимо отметить, что анкеты данного типа
были предложены домохозяйкам в возрасте от 30 до 60
лет, ведущим активный образ жизни, воспитывающим
детей и внуков, отвечающим за их образование. Студенты
языкового факультета используют в устном и письменном
общении оба языка: и ингушский, и русский. Студенты
неязыковых факультетов предпочитают использовать в
устном общении ингушский язык, на письме русский
язык.
Внешне, если судить по данным анкетирования,
ингушско-русский билингвизм выглядит как достаточно
гибкий тип двуязычия, однако все это не снимает
языковых проблем, поставленных в конце ХХ – начале
XXI вв. национальной интеллигенцией – проблем,
связанных с языковым наследием, проблем, которые при
более
внимательном
тупиковые.
рассмотрении
выглядят
как
Причины дисгармоничного взаимодействия
ингушского
и
русского
языков
могут
быть
разнообразными. Здесь нет однозначного ответа. Однако
ингушский
язык,
принадлежащий
небольшой этнической группе,
развиваться,
несмотря
на
сравнительно
продолжает жить и
сложнейшие
зигзаги
в
исторической судьбе ингушей и, возможно, потому, что
ингушский народ всегда придавал особое значение своей
истории,
своей
социальной
памяти,
сохранению
лингвокультурной и этнической идентичности.
Литература
1) Албогачиева ….
2) Ахриева Р.И. Языковая ситуация в Ингушетии //
Русский язык как язык межнационального общения
в образовательном, научном и культурном
пространстве полиэтнической России/ Сб. докладов
21 декабря 2007 г. – Магас, 2008. – С.11-17
3) Дахкильгов И.А. Боль и гордость моя – родная
Ингушетия. – Нальчик: ИЦ «Эль-Фа», 2007. – 576 с.
4) Жеребило Т.В. Русский язык в Ингушетии. –
Назрань: Пилигрим, 2009. – 114 с.
5) Оздоева Ф.Г. Билингвизм как посредник двух
языков и культур//Русский язык как язык
межнационального общения в образовательном,
научном и культурном пространстве
полиэтнической России // Сб. докладов 21 декабря
2007 г. – Магас, 2008. – С.3 -11
6) Розенцвейг В.Ю. Языковые контакты. – М.: Наука,
1972. – 80 с.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа