close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Е.С. Селезнёв, Т.А. Селезнёва
100-летию образования Тайшета посвящается
Тайшет - город, рожденный Транссибом
"Колонизация канско-чунскотайшетских земель и
присоединение их к Русскому
государству. Вторая половина
XVII века - начало XX века"
СОДЕРЖАНИЕ
1. Начало колонизации и первые сведения о канско- чунско-тайшетских землях в русских
письменных источниках.
2. Борьба русских служилых людей за присоединение канско-чунско-тайшетских земель к
Русскому государству
3. Образование постоянного русского населения на территории канско-чунско-тайшетских
землях в 17-18 вв.
4. Заселение канско-чунско-тайшетских земель в 19 веке.
5. Переселение в Восточную Сибирь в последнее десятилетие 19 века и в годы
столыпинской аграрной реформы / 1906-1914гг/
6. Влияние переселения на развитие Восточной Сибири.
7. Приложения:
а. Вопросы и задания для самостоятельной работы учащихся
б. Конспект статьи А.Зуева «От завоевания к вхождению, или Как присоединяли Сибирь
к России советские историки».
в. Материалы метрических книг тайшетских церквей по вопросам колонизации
Тайшетской района
г. Темы исследовательских работ учащихся.
д. Колонизация и хозяйственное освоение В.Сибири в произведениях художественной
литературы.
/Список произведений худ.литературы/
Колонизация канско-чунско-тайшетских земель в 17-начале 20 века
Хозяйственному освоению канско-чунско-тайшетских земель предшествовала длительная
история проникновения русских на территорию среднего и верхнего течения Енисея и
борьба с енисейскими киргизами, тунгусами, бурятами в 17 веке, основание сначала
Енисейского острога, затем Красноярского острога и одноименного уезда. Долгое время
канского-чунско-тайшетские земли находились в составе этого уезда. Поэтому
невозможно говорить о колонизации и освоении тайшетских земель не рассматривая
историю Канского округа Енисейской губернии и Нижнеудинского округа Иркутской
губернии. Естественно, только в том обьеме, насколько позволяет данная брошюра.
Прежде всего мы, авторы этой брошюры, просим читателя выяснить для себя понятия
«колонизация», «хозяйственное освоение территории», "присоединение", «завоевание»,
«метрополия», «колония или полуколония». Это позволит читателю понять, почему эту
брошюру мы назвали так, выработать свою точку зрения на многовековой исторический
процесс, в результате которого Сибирь стала частью России. В этом помогут статьи
А.Зуева, П.Черносвитова, Н.Никитина, помещенные в конце брошюры.
1.Начало колонизации и первые сведения о канско-чунско-тайшетских землях в
русских письменных источниках
Во второй половине 16 века русские промышленные люди из Поморья стали проникать в
Обскую губу и оттуда далее на восток и вверх по Енисею. В 1601 году в устье реки Таз
был основан город Мангазея, который стал административным и хозяйственным центром
огромного края. Он же играл роль перевалочного пункта на пути продвижения русских в
глубь Восточной Сибири. Эту важную роль Мангазея играл долгое время, но постепенно
утратил ее и вскоре оказался заброшенным. Произошло это в связи с тем, что русским
землепроходцам удалось найти иные пути на Енисей – гораздо южнее чем по реке Таз. По
рекам Вах-Елогуй, Тым–Сым, по реке Кеть отряды русских служилых людей вышли к
среднему течению Енисея и в 1619 году основали Енисейский острог. Именно вокруг
этого острога и шла концентрация русского населения Восточной Сибири, именно отсюда
истекала инициатива дальнейшего продвижения в Сибирь, именно район Енисейска был
наиболее населенным русскими людьми. Другим наиболее заселенным районом стали
земли между Енисейском и устьем Ангары. Третьим районом стало нижнее течение
Ангары и ее притоки, включая р.Тасеево, на юг от которой тянулись канские лесостепи,
которые были наиболее благоприятными для развития земледелия.
Важную военную роль стал играть Красноярский острог, основанный в 1628 году
воеводой князем Андреем Дубенским. Этот острог прикрывал Енисейск от набегов
киргизов с юга и служил базой для проникновения русских в верховья Енисея и на восток,
включая канско-чунско-тайшетские земли. Отряды енисейских киргизов чуть ли не
ежегодно совершали набеги на окрестности Красноярска, осаждали сам острог,
истребляли или угоняли в плен коренное и русское население, захватывали скот,
уничтожали посевы.
Из Красноярска отряды русских служилых людей проникали на территорию канскочунско- тайшетские земли, составляли первые списки, то есть сведения, об этих землях,
обьясачивали местное население, что считалось принятием последними русского
подданства. В ясачных книгах Красноярского уезда содержатся сведения об Аринской,
Качинской, Яринской /Буклинской/ , Камасинской, Канской /она же Котовская/, Братской
под Удинским острогом, Саянской, Клисотской и других землицах. Канская Котовская
землица, известная так же русским как «Кутанская землица князца Аракуши», впервые
упоминается в ясачных книгах Енисейского острога в 1622 году, но освоение ее началось
лишь после основания Красноярского острога. Известно, что атаман Ермак Остафьев
поднялся вверх по реке Кан и у Александровского порога на территории котского князца
Темансенека поставил ясачное зимовье и в 1622 году котты заплатили ясак в количестве
94 соболей. Уже в 1632-33 году с этих земель было взято уже 640 соболей. В Енисейских
ясачных книгах упоминается и Бирюская землица князца Тупорака: с населения этой
землицы было взято 92 соболя, а с «Огульской землицы» князца Ачеека – 60 соболей.
Известный сибириовед Б.О.Долгих считает, что две последние землицы представляют
территорию восточных коттов с реки Бирюсы /Она/ и, вероятно, р.Тагул. Имя князца
Тупорака сохранилось, видимо, в названии реки Топорок. Производным от "«Огульской
землицы» стало, вероятно, название реки Тагул.
По сведениям Г.Миллера коттские улусы располагались по рекам Кан, Усолка, Пойма,
Бирюса. Таганаков и Именеков улусы находились на р.Пойма и ее притоку Тибичет.
Пеленгутская волость коттов располагалась на р.Туманшет. Агашская и Инголотская
волости находились на р.Бирюсе и ее притоке Тагуле, очевидно, в устье последней.
Почанский улус, находился, видимо, на р.Почет, притоке Бирюсы. Для определения
расположения улусов и волостей коттов использовалась топонимика. Речки с названиями
оканчивающимися на «чет» или «шет» относятся к коттовской территории.
В Енисейских ясачных книгах за 1629-1630 г.г. имеются сведения о том, что с тунгусов и
братских /бурят/ людей князца Кохана и Кадыма с Тасеевой и Чуны рек взято было 50
соболей и две выдры. (Б.О.Долгих "Родовой и племенной состав народов Сибири в 17 в.",
М., 1960 г., стр.225). Это первые исторические сведения о наших тайшетских землях.
Первые попытки проникнуть на эти земли были предприняты русскими служилыми
людьми, как это видно из ясачных книг, в 30-е годы 17 века. И это проникновение
происходило с берегов Ангары, где отряды Василия Тюменца, Михаила Перфильева,
Петра Бекетова вели борьбу с тунгускими князцами Тасеем, а затем его братьями
Иркенеем и Лукашкой, принуждая принять русское подданство. В ходе этой борьбы были
построены Рыбинский /1630г./, Илимский /1630г./ Братский /1631г./ остроги, составлялись
первые карты Ангары и ее притоков, собирались сведения о землях и народах Приангарья.
На землях южнее Красноярска русским людям пришлось вести долгую войну с
тюркоязычными енисейскими киргизами. Это был наиболее, по сравнению с тунгусами,
бурятами, серьезный противник России в ее продвижении вглубь Сибири и
хозяйственного ее освоения. Учитывая это обстоятельство стоит более подробно
рассказать об этом народе.
2. Борьба русских служилых людей за присоединение канско-чунско-тайшетских
земель к Русскому государству
В 17 веке енисейские киргизы разделялись на несколько небольших улусов, власть
которых распространялась на территорию по долине Енисея от Саянского хребта на юге и
до Красноярского острога на севере. Все народы, проживавшие на огромной территории
Восточной Сибири - тюркоязычные качинцы, агинцы, кызыльцы, шорцы и др.,
кетоязычные аринцы, ястинцы, котты, асаны и др., самодийские народы – моторцы,
кашинцы, камасинцы и др., они считали своими данниками - кыштымами. Основные
кочевья киргизов находились в верховьях реки Чулым и его притоков Черного и Белого
Июсов. Во главе киргизов стоял главный князь, а во главе улусов князцы, под властью
которых находились беднейшие слои киргизов – «улусные людишки». Власть князей была
наследственной. Киргизы были скотоводами и охотниками. К 17 веку они уже не
занимались активно земледелием, как их предки первых веков нашей эры. Жили киргизы
в юртах, носили меховую одежду и халаты из грубой шерсти. Главным видом транспорта
была верховая лошадь. Оружием были лук и стрелы, копья, ножи и сабли. Имели они и
воинские доспехи из металла, который добывали в Саянских горах.
В 17 веке енисейские киргизы оказались в зависимости от Ойратского ханства. Это
ханство возникло в 30-х годах. Его иначе называют еще Джунгарским ханством, так как
находилось оно в Джунгарской равнине северо-западной Монголии. Создателем
Джунгарии был один из ойратских князей – Хара-Хул, а затем власть отца принял его сын
Батур-хунтайджи. Серьезным противником Джунгарии была Манчьчжурия, с которой
велись постоянные войны. Енисейские киргизы, находясь под властью Джунгарии и
подталкиваемые ей, пользуясь ее поддержкой и поддержкой монгольских алтын-ханов,
вели упорную войну против русских служилых людей и формирующегося постоянного
населения Красноярского уезда. Они не могли смириться с потерей своих кыштымов,
которые переходили под власть русского царя.
Сразу же после основания Красноярского острога, осенью 1628 года, атаман Ермак
Остафьев на р.Кан поставил зимовье и начал обьясачивание коттских князцов Темсенека и
Тымака. Котты, камасинцы, асаны, кочевавшие по Кану , согласились давать дань
русскому царю: им было более выгодно быть под властью русского царя, чем платить дать
киргизам, тунгусам, бурятам, то есть многочисленным более сильным племенам. Это
было как бы добровольно вынужденное принятие русского подданства.
Обьясачивание продолжалось и в 1629 году, но было прервано появлением на Кане
тубинского князца Каяна, сборщика дани для монгольских алтын-ханов, с вооруженными
отрядами. В столкновении с ними отряд енисейского атамана Ивана Галкина потерпел
поражение и отступил. Пришедшие на борьбу с тубинцами отряды Д.Злобина оттеснили
князца Каяна, но не сумели полностью освободить ясачное население канской землицы от
выплаты дани киргизам, бурятам. Требовались более решительные меры. Новый
красноярский воевода Ф.М.Мякинин предложил создать два крупных острога на устье
р.Туба и на р.Кан. С октября 1635 и в 1636 г. он трижды посылал служилых людей на Кан
и в результате на Брацком перевозе был сооружен Канский острог /1636-1637 г.г./,
который сыграл важную роль в присоединении канско-чунско-тайшетских земель к
русскому государству.
В 1640 г. тубинский князец Унгур «…подговорил к измене многих коттовских ясачных
людей и сжег Канский острог, уничтожив 10 служилых людей». ("История Сибири", т.2,
изд. "Наука", Ленинград, 1968, стр.46). Это вынудило красноярцев перейти к активным
действиям. В начале 1641 г. отряды В.Тюменцева, Д.Злобина, М.Кольцова начали
восстанавливать Канский острог и вести военные действия против коттских, асанских,
камасинских князцов. После ожесточенного сражения, длившегося целый день у стен
Канского острога, все князцы согласились на российское подданство и выплату ясака.
Но предстояло еще нанести поражение бурятскому князцу Оилону. Отряды М.Кольцова,
В.Тюменцева совместно с аринцами, качинцами, канскими людьми, после трехдневного
похода на восток, где-то «промеж Оки-реки» нанесли бурятам сокрушительное
поражение. Через семь лет, в 1652 году, красноярское ополчение разбило отряды младших
родственников Оилона. ("История Сибири", т.2, изд. "Наука", Ленинград, 1968, стр.46).
Эта победа русских служилых людей окончательно обезопасило канско-чунскотайшетские земли Красноярского уезда с востока, где их прикрывал Удинский острог,
основанный в 1647 году.
До конца 60-х годов политическая обстановка в Центральной Азии складывалась в пользу
России в вопросах освоения земель среднего течения Енисея. Непосредственной угрозы
со стороны тюркоязычных князцов не было, так как Джунгария и подвластные им
енисейские киргизы была занята войной с монгольскими алтын-ханами. Обстановка резко
изменилась после того, как джунгарские ханы одержали некоторую победу над
монголами. Это дало им и енисейским киргизам перейти к активным военным действиям
против русских на Енисее. Среди енисейских князцов выделялся своей энергией в
организации войны с русскими Ереняк, сын Ишея, одного из прежних инициаторов
борьбы с русскими в 40-е г.г. 17 века. Начавшаяся война была наиболее длительной и
тяжелой из всех войн на юге Сибири с феодальными государствами кочевников.
("История Сибири", т.2, изд. "Наука", Ленинград, 1968, стр.45). Первый набег Ереняка
/Ириняка/ на Канские земли в 1666 году закончился для него неудачно. При первых же
известиях о его набеге против выступило 300 служилых людей под командованием
боярского сына С.Козловского и атаманов Д.Злобина, Р.Кольцова. У Ереняка был отбит
канский полон, но самого князца русские не преследовали, чем последний и
воспользовался. Он захватил Удинский острог, ограбил ясачное население и повернул в
киргизскую землю. Тогда вверх по Енисею был послан отряд Е.Тюменцева, который
нагнал Ереняка и отбил захваченную добычу. Война с енисейскими киргизами
затягивалась. Это вынуждало красноярцев провести серьезные работы по укреплению
острогов, усилить гарнизоны и артиллерию.
В 1667 году отряды Ереняка и джунгарского тайши Сенге осадили Красноярск.
Красноярцам удалось с большим трудом, потеряв 194 человека убитыми /это больше
трети всего гарнизона/, отбиться. Окрестные селения были выжжены, а жители их угнаны
в плен. Затем с 1670 по 1680 годы почти ежегодно Ереняк водил киргизско-джунгарские
отряды на красноярские земли. В 1677-78 г. тубинцы захватили Канский острог, а затем
осадили Тасеевский. В 1679 году последовала новая осада Красноярска, затем еще одна.
При второй осаде красноярский гарнизон, несмотря на свою малочисленность, пошел на
крайнюю меру – атаковал неприятеля в открытом поле . Киргизы были отброшены от стен
Красноярска благодаря умелому командованию В.Многогрешного. Красноярск выстоял,
но киргизы сожгли в его окрестностях 16 русских деревень. (А.С.Зуев "Сибирь: вехи
истории", Новосибирск, 1998, стр.40). После продолжительной борьбы, в 1685 году
удалось заключить мирный договор с Ереняком.
Однако уже в 1690 году киргизский князец Шанда вновь вторгся в Канскую землицу и
разграбил мирные селения русских. На требования красноярских властей вернуть
захваченную добычу Шанда дал издевательский ответ, игнорируя тем самым требование.
Осенью 1691 года красноярский воевода П.С.Мусин-Пушкин попытался мирными
средствами свести Шанду из под Канского острога, но это закончилось неудачей. Тогда в
1692 году был сформирован красноярский отряд численностью около 750 человек под
командованием В.Многогрешного. Отряд поднялся по р.Кан и разгромил князца Шанду и
его соратников Сара и Курумчи. Бои продолжались до 1701 года. Затем последовал новый
поход русских людей во главе с С.Сомсоновым. Отряд его дошел до устья р.Абакан и вел
там тяжелые бои с киргизами. Решительность русских служилых людей заставила
киргизов искать мира. Джунгарская и киргизская агрессия терпела поражение. Неудачи
преследовали Джунгарию и в войне с маньчжурами в северо-западной Монголии. В 1702
г. джунгарский владетель Цевен-Роптан увел часть киргизов из Абаканских степей в
предгорья Тянь-Шань в долину р.Или. Оставшиеся киргизы составили этническую основу
современных хакасов , вошедших в состав России. Последовавшее затем строительство
Абаканского /1707г./ и Саянского /1709г./ острогов окончательно обезопасили
Красноярский уезд с юга. (С.В.Бахрушин "Вопросы русской колонизации Сибири в 17-17
в.в.", М., 1956 г., стр.146).
Из истории колонизации чунских земель мы приводим факты собранные и
опубликованные чунскими краеведами в книжке « Земля чунская. Историкокраеведческий сборник. Издание второе, переработанное, дополненное», 1999 год:«…Кто
же был самым первый землепроходец нашего края? На р.Чуне есть порог Тюменец.Свое
название, по преданию, он получил по имени казачьего атамана Василия Тюменца,
который проплывал по нашей реке в 1625 году с отрядом 25 человек… Еще в 1619 году
были отправлены из Енисейского острога казаки на Ангару и притоки, чтобы требовать
ясак пушниной с живущих там эвенков /тунгусов/. Некоторые эвенкийские князья быстро
согласились платить ясак, другие оказывали сопротивление. Так, в 1624 году случилось
«малое смятение». На посланного из Енисейска на Ангару и ее притоки… с трелецкого
пятидесятника Савина напали тунгусы и убили несколько человек из его отряда.
Пришлось Савину отступить к Енисейску. Для смирения тунгусов и прибыл В.Тюменец.
«Малое смятение» было подавлено…». ("Земля чунская. Сборник историко-краеведческих
материалов", п.Чуна, 1999 г., стр.6).
3.Образование постоянного русского населения на территории канско-чунскотайшетских земель в 17-18 вв.
Установившаяся мирная обстановка стала главным условиям роста постоянного русского
населения в Красноярском уезде. В 1671 году численность населения уезда составила: крестьян пашенных и моностырских-134 чел. взрослых и 79 детей. - посадских – 54
взрослых и 29 детей. - служилых людей –233 взрослых и 73 детей. - прочих – 63 чел.
Всего – 547 человек взрослого населения и 181 детей. (В.М.Кабузин, С.М.Троицкий
"Движение населения России. Сибирь в 17-18 в.в.", новосибирск, 1962, стр.133).
Население селилось вокруг острогов, ища под их стенами спасения от набегов кочевников
. После установления мира с енисейскими киргизами, русские люди стали заселять в
основном Минусинские земли, наиболее благоприятные для земледелия и скотоводства.
Более привлекательными в этом отношении были и канские земли, чем тайшетские.
Поэтому на территории тайшетских земель в 17 веке никаких поселений русских людей не
существовало. Возникновение постоянных поселений здесь приходится на 18 век.
Другими причинами более позднего заселения тайшетских земель в сравнении с канскими
землями были: отсутствие широких земельных массивов свободных от леса; тайшетские
земли находились в стороне от основных путей продвижения русских землепроходцев;
малочисленность населения и наличие свободных земель в канских лесостепях не
способствовало заселению тайшетских земель. В колонизации канско-чунских земель
определенную роль сыграли моностыри. Часть северных земель современного Чунского
района захватил Кашино-Шиверский моностырь. Это не единственный пример. В 1648
году иегумен Енисейского Спасского моностыря Варлаам добился отвода угодий для
«пропитания» моностырской братии в долинах рек Рыбная, Тасеево, Усолка. Боярский
сын К.Хворов в своих описаниях этих мест особенно выделял богатство их солью,
железом, слюдой. На эти земли обратил внимание и Туруханский Троицкий монастырь.
Эти монастыри стали активно заселять отведенные земли своими крестьянами. К 1674
году Спасский монастырь на р.Тасеевой, Усолке имел 7 деревень, а Троицкий – усолье, то
есть разработку по добыче соли. К 80-м годам 17 века возникли деревни в два-три двора в
устьях рек Каменка, Иркинеева, Пинчуга, Кежма …». (В.А.Александров "Образование
постоянного русского населения в бассейне Ср.Енисея").
Но для нас будет особенно интересными факты, говорящие о самых ранних поселениях
русских людей на тайшетской земле. Ведь с этого начинается наша – тайшетская –
история. Естественно, что появление на тайшетской земле первых русских поселений и
образование постоянного русского населения связано с общими процессами заселения
Восточной Сибири. Заселение этого огромного края происходило за счет
принудительного /административного/ переселения, за счет ссылки и за счет вольной
колонизации, то есть бегства в Сибирь, а также за счет роста рождаемости. Процесс
переселения в Сибирь всегда контролировался государством: в разные годы издавались
различные указы, принимались законы, как о переселении так и о поземельном устройстве
сибирских крестьян и служилых людей, ссыльных; об административном устройстве
сибирских земель и местном самоуправлении населения Сибири. К сожалению , у нас нет
возможности по архивным материалом проследить все эти процессы относительно
Тайшета из-за их недоступности. Поэтому воспользуемся различными работами ученыхисториков.
К началу 19 века русское население сосредоточилось на юге Восточной Сибири,
мигрировав сюда из таежный северных районов .. Здесь увеличилось количество
населенных пунктов и населения, выросли города, в том числе Канск, Нижне-Удинск.
Особенно активно росло население, как мы уже говорили, в верховьях Енисея, медленнее
- в таежных районах юга Восточной Сибири. Наиболее заселенным здесь долгое время
оставался Илимский уезд, важный земледельческий район Восточной Сибири, так
называемая Илимская пашня.
Население росло за счет уже указанных нами источников. Вольное переселение, то есть
бегство в Сибирь было обычным явлением в 18 веке. Бежали из Европейской России из-за
растущего феодального гнета, из-за преследования по религиозным убеждениям
/старообрядцы/, бежали в Сибирь и уголовники. Чтобы уйти в Сибирь пользовались и
легальными способами - выписывали «покормежные паспорта», которые выдавались на
определенный срок для зарабатывания денег в других губерниях России. Срок действия
паспорта заканчивался – и человек уже считался беглецом. Таких людей искали, но часто
безрезультатно. Затем правительство приняло решение всех таких беглецов записать по
новому месту жительства в Сибири, для обложения их различными государственными
податями. Так и появилась в государственных документах запись – «не помнящий
родства», сделанная со слов беглецов в Сибирь, которые всячески старались скрыть факт
своего незаконного пребывания в Сибири. Им давали новые фамилии: Непомнящий, или в
зависимости от названия местности нового проживания – Тюменцев, Усольцев,
Колмогоров и т.д. А старообрядцев, бежавших в Сибирь с берегов реки Кержанец, стали
называть «кержаки», что со временем стало как бы обозначением сибиряков-старожил, то
есть поселившихся в Сибири в далеком 17 веке. Другим словом, обозначающим сибирякастарожила стало «чалдон», якобы беглые в Сибирь с реки Чал и Дон. В 1744 году только в
одной Иркутской провинции было около 40% таких беглых. О такой категории
поселенцев на тайшетской земле мы, к сожалению, ничего сказать не можем из-за
отсутствия данных. Так и о том, попали ли сюда крестьяне сосланные в Сибирь
помещиками по указу Сената от 13 декабря 1760 года, разрешившему помещикам ссылать
крестьян в счет поставок рекрутов.
Но можно найти сведения о заселении тайшетских земель в связи с сооружением
Московского тракта. Устройство тракта начнется со второй трети 18 века. Указ «О
проведении самого длинного в мире тракта» был издан Сенатом 16 марта 1733 года в
связи с началом работы второй Камчатской экспедиции. «Назначить станы, от которого
места возить летом и зимой почту», организовать гоньбу было поручено Витусу Берингу.
Но еще до издания этого указа в 1717 году, по маршруту будущего тракта, появилось
постоянное русское население в Канском остроге - 22 семьи казаков /104 ревизской души/.
Они поставили свои дворы у восточной стены острога. К 1722 году здесь поставили дома
еще несколько семей самовольных поселенцев, а к 1735 году в остроге уже было 40
дворов, по р.Кан уже 6 деревень. В Удинском остроге в это время было всего 4 двора
постоянных жителей, не считая гарнизон острога. В первой трети 18 века из Красноярска
на Канск и Нижнеудинск была проложена прямая конная тропа, по которой гоняли скот
для продажи в Иркутск. Нет возможности установить маршрут этой тропы, как она
пролегла через тайшетские земли. Но ее прокладка - это важный факт в дальнейшем
освоении нашего района: вероятно, именно по маршруту этой конной тропы, естественно
с дальнейшими изменениями, будет проложен Московский тракт, с развитием которого
многое связано в истории Тайшетского района.
В 1739 году Г.Ф.Миллер, известный историк Сибири, проезжая по Московскому тракту от
Тулуна в Красноярск, писал: «…в 1736-37 годах дорога была в разных местах устроена
одиночными крестьянскими дворами и почтовыми станами, а со временем могут быть
целые деревни. При Пойме, Туманшете и Бирюсе, где большие переправы, есть перевозы
и новопоселенные жители их в порядке содержат…». (Г.Ф.Быконя "Формирование
русского населения в бассейне Среднего Кана, Верхней Бирюсы и Уды в 18 веке",
Красноярск, 1971 г., стр.115). Где располагались эти перевозы и какие именно деревни
возникнут со времен там, нам установить не удалось. Возможно, это современные поселок
Нижняя Пойма, село Бирюса. Что касается источников заселения притрактовой полосы в
18 веке то установлено, что это было население Енисейского уезда, которое на
определенных условиях переселялось на почтовые станы, станции, а затем там и оседали
на постоянное жительство. Места расположения почтовых станций, зимовий, станков
восточнее Красноярска наметил сам В.Беринг, а разметку тракта, его промер провели
красноярские служилые люди. Почтовые станции размещались через 50-60 верст, а между
ними размещали еще зимовья, кормовища, где путники могли найти в зимнее время
приют и корм для лошадей. Обычно станция состояла из «черной избы со светелкой» и
хозяйственных построек, где содержались лошади, хранился фураж. Все строения
обносились высоким заплотом от лихих людей и диких зверей. Станции и зимовья
поочередно обслуживали со своими лошадьми и фуражом крестьяне и разночинцы
Красноярского и Енисейского уездов. К 1741 году все намеченные станции были
построены. Вокруг станций и зимовий постепенно оседали новые жители, которые
помимо земледелия, почтовой гоньбы занимались торговлей, охотой, добычей слюды в
верховьях Бирюсы. В 1736-1746 гг. в Канской лесостепи, в бассейне средней Бирюсы и
Уды, кроме станций и зимовий, насчитывалось до 14 селений. Но если представить
огромные расстояний Восточной Сибири, то эти поселения представляли редкие гнезда.
Поэтому задачей государства , после завершение работы второй Камчатской экспедиции,
стало использование тракта в целях колонизации нашего края, для перевозок по тракту
государственной казны, пушнины, полезных ископаемых, товаров. С 50-х годов 18 века
начнется новый этап в развитии Московского тракта. Началось вольное и принудительное
заселение притрактовой полосы, обустройство самого тракта – увеличилась ширина
дороги, строились новые станции, увеличивалось количество обслуживающих тракт
людей, развивалось ремесло, связанное с ремонтом и изготовлением транспортных
средств. Много времени, труда, средств уходило на содержание в исправном состоянии
790-верстового полотна дороги, 105 мостов и гатей, заготовку кормов для лошадей.
Содержание тракта было очень сложным делом, тем более что в притрактовой полосе
население было очень малочисленным. Большой заботой государства и местных органов
власти было заселение тракта и привлечение население к подводной гоньбе. На тракт
направлялись и большие партии ссыльных. Восточнее Канска на станции Иланская,
Тинское зимовье, Пойминскую, Кличинскую станции, в Бирюсинскую, Нижнеудинскую
слободу с 1769 по 1773 год было направленно несколько партий ссыльных из Казанской
губернии. Так, в 1769 г. в Бирюсинский станец в ведение сына боярского Семена
Кузьмина поступило 17 семей ссыльных, в которых насчитывалось 26 душ муж.пола и 19
жен.пола. (Г.Ф.Быконя "Формирование русского населения в бассейне Среднего Кана,
Верхней Бирюсы и Уды в 18 веке", Красноярск, 1971 г., стр.159). В 70-е годы партии
ссыльных разместили и таких станциях и зимовьях как Бояроновская, Алзамайская. Таких
ссыльных называли посельщиками, государство оказывало им материальную помощь в
течение трех лет. По третьей ревизии /т.е. переписи населения/ в Бирюсинском присуде
насчитывалось 292 ревизской души, то есть взрослого населения облагавшегося
государственными податями. Жизнь посельщиков была тяжелой, особенно в первые годы
поселения. Для контроля за принудительными поселенцами назначали поселенческих
смотрителей. Один из них проживал в Бирюсинской слободе. Смотрители осуществляли
административно-политический и хозяйственно-финансовый надзор за посельщиками,
выдавали им кормовые деньги, закупали провиант, семена, лошадей, орудия труда,
разбирали ссоры, жалобы, то есть осуществляли полный контроль за жизнью
посельщиков. 80-е годы 18 века были годами наиболее интенсивного заселения
притрактовой полосы и окончательным периодом создания Московского тракта.
Таким образом, мы установили, что сооружение Московского тракта привело к
возникновению на тайшетской земле таких населенных пунктов как Бирюса, Байроновка,
Канторка; что первыми жителями этих сел и деревень были старожилы Енисейского
уезда, ссыльные; что одним из ранних представителей государственной власти был сын
боярский Семен Кузьмин, в чьем ведении находился Бирюсинский станец.
Теперь попытаемся обобщить другие сведения о датах и истории возникновения
населенных пунктов Тайшетского района. Согласно легенде об основании деревни
Шиткинской, текст которой приведен в первой нашей брошюре «На земле древних кетов»
в перессказе из газеты «Заря коммунизма» за 10 июля 1976года, самым якобы ранним
поселением русских была деревня Федино, располагавшаяся ниже Шелаевской заимки по
течению Бирюсы. Она якобы существовала уже в 1726 году. Далее в этой легенде
упоминается Шелаевская заимка и заимка Кочергина, основанная якобы в 1690 году и к
1730 году превратившееся уже в село Нижняя Заимка. Легенда легендой, но по
документам Новосибирского областного архива и по материалам сборника «Список
населенных пунктов Сибирского края»/1926г.,т.2,стр.740/ «…село Шиткино Канского
округа Сибирского края основано в 1726 году..»/«Заря коммунизма» 27 апреля 1976г./ Но
есть утверждение журналиста А.Петрова о том , что Шиткино возникло в 1722 году /
«Бирюсинская новь» август 1990г./. Что касается села Бирюса, то этот населенный пункт,
как видно из выше приведенного текста , возник в первой трети 18 века в связи с
сооружением Московского тракта. Но есть и другие сведения: М.Романовский в своей
статье «Бирюсинская старина» / «Заря коммунизма», 19 апреля 1979г. /цитирует строки из
книги А.А.Григорьевой «…Во второй половине 17 века появилось первое село на
р.Бирюса – современное село Бирюса…». Таким образом мы обнаруживаем расхождение
с датах возникновения населенного пункта Бирюса и еще предстоит найти точную дату.
Тем более что понятие «вторая половина 17 века» весьма приблизительна и в 1769 году
Современная деревня Бирюса еще называлась «станец», отнюдь не «село». О селе Бирюса
упоминается в путевых заметках П.С.Палласа, совершавшего путешествие в Сибирь в
1772 году :…9 –го дня /марта/ ввечеру мы приехали в Бирюзскую слободу , при быстрой
реке того же имени стоящую…». ("Россия. 18 век глазами иностранцев", Лениздат, 1989
г., стр.468). Как видим, даже в 1772 году Бирюса всего лишь слобода, а не село. В этих
путевых записках П.С.Палласа не называется еще одна притрактовая деревня нашего
района - Байроновка. Но в конце 18 века она уже существовала. А.Радищев, следуя в 1790
году в сибирскую ссылку, писал в своем дневнике: «…От Баероновки до Бирюсы 21
верста…». (А.Радищев. "Записки путешествия в Сибирь"). Обратите внимание –
«Баероновка», а не так, как мы сегодня произносим – Байроновка.
На севере Тайшетского района на р.Чуне существует дер.Кондратьево, основанное в 1776
году. Деревня Выдрино возникла в 1723 году, а д.Батурино в 1630 году. Эти две деревни
ранее, до слияния Шиткинского и Тайшетского районов в 1967 году, относились к
Шиткинскому району, а теперь относятся к Чунскому району. Даты возникновения этих
деревень мы взяли из данных П.Д.Криволуцкого, опубликованные в местной газете без
ссылок на первоисточники. Поэтому здесь уместны сомнения по поводу достоверности
данных. Выходит, что д. Батурино, Выдрино возникли еще раньше, чем Канский или
Удинский остроги и одновременно с д. Кежма на Ангаре. Даты возникновения Канского
острога, с.Кежма не вызыват сомнения, как и их роль в освоении нашего края, в борьбе с
енисейскими киргизами, как и то, что они находились на основных путях движения
русских людей в глубь Восточной Сибири. Кроме того мы знаем утверждение о том, что в
17 веке в таежных районах нашего края вовсе не было русских поселений. Впрочем,
оставим пока наши сомнения и поищем более точные данные по истории возникновения
указанных населенных пунктов.
Приведем данные чунских краеведов: «…Выдрино /деревня/ ранше называлась «Савино»
по имени стрелецкого десятника Вихора Савина … По имени Вихор уже в 1631 г.
называлась Вихорова река /ныне Вихоревка/. Поход стрелецкого десятника состоялся в
1624 году, наверно, в этот годы и было основано им поселение Савино, с 1722 года
ставшее деревней Выдрино…. В 1754 году по благословению Сильвестра, митрополита
Тобольского и Сибирского, …был открыт Чунско-Петропавловский приход… В приходе
значилось восемь деревень: Выдрино, Березово, Ярковская, Кондратьево, Кодарейская,
Ягалеево, Хая, Оедино… Население прихода: 1040 душ мужского пола и 1087 женского
пола.
…В 1833 г. в справочнике переселенческого управления МВД России назывались деревни
Канского уезда, находившиеся на чунской земле помимо уже известных Выдрино,
Березово: Неванка, Бунбуй, Ганькино, Тахтамай /прежде – Филькино , по имени эвенка
Фильки/, Балтурино». ("Земля чунская...", 1999 г., стр. 7). 1833 год – это не дата
возникновения указанных населенных пунктов, а свидетельство того, что в этот год они
уже существовали. П.Д.Криволуцкий /Е.С.Селезнев, Т.А.Селезнева «На земле древних
кетов» , Тайшет, г., стр.25/ указал следующие годы основания: Кондратьево – 1776 ,
Выдрино - 1723, Кежма на Ангаре – 1630. О д.Ганькино: «…Около 300 лет назад пришли
из Канска в Чуну казаки: Рукосуевы и братья Брюхановы. Но они не были первыми
поселенцами. В районе Коткина Бора, в 1,5 км. От нынешнего Саламайского моста жили
эвенки Котка и Ганька. Здесь вместе с эвенками поселились русские. Тогда их стали
тревожить варнаки – беглые каторжники, они переселились на правый берег Чуны».
("Земля чунская...", 1999 г., стр. 14). Видимо, по имени одного из эвенков и стала
называться деревня - Ганькино. О д.Старобалтурино: «…первоначально название села
Ондрино. Происходило оно от имени первого поселенца Ондри. …в 1833 году в Ондрино
было 15 дворов, население составляло 116 человек. …Село относилось в это время к
Канскому уезду Енисейской губернии. …В 20-х годах Ондрино переименовали в
Балтурино, по названию горы у которой стоит село. В 50-х годах в 4-х км. От Балтурино
на противоположном берегу Чуны было построено еще одно село, которое стали называть
Новобалтурино, с тех пор с.Балтурино стали назвать Старобалтурино». ("Земля
чунская...", 1999 г., стр. 16-17). Дату возникновения поселения Ондрино чунские краеведы
не называют, а по данным П.Д.Криволуцкого – 1630 г. До более точных данных,
доверимся этим сведениям.
«…На реке Мура монахи Кашино-Шиверского монастыря основали село Червянка,
которое находилось в вотчином владении монастыря. В первой половине 18 столетия
монастырь был сожжен разбойниками, все монахи, кроме одного, были убиты. Затем на
месте монастыря было еще небольшое братство. В уцелевшей настоятельской кельи
архиепископом Иркутским Иннокентием было разрешено служить. Потом келья сгорела,
братство исчезло… Деревня Березово… возникло примерно 300 лет назад и относилось к
Шиткинской волости Канского уезда и к Чунскому Петропавлоскому приходу. Первое
упоминание о деревне …относится к 1754 году в связи с причислением д.Березово к
Петропавловскому приходу… В 1833 году здесь уже было девять дворов и проживало 85
человек, из них 49 муж.пола и 36 женского». ("Земля чунская...", 1999 г., стр. 6). По
данным чунских краеведов деревни Челюгда, Сережкино, Хребтовая, Пряничная возникли
в связи с переселением сюда крестьян из Белоруссии, Мордовии, Татарии в году аграрной
реформы П.А.Столыпина.
Но вернемся к тайшетским землям. На основании имеющихся данных, самым ранним
населенным пунктом нашего района является Нижняя Заимка, или как она называлась
первоначально – заимка Демьяна Кочергина. Возник этот населенный пункт в 1690 году.
Для определения дат возникновения или времени существования разных населенных
пунктов нашего района, мы воспользовались метрическими книгами Бирюсинской СвятоТроицкой, Конторской Никольской, Шелеховской Троицкой, Байроновской МихайлоАрхангельской, Тайшетской Николаевской, Нижне-Бирюсинской Троицкой церквей
Енисейской, Иркутской духовных консисторий. В книгах этих содержатся сведения о
родившихся, бракосочетавшихся, умерших за различные годы, начиная с 1890 и по 1916
год. Но не все книги и не всех церквей за указанное время сохранились, а сохранившиеся
чаще всего представляют собой лишь фрагменты. Тем не менее они являются
интересными историческими источниками. Во-первых, нам удалось установить
количество и наименование церквей, которые существовали в нашем районе: кроме уже
названных, были еще Тинская Введенская, Бунбуйская Николаевская, Кучеровская
Покровская, Нижне-Заимская Святой Казанской богоматери, Соколовская Александра
Невского, Ивановская Николаевская церкви. Все названные нами церкви относились к
Канскому и Алзамайскому уездам. Надо сказать, что это не совсем полный перечень всех
церквей, которые в разные времена имелись на тайшетской земле. История церквей еще
ждет нашего исследования. В метрических книгах мы нашли и имена
священнослужителей и церковнослужителей, что так же является интересным
историческим фактом. В прежних, ранее опубликованных краеведческих материалах
можно было встретить только имя тайшетского священника Василия Шаравина.
В метрических книгах Бирюсинской Свято-Троицкой церкви за 1890 и 1892 годы уже
назывались такие деревни, как Ново-Акульшетская, Лавинская, Борисовская, Ключинская,
Старо-Акульшетская, Черемуховая, Алгашетская, Разгонная, село Бирюса, Конторка,
Баероновка, Нижняя Заимка, Ук, Алзамай. По данным метрической книги Конторской
Никольской церкви в 1897 году уже существовали деревни Тальская, Еловая,
Черемшанская, Енисейская, Авдюшинская, Сполохинская. По данным Тайшетской
Николаевской церкви в 1898 году – село Шелаево, деревня Кочергина, а в 1902 году –
деревни Верхне-Рыбинская, Туманшетская, Половино-Черемховская, Бузыкановская,
Шелеховская, Сохатовская, Старо-Пойминская, Шаховская, Малоингашевская,
Туманшетский переселенческий участок. В 1908 году называются уже – переселенческие
участки Ново-Николаевский, Калистратовка, Троицк; в 1911 году- переселенческий
участок Серафимовка, Щетиновский, Шелеховский, Рожденственский, Гоголевский,
Верхне-Ужетский, Луговской, Квиток, Надежденский Николаевский, Шигашет. По
данным метрической книги Шелеховской Троицкой церкви за 1913 год уже существовали
деревни и переселенческие участки: Ингаш, Еланская, Догодаевская, Преображенская,
Камышлеевка, Старошелеховская, Циганкова, п/у Саранчет, Светлый, Пещеровой,
Сергинский, Козино, Козловский, Благодатский, Самовольный, Перевоз.
В метрической книге Тайшетской Николаевской церкви за 1914 ,1915 годы названы
переселенческие участки Переправа, Бывальщина, Сухой мыс, Горенский, Рыбинский,
Андреевксий и Костомарово, Разгон, Петропавловка, Березовый, Логовской, Анинский,
Шевченко. В метрической книге Нижне-Бирюсинской Троицкой церкви /место
расположение которой нам, к сожалению, установить неудалось/ называются Короленко,
Борисово.
Таким образом, помимо дат существования населенных пунктов, можно сделать такие
выводы: основным типом поселения в нашем районе в 18 веке были деревни, реже – села.
Последних было всего 6-ть к началу 20 века. В административном отношении все
населенные пункты, названые нами, относились к Канскому уезду, Нижнеудинскому
уезду, в составе которых были Канторская, Шелаевская, Червянская, Неванская, Тинская,
Алзамайская и с 1910 года Тайшетская волости. А в 1831 году уже существовали
Иланская волость, которая в 1860 году уже не было, была Тинская волость Канского
округа. А всего в Енисейской губернии в 1860 году было 28 волостей, в них 594 деревни,
126 сел и 39.664 крестьянских хозяйств. В Иркутской губернии в составе Нижнеудинского
округа в 1831 году была Бирюсинская волость, она сохранилась и в 1860 году вместе с
Братской, Кимильтейской, Тулунской волостями. Всего в составе Иркутской губернии в
1860 году было 19 волостей, и в них 82.772 крестьянских хозяйств. Все население
Нижнеудинского округа в 1816 году составляло 23.650 человек, в том числе: - русских
крестьян – 224.344 чел., коренного населения – 341.003, крестьян заводских – 35.757,
поселенцев – 16.236, мещан – 25.675, цеховых мастеровых – 2024, дворовых людей – 948,
военнопоселенцев из отставных солдат – 1404, церковнослужителей – 4635. Точной
границы волостей установить по имеющимся данным нет возможности, хотя метрические
книги дают некоторое представление о территории и величине приходов церквей. В 60-70
г.г. 19 века приход в среднем включал 5-7 населенных пунктов, многие из которых
находились на достаточно большом удалении от церкви. В Нижнеудинском округе
количество жителей на приход составляло 2160-2670 человек. Полный состав причта
одного сельского прихода в 60-х г.г. 19 века включал – одного священника, дьякона,
дьячка, пономаря. В 70-х гг. часть должностей сократили и объязанности дьяка выполнял
псаломщик.
По данным метрических книг видно, что часть населенных пунктов нашего района – 20
/5.8 % - от числа населенных пунктов района на 1940 год/, образовалось к концу 18 века.
Заселение Сибири, в том числе и канско-чунско-тайшетских земель, происходило в
соответствии с решениями Сената, правительства России. То есть, государство
окончательно взяло под свой контроль спонтанный процесс переселения в Сибирь, и с
этого момента можно говорить об этом процессе как о колонизации Сибири и
превращении ее в колонию российскую. В 1799 году был принят закон о заселении
Забайкалья. Данный закон особенен тем, что в нем отразилась главная задача на то время
– обеспечение Сибири своим хлебом на нужды растущего населения. Привозного хлеба не
хватало уже, да и он дорого обходился государственной казне. Кто должен был взростить
этот хлеб? Конечно же, крестьяне-переселенцы, отставные солдаты, ссыльные. От
последних большого прока не было, да и помощь государства будущим кормильцам
Сибири не было в достаточных размерах. До Забайкалья добралось и осело там всего 610
душ, остальных пришлось расселять в тех местах, где они оказались на момент
продвижения в Забайкалье. Так осело в Нижнеудинском округе 485 человек. Возможно,
кто из них поселился и на тайшетской земле.
По данным метрических книг видно, что часть – 20 /5.8%/ от числа населенных пунктов
Тайшетского района на 1940 год /280 нас.пунктов/, образовалось к концу 19 века, а в
начале 20 века и в связи с переселением крестьян в Сибирь по столыпинской аграрной
реформе /1900-1914 г.г./ - 46 /16.5 %./. Заселение Сибири, в том числе и канско-чунскотайшетских земель, происходило в соответствии с решениями Сената, правительства
России. В 1799 г. был принят закон о заселении Забайкалья. Данный закон особенен тем,
что ставилась задача именно земледельческой колонизации Сибири, то есть – обеспечение
Сибири своим хлебом на нужды растущего населения этого огромного края. Основной
силой в решении этой задачи помещичьи крестьяне-переселенцы, отставные солдаты,
ссыльные. Реализация принятого закона не дала значительных результатов, так как
помощи со стороны государства не было. До Забайкалья добралось и осело там всего 610
душ, остальных пришлось расселять в тех местах, где они оказались на момент
передвижения в Забайкалье. Так осело в Нижнеудинском округе 485 человек. Возможно
кто-то из них был размещен на территории нашего района.
4.Заселение канско-чунско-тайшетских земель в 19 веке
26 июня 1806 года было принято «Положение для поселения в Сибири», которым
воспользовалось 2.695 человек, поселившихся в Нижнеудинском округе в период с 18001819гг. В 1816 году все население этого округа составляло уже 23.650 человек., в том
числе:
- русских крестьян – 224.344 чел.
- коренное население- 341.003
- крестьяне заводские – 35.757
- поселенцы- 16.236
- мещане – 25.675
- цеховые мастеровые- 2024
- дворовые люди – 948 вольнопоселенцы из отставных солдат-1404
- церковнослужители – 4635
К 1918 году в Нижнеудинском округе по Московскому тракту было создано 18 поселений.
Казенные дома для поселенцев были холодными, неудобными, расчитанные на 2 семьи.
Поселенцы оказались здесь без жен, семей, что затрудняло процесс обживания на новом
месте. В 1812 году Сенат разрешил переселение семей к сосланным в Сибирь. Основная
масса поселенцев состояла из отставных солдат, дворовых людей помещиков, мещан и
мало было крестьян. Естественно, что такие категории людей не имели навыков
земледелия и им было тяжело осесть, обжиться в Сибири. Жизнь их осложнялась и
регламентацией до мелочей. Нижнеудинский исправник Лоскутов разработал инструкцию
для поселенцев: как и во сколько вставать утром, как умываться, читать молитву, сколько
времени и как запрягать лошадь, как хранить молоко, яйцо, мясо, как снимать сметану,
мыть полы и т.д. За нарушение этой инструкции – порка розгами. Сам Лоскутов
руководил экзекуцией, поговаривая при этом «Господи, исправь мерзавца!». Естественно,
в силу тяжелой жизни, поселенцы бежали: сам Иркутский губернатор писал в те времена,
что в селениях по Московскому тракту казенные дома, построенные до 1820 года стоят
без жильцов по причине бегства последних.
В 1822 году М.М.Сперанским был разработан «Устав о ссыльных». Разрабатывая его,
осуществлялась идея именно земледельческой колонизации Сибири. Все ссыльные
делились на 6 разрядов, 5 разряд составляли ссыльные способные к земледелию. Их
старались поселить в старожильческих селениях или в казенных селениях. Но старожилы
неохотно брали ссыльных в свои селения, так как земель для выделения ссыльным уже не
хватало. Чтобы как-то побудить старожил к приему поселенцев, правительство выделяло
150 рублей тем старожилам, кто брал в дом поселенца, выдав за него дочь или
родственницу. Но и это особо не помогло. Решено было построить 22 селения, включая
Канский округ; выдать поселенцам материальную помощь – на 4 души: 3 лошади, 2
коровы, 3 овцы, 2 хомута езжалых 3 сошных, 1 скат колес, 1 сито, 1 сковороду, 3 топора, 1
долото, 1 скобель, 1 ручную пилу, 3 сошника, 3 серпа, 3 косы, 1 нож, 1 ухват. Все это
стоило 180 рублей 75 копеек. Строительство этих поселений началось в марте 1829 года
силами 924 ссыльных. Строительство шло плохо по причине плохого снабжения, бегства
ссыльных строителей. Было построено 5 селений - 816 домов, в которых к концу 1829
года поселили 1285 человек. Их трудом было засеяно 772 десятины земли, а к осени 1830
года еще 618. К 1837 году были построены все 22 селения – 1325 домов, 2577 амбаров,
1021 сараев, 1120 бань, 1134 овинов, кузницы, колодцы и т.д. Для поселенцев было
закуплено 6588 лошадей, 4390 коров, 4021 овец. (Ю.В.Кожухов "Русское крестьянство в
Восточной Сибири в 1 половине XIX в. (1800-1861)", изд. Ленинградский ун-тет, 1967,
стр. 36-40).
Но постепенно к началу 60-х годов все эти селения упразднила сама жизнь из-за
непригодности ссыльных к земледелию, неустроенности быта. Данных о том, были ли
такие поселения на тайшетской земле, к сожалению, нет. Тем не менее, эти события часть
истории колонизации соседних с нами районов – Иланского, Нижнеудинского.
С деятельностью М.М.Сперанского в области организации сибирской ссылки связана
одна из страниц истории образования постоянного русского населения в нашем крае, а в
частности населения села Бирюса, дер.Разгонной /сейчас это станция Разгон ВСЖД/.
Среди жителей этих населенных пунктов со второй четверти 19 века и до сооружения
Сибирской железной дороги было много солдат, как несших службу, так и вышедших в
отставку, вместе с их домочадцами. В метрических книгах тайшетских церквей есть на это
указания. Например, свидетелями /или как их тогда называли «восприемники»/ при
регистрации браков, рождения и крещении новорожденных, или регистрации смерти,
записывали: «Разгонной этапной команды рядовой Максим Семенов Шестаков…», или:
«…Бирюсинской конвойной команды рядовой Николай Харитонов Замзоров и его
законная жена…». Такой категории населения – солдат и их жен, взрослых дочерей и
сыновей в метрической книге Бирюсинской церкви названо 105 человек из 636
упомянутых, то есть 16.5% . Вообщем-то, это довольно большая часть жителей с.Бирюса и
предававшее ему определенную особенность. О каких конвойных командах идет речь?
Мы уже говорили , что в 1822 году М.М.Сперанский и его саратники разработали «Устав
о ссыльных», согласно которому по Московскому тракту были построены тюрьмы –
этапы, примерно через каждые 30 км. В этих этапных тюрьмах арестанты по пути в
ссылку могли отдохнуть, принять пищу, получить врачебную помощь. Охрану тюрем и
этапов арестантов обеспечивали солдаты конвойных /этапных/ частей, команд,
проживавших в Разгонной, Бирюсе, Новом Акульшете.
В 1822 году Сенат принял Указ « О дозволении казенным /государственным/ крестьянам
переселение на земли сибирских губерний». Это было новое в деле заселения Сибири.
Упор делался уже на добровольное переселение, а не на принудительное, хотя последнее
всегда существовало в ходе освоения сибирского края. С 1838 по 1851 год в Восточную
Сибирь переселилось 18.418 душ мужского пола, в основном на земли Енисейской
губернии.
В 1843 году были приняты «Дополнительные правила переселения малоземельных
государственных крестьян в многоземельные места», а Управление переселением
передано в введение Министерства государственного имущества. Переселенцам
выделялось 3.5 копейки серебром на каждый день нахождения в пути, выделялись ссуды,
отводились леса для построек, выдавалась безвозмездная ссуда на приобретение скота, на
8 лет переселенцы освобождались от податей и натуральных повинностей, от военного
постоя, от рекрутской повинности на 3 набора. Но на все это в казне денег нехватало и
люди неохотно шли в Сибирь. В период 1847-1853 гг. в Енисейскую губернию прибыло
всего 618 душ обоего пола. Переселение увеличилось с конца 1852 года и до 1857. В
Канском округе крестьян в 1840 г. было уже 13.482 человека и он был самым заселенным
округом в составе Енисейской губернии. Крестьянское население всей Восточной Сибири
возрасло с 1838 по 1860 год на 133.928 человек. Все население Иркутской губернии на
1860 год составляло 347.221 человек, Енисейской губернии – 313.290 человек. По
В.Сибири на 1860 год было 28 волостей, 594 деревни, 126 сел, в том числе 39.669
крестьянских хозяйств. (Ю.В.Кожухов "Русское крестьянство в Восточной Сибири в 1
половине XIX в. (1800-1861)", изд. Ленинградский ун-тет, 1967, стр. 67). В 1830 году была
уже Бирюсинская волость Нижнеудинского округа, на севере она граничила с Братской
волость, на востоке с Тулунской, Кимильтейской волостями, а на западе с ней граничила
Тинская волость Иланского округа, на севере которой находились Тасеевский и
Рыбинский округа. В
г.Нижнеудинске проживало в 1860 году – 4.689 человек, в Канске – 2231. Для сравнения: в
20-х гг.19 века: Нижнеудинск - всего 329 жителей, Иркутск – 11.122.
Занятия населения городов имело земледельческий характер, промышленность была еще
слабо развитой.
В 1867 году многие льготы и помощь государства переселенцам в Сибирь были отменены.
Делалось это с целью сократить переселение в интересах помещиков центральной России.
Если в 1865-1870 гг. в южные округа Енисейской губернии переселилось 6.867 чел., то в
1870-1875 гг только 4.408 человек. (В.И.Федорова "Очерки социально-экономического
развития Енисейской губернии в пореформенный период", Красноярск, 1999 г., стр. 13).
Но обострение аграрного вопроса в России заставило правительство утвердить новые
«Временные правила о переселении крестьян на свободные казенные земли». Давая
возможность легального переселения, правительство принимало жесткие меры по
отношению к самовольным переселенцам.
Двойственная политика правительства обьясняется стремлением с одной стороны
увеличить взымаемые подати и налоги с переселенцев, осевших в Сибири, а с другой
стороны защитить интересы помещиков, незаинтересованных в конкуренции с дешевым
сибирским хлебом, производство которого увеличивалось в Сибири. Но в 1894 году
переселение в Сибирь было окончательно легализировано.
Систематический учет переселенцев начали вести с 1885 года. В период 1861-1891 гг. в
В.Сибирь переселилось 100.000 человек, это одна четвертая всех переселенцев в Сибирь.
Из них осело в Енисейской губернии 50.000, в Иркутской губернии – 20.000. Селиться
старались в старожильческих селениях. Ссуду переселенцы стали получать только с 1889
года и поэтому единственным денежным источником для них был наемный труд в
хозяйстве сибирских крестьян-старожил. Так создавался рынок сельскохозяйственного
наемного труда. Это способствовало развитию капиталистических /рыночных/ отношений
в сельском хозяйстве Сибири.
Дорога в Сибирь для переселенцев была суровым испытанием. Но люди шли в Сибирь,
которая казалась им землей обетованной, где много свободной земли, богатые дичью леса,
обильные рыбой реки. Значительная часть переселенцев имела представление о Сибири из
переписки с родными, от ходоков, из рассказов, слухов. А рассказы эти были очень
привлекательные. Вспомните хотя бы стихотворение Некрасова «Дедушка». Многие
переселенцы не знали конкретного пункта своего нового поселения в Сибирь и по
прибытию на место оказывалось, что здесь нет свободной земли, что она малопригодна
для земледелия, а Сибирь уже не казалась сказочным краем. Приходилось вновь
совершать переселение, а это несло дополнительные расходы, терялось драгоценное для
переселенца время. Ведь отправлялись в путь переселенцы весной, чтобы достичь Сибири
в летнее время и как-то обустроиться к зиме, посеять яровые или озимые. Зимовка в пути
для многих переселенцев была равносильно катастрофе всего задуманного. Дорога
занимала более 2 месяцев. «В 80-х годах существовал так называемый комбинированный
путь в Сибирь – железнодорожно-водный путь до Екатеринбурга. Но этот путь был
дорогим для бедняков – переселенцев. Хотя и существовал льготный переселенческий
тариф - 0.3 копейки с человеко-версты и 1/75 коп., с пуда багажа и версты и 0.5 коп., с
головы скота и версты. Если проезд от Курска до Тюмени стоил 24 рубля , то для
переселенцев – 5 руб.31 коп., провоз багажа – обычная цена 4 руб., а для переселенцев – 1
руб. Выдавалась путевая ссуда – 50 рублей на семью.
Но ее могли получить не все переселенцы. Размер ссуды к 1899 году был снижен до 30
рублей. Поэтому предпочитали двигаться гужом, то есть сухопутным путем. За сутки
проходили в среднем 35-40 км. Кроме того возможность ехать гужом давало возможность
взять как можно больше имущества, столь необходимого на новом месте жительства.
Основная масса кибиток была однолошадными. Например, на 878 кибиток парных было
только 15, а по 3-4 лошади всего 4». (В.В.Покшишевский "Заселение Сибири. Историкогеографический очерк", Иркутск, 1951 г., стр. 181). Переселенческие семьи, двигаясь по
тракту, сливались в большие партии по 40-50 семей, а то и более. «Обычно в такие партии
обьединялись родственники. По данным статистики в 1897-1900 годах семьи, получившие
разрешение на выезд состояли в среднем из 8,7 человек, причем мужчины преобладали.
Это было связано с тем, что наделялись землей в европейской части России мужчины.
Земли для этого не хватало и в крестьянских хозяйствах образовывалось большое
количество мужчин, которым негде было приложить руки, создать свое самостоятельное
от отца хозяйство. Поэтому прежде всего в Сибирь отправлялись мужчины, /именно они
наделялись землей в Сибири/, многодетные семьи. Если семья были малочисленные, или
переселенцы – одиночки , им реже выдавалось разрешение на переселение. Поэтому
«малодушные» семьи, крестьяне – одиночки часто создавали договорные или же
фиктивные семьи. Но самым благоприятным фактором было соотношение трех
возрастных категорий домочадцев: работников зрелого возраста, потенциальных
работников – старших детей и подростков, а также «непроизводительной» части семьи –
маленьких детей и стариков. От последних старались избавиться – оставить, не брать в
Сибирь. Девушек – выдать замуж: « К чему девку везти, когда она не сегодня завтра все
равно выскочит замуж» -, рассуждали в таких случаях. Больных, как и стариков,
оставляли на попечение родственников. Впрочем, и сами престарелые люди, особенно
женщины, крайне неохотно расставались с родными местами, ПРЕДПОЧИТАЛИ
«УМЕРЕТЬ НА РОДИНЕ». Женщины, как мы сказали, неохотно соглашались на
переселение. «Очевидец писал в дневнике /1888г./: «Нам не раз пришлось быть
невольными свидетелями тяжелых сцен, как бабы /вообще неохотно покидающие родные
гнезда и относящиеся крайне скептически к разного рода переселениям/ при каждой
неудаче или беде набрасывались на своих мужиков, осыпая их упреками и укорами самого
тяжелого свойства: «На голодную смерть нас ведет! Дома-то маялись, да все жили, а
теперь-то вон: ребятишкам и кусать нечего!». (В.Зверев "Самоходы их Расеи", жур.
"Родина", 2000, № 5, стр. 127). Повозки служили им временным жильем. Деньги,
вырученные от продажи своего хозяйства на родине, вскоре у многих переселенцев
заканчивались. Ведь шли в Сибирь малообеспеченные крестьянские семьи. Опасности в
пути, плохое питание, болезни и эпидемии, постоянное нахождение под открытым небом
– все это становилось суровым испытанием, большими трудностями. По отчетам
врачебных управ прослеживается распространение среди переселенцев возрастного,
сыпного и брюшного тифа, холеры, сифилиса и «прочей заразы». Желудочно-кишечные
заболевания кое-где даже получили название «переселенческая болезнь». Редкая партия
переселенцев не привозила с собой на очередную стоянку по нескольку «челяденков»,
умерших в пути от «кровавого поноса». По оценкам медиков, 1883 – начало 1890-х годов
в переселенческих партиях серьезно болел каждый четвертый или пятый, каждый десятый
зарегистрированный больной умирал в пути. Некоторые семьи и даже целые партии в
пути «ополовинивались», а то и полностью вымирали. По данным В.В.Покшишевкого на
23.683 человека приходилось 746 умерших переселенцев /3.2%/, а на первый год жизни на
новом месте еще 676 умерших /2.9%/, всего 6.1%. Переселенцы неохотно ложились в
больницы на пути следования в Сибирь. Если ребенок все же попадал в больницу,
некоторые семьи продолжали путь без него, В безвыходных ситуациях оставляли на
дороге и здоровых детей. Надеялись на судьбу: « Это – Божьи дети, которых кто-нибудь
вскормит». Маленьких отдавали на усыновление, старших – в наем , и не чаяли, «приведет
ли Бог увидеться до гроба. Наблюдая, как переселенцы «бросают» детей в пути, скрывают
больных от врачей /бывало, ребенка на пункте отправки проносили в вагон или на
пароход в мешке, как контрабанду/, некоторые очевидцы делали категорический вывод о
темноте, бесчувственности крестьян к детским страданиям и смерти. Такое мнение верно
лишь отчасти. Можно согласиться с Ядринцевым, когда он пишет: «Трудно видеть здесь
бессердечие и бесчувственность. Матери очень горько оставлять больное дитя, но
страшная необходимость и интересы других членов семьи, может быть, их спасение
требуют идти и оставить на жертву одного». Многие из оставленных в пути больных
детей умирали. Выздоровевших усыновляли местные обыватели или отправляли в
сиротские приюты». Для многих переселенцев трудности не заканчивались и по
прибытию на место – возникала необходимость нового переселения, предстояло много
трудиться, чтобы поставить на первых порах какое-то жилище, начать возводить пашню.
По нашим подсчетам в пореформенный период /1861-1908 г.г./ на тайшетской земле
возникло 26 селения, что составляет 9.2% от числа населенных пунктов района на 1940
год. Но эти данные, конечно же, требуют уточнения. Невозможно пока из-за отсутствия
источников подсчитать количество переселенцев, осевших в нашем районе. Если взять
косвенные данные - количество церквей на территории тайшетской земли, количество
прихожан одного церковного прихода, то получаются такие данные: приход составлял в
среднем 5-7 селений, прихожан – 2100-2670 человек, а церквей было 5, то примерное
количество населения составляет примерно 12.000 человек.
5.Переселение в Восточную Сибирь в последнее десятилетие 19 в. и в годы
столыпинской аграрной реформы / 1906-1914гг
Следующий этап заселения тайшетских земель был связан со строительством Сибирской
железной дороги и необходимостью освоения прилегающих к ней территорий. От этого
зависела экономическая целесообразность Транссиба. Кроме того, переселение крестьян
из центральных губерний России на окраины диктовалась обострением социальных
отношений по причине малоземелия крестьян и их требованиями передела помещичьих
владений. Назревал общественный кризис. Правительство вынуждено было принять
«Временные правила о добровольном переселении сельских обывателей и мещанземледельцев» /1904 г./. Тем самым открывалась полная свобода переселения в Сибирь.
Количество переселенцев в период 1893-1904 гг было больше, чем за все 30 лет после
отмены крепостного права /1861 г./. С 1895 по 1903 год в Восточную Сибирь
переселилось 154.8 тыс.человек. В Сибирь в основном шли крестьяне – бедняки,
середняки из черноземных губерний России, где господствовало помещичье
землевладение и где особенно обострились социальные отношения. Из общей массы
переселенцев бедняки составляли 20%. Как и в прежние годы колонизации Сибири,
переселенцев ожидали большие трудности обустройства на новом месте. «Раиса
Степановна Елтратова, 1903 года рождения, вспоминает семейные предания: ее отец в
1912 году приехал в Джогино, чтобы осмотреться, устроиться, а затем лишь привезти
семью из Чувашии. Еще до него, годом раньше, ушли ходоки из его поволжского села в
Сибирь: Немков, Исаев, Васильев Павел. Они то и звали земляков на переселение в
Сибирь. Семья Елтратовых была большой, а отец в Поволжье имел мало земли. Поэтому и
подался в Сибирь. До чувашей-переселенцев здесь, на месте будущей деревни Джогино,
проживали на заимках треминские чалдоны-старожилы. Отец кое-как обжился, купил
небольшой домик в 1913 году, привез семью. Ехали до Тайшета на поезде, а затем на
телегах до места – деревеньку в 4-5 изб. Что значит «Джокин» , - уже никто не ведает.
Кроме Джогино, чуваши-переселенцы обосновались в деревнях Волнистый, Бодрый,
Шмелинный. Название последнего произошло якобы оттого, что здесь одного из первых
поселенцев изрядно покусали шмели. Переселенцы в первые годы получали денежную
помощь от государства, размер которого Раиса Степановна не помнит. За этими деньгами
отцу приходилось ездить в Абан, ныне центр одноименного района Красноярского края.
Выращивали лен, горох, рожь, просо… За плугом отец ездил в Канск…». (Рассказ
Р.С.Елтратовой, архив ИПО "Бирюса"). В данном рассказе можно найти подтверждения
многим выводам о порядках переселения: обязательная посылка ходоков в Сибирь для
отвода земель; что переселенческое управление отводившее земли находилось в Абане
/Почето-Абанский переселенческий подрайон Канского округа/; вероятно, в Канске
находилась снабженческая крестьянская кооперация, услугами которого пользовались
переселенцы; что одним из неудобств переселенцев было получение ссуды в виду
отдаленности переселенческой управы - приходись тратить много драгоценного для
крестьян времени, что ссуда, видимо, выдавалась частями.
«…Переселенческие участки отличались от чалдонских, старых сибирских поселений
русских людей. Чалдоны жили в Половино-Черемхово, Еловке, конторке, Енисейке и в
с.Бирюса. Крепко на земле стояли мужики, артелью. В Конторке была волостная управа,
церковь большая, людное село. И делилось оно как бы на три части: Тарай - середина
села, где жили староверы – чалдоны, Мамаевка - где обитал люд победне, и Лавинка – там
обосновались самоходы, люди пришлые из России в разное время по своей воле, на свой
страх и риск. …Богатые луга простирались на заливных местах по берегам Бирюсы.
Назывались они Старина, Лавинские, Кавалеровские, Веденинские, Синякинские. Травы
по пояс…
По столыпинскому раскладу до Октября крестьяне-переселенцы из России получали по
200 рублей на обзаведение. Безвозвратных. Для сравнения скажу, хорошая корова
двухведерница /плохих не держали/ стоила на базаре самое большое пять рублей. Добрая
лошадь – 7-10 рублей. Сибирский крестьянин имел две коровы, самое малое две, три
лошади. Иначе нельзя. Одна плуг не потянет. Еще свиней держали, овчарни по 50-70
романовских овец. А как же! Нет овец – полушубок, тулуп из чего сошьешь? А валенки
катать? Вот и считайте много или мало 200 рублей… Покупал переселенец на эти деньги
скот, инвентарь, строил дом. Землю ему государство было обязывало распахать не меньше
трех десятин… На десять лет освобождался переселенец от налогов, пока на ноги не
встанет. Лес ему дозволяли рубить сколько потребно, но в отдаленных делянах, тоже
бесплатно… Первыми возвращались назад на родину те, кто ждал, что в Сибири калачи на
березах растут, кто работать не хотел, потому что работа у сибиряка была такая –
хребтина трещала. С утра до ночи. Работай – сыт будешь. …Мошка заедала. Деготь гнали,
мазали скот от гнуса. И себя. И еще уезжали те, кто подьемные проматывал, пропивал…».
(А.Петров "Артелью сильна деревня", "Бирюсинская новь", 27 сентября 1989 г.).
Количество самовольных переселенцев в 1894 году составляло 78 % от общей массы
переселенцев, но затем их доля сократилась наполовину. Часть населения нашего района в
рассматриваемый период, формировалось и за счет ссыльно-поселенцев. Но доля их в
общей массе была незначительной. По всем метрическим книгам можно насчитать
представителей этой категории населения района всего 45 человек. К этой категории
населения относился, например, Михаил Спиридонович Самойленко, известный в районе
человек – председатель Коноваловского колхоза в пердвоенные годы, участник Великой
Отечественной войны, член районного совета депутатов трудящихся. В 1898 году в
родной деревне Самойленко, в Киевской губернии, произошло стихийное выступление
крестьян-бедняков. Причина известная – малоземелие крестьян. За участие в этом
событии Михаил Спиридонович был приговорен к ссылке в Сибирь. Местом отбывания
ссылки стала с.Нижняя-Заимка Тинской волости Канского уезда Енисейской губернии.
Крестьяне села не желали принимать ссыльного, что, в общем–то, было обычным
явлением. Нашлось ему место в д.Коновалово. Затем работа на строительстве железной
дороги, кузнецом в Тайшете. ("Заря коммунизма"). Это типичная судьба ссыльнопоселенца – мало кто из них связывал свою судьбу с земледелием, не сразу обустраивался.
Если проанализировать данные о годах возникновения населенных пунктов Тайшетского
района, то видно, что 16.4% /46/ из них возникло именно в период: последнее десятилетие
19 века и до 1906 года.:
Особенно массовым было переселение в Сибирь в годы столыпинской аграрной реформы.
Это общественное явление не обошло наш район и значительно повлиял на его социальноэкономическое развитие. «В период с 1906 по 1914 год в Сибирь переселилось 2.5 млн.
человек, в том числе в Восточную Сибирь 363 002 человека и население этого сибирского
региона возросло на 20%. Большая часть переселенцев – 71%, водворилось в Енисейской
губернии, около 27% в Иркутской и лишь 2% в Забайкалье. В Енисейской губернии
большая часть переселенцев водворилось в Канском округе – около 47%, а в Иркутской
губернии – в Нижнеудинском округе – 25%». (В.Г.Тюкавкин "Переселение крестьян в
В.Сибирь в период столыпинской реформы", автореферат диссертации, Ирк., 1958 г.).
Часть переселенцев, осевших в указанных округах, поселилось на тайшетской земле.
Сколько же их было? На этот вопрос попытаемся ответить сославшись на данные
метрических книг тайшетских церквей. Из всех фамилий упомянутых во всех разделах
метрических книг, выберем те, против которых записано «переселенец, переселенческая
дочь или переселенцеский сын». Например: «Канского уезда Тинской волости деревни
Черемуховой переселенческая дочь Анна Гаврилова Соломина, православного
исповедания…». Кстати сказать, термин «поселенец» появилось после издания
Сенатского Положения за 1806 год о переселении в Сибирь государственных крестьян
«…по собственному их желанию за малоземелием из внутренних губерний туда /то есть –
в Сибирь/ приходящие…».Такой категории крестьян по метрическим книгам
насчитывается за период с 1890 по 1913 год – 273 человека. По этим данным трудно
судить о соотношении количества переселенцев и крестьян старожил, так как не все
метрические книги сохранились, не во всех имеется указание «переселенец». Если взять
только отдельные книги и за определенные годы, то картина получается следующая: по
приходу Бирюсинской церкви за 1890 год процент переселенцев составил 11.3%, а
сторожил – 68,0%, остальные % приходятся на прихожан не крестьянского сословия. К
1892 году картина несколько изменилась: крестьян – 72 %, переселенцев – 18,3%, то есть
количество последних возросло. О соотношении старожил и переселенцев говорят и такие
данные: «По данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи населения,
проведенной Временным правительством в 1917 г., в д.Шиткинской Неванской волости
насчитывалось 40 старожильческих и 61 переселенческое хозяйств. Мужского пола всех
возрастов – 299, женского – 261». Основная часть поселенцев шла из Минской /111 чел./,
Черниговской 104 чел./, Могилевской 97 чел./, Самарской /209 чел./ , Пензенской / 68 чел./
, Симбирской /129 чел./, Вятской /192 чел./, Томской /270 чел./, Тобольской /151 чел./,
Гродненской /45 чел./ Тамбовской /68 чел./, Орловской 40 чел./ и других губерний. Как
видно из этих данных переселение в наши края шло не только из Белоруссии, Поволжья,
центральных губерний, но и из западно- сибирских губерний. Всего за период с 1897 по
1916 год в метрических книгах значилось 2005 человек, как переселявшихся в наш район.
Особенно активно наш край заселялся с начала 1908 года. Если в период с 1897 по 1902
год по метрическим книгам называется 202 переселенцев; только за 1908 год уже – 372
переселенца, а за период с 1908 по 1916 год 1803 человека, не считая переселенческих
детей. Эти данные косвенно подтверждаются тем, что 1908 год был годом наиболее
активного переселения в период столыпинской реформы – в этот год в Восточную Сибирь
переселилось 75 705 тыс. человек, а затем количество переселенцев пошло на убыль и
составило, например в 1912 году уже только 40 тыс.человек, а в 1914 году – 24 645. «За
1906 – 1914 гг. было создано около тысячи новых сел в В. Сибири, из них 700- в
Енисейской губернии, около 300 - в Иркутской губернии». На территории нашего района
одним из первых возник Авдюшинский переселенческий участок, заселенный еще в конце
19 века переселенцами-украинцами. До из водворения здесь находилась заимка
бирюсинского крестьянина Иннокентия Авдюшина. Затем возникли для переселенцев
отводились переселенческие участки:
1900 г. 2. Догадаевский / д.Покровка /
3. Д.Михайловская / Михайло-Шаховский уч./
4. Глинный уч. / Ново-Георгиевка/
1902 г. 5 Туманшетский переселенческий участок
6. Петропавловский / д. Черчет/
7. Шегашетский / Ново-Никольская/
8. Ингашет
9. Камышлеевка
1903г. – 10. Шелеховский
1906г. - 11. Верхний Ужет
12. Нижний Ужет
13. Ново-Николаевка
14. Черенгачет
1907г. 15.- Шемякино
1908 г. 16. Ново-Николаевский
3 Калистратовский
4 Троицкий
5 Серафимовский
6 Щетиновский 7 Шелеховский
8 Рождественский
9 Гоголевский
10 Верхне-Ужетский
11 Луговской
12 переселенческий участок Квитко
13 Надежденский
14 Николаевский
15 Шигашетский
1909 г. 16. Кавказ
17. – Придорожный
1910г. – 18. Заречная
1911г. – 19. – Балдовка
20. Аболак
21. Красный
1912 г. 22. Кемчено
23. Джогино / Джогин/
24. Кочетар
25. Соляная
1913 г. 26. Саранчетский
27. Светлый
28. Пещеровой
29 Сергинский
30 Козино
31 Козловский
32 Благодатский
33 Самовольный
34 Перевоз
35. Волнистый
1914г. – 35 Переправа
В метрических книгах за этот год указаны следующие населенные пункты нашего района,
но не названные как переселенческие участки и которые до 1914 года не упоминались
вообще. Тем не менее есть основание предположить, что данные деревни были тоже
основаны переселенцами:
36 . – Бывальщина
37. - Сухой мыс
38. – Горенский
39. – Рыбинский
40 . – Андреевский
1915. - 41 . – Переселенческий участок Костомарово
42. – Петропавловка
43. Березовый
44. – Логовской
45. – Анинский
46. Шевченко
«Что касается переселенческих участков, то им давалось двойное название – самому
участку и будущей деревни, которая возникала на участке впоследствии. Какое название
присваивать – решало управление переселенческого района. Например, чиновник по
особым поручениям переселенческого управления, заведующий Почето- Абанского
подрайона, некто Волконский нарезал участки Бодрый, Кемчин, Джокин. Было это в 1912
году, в год 100-летия победы над Наполеоном. Будущим деревням этих участков были
даны имена видных героев Отечественной войны: Кемчин- д.Милорадовка, Бодрый –
Багратионовка, а Джокинскому участку присвоили наименование – д.Волконская. Деревня
Ново–Николаевка возникла в 1907 году, до этого времени здесь находилась заимка
богатой крестьянки Колистратихи. Ее именем и был назван переселенческий участок».
Деревня Серафимовка /1911 год/ получила имя крестьянского начальника Серафима
Семеновича Писарева в день его рождения. К 1917 году в этой деревне уже насчитывалось
около 50 дворов. (А.Черневский "Почему так называется?", "Заря коммунизма", 22 мая
1982 г.). Деревни Короленко, Шевченко, Костомарово возникли в 1908 году. С.С.Писарев
дал им названия в связи с тем, что в 1908 году исполнилось 55 лет со дня рождения
В.Г.Короленко, а в 1909 году 95 лет со дня рождения Т.Г.Шевченко. Почему Костомарово
– непонятно, никаких знаменательных дат, связанных с жизнью, например, видного
историка Н.И.Костомарова в этот период не отмечалось.
Таким образом, в годы столыпинской реформы на тайшетской земле возникло 46
населенных пунктов, основанных переселенцами. Это составляет 16.4% от количества
населенных пунктов Тайшетского, Шиткинского районов на 1940 год. Если внимательно
посмотреть на список населенных пунктов этих районов, то многие из них, основанные
после 1917 года, это поселки, производственные участки предприятий лесной
промышленности, сельского хозяйства. Их количество незначительно. Подавляющая
часть населенных пунктов нашего района возникли в 18-19 – нач. 20 в.в.
6. Влияние переселение на социально-экономическое развитие Восточной Сибири и
Канско-Чунско-Тайшетской земли
Под влиянием переселения, землеустройства, развития рыночной экономики в Сибири в
1906-1914
годы
произошли
значительные
изменения.
Прежде
всего
в
сельскохозяйственной отрасли Сибири. Расширялся внутренний рынок за счет развития
товарного земледелия и скотоводства. Происходила сельскохозяйственная специализация
районов, росло товарное производство, концентрация и кооперация капиталов,
применение сельскохозяйственных машин и совершенствование орудий труда, получил
развитие наемный труд в сельском хозяйстве.
Возникли новые населенные пункты. За 1906-1914 гг в В.Сибири таковых было более
тысячи. Требовалось развитие инфраструктуры. Если за период с 1896 по 1905 год было
построено 1 349 колодцев, 24 водохранилища, то за 1906-1915 гг уже 13.771 колодцев, 161
водохранилище. ("История Сибири", т. 3, стр. 305). Потребовалось строительство
грунтовых дорог. В 1906-1916 гг в 4-х сибирских губерниях было построено 12.989 верст
грунтовых дорог. Через тайшетские земли, от ст.Тайшет Томской железной дороги в
Чуно-Ангарский край до с.Дворец, по решению управления Енисейско-Иркутского
переселенческого района был построен гужевой тракт протяженностью 417 км.
Изысканием маршрута будущей дороги руководил инженер-строитель Михаил
Леонидович Шер, выпускник Императорского Рижского политехнического института. В
1908 г. на совещании Енисейского губернатора А.Гирсе обсуждался вопрос о
строительстве этого тракта и было принято решение: «От ст.Тайшет Сибирской железной
дороги, минуя село Конторское, сообщающееся со ст.Тайшет по Московскому тракту,
вести дорогу прямо на Ст.Окульшет до которого существует уже проезжая дорога, далее
устроить паром через р.Бирюсу и направить дорогу прямо к Нижне-Заимскому, где она
уже выходит на первоначальное направление. «На осуществление этого решения было
отведено 19 тыс.рублей. Дорога Тайшет-Дворец имела большое экономическое значение:
северные районы Приангарья получили возможность выхода на внутренний российский
рынок; работа по его строительству стало для многих крестьян-переселенцев источником
дополнительных средств, но и тяжелой натуральной повинностью.
Рост населения вызвал необходимость развития социальной сферы. Переселенческие
управления в сибирских губерниях, уездах строили больницы, школы, проводили дороги,
создавали опытные сельскохозяйственные станции, проводили мелиоративные работы,
распространяли передовой опыт ведения хозяйства и новые орудия труда. По данным
«Истории Сибири» /1964г.изд., т.3/ до 1906 года в Сибири было очень мало врачей- по
одному-два на уезд. На одного врача приходилось 19.364 кв.версты. За 1906-1910 г.г.
количество врачей в Сибири возросло в 2 раза. В Сибири и на Д.Востоке в 1907 г. было
уже 374 больницы с 6.6 тыс. кроватей, а в 1913 г. 663 больницы с 16 тыс. кроватей.
Возросло количество врачебных и фельдшерских пунктов. Что касается Тайшетской
волости то, в метрических книгах называются следующие имена мед.работников и
медучреждений в которых они работали: в 1902 году уже существовал фельдшерский
пункт, где работал фельдшер Дмитрий Афанасьевич Заболичесв , а фельдшером акушером
Агафья Ивановна Бурова. В 1908 г. фельдшерами Тайшетской лечебницы были
Ксенофонт Платонович Корсунский, Семен Павлович Воронов /до 1914 г./, повивальной
бабкой была Ефросинья Андреевна Бистрова. В 1911 г. уже существовал 1-й участок
здравоохранения уезда, где фельдшером работал Илья Яковлевич Романов, а первыми /?/
врачами в волости были Иван Александрович Булгаков и Василий Макарович Колбин, с
1914 года – Николай Григорьевич Завалихин.В 1916 г. продолжал лечить тайшетцев
И.А.Булгаков. Ветеринарным врачом был Евгений Нилович Дербин.
В эти годы уже существовала Тайшетская железнодорожная больница, где фельдшером
работал Михаил Елисеевич Шувалов. Учительствовали в указанные годы в 2-х классном
народном училище с. Тайшет в конце 19 в. – Николай Афанасьевич Иванов,
П.И.Бронников, а в 1902г. - Леонид Николаевич Свирский, Афонасий Александрович
Юрин, Филипп Никифорович Полевик, Стефан Васильевич Голдин, Авриалий Ефимович
Москалов в д.Авдюшино /1911г./, а в подобном же училище с. Бирюса – Татьяна
Ипполитовна Филатова, Александр Фомич Хлыбов, Екатерина Михайлована Полякова,
Андрей Петрович Черняев. В 1915 году на Андреевском переселенческом участке
учительствовал Викентий Иванович Коваленок, а в ж/д школе Тайшета – Анастасия
Васильевна Софронова, где вместе с ней в 1916 году работали Степан Степанович
Дьячков, Анна Николаевна Головешкина .
Развитие товарного производства, рост населения обеспечило прибыльность Сибирской
железной дороги, которая в начале ХХ века была еще убыточной. Но уже в 1910-1912 гг
она едва справлялась с грузовыми и пассажирскими перевозками. В 1912 году доход
дороги составил 11.4 млн.рублей.
Увеличение населения /в с. Тайшет в 1911 году уже было 400 дворов и 1.5 тыс. жителей, а
население Тайшетского района в 1916 году составляло уже 17 тыс. человек/, занятого с
сельском хозяйстве, привел к росту наемного труда. Рынок наемных работников
пополняли, прежде всего переселенцы – бедняки. В Восточной Сибири на 10.6 тыс.
переселенческих хозяйств приходилось 3.5 тыс. человек работавших по найму и 3.7 тыс.
занятых отхожими промыслами. В Канском округе на каждые 43 новосела – бедняка
приходилось 2 бедняка-старожила.
Получила развитие сельская потребительская кооперация. В 1913 г. в Сибири работало
606 потребительских обществ и 1000 кредитных коопераций. ("История Сибири", т. 3, стр.
319). В Тайшетском районе кредитные товарищества и потребительские общества
возникли в 1915 году и охватили крестьянские хозяйства с. Конторка, Нижняя-Заимка,
Байроновка, д.Еловка, Талая, Ст.Акульшет и др. Первым председателем Тайшетского
общества потребителей Енисейского губсоюза был политссыльный Митрофан Сергеевич
Слисский, членами правления общества политссыльные Г.К.Дисков, Граве. Начало
сельской потребительской кооперации складывалось не совсем удачно. Так, например, в
отчете Нижне-Заимского общества потребителей писалось: «На первых порах были
неудачи: купили старую лавку с товаром у частника. Но попался недобросовестный
приказчик. Общество вскоре встало на твердую ногу благодаря участию политссыльных».
(В.Г.Тюкавкин "Сибирская деревня накануне Октября", И., 1966, стр. 405).
Усиливалось расслоение крестьянства. Бедняцкие хозяйства составляли значительное
количество. С другой стороны, жизнь крестьян-переселенцев в Сибири была лучше, чем
на родине и их хозяйства были крепче, чем в европейской части России. В 1912 г. в
Сибири было 50% хозяйств имевших 4 и более лошадей, а в европейской части страны
только 10%. На долю таких крепких хозяйств приходилось больше земли. В Канском
уезде крестьянин Блинов захватил 3 тыс.десятин, которые, естественно, обрабатывались
наемными работниками. В Нижнеудинском уезде из 5596 дворов – 988 были крепкими
крестьянскими хозяйствами, как их называли – кулацкими. Из них 147 хозяйств имели от
75 до 100 десятин земли, а 12 хозяйств свыше 100 десятин. Крестьянин И.И.Лыткин из
села Шерагул Нижнеудинского уезда в 1912 году имел 2 работника – мужика и 2
работницы- батрачки на 10 человек членов семьи; построек на сумму 3.355 рублей;
мертвого инвентаря на 1836 рублей; сноповязалку – 402 руб.; жатку- 210 руб.; четырех
конную молотилку – 200 руб.; сенокосилку – 145 руб.; семирядную сеялку- 96 руб.;
сортировку, веялку, сепаратор, маслобойку; 19 лошадей /15 рабочих/; 200 голов
крупнорогатого скота; много мелкого. В хозяйстве этом применялся навоз, велась очистка
семян, рядовой посев, подборка семян, травосеяние.
Пашни имелось 76 десятин. Урожайность ржи - 120 пудов, пшеницы, овса – 150 пудов.
Одни расходы составляли: наем работников – 1000 руб., содержание работников – 300
руб., питание семьи – 500 руб., прочие потребления семьи – 300 руб., уплата податей и
повинностей – 100 руб., хозяйственные расходы – 300 руб., - итого в год 2.500 рублей. Для
сравнения приведем данные отчета сельскохозяйственной артели «Пролетарий»
д.Черемшанка за 1931 год: «Общая численность населения в колхозе - 168 душ обоего
пола; Всего трудоспособных – 47 /мужчин – 26 , женщин – 21, подростков обоего пола –
6; тракторов – нет ; конных плугов – 24; сеялок рядовых – 2; сенокосилок – 1, жатки – 4;
сноповязок –нет; молотилок конных – 6; локомобилей – 4; всего голов КРС – 43; коров –
32; свиней – 32; овец и ягнят – 76, рабочего скота – 43; общая площадь под урожай – 130
га …». Что касается урожайности в колхозах в первые годы их создания и даже в
предвоенные, послевоенные годы была ниже чем в крестьянских хозяйствах накануне
коллективизации.
Рост населения нашего района за счет переселенцев потребовало развития
здравоохранения, образования. Увеличение числа переселенцев, людей разных
национальностей, внесли определенные сложности общественных взаимоотношений,
прежде всего со старожилами Тайшетской земли, и, вместе с тем, богатство обычаев,
порядков, трудовых навыков, элементов быта, культуры. Отношения между старожилами
и переселенцами складывались вполне мирные, добрососедские. Правда, многие
привычки новоселов казались странными, осуждались. «Коренные сибиряки живут
опрятно: у них еженедельно моют не только полы и лавки, но даже стены и крыльцо. О
курных избах и лаптях здесь не имеют понятия. Привычка к неопрятности, которую
приносят с собой переселенцы, служит одной из причин нерасположения коренных к
новоселам» - писал в 1860-х годах писатель С.Турбин. Но уже во втором поколении
новоселы уже ни чем не отличались от старожилов. Последние в слою очередь многое
переняли от переселенцев: косить хлеб, пилить дрова, молотить хлеб на крытых овинах,
пилить тес. Многообразие обычаев, обрядов, культур, присутствие в культурном облике
сибиряка – старожила иноэтнического компонента, давало почву для появлений теории о
возникновении в Сибири новой славяно-русской общности /теория А.П.Щапова/. Более
подробно о процессе хозяйственного освоения канско-чунско-тайшетских земель во
второй половине 17 в.- начале 20 в., о развитии культуры и быта населения мы
постараемся рассказать в следующих брошюрах из уже знакомой вам серии «Тайшетгород, рожденный Транссибом».
Приложения к брошюре
«О гербе, флаге и Дне Сибири»
/Конспект статьи М.Шиловского «Два соболя державных», журнал «Родина», №5, 2000 г.,
стр.24-25/
Сибирский герб – два соболя, поддерживающих царскую корону и лук с перекрещенными
стрелами, появился в 17 веке, когда впервые был составлен государственный герб России.
В 1625 г. в него были введены три короны «знаменующих три великих покоренных
царств: Казанское, Астраханское и Сибирское». В числе титулов императоров России
называлось «…царь Сибирский…». Исторически сибирский герб достоин возрождения в
качестве символа макрорегиона, так как не вызывает неприязни ни одного из сибирских
этносов.
Понятие «Сибирь» в советское время значительно трансформировалось. Прежде оно
обозначало территорию от Урала до Тихого океана. Экономическое районирование
расчленило эту территорию на Восточную Сибирь и Дальний Восток. Не считается
Сибирью и Якутия.
Флаг Сибири появился в 80-е годы 19 века. «Еще в 80-х г.г. ядринцевским кружком в
Петербурге при устройстве вечера в пользу учащихся – сибиряков были приняты как
отличительные знаки распорядителей вечера белый и зеленые цвета, ставшие с тех пор
«сибирскими цветами». Символика эта до гениальности проста: белый цвет ассоциируется
с белоснежными вершинами Алтая и Саян, со снежным покровом; зеленый – с тайгой,
лугами, весенней степью, крестьянскими нивами.
Эти цвета стали символами борьбы за автономию Сибири в 1917 году. Конфедерация
общественных организаций Сибири в г.Томске 5 августа 1917 года утвердила следующее
описание флага: «Национальный Сибирский флаг представляет собой сочетание двух
цветов: белого и зеленого. Белый цвет обозначает снега Сибирские; Зеленый – Сибирскую
тайгу. По форме флаг – прямоугольник, который по диагонали разделяется на две части,
причем верхняя часть зеленая, нижняя белая». В декабре 1917 года чрезвычайный
сибирский областной сьезд провозгласил создание Сибирской областной власти и
подтвердил решение конференции о сибирском флаге. В первой половине 1918 года эти
цвета стали символами антисоветского подполья. Участники чехославацкого мятежа в мае
1919 года в качестве опознавательных знаков надели белозеленные нарукавные повязки.
Временное Сибирское правительство приняла эту символику, ввело знамя, шевроны и
кокарды бело-зеленного цвета для воинских частей.
День Сибири
В 1881 году появился праздник – День Сибири. Тогда отмечалось 300-летие
присоединения Сибири к Российскому государству, начавшегося с похода Ермака в 1581
году. За отправную точку было взятие столицы Сибирского ханства – Кашлык /8 ноября
по новому стилю/. Празднование «Сибирского дня» стало неотъемлемым элементом
культурной жизни Сибири вплоть до 1919 года».
А.Зуев, «От завоевания к вхождению, или Как присоединяли Сибирь к России
советские историки»
/Конспект статьи опубликованной в журнале «Родина», №5, 2000 год/
«…В первое двадцатилетие советской исторической науки безраздельно господствовала
концепция завоевания Сибири. …Дореволюционные историки присоединение Сибири
трактовали в целом как завоевание. Советские историки считая, что Сибирь была
завоевана, тем самым разоблачали якобы колониальную политику царизма,
великодержавный шовинизм. Писали об оккупации Сибири, походы землепроходцев
характеризовали как разбойничьи набеги, самих «русских завоевателей» отождествляли с
испанскими конкистадорами, а политику Москвы - с политикой европейских
колониальных держав. Показ всех «прелестей» колониальной политики царизма был
необходим для того, чтобы подчеркнуть выдающееся значение Октябрьской революции,
«освободившей» народы Российской империи от жестокого гнета и «открывшей» им путь
в светлое будущее. К концу 1920-х годов утвердилась оценка присоединения нерусских
народов к русскому государству как «абсолютного зла» для этих народов. Но вскоре такая
оценка была пересмотрена. …родилась теория «наименьшего зла», согласно которой
присоединение к России в 17-19 веках иных народов рассматривалось как наименьшее зло
по сравнению с их завоеванием другими государствами…
Кардинальная переоценка характера присоединения произошло в конце 1940-х – в 1950-х
годах. Формула «наименьшего зла» отвергается. Со страниц научных и тем более
популярных изданий исчезает термин «завоевание». Выясняется, что чуть ли не все
народы «добровольно» вошли в состав России. Большинство историков как по команде
поменяли свои взгляды на противоположные. Почему историки отказались от прежней
трактовки именно в это время? В ходе Великой Отечественной войны и после нее
поднялась волна великорусского патриотизма /именно великорусского/, русский народ
был признан главным спасателем Отечества и всего мира от «коричневой чумы» /что в
принципе справедливо/. В целях патриотического воспитания и поднятия боевого духа
нации активно использовались примеры из героического прошлого России... Война резко
активизировала использование советской пропагандой лозунга «дружба всех народов
СССР», необходимого для сплочения многонационального населения в борьбе против
фашизма…. Существенный отпечаток на историческое знание наложила начавшаяся
после войны /и как ее следствие/ борьба с «космополитизмом», сводившаяся к отрицанию
всего «буржуазного», а фактически всего иностранного, нерусского… Один из тезисов
этой теории сводился к тому, что, «независимо от целей и желаний царизма, вхождение
многочисленных нерусских народов в состав сильного, централизованного Русского
государства имело для них огромное прогрессивное значение». В свою очередь, любые
выступления коренного населения против русской власти стали рассматриваться как
феодально-реакционные. Наконец, свою негативную роль сыграла «холодная война»… На
Западе появились исследования, в которых доказывалась исконная агрессивность
колониальной политики России… Появилась концепция «восточной экспансии» России...
Советским историкам пришлось доказывать мирный характер расширения пределов
Русского государства. В конечном счете в 1950-х годах …произошло окончательное
отрицание завоевательной политики России советскими историками. Получились, что раз
присоединение носило прогрессивный характер, то оно никак не могло быть
завоевательным. Достаточно быстро из этой посылки выросла концепция добровольного
вхождения народов в состав Российской империи. …Иначе стало оцениваться и
присоединение Сибири. Однако в годы войны и сразу после нее термин «завоевание»
применительно к этому региону еще продолжал использоваться историками, фигурировал
в учебной литературе... В 1950-х годах все большое распространение получает тезис о
добровольном и мирном характере вхождения сибирских народов в состав московского
царства. Но безоговорочно принять этот тезис все же было невозможно, Поэтому вводится
нейтральный термин – «присоединение» якобы очень удобный в том отношении, что
включает в себя «явления различного порядка - от прямого завоевания до добровольного
вхождения». Правда, подчеркивалось, что «факты добровольного вхождения пока что
установлены лишь по отношению к отдельным народностям» и «отрицать наличие в этом
процессе элементов прямого завоевания, сопровождавшегося грубым насилием, значит
игнорировать факты. Термин «присоединения» быстро приняли большинство советских
историков, потому что он был более взвешенным и лучше отражал многообразие и
сложность процесса. Но после выхода в свет академической «Истории Сибири» / 1968г/ ,
где прозвучал термин « присоединение», подавляющее большинство историков, не
отрицая в принципе «элементов завоевания», стали делать акцент на «мирном» и даже
«добровольном» вхождении сибирских народов в состав России. Такая вот произошла
метаморфоза. К 70-м годам в советской историографии окончательно восторжествовала
концепция преимущественно мирного и добровольного присоединения Сибири к России:
завоевание имело место только на первом этапе и исключительно только в отношении
Сибирского ханства. Остальная же территория Сибири и сибирские народы входили в
состав России мирным путем... В редких случаях малочисленные кочевые и охотничьи
племена оказывали сопротивление, но эти отдельные вооруженные столкновения не
меняли общего мирного характера присоединения. Таким образом, из трактовки
присоединения исчезло завоевание и осталось только добровольное вхождение. Но в
утвердившейся концепции преимущественно мирного и добровольного присоединения
Сибири имеется ряд моментов, которые не позволяют принять ее безоговорочно, В
первую очередь, замалчиваются факты вооруженных столкновений. …В послевоенные
годы архивные документы публиковались с купюрами. Это искажало общий смысл
документов о взаимоотношениях с аборигенами. Тем самым фальсифицировался процесс
русского проникновения в Сибирь. …Возьмите например, «Историю Чукотки»/ 1989г./
или «Историю Дальнего Востока»/ 1991г./ . В них вы не найдете ни слова о том, что чукчи
и коряки на протяжении столетия вели достаточно активные боевые действия против
русских… Вызывает удивление и характеристика «отдельных» фактов вооруженных
выступлений сибирских народов. Авторы «Истории Сибири» …писали: «…военные
столкновения вызывались обычно позицией отдельных представителей местной
родоплеменной верхушки, возмущением местного населения, тяжестью феодального
гнета или злоупотреблениями царской администрации, но не противодействием
сибирских народов в целом установлению российского подданства»… Материалы о
восстаниях аборигенов включены почему-то в раздел «Классовая борьба».
С 40-х годов историки сосредоточились на изучении вопросов хозяйственного освоения
Сибири и географических открытиях… Это повлекло за собой два важных следствия. Вопервых, походы русских казаков и промышленников по Сибири стали представляться не
как военные и промысловые предприятия, а как географические экспедиции. Так было с
походом Е.Хабарова на Амур. Разбойничий налет казаков и промышленников привел к
запустению Даурской земли, массовому бегству местного населения, а представлен
историками как путешествие неутомимых землепроходцев. Во-вторых, главной фигурой
присоединения Сибири стал не служилый человек /казак/ - военный агент правительства,
а крестьянин – представитель трудящихся масс. Проникновение военных отрядов в
Сибирь представляли как одну из форм крестьянской колонизации, так как, мол, казаки –
это те же крестьяне, но только вооруженные. Крестьянин, хоть и вооруженный, все же
мирный человек, мирный пахарь, но не сколько не воин, завоеватель.
Происходило путаница с понятиями «завоевание» и «колонизация», хотя это вовсе не
антиподы. Много вопросов вызывает и тезис о добровольном присоединении ряда
сибирских народов. Доказывая добровольность, многие историки в качестве аргумента
ссылаются на то, что эти народы по собственной инициативе приносили присягу /шерть/
на верность русскому царю /кеты, томские татары, забайкальские буряты и др./. Но это
могло вызываться не искренним стремлением стать подданными России, а избежать всего
на всего посылки отрядов казаков, получить временную помощь от них в борьбе с другим
врагом, найти защитника от более сильного противника, поучаствовать в походах русских
людей с целью грабежа «немирных» иноземцев. До сих пор никто не пытался
обстоятельно исследовать, как же сами сибирские народы воспринимали свое
присоединение к России, каково было их отношение к установлению русской власти.
Часто аборигены выплату ясака рассматривали лишь как меновую торговлю, но не
сколько как принятие подданства, так как русские люди на первых порах раздавали
мелкие подарки. Когда пытались взять ясак не выдавая подарки, аборигены отвечали
отказом и дело доходило до применения оружия.
…Русские казаки практиковали систему «аманатства». Приходя на земли необьясаченных
/значит не принявших русское подданство/ народов, захватывали в плен родовых
старейшин или их родственников, превращая их в заложников- аманатов. Ради сохранения
их жизней племя вынуждено было вносить ясак и таким образом «добровольно», вопреки
своей воле, присоединялось к России.
Еще проблема: можно ли подвести под одно понятие процесс присоединения огромной
территории, каковой является Сибирь? Ведь было и мирное, добровольное вхождение, но
было и вооруженное сопротивление. Следовательно, надо говорить о каждом сибирском
народе в отдельности.
…Термин «присоединение» расплывчатый, его можно применять для обозначения любого
расширения владений государства, не зависимо от того, каким путем шел этот процесс:
Австрия, например, была присоединена к фашистской Германии.
…Концепция «преимущественно мирного и добровольного присоединения» Сибири к
России является плодом не научных исследований, а продуктом советской идеологии и
требует кардинального пересмотра. Для этого, во–первых, разобраться с терминологией и
методологией вопроса; во-вторых, восстановить реальную картину продвижения русских
на восток; в–третьих, надо избавиться от «руссоцентристского» похода к присоединению
Сибири и взглянуть на это глазами не только русских казаков, но сибирских аборигенов».
Павел Черносвитов «Колонизация по-русски»
Журнал «Родина» март 1999 г., стр.15-20
«…Российская имперская экспансия …видится довольно своеобразно. Чтобы понять, в
чем состояло это своеобразие, введем два термина, в принципе известных каждому, но
нам нужно будет уточнить их смысл. Итак, есть понятие «освоение» территории и есть
понятие «колонизация». Под первым мы будем понимать спонтанно текущий процесс
расселения по какому-то региону пришлого населения. Причины, порождающие этот
процесс, могут быть сколько угодно разнообразны. Освоение новых территорий обитания
также может иметь самый разный характер: от «ползучей», многопоколенной миграции до
военных вторжений и захвата земли с бою. Важно то, что это естественно протекающий
процесс.
Под понятием «колонизация» мы будем понимать захват чужих территорий как результат
осознанной государственной политики. Последняя проводится не для расширения ареала
собственного проживания некой нации /хотя и это может попутно происходить/, а для
обогащения верхних слоев социальной иерархии метрополии. Отсюда и особый «режим
использования» захваченных территорий: пришлое население не столько там живет,
сколько эксплуатирует их, принуждая к этому же коренных жителей, иногда силой,
иногда экономическими мерами типа, скажем, навязанного неэквивалентного обмена
продуктов местных промыслов на привезенную из метрополии «дешевку».
Российская империя началась со спонтанного освоения восточных и северо-восточных
территорий. Это было продолжением процесса славяно-русского освоения центра Русской
равнины, населенной разными племенами финно-угорской языковой семьи. Ко времени
образования Московской Руси дальнейшая экспансия прекратилась, так на востоке:
Поволжье и Заволжье было подчинено татаро-монгольским Золотой и Сибирской ордам.
Проникновение русских шло в это время на крайний север Евразии. Медленно,
маленькими группами, растворяясь в среде аборигенов Вычегды, Печоры, северного
Зауралья. Это был процесс «ползучей» миграции. В конце 14-нач.15 в.в. началось более
организованное и массовое движение населения в бассейн Северной Двины, вплоть до
Архангельска. Здесь постепенного складывается русское население известное как
знаменитые поморы, осваиватели арктических островов, морских путей вдоль берегов
северной Евразии. Говорить о процессе освоения Беломорья как о колонизации Русского
Севера как об осознанной государственной политике нельзя.
Но уже через сто, сто пятьдесят лет, при Иване Грозном начинается колонизация соседних
с Московской Русью территорий: Балтийского побережья, бассейн Волги, Западная
Сибирь. Но вот что интересно: колонизация как государственная политика и тогда, и
позже сопровождается спонтанным отливом русского населения на новые территории. И
переселенцы не эксплуатируют местное население в пользу метрополии, а просто живут!.
Это наше утверждение, однако, справедливое только до определенной степени. Конечно,
русские в Сибири – это вам не испанцы в Центральной или Южной Америке… Но
отношение к сибирским аборигенам – это пусть и не откровенный, но замаскированный
под торговлю грабеж. С них не дерут три шкуры, но, все же завозя предметы,
необходимые в быту, …их отучают от самих производить все необходимое для охоты и
жизни, приучают к зерновой и сладкой пищи, спаивают. Но что еще страшнее в
перспективе – принуждают к перепромыслу пушнины, что подрывает саму основу
аборигенного существования. Так вот, по большому счету такие отношения с местным
населением – колониальная политика… И не нужно обольщаться мирными отношениями,
сложившимися между русскими пришельцами на Беломорское побережье… Мирные и
отважные поморы … - колонизаторы Севера, как это ни обидно звучит для некоторых.
…идеальными проводниками российской колониальной политики были – поморы на
севере страны и казаки - на юге. Вдумаемся в горький исторический парадокс: и поморы,
и казаки сложились из самой предприимчивой части населения России, а в итоге их
стараниями Россия делается одной из величайших колониальных держав мира! В этом
утверждении нет никакого преувеличения или искажения исторических фактов. ..уже в
правление Михаила Федоровича государевы люди контролируют поморские промыслы на
Севере, и государевы же люди строят Мангазею в устье Таза на месте поморского
городка. И в это же время казаки ходят в Сибирь по заданию государевых людей и под их
контролем. Но вся их деятельность полностью становится государственным
мероприятием с эпохи правления Петра Великого... Отсюда начинается эпоха Великих
российских географических открытий». Автор данной статьи приводит примеры что без
поморов и казаков были невозможны многие экспедиции по изучению Арктики, Дальнего
Востока. Но все эти экспедиции сопровождались жестокостями по отношению к народам
Сибири: во время экспедиции Чичагова, Второй Камчатской экспедиции, предприятия
Хабарова, Атласова. Автор утверждает, что казаки «…все более и более становились
главной государственной карательной силой, к которой власти прибегали везде, где надо
было беспощадно подавлять чье-то недовольство… Этот свой статус казачество
сохранило вплоть до революции 1917 года». Далее автор статьи утверждает, что с времен
Петра I власть российская никогда не признавала, что Россия, как и любая империя,
состоит из метрополии и колоний. «Официально она всегда считалась единым
государством, в котором законодательно все ее территории были равноправны. Это же
положение сохранялось и при Советской власти! Все разговоры о том, что Россия была и
остается империей со своей метрополией и колониями, воспринималось нами,
россиянами, как происки внешних врагов или местных злобствующих националистов.
Беспристрастное наблюдение за тем, что в России происходит в постперестроечные годы,
приводит нас к мысли, что на самом деле она достаточно четко делится на метрополии и
колониальные территории. …Сибирь фактически была и остается сырьевой базой
Центральной России… Современное состояние общества вынесло для всеобщего
обозрения все структурные недостатки организации российской экономики, которые
копились веками... Что касается аборигенного населения Севера и Востока России, то его
экономическое состояние, его занятия на самом деле опять-таки никого не интересуют.
Итак, колониальная империя? Именно это мы и унаследовали от многовекового
развития…? Страна по-прежнему делится на метрополию и колониальные территории.
…История других /всех!/ империй мира наглядно демонстрирует: нельзя до
бесконечности только брать у населения целых регионов, ничего эквивалентного не давая
взамен!…
Конспект книги Щеглова Ивана Васильевича «Хронологический перечень
важнейших данных по истории Сибири: 1032-1882», Сургут, Издательский концерн
«Северный дом», 1993, 463 стр.Впервые издана в конце минувшего века - 1883-4 год.
Он же издал «Некоторые исторические сведения об иркутской губернской гимназии»
И.,1881г. (Воробьев В.В. «Формирование населения Восточной Сибири», Новосиб,
1975 стр. 8; А.Н.Копылов "Очерки культурной жизни Сибири 17-нач.19 век»
Новосиб, 1974;
1593 год -Начало ссылки в Сибирь: первый из Сибирских городов сделался ссыльным Пелым, который и был заселен в этом году жителями Углича, сосланными сюда за
свидетельство по делу об убиении царевича Дмитрия. В этом же году прибыл в Тобольск
сосланный туда, с отсечением уха, в наказание за возмущение жителей Углича, при
кончине царевича Дмитрия (15 мая 1591)- Углицкий медный колокол, весом 19 пудов 20
фунтов На колоколе имеется надпись: «Сей колокол, в который били в набат, при убиении
царевича Дмитрия, в 1593 году прислан из города Углича в Сибирь, в ссылку, во град
Тобольск, к церкви Всемилостивого Спаса, что на торгу, а после на Софийской
колокольне был часобительным». По справедливому замечанию Словцова этот первый и
неумирающий ссыльный предвозвестил будущую судьбу страны.
1596. Заведыванье Сибирью перешло из Посольского приказа в четь дьяка Вахрамея
Иванова под главным начальством боярина Бориса Федоровича Годунова (где и оставался
до 1599)
1598. В сибирских летописях упоминается, что в этом же году был отправлен из Москвы,
для проведывания Мангазейской страны - до реки Енисея и для положения в ясак
тамошних народов, некто Федор Дьяков, который с отправленными с ним из Тобольска
целовальников в тамошних местах был и первый там ясак в государеву казну собрал, с
чем и воротился в Москву в 1600 году (Миллер, стр 299);
1599. Первые ссыльные из знати: в Пелым сосланы Б.Годуновым два брата Романовых,
Иван и Василий Никитичи, родные братья патриарха Филарета, отца царя Михаила
Федоровича. Из них Василий умер в темнице в 1601, вероятно, насильственною смертью,
а Иван в том же 1601 году возвращен в Москву и до смерти своей в 1640 состоял в
важных должностях. Вскоре затем, сверх разных лиц, замешанных в дело бояр
Романовых, Черкасских, Сицких и др. и так же сосланных в Сибирь, были сосланы сюда
Остафий Михайлович с братьями и Василий Никитич Пушкин, в последствии бывшие
воеводами - в Тобольске, второй в якутске. Ссылка не имела значения как способ
заселения, а способ избавиться от опасных людей которых не хотели казнить, но есть
сведения, что уже в 1639 году стали ссылать и людей низких, татей, разбойников. Чаще
начали ссылать при Елизавете, а постоянная ссылка и определенная начинается с 19 века.
1600. ..Мироном Шаховским и Данилом Хрипуновым заложен Мангазейский острог на р.
Таз, в следующем году укрепленный князем Василием Масальским и Савлуком
Пушкиным. Название якобы происходит от самоедского племени Макасе, или от слова
магазин.
1617. В Сибирских городах и острожках впервые открыты кружечные дворы.
1618. Сосланы в Сибирь две запрещенные книги архимандрита Кирилла Транквилиона; и
О запрещении табака – такая отписка пришла в Мангазею из Тобольска. Как известно,
табак в Россию начали привозить англичане. Когда Михаил Федорович в 1634 издал указ
о запрещении торговли табаком, они все-таки не переставали тайно продавать его. …Но
можно полагать что табак попадал в Россию раньше англичан. Есть предположение, что
табак был у китайцев туземным растением. В статье «Табачная промышленность в
России» сказано: «Плантации табака в отдаленной Сибири в 1690 годах заставляют
думать, что китайцы справедливо приписывают себе разведение табака с незапамятных
времен… Многие писатели утверждают, что табак в Азии был известен до открытия
Америки, китайцы и японцы утверждают, что знают траву дамбагу, т.е табак. Табак из
Америки был привезен в Индию в 17 веке, а о привозе его в Китай ничего не известно. В
Сибири разводят два сорта табака - черкасский и простой. Откуда появился простой как
не из Китая еще в 1 пол.17 века. Употребление табака в Сибири известно с давнего
времени.
1622. В грамоте патриарха Филарета к Сибирскому и Тобольскому архиепископу
говорится о необходимости выслать в Москву качаью привилегию якобы данную атаману
Кольцу за подписью дьяка Андреева воровать из городов жен и девиц себе, чем они и
пользовались. Патриарх говорит о нравах в Сибири – не носят крестов, не хранят постных
дней, живут с некрещенными женами, кумами и сестрами своих жен, закладывают их в
срок, и не имея возможности выкупить оставляют их и женятся на других, в духовные
венчаются а уходят снова в мир, крадут девиц и продают.
- Русские впервые познакомились с брацкими (бурятами), Енисейский воевода Яков
Хрипунов узнав что буряты пришли на Кан собирать ясак послал, туда казака Козлова,
что бы позвать бурят в русское подданство, но об итогах ничего не известно.
- по всей Сибири считалось в 1719 году- 37096 дворов
- в 1766 году по эту сторону Енисея – 257452 души, а по ту сторону – 37599 душ Всего
295051 душа. В 1785 году за Енисейской – 375150 душ, а во всей Сибири- 889850 душ. По
пятой ревизии в Вост.сибири русских податных 78750, ясачных 127366- всего 206116, а во
всей Сибири 596573 души. По шестой ревизии в Иркутской губернии русских податных
110222, ясачных- 157900, всего 770212 душ.
1628. …Вскоре был основан Канский острог, поводом к основанию послужило желание
покорить коттов, для этого из Красноярска был послан атаман Ермак Евставьев, поднялся
по Кану и выстроил острог, который потом в 1640 перенесен на место нынешнего Канска.
Число женщин в старой Сибири было очень невелико, в сравнении с мужчинами.
Завоеватели или отнимали силой или покупали себе наложниц инородок, но это делалось
только вследствии крайней необходимости и каждый мужчина при случае не задумываясь
менял инородку на русскую женщину. Впрочем у первых колонистов Сибири было
многоженство, по возможности присоединыл к инородкам одну или несколько русских
женщин, колонист не прогонял инородок, но делал старшей русскую.Так как сибиряк
тогда не жил на месте, а странствовал, то и жены его были рассеяны по всей Сибири.
Даже в настоящее время можно встретить сибиряков имеющих любовниц в разных
местах. Женщин продавали и покупали точно также как и инородных наложниц. Казаки и
промышленники уходя в Сибирь сманивали женщин и девушек, обещая жениться или
найти хороших мужей, но прибыв в Сибирь продавали как невольниц. Сами женщины
продавались тем кто больше давал.Часто отцы семейств продавали, закладывали и
закабаляли своих жен, дочерей, родствениц. Распространилось даже возмутительный
обычай отдачи своих жен в кортому. Если мужу нужны деньги, а жену мог заменить
другой, уходя в поход или уезжал на время в Россию он оставлял желающему свою жену с
тем, чтобы тот, за 10-20 рублей пользовался всеми правами мужа и возвратил бы жену в
определенное время. Факты продажы жен встречаются даже в 18 веке. Правительство
вынуждено было посыласть в Сибирь развратных женщин или из преступниц даже во
второй половине 18 века.
1637. Учрежден сибирский приказ.
1638. От Алтын–хана боярский сын Василий Старков впервые привез в Россию чай!
Русские при ставке Алтын-хана впервые попробовали чай и посчитали его негодным
товаром, но повезли как подарки царю Михаилу Федоровичу. Не хотели брать, но
пришлось согласиться с Алтын-ханом, так чай насильно оказался на Руси. 200 бах-ча
(бумажные пакетики в 5/4 русских фунта стоили 100 соболей (соболь- 30 копеек)
1648 год - в феврале завели в Сибирь из России до 130 пудов казенного табака по 10
денег за золотник тертого, а сырого по 8 денег, со строжайшим запрещением частной
торговли табаком, его привоза и посева в Сибири. От продажи вырученные деньги
пустить на закупку соболей. Но в декабре последовало повеление о сожжении
непроданного табака с запрещением привозить и разводить это растение. Словцов это
объяснил тем, что правительство не смогло пресечь комчество при казенной продаже
табака этого, что привело бы к прокуриванию ясачными значительной части пушнины.
Примечание: Употребление табака было запрещено в России повсеместно указом 1634 г.под страхом смертной казни и конфискации имущества. Смертную казнь, видимо, за
курение, продажу, даже хранение заменили телесным наказанием. Интересно что при
Алексее Михайловиче за убийство сына или дочери положено было только церковное
покаяние и тюрьма, а за табак – резать носы, пороть ноздри, ссылать на поселение и
конфисковывать имущество. Главнейшей причиной запрещения табака: цена его была
разорительна - пуд по 100 и больше рублей, пьют тот табак вместо вина и пропиваются
пуще чем от вина. От этого многие обнищали и попали в долги. Торговые и
промышленные люди так запивались табаком, что бросали заниматься своим промыслом
и в том государева пошлина терпела убытки... Но государство видело в табаке и
безнравственность. Наши предки относили табак к напиткам, а курящих к пропойщикам,
во всех актах о запрете табака рядом говориться о запрете пьянства, игры в карты или
зернь и о запрещении греха против 7 заповеди. Считалось что табак и вино причина
преступлений - воровство, разбой и убийства. Инородцы пристрастившись к табаку
меняли на него пушнину и плохо вносили от этого ясак. В Сибири употребление табака
было чрезвычайно распространено - его курили, нюхали, жевали, пили,
1653 - указ о наказании воров и разбойников вместо смертной казни - кнутом, отсечением
левой руки по персту и ссылка в Сибирь.
1657 - царский указ о запрещении сибирским жителям русским и азиатам торговать
ревенем копытчатым и черенковым «для того, что в Московском государстве кореню
ревеню похода нет». За нарушение – казнение смертью без всякой пощады.
1660 - Сослан в Сибирь Казанский чернец Иосиф Астомен-раскольник. Раскол в Сибири
появился сразу же после появления его в Москве.Его распространяли здесь протопоп
Аввакум, сосланный в Сибирь в Тобольск, затем в Братский острог в 1656 г., чернец
Иосиф Истомин 24 года это проповедовал, поп Дометиан, в Верхотурье - атаман Яков
Лепехин и Василий Шапошников. В Сибири не было места где бы арменоподражатель не
вселился, и жены скверные учаху и девы видением так же и скверные блудодеицы. Так
сильно раскол распространился в Сибири, что Петр I нашел необходимым ссылать их в
Рогервик. Но семена уже были брошены. В Сибирь бежали раскольники со всех сторон,
особенно после 1682 и 1683 г.г. Стремились сюда и миссионеры раскольники особенно из
керженских и брынских скитов. Они умели заручитьтся покровительством местной
власти, и те докладывали в Москву, что раскольников у них нет. В то время, например, на
Демидовских заводах Урала практически все были раскольники. Многие попы доносили в
Москву что раскола нет. Все это делалось из корысти, иногда духовные и сами
превращались в раскольников. Раскольники занимались самосожением- в 1687 г под
Тюменью сожгли себя на Пасху в церкви 400 человек. В 1722 в г.Ишиме сожглось
неизвестно сколько человек. В Пышме - в 1724 145 душ, 1751г - 150 душ. В Тюмени в
1735 г. сожглись до 36 человек ямщиков и других людей, в 1761 в Ишимском округе - 150
душ. Правительство для прекращение раскола ввело штраф за небытие на исповеди по 5
копеек с души. Размеры собранных штрафов от 5 рублей до 415 руб в Соколовской
волости Ишимского округа. Сжигалось одновременно до 1000-1700 душ!
1686 г – Иркутск острог переименован в город и к нему приписан уезд.
1688 - велено пашенных крестьян прибывших в Сибирь отправлять в количестве 500 чел
на водворение в Иркутск.
1689 - учреждена пересылка писем по государственной почте. До этого пересылка
производлась с гонцами и нарочными из частных лиц по усмотрению воевод. С этого же
года разрешено посылать частную почту за деньги - от Москвы до Тобольска и Тюмени –
5 алтын; Красноярск и Мангазею – 10 алтын с золотника. Почта ходила в Тобольск и
далее в Нерчинск Якутск три раза в лето. Ежемесячная до Тобольска стала ходить в 1724
г.
1691 - повелено воров за три татьбы ссылать в Сибирь с заклеймением.
1692 - наказ дан Верхотурскому таможенному и кабацкому голове всех обыскивать при
проезде в Сибирь не взирая на лица - была большая контрабанда в Сибирь вина, пива,
меда, табака для обмена на пушнину. Все прятали в укладях - в платье, в постели,
полозьях, хомутах, золото в печеных хлебах.
1693 г. - введен сбор с товаров по 10%, с рыбы, лошадей и скота натурой или деньгами по
10%, кроме алтына за гриву и 2 рога, с китайских тканей, чая десятый кусок или ящик.
Воеводы на службе от 4 до 6 лет должны быть. Непропускании всех чинов людей из
сибирских городов в Москву сторонними дорогами, мимо Верхотурья без пошлины на
пушнину.
1695 - о нечинении казней и пыток ясачным инородцам ни по каким делам без доклада
самаму царю! Охранять их от обид, налогов, притеснений, не грабить, запрещенными
товарами с ними не торговать, что не курили и вино не пили не покупали.
1696 - Указ о препровождении колодников в Сибирь и дачи им проводников и кормовых
денег и о постройке для них жительства на Верхотурьевском остроге
1697 - сосланы в Сибирь с женами и детьми сообщники Ивана Циклера, составившего
заговор на жизнь Петра I. Послано в Нерчинск беглых крестьян с женами и детьми 624
души, по свидетельству Славцова они не дошли до места, так сибирское начальство не
дало пособий этим крестьянам гибнувшим на Оби и в Кети. Дозволено гостью Мартыну
Богданову продавать табак в сиб. Городах, но на деньги но не в коем случае не на мягкую
рухлядь, а тех у кого найдут табак бить на торгах нещадно кнутом и бив кнутом посадить
в тюрьму на неделю (Тобольский воевода дал указ), а торговля Богданова видимо скоро
прекратили.
1698 - запрещали строить монастыри и не давали земли, считалось что их достаточно,
чтобы постригаться и спасаться - 37, из них существовало 16, упразднили 21. Ремезов
боярский сын создал новый чертеж Сибирской земли в двух экз. Он за это получил по 5
рублев денег. В 1701 году закончил атлас Сибири.
О построении казенного
винокуренного двора и запрещении частных винокурений, таможенные головы, а не
воеводы должны были вводить кабаки и контролировать питейные сборы. О продаже в
Сибирских городах на кружечных дворах вина простого по 1р.20 коп., двойного по 2.40
ведро.
1701 - сосланы единомышленники типографщика Григория Талицкого, печатавшего
воровские письма в которых Петра I называли антихристом, 7 человек вместе с ними 5
вдов после казни мужей биты кнутом и запятнанные.
1706 - о дозволение сибирским жителям носить платья какое кто пожелает, при верховой
езде пользоваться прежними седлами. А до этого был запрет воеводам и другим
государевым людям носить богатые одежды парчи, золота и т.д.
1708 - учреждена Сибирская губерния с г.Тобольском 26 городов в т.ч. Илимский,
Иркутский, Енисейск, Мангазея, Красный ЯР, Сибирский приказ упразднен, введены
губернии, а воеводское правление было с 1583 года и продолжалось 127 лет, то есть до
1710 г.
1719 - дворов в Енисейске-1406, Красноярске-927, Илимске-1302, Иркутске - 1740 всего в
Восточной сибири- 6759 дворов в городах Первая ученая экспедиция в Сибири - Даниил
Готлиб Мессершмидт 1719-1726, жалование – 500 руб в год. Скромное! И не платили два
года! Пьянство в старинной Сибири было всеобщим пороком и имело самые огромные
размеры. Пили все, старики и молодые, женщины и дети. Пили дома, на кружечных
дворах или кабаках, в дороге, в гостях, в поле, куда горожане выезжают по праздникам
для гулянья. Вина было много, и сиб.колонисты считали кабак обязательным в каждом
селении. Воеводы сами гнали водку и торговали ей, хотя был строжайший запрет.
Виноторговля была самой выгодной статьей воеводского дохода: «вином воеводы много
корысти себе чинили, а на кружечных дворах государева вина записывали малое число, в
год по 10 и по 20, а написано было в продаже всего одно ведро, а иной год ни одного
ведра продавать не давали». Государство заводило виноторговлю везде, где только можно
было. Где не было хлебного вина, гнали из трав, на Камчатке. Паллас писал, что нигде не
встречал как в Томске «всеобщего пьянства и в столь высокой степени, в Иркутске, Кяхте
тоже. Даже азиаты соседи возмущались пьянством сибиряков. В 18 веке купцы сибирские
в Джунгарии часто пропивали все свои товары. И другие непотребные дела творили.
Китайцы однажды даже запрещали им въезжать к себе из-за пьянства. Даже миссионеры
проматывали церковную казну и свои жалования и чинили обиды китайцам. Священник
Филимонов затесался даже во двор богдохана и исколотил китайских министров. Его
заковали и выслали в Сеоенгинск. Этот Филимонов позже шлялся по Иркутску и забовлял
собутыльников рассказами о своих пекинских похождениях.
1722 - Сибирская дорога составлявшая, 1687 верст (верста 1000 сажен), разделена по
верстам в 500 сажен. Постройка первого в Сибири каменного здания!!! В Енисейске, но
это не так, енисейцы преувеличивают - каменное зодчество в Сибири с 1680 г.
1723 – перепись ямщиков в Сибири. Предосторожность – каторжники непрестанно на
командиров кричат государевы слова, а командиров за это кованных высылают в Москву,
речь идет о праве человека в те времена произносить «слово и дело», то есть обвинить в
гос.измене, каторжане это делали чтобы избежать виселицы и прочих штрафов, наказаний
1724 - ежемесячная почта до Тобольска. Создано три провинции Иркутской, Енисейской
во главе с вице-губернаторами и Тобольской с губернатором во главе.
1725 - перепись душ и сбор подушной. Возвращение помещикам беглых.
1727 15 января – учреждена самостоятельная Иркутская епархия во главе с первым
епископом Иннокентием Кульчицким. Умер 27 ноября 1731, мощи нетленны с 1764.
Праздник 26 ноября в память о нем. Разрешена вольная продажа табака в России Пошлина
1 коп с фунта. Продажная цена дороже 30 коп. за фунт, с 1704 года казенная торговля
табаком по 25 коп. фунт, а витой- 1 коп за аршин. В половине 18 века тертый табак был по
2 и 2.5 руб за фунт Отменен сбор поголовных и оброчных денег с тех едет в Сибирь и
обратно.
1728 - о выдаче кормовых и прогонных денег колодникам, посылаемым в Сибирь, из тех
губерний, из коих отправляются.
1730 - восстановлен Сибирский приказ под управлением генерала Ягужинского, ему
подчинялись все города и он назначал чиновников. О наказании смертью всех
подговорщиков к побегу за границу и о ссылке прочих беглецов в Сибирь на казенные
работы.
1731 - об учреждении в сибирских городах посты - для гос. почты и партикулярных писем
1733 - снаряжена большая сибирская экспедиция, камчатская во главе с Берингом.
1734 - о покупке и вымене копыточного ревеня в казну для внутреннего торга и
заграничного торга до 1000 пудов и более в год
1735 - о содержание в секрете привезенного в М. Ревеня; о непривозе его в Тобольск,
пока не будет продан С-Петербургский о и посылке в Сенат ведомости о кол-ве
привозимого в М. Ревеня. О посылке монахов и монахинь в сиб. монастры и для
увещевания раскольников, живущих при заводах, а если не исправятся, то отправлять на
монастырские работы, а беглых и в лесах живущих на заводские работы и чтобы не имели
сообщения с другими.
1736 - о выборе и отправке купца и аптекаря в Иркутск для покупки и бракования ревеня и
об отсылке его в С-П до 100 пудов в год. О вымене ревеня у иноземцев на Кяхте и
снабжении им казенных аптек по 100 пудов. О не покупке каменного ревеня без
разрешения. Чукчи издавна слывут народом воинственным и непокорным и состоит лишь
в номинальном подданстве России. Они составляют особый разряд инородцев без
совершенного подданства. Ясак платят произвольно как по качеству, так и по количеству
и за это их принято отдаривать, на что из Кабинета Его Величества отпускается 150 руб в
год. Оленные чукчи с давних пор имеют отношения с русскими, приходят на ярмарки.
Анадырский острог вносят ясак. Носовые чукчи никогда не имели с русскими
непосредственных отношений, по-русски не говорят, о России самые смуиные
представления и о принадлежности к ней незаметно даже слабого сознания.
1751- о запрещении партикулярным людям вывозить ревень. О неотправлении в Рогевик
женщин, осужденных к смертной казни и об отсылке их в Сибирь на житие. 1752 - об
уничтожении внутренних таможен и сборов - торговля сделалась свободной.
1754 - ссылка в Сибирь становится постоянной, с разделением на два главных вида - в
работу и на поселение. О тракте – все обязаны были ехать через Верхотурье. Нельзя
отправлять посылки с письмами или с курьерами товары, если найдут, то конфискуют.
1755 - об отправлении впредь колодников при письменных отношениях где указывать
вину и меру наказания. Об увольнении гос. крестьян и разночинцев от исправления
ямской гоньбы и возложение ее на ямщиков.
1756- впервые прибыли в Иркутск старообрядцы из Польши, семейские! Питейный сбор
был отдан на откуп в Сибирской губернии
1757- преступниц после кнута отправлять в Сибирь не вырывая ноздрей и не ставя на лице
знаков.
1759 - крестьянам по паспартам идущих в сибирь для работы увеличили для прохода еще
25 верст в день в течение 3 лет паспорт действовал. Из-за нехватки женщин стали
поселять на сибирской линии женщин годных для замужества из числа преступниц.
Мужчины подавали прошения о женитьбе и им подбирали женщин Но какие: из 77 – 27 за
мужеубийство, 10 за детоубийство, 1 отцеубийство, 1 блуд с отцом остальные за крупные
уголов преступления. Но их брали казаки, солдаты, разночинцы даже больных сифилисом,
чахоткой, цингой
1760 - о приеме в Сибирь на поселение от помещиков, дворцовых, монастырских,
архиерейских, купеческих, государственных крестьян с зачетом из-за рекрут и о платеже
из казны за жен, детей отправляемых крестьян по цене указанной в указе. При продаже
казенного ревеня брали пошлину. Деньги от продажи ревеня шли в каммерц-коллегию,
тайно привозимый ревень конфисковывали и брали пошлину. Запрещено Отсзейским
городам покупать ревень из-за моря.
1762 Прекратили ссылку на Колыванские заводы, а стали селить на дистанциях от
Тобольска до Нерчинска колодникоыв. Паспорта отсрачивали тем, кто пришел в Сибирь
на столько, сколько они пожелают. Переписка всех бежавших крестьян с просроченными
паспортами и обложение их подушным окладом.
В 1764 году Сибирь стали называть Сибирским царством и учреждена Иркут губерния первый губернатор – Карл Фрауэндорф. 1766 - Палзунов в Барнауле построил первую
паровую машину. 1766 - в Енисейской правинции проживало 126523 в т.ч. в Енисейске
14185, Красноярске - 11507, Мангазее 625, Иркутск-14506, Илимск- 10917, всего в
губернии - 37599 душ. Указ о содержании ревеня растущего в Красноярских и др.
губерниях для употребления в казенных аптеках. 1775- Иркутская губерния вновь
поделена на провинции, воеводства и комиссарства. Колодников слали в Сибирь и в
Оренбург в отличии от указа 1773 г. Первый опыт пчеловодства в Сибири – 1777,
неудачно, привозили из Башкирии улья. 1781 – разрешили свободно торговать ревенем
даже за границу. 1783- создано Иркутское наместничество - 375150 чел, с областями
Иркутская: Иркутск, уездные города Верхне и Нижне Удински, Киренск; Нерчинская,
Якутская, Охотская. Колодников стали лечить в пути, а не отправлять далее до
облегчения. Начало пчеловодства в Зап.сибири 1786г. 1796 переименовали
наместничества в две губернии Тобольская и Иркутская. 1797 – 6 ревизия: стали давать
колодникам одежду, обувь, правиант, кормовые деньги.
1803 год - число уездов уменьшили и раздели их на комиссарства во главе с особых
начальников- земских частных комиссаров: В Нижнеудинском округе - Бирюсинское,
Тулуеское, Братское комиссарства. Хлебные запасные магазины стали создавать
1806 – новое положение для поселений в Сибири. Учреждены смотрители поселенцев по
усмотрению губернаторов. Селить велено за Байкалом и в Н/Удинском округе, где уже
было 769 душ, еще 1000 душ. В других местах не селить!
1809 – учрежден Х округ путей сообщения в Сибири - приведение в порядок дорог и
водных путей.
1812 - выдавать покормежные паспорта поселенцам; В Сибири вместо рекрут разрешили
платить деньгами – 2000 за каждого; стали отправлять к сосланным на поселние
крестьянам жен и детей по их желанию и дозвалению общества. Хотели построить канал в
обход Падунских порогов, не стали – судов мало ходит. Стали ссылать в С крестьян
виновных в порубке помещичьих лесов. Разрешено в Сибири строить деревянные церкви.
Арестантам, отправляемым в Сибирь, стали давать по 12 коп. в сутки на пропитание,
Поселенцам дали льготу на 5 лет и еще на 3 для возврата казенной ссуды
1820 - наводнение в Н\У – вода залила улицы, оборвала берега. Во время наводнения в
Томской и Иркутской губ., Московская дорога размыта, пострадало множество волостей!
Усиление этапных команд по тракту Помещикам стали не защитывать в рекрут
негодыных и воров крестьян. 1822- деление С на зап. И восточную, Енисейская губерния
появилась с центром Красноярск, Канский округ 22 июля 1822 года издано особое
Учреждение для управлений С губерний из 9 уставов и положений: Уставы об управлении
инародцами, О Сиб киргизах, о ссыльных, об этапах в С губерниях, о содержании сухопут
сообщений с С, О С городовых казаках, Положения : о земских повинностях, о казенных
хлебных запасных магазинах, о разборе исков по обязательствам, заключаемым
обывателями разных сословий.
1823- о снабжении жен, детей одеждой , пищей, обувью отправляемых к мужьм
осужденных в ссылку в С. В В.С. губ Лавинский стал вводить устав о земских повин и
устав о путях сообщений Созданы команды рабочих из 100 человек, но все так и не
началось. Стали разрешать отправлять помещ крестьян в Сибирь на поселение без
ограничения лет лишь бы помещики давали деньги на пропитание во время пересылки.
Кормовые стали давать и женам, детям сосланых если они едут к ним. 1825 году стали
брить головы ссыльным арестантам через С этапы. 1825- о приеме писем от ссыльных на
почтах, женщинам ссыльным разрешили замуж со свободными людьми без права
выезжать из С.
1827 – отправлены поисковики на Бирюсу, Тагул, но не нашли, позднее найдут богатые
месторождения1 1830- Отсюда поднимаясь вверх по Кану и притоку ее Агулу
золотоискатели перешли в 1836 году к системе Бирюса и 29 мая, по словам Гагемейстра,
поверенными купца Толкачева и Коробкова найдена первая богатая россыпь на р.Хорме.
Вслед за ними туда пришли партии Рязанова, Протасова и множества других. Завязались
тяжбы и споры, продолжавшиеся до 1837-38 и даже до 1842. Машаров нашел в 1838
россыпи на Удерее Частным лицам не разрешали искать до 1936 года здесь. Разрешили
торговлю и промыслы посселенцам Женщинза преступления кроме смертоубийств,
грабежа, разбоя, отправлять на Тельминскую казенную суконную фабрику. Евреям не
разрежали ехать за женами на поселении отправленными. О нековании лишенных
дворянства преступников на поселение в С в железо.
1831- О приселении ссыльных к старожилам. Кто примет ссыльного поселенца или отдаст
за него дочь, родственницу тем выдавать по 150 рублей из казны. Таких поселенцев
зачислять в крестьяне с льготами. Ссыльный мог потом отделиться от старожила если
построит дом и хозяйство, но сам сторожил не мог отделить его в течение 3 лет.
1835 - введен порядок что брак ссыльного с женой пришедшей за ним добровольно
расторгается не только по смерти, но если он совершит новое уг преступление и жена
имеет полное право вступать в новый брак, остаться в С или вернуться назад.
1837- евреям запрещено переселяться в С. С этого времени печатаются сведения о добыче
золота в Канском и Н\Уд округах по притокам Ангары: Уде, Бирюсе, Кану: 1838-40136п29ф47з; 1841-45- 622п12ф45з; 1846-50- 244п1ф38з; 1851-55- 183п4ф50з; 1856-60195п14ф81з1861-65- 153п37ф1з; 1866-70- 116п21ф65з; 1871-73- 47п10ф7з;187416п32ф39з = 1716п3ф88з Число рабочих на приисках было : 1838-605, 1839-2133; 18413854; 1856-60- 5054; 1861-65-5839;1866-70-4134; 1871-73- 1526 человек. По всей России
добывали в год 2000 пудов в 1870-80гг.
1861г - К этому времени по Х переписи считалось во всей С только 36 помещиков
владевших населенными имениями и 70 беспоместных дворян, владевших лишь
дворовыми. Общее же число крепостных в С не превышало 3701 чел муж и жен из
которых 900 дворовые Из этих на долю восточной С лишь 2 помещика с имениями и 9 без
имений, а всех крепостных 297 обоего пола в числе коих 146 дворовых. Дозволен
повсеместный ввоз в Россию чая с пошлиной по 30 коп с фунта.
1875 - введено городовое положение 1870года в городах : Канск- обывателей с правом
голоса-174, участвовало в выборах-55 (1\3) в Думы избрано 30 гласных и в управу с
Головой- 6 членов; Нижнеудинск- обывателей с голосом 341 участвовало в выборах – 59 в
Думу- 30 чел, обязанности городской управы возложили на обного городскую голову. За
все годы с открытия и до 1876 года в Канском и Н\У округах добыто 1739пудов 1 фунт 22
золотника 10 долей. А по всей вост С – 41.702 пуда 1 фунт 12 золот 80 долей.
1881 - усилино внимание к самоходам: открываются переселенческая контора в
Симбирской губернии в 1883 основан первый в С в Тюмени переселенческий комитет
Только за один май месяц прошло через Тюмень до 4000 человек
1882- открыта жен одноклассное училище. Канск- муж-1523, жен 1293- всего 2816 а по
Суворову- 3547; Н\Удинск- 2202, 1666, 3868 а по Суворову 3605.
Конспект Устава о ссыльных
(по книге И.В.Щеглова «Хронологический перечень важнейших данных из истории
Сибири. 1032-1882г.г.», Сургут, «Северный дом», 1993, стр.262)
«…Из всех губерний ссыльные соединяются в Казани…В Сибири же по делам ссыльных
учреждаются: Тобольский приказ и Тобольская, Томская,Енисейская и Иркутская
экспедиции о ссыльных. Обязанности приказа составляют прием и распределение
ссыльных и общий счет их, с самого получения уведомления о присуждении их в ссылку,
до окончательного водворения. По прибытию их в Тобольск, производится им
свидетельство, для удостоверения в их личности и для распределения их по состоянию
здоровья и роду прежних занятий. Распределение имеет два вида: а) по разрядам и б) по
губерниям. Осужденные в каторжную работу назначаются на фабрики и
заводы;…Осужденные на поселение разделяются на 6 разрядов: на пополнение заводских
работников, в ведомство сухопутных сообщений, в ремесленники, в цех слуг, на
поселение и в неспособные. По губерниям ссыльные распределяются …по требованиям.
Излишние…отсылаются в хлебородные губернии- Томскую и Енисейскую…на
поселение.Назначение губерний…ни в коем случае не изменяются.,…неспособные не
назначаются в Иркутскую губернию. Все ссыльные разделяются на партии, сдаются
военной страже, и об них извещается экспедиция той губернии, куда они назначены.
Приказ снабжает их, в случае надобности, одеждой и назначает в каждой партии старосту.
Продовольствие их зависит от губернатора: он или назначает выдавать им кормовые
деньги, или заготавливает для них продовольствие…Экспедиция, приняв их в свое
ведение, распределяет по разным заведениям и содержит об них верные списки. Для
надзора за ссыльными назначаются…смотрители и казаки при заведениях и ревизоры для
обозрения ссыльных….О содержании и призрении их на заводах местные и главные
управления должны составлять особое положение:…разделение ссыльных на домовых и
бездомных, определение рабочей платы, с вычетом из нее 2% …на содержание больных,
назначение …земель,…провианта, равноправность женщин с мужчинами в получении
платы и провианта….Срок работы каторжных назначается 20 лет…На пополнение
заводских работников поступают в работы на 1 год…ссыльные на поселение и
присланные за преступления более значительные и наказанные плетьми. Они называются
временными заводскими работниками…
…На поселения поступают люди, способные к сельским работам и называются
поселенцами. Поселение разделяется на два рода: заведение новых селений на счет казны
и приселение к прежним деревням. Казенные поселения устраиваются в малонаселенных
местах…Экспедиция назначает в них преимущественно женатых или таких, которые
найдут возможность жениться в течение первого лета; туда же отсылаются и незамужние
женщины, годные к работе. Поселенцы вводятся в поселение весной, чтобы могли
немедленно заняться земледельческими работами. В течение первого года они
заготавливают необходимые для хозяйства вещи, производят общие работы для целого
селения и содержатся в военной дисциплине; им отпускается провиант; собственность ,
приобретенная работой, каждый ссыльный оставляет при себе. С наступлением
слудующей весны, каждому ссыльному даются дом, земля, земледельческие орудия и
домашние вещи. В следующие два года поселение должно быть наполнено. За
поселенцами продолжается строгий надзор, но им выдаются принадлежащие им деньги.
По истечении этого времени, начинается для всех льготное время. …Ссуда считается на
целом селении; взыскивание ее назначается через 3 года по истечению льготных лет,
поселенецы находятся в ведении экспедиции, а потом поступают в крестьяне. Поселенцы
же , не назначаемые в казенные поселения распределяются по волостям губернским
правлением, облагаются казенными податями и 50-копеечным сбором в экономическую
сумму, но освобождаются от земных и волостных повинностей; подать налагается на них
отдельно от старожилов и только на наличных; за недоимку они отдаются в работу
старожилам. Они обязаны водворятся собственными трудами не далее 5 лет, и до того
времени остаются под строгим надзором. Ссыльный , обзаведшийся в течение этого срока,
поступает в крестьяне с 3-летней льготой от податей и 20-летней от рекрутства, переходит
под обыкновенный земский надзор и получает собственные деньги, которые имел при
отправлении; если он в срок не обзаведется, то платит подати и остается на прежнем
положении; те, которые в течение этого времени окажутся вовсе неспособными к
сельским работам, выключаются в разряд неспособных. Ссыльные, впавшие в
преступления, судятся местным уголовным начальством и наказываются по законам. Если
приговор не определяет каторжной работы, то ссыльный может оставаться по прежнему
назначению, но срок пребывания его считается от исполнения последнего приговора…
Женщины разделяются на два разряда. Идущие по собственной воле не отделяются в пути
от мужей и не подвергаются надзору; они получают кормовые деньги. Отправленные же в
ссылку по суду пересылаются , как и ссыльные мужчины. Ссыльным запрещается
вступать в браки между собой до распределения в Тобольске, но позволяется жениться на
непреступницах. …Женщины, следующие в каторжные работы, не могут выходить за
ссыльных…, …неосужденные в работу, но вышедших за каторжных, в работу не
употребляются….Дети ссыльных вносятся в ревизию и поступают в свободное податное
состояние…».
А.П.Алексеев, «Сибирь в известиях западно-европейских путешественников и
писателей.
Введение, тексты и комментарии. Х111-ХУ11 в.в.»., ОГИЗ, Иркутское областное
издательство, Иркутск- 1941 г. Конспект, стр.54-57.
«…Страну, именуемую Сибирь.». В Гейдельбергской и Санкт-Галленской
рукописях…встречается однако также название Ibissibur. В части книги Шильтбергера ,
озаглавленной…»Страны, соседние с великой Татарией», есть такая фраза… «есть также
страна , называемая Болар (Булгар), в которой много зверей; также страна называемая
Ибиссибур». Некоторые средневековые историки объясняют эту запись так: «Это страна,
названная вслед за Татарией и Булгарией- бесспорно Сибирь, т.к. приведенное в тексте
название явилось , вероятно, изменением слова Ibir- Sibir, как на картах Азии нач.13 в.».
…Первое упоминание Сибирской земли зарегистрировано в одной из русских летописей в
заметке о смерти хана Токтамыша уже под 1406 годом. …На европейских же картах
Сибирь указана (Каталанская карта) впервые в 1375 г. …Зато в восточных источниках 1315 вв. мы часто встречаем название Сибирь, притом в форме, чрезвычайно близкой к той,
какая находится у Шильтбергера.
…Рашид-эд-дин ( 1247-1318) помещает страну Ибир-Шибир к северо-востоку от страны
киргизов, от которых ее отделяет Ангара…То же имя встречается и у других восточных
авторов: Месалек-аль-Абсар ( 1 пол.14 в.) пишет- Сибир-и-Абир; Ибифадлаллах Эломари
( умер ок.1348г.) …упоминает: «…Укек, Булгар, области Сибирь и Ибирь,…Чулыман;
потом за Чулыманом границы владений Сибири и Ибири…». Имя «Сибирь» встречается
также в китайских источниках: в «Юань-чао-миши» мы читаем, что в 1206 г. Джучи, сын
Чингисов, подчинил себе все племена, жившие в лесах ( «лесные урянгиты» ) к югу от
Shibir. Можно догадываться, что Шибир не есть род или племя, а страна; может быть так
называлась северная окраина Барабинской плоскости между Обью и Иртышом. Отметим
также, что по мнению В.Н.Васильева, слово Сибирь- китайского происхождения; он
толкует его как «Западное захолустье». Несмотря на обилие упоминаний этого имени, и
происхождение его, и географическое положение области, которую оно обозначало, не
могут считаться выясненными окончательно. Некоторые исследователи находят, что
название Ибир-Сибир может относиться только к Западной Сибири, другие, напротив,
распространяют его и на Сибирь Восточную. Приводя цитату из Рашид-ад-дина,
В.М.Флоренский замечает: «Последние названия ( Ибир-и-Сибир), повидимому,
относятся к нынешней Западной Сибири, т.к. рядом с ними говорится о реке Иртыше, о
киргизских степях и башкирах. Те же самые названия Ибир и Сибир в значении области
приводятся у другого восточного писателя Абулгази. Здесь это слово относится к стране ,
смежной со страною киргизов, по-видимому, где-то в пределах нынешней Восточной
Сибири.». ….Со времени покорения Сибирского царства, в состав которого вошли земли ,
не носившие прежде названия Сибирь, это слово меняет свое значение и приурачивается ,
с одной стороны, к древнему городку, называемому иначе Искером и Кашлыком,
расположенному на берегу Иртыша около села Преображенского ( недалеко от
г.Тобольска)…, и с другой стороны – к обширной, постоянно расширявшейся путем
завоеваний, стране северной Азии. Кроме того , имя «Сибирь» сохранилось еще в
названиях речек Тобольской губернии- Сибирка.
И.Шафарик…слово Сибирь производил от гуннского племени Сабиров, о которых
довольно часто упоминают византийские писатели…, а также готский историк Иордан.
Эти племена часто служили в наемных войсках у римлян и персов, и в свою очередь, сами
часто нападали на римские и персидские области. Некоторые европейские писатели часто
их называли еще уннами, утугурами или сибир-угорами. По наблюдениям
С.Патканова…у татар Тобольской губернии еще в к. 19 в. были очень распространены
предания о народе Сывыр и Сыбыр, занимавшем места по среднему Иртышу раньше их. «
Этому народу …татары приписывают большую часть всех находящихся в их областях
археологических памятников, каковы городища, курганы. Первые у них часто именуются
словом Сывыр-кола, вторые сывыр-туба. Таким образом, оказывается, что название
Кучумова городища «Сибирь» нельзя считать именем собственным, ему присущим, а
скорее нарицательным. Что сделалось с сывырами мы не знаем, но присутствие в
Европейской России в разные времена кочевых племен, называвшихся «Сабир», «Себер»,
«Сувар» и т.д. заставляет нас примкнуть к ученым Флоринскому, И.Шафарику, видящих в
этих племенах прежних обитателей Сибирской области, покинувших свою страну под
влиянием каких-то причин, вероятно вторжений с востока кочевников тюркского и
монгольского племени. О его пребывания в степях южной России историки упоминают
уже с 4 в. нашей эры, в продолжении 6-7 вв, и в то же время еще в 13 в., страна , из
которой он вышел, вероятно, не вполне лишена была своих прежних обитателей». Вывод
С.Патканова: «…название Сибирь представляет из себя имя обитавшего в южной части
Тобольского и в смежных волостях Тюменского округа народа сывыров или сыбыров». В
другой статье С.Патканов …пытается представить доказательства тому , что сабиры были
угро-финского происхождения в противовес тем , кто находит возможность считать их
славянами.
По свидетельству Константина Багрянородного , мадьяры во время пребывания своего в
Лебедии носили название… «сабары», т.е. (или) безопасные ( храбрые). Иначе говоря
некоторые исследователи полагают , что модьяры назывались тогда сабарами, имя
которых некоторые сближают с сабирами. К эти соображениям Патканов прибавляет ряд
домыслов этнографического порядка. …Другой венгерский ученый…обращая внимание
на название области по нижнему течению Иртыша Sabar, представляющее звуковой
рефлекс старого остяцкого слова Sabar, полагает, что эта местность до аварского
нашествия была населена сабирами, …что они были народом тюркского происхождения.
Последний вывод не нов; русские исследователи давно пытались объяснить слово Сибирь
из татарских корней. Так, еще Н.А.Абрамов …предлагал возводить слово «Сибирь» к
татарскому глаголу «сибирмак»- «вычищать, очищать) , и делал отсюда фантастическое
умозаключение , что « когда-то какой-то воитель , завладев этой страной, завел в ней
новые порядки и страна сделалась очищенной, выметенной, благоустроенной». «
Возможно,-фантазировал он далее,- производство и от слов «Сиб» и «Ир» , что значило
бы засыпай землю»: «либо в этой стране, переходившей в глуби веков из рук в руки, было
достаточное количество кладов, либо она названа так благодаря положению ее столицы
Искера, постоянно осыпашегося».
Не менее произвольными и необоснованными являются домыслы Г.Н.Потанина…,
полагавшего , «что слово «Сибирь» занесено из Монголии и южной Сибири, где в
народной поэзии местных жителей( качинских татар, кызыльцев и т.д.) нередко
фигурирует гора Subur и что под этим именем, как и под названием сказочной горы
«Сымыр» или «Сумбыр», в монгольских и бурятских сказках следует подразумевать
вообще северные страны, т.к. между этими племенами и Полярной звездой, по поверьям
восточных народов, имеется известное соотношение». Гору Субур, Сюбюрь,
упоминаемую
в
сказках
южно-сибирских
тюрков…Г.Н.Потанин
слишком
смело…сближает с «Сиверными горами» былин о Святогоре и «Сиверскими горами», где
по легенде, Александр Македонский заключил народы Гога и Магога, полагая при этом,
что к различным версиям имени «мировой горы Сумбыр» следует причислить и имя
города Сибирь или Кибирь, встречающееся в старых записях наших былин». Е.Г.Коганов
напомнил о работе Н.Я.Марра , а также указал на статью А.Магнуссена в которых
название «Сибирь» сопоставляется с монгольским Sibir -«дремучий лес».
Это, естественно, лишь маленькая информация из книги, которая чрезвычайно
интересная. Особенно комментарии автора к запискам путешественников. Советуем
прочесть.
А.П.Чехов «Из Сибири» Сборник очерков, путевых заметок, рассказов. В-С кн.изд,
1985
«-Отчего у вас в Сибири так холодно?
- Богу так угодно!-отвечает возница.
«…Переселенцев я видел еще , когда плыл на параходе по Каме. Помнится мне мужик лет
сорока с русой бородой, он сидел на скамье на параходе; у ног его мешки с домашним
скарбом, на мешках лежат дети в лапотках и жмутся от холодного, резкого ветра,
дующего с пустынного берега Камы. Лицо его выражает: « Я уже смирился». В глазах
ирония, но эта ирония устремлена вовнутрь, на свою душу, на всю прошедшую жизнь,
которая так жестоко обманула.
- Хуже не будет!- говорит он и улыбается одной только верхней губой.
В ответ ему молчишь и ни о чем не спрашиваешь, но через минуту он повторяет:
- Хуже не будет!
- Будет хуже- говорит с дугой скамьи какой-то рыжий мужичонко-непереселенец с
острым взглядом.- Будет хуже.»
Эти что плетутся теперь по дороге около своих кибиток, молчат. Лица серьезные,
сосредоточенные…Я гляжу на них и думаю: порвать навсегда с жизнью, которая кажется
ненормальною, пожертвовать для этого родным краем и родным гнездом может только
необыкновенный человек, герой…»
«Затем, немного погодя, мы обгоняем этап. Звеня кандалами, идут по дороге 30-40
арестантов, по сторонам их солдаты с ружьями, а позади- две подводы…Арестанты и
солдаты выбились из сил: дорога плоха, нет мочи идти…До деревни, где они будут
ночевать, осталось еще десять верст. А когда придут в деревню, наскоро закусят,
напьются кирпичного чаю и тотчас же повалятся спать, и тотчас же их облепят клопызлейший, непобедимый враг тех, кто изнемог и кому страстно хочется спать.»
«Это не местные крестьяне, а ссыльные, присланные сюда по приговорам общества за
порочную жизнь. В деревне, где они приписаны, им не живется – скучно, пахать землю не
умеют или отвыкли, да и не мила чужая земля, и пошли они сюда на перевоз. Лица у них
испитые, истасканные, битые. А какие выражения на лицах!. Видно, что эти люди, пока
плыли сюда на арестантских баржах, скованные попарно наручниками, и пока шли этапом
по тракту, ночуя в избах, где их тела невыносимо жгли клопы, одеревенели до мозга
костей; а теперь, болтаясь день и ночь в холодной воде и не видя ничего, кроме голых
берегов, навсегда утратили свое тепло, какое имели, и осталось у них в жизни только
одно: водка, девка, девка, водка…На этом свете они уже не люди, а звери, а по мнению
деда, моего возницы, и на том свете им будет худо: пойдут за грехи в ад.»
«По отзывам местных обывателей…интеллигентные ссыльные…- ведут здесь жизнь
замкнуто и скромно. Исключение составляют только субъекты, обладающие
темпераментом Наздрева; эти всюду и во все возрасты и во всех положениях остаются
сами собою; но они не сидят на месте, ведут в Сибири цыганскую кочевую жизнь и до
такой степени подвижны, что почти неуловимы для наблюдающего глаза….нередко
встречаются среди интеллигентных «несчастных» люди глубоко испорченные,
безнравственные, откровенно подлые, но эти почти все на счету, их знает всякий, и на них
указывают пальцами….По прибытию на место ссылки интеллигентные люди в первое
время имеют растерянный, ошеломленный вид; они робки и словно забиты. Большинство
из них бедно, малосильно, дурно образованно и не имеют за собой ничего, кроме почерка,
часто никуда не годного. …частями распродают свои сорочки из голландского полотна,
простыни, платки, и кончают тем, что через 2-3 года умирают в страшной нищете; другие
же мало-помалу пристраиваются к какому-нибудь делу и становятся на ноги; они
занимаются торговлей, адвокатурой, пишут в местных газетах, поступают в писцы и т.п.
Заработок их редко превышает 30-35 руб в месяц. Живется им скучно. Сибирская природа
в сравнении с русской им кажется однообразной, бедной, беззвучной…Квартиры в
городах скверные, улицы грязные, в лавках все дорого, не свежо и скудно, и многого к
чему привык европеец, не найдешь ни за какие деньги…С утра до ночи пьют водку, пьют
неизящно, грубо и глупо, не зная меры и не пьянея…Женщина здесь так же скучна , как
сибирская природа; она не колоритна, холодна, не умеет одеваться, не поет, не смеется, не
миловидна и , «жестка на ощупь». Если не считать плохих трактиров, семейных бань и
многочисленных домов терпимости, явных и тайных, до которых такой охотник
сибирский человек, то в городах нет никаких развлечений…Чем развлечь свою душу?
Прочтет ссыльный какую-нибудь завалящую книжку, …или в первый солнечный
весенний день наденет светлые брюки- вот и все. Книжка скучна, в светлых брюках
холодно…но все-таки разнообразие».
«Кричать от боли, плакать, звать на помощь, вообще звать- здесь значит реветь, и потому
в Сибири ревут не только медведи, но воробьи и мыши. «Попалась кошке- и ревет»,говорят про мышь.»
«...Здесь клопы и тараканы не ползают, а ходя; путешественники не едут, а бегут.
Спрашивают: «Куда, ваше благородие, бежишь?». Это значит: «Куда едешь?»
«Пристав к берегу, гребцы первым делом начинают брониться. Броняться они со злобой,
без всякой причины, очевидно спросонок. Слушая их отборную ругань, можно подумать,
что не только у моего возницы, у лошадей и у них самих, но и воды, у парома и у весел
есть матери. Самая мягкая и безобидная брань гребцов -–это " чтоб тебя уязвило» или
«язвина тебе в рот». Какая здесь желается язва, я не понял, хотя и спрашивал. …Эй ты,
язвина, что стоишь, рот разинул? Отпрягай пристяжную!».
«Ямщики ругаются во все горло, так что их, должно быть, за десять верст слышно.
Ругаются нестерпимо. Сколько остроумия, злости и душевной нечистоты потрачено,
чтобы придумать эти гадкие слова и фразы, имеющие целью оскорбить и осквернить
человека во всем, что ему свято, дорого и любо!. Так умеют брониться только сибирские
ямщики и перевозчики, а научились они этому, говорят, у арестантов.»
«…Перевоз здесь держит артель из хозяев-крестьян; среди перевозчиков нет ни одного
ссыльного, а все свои. Народ добрый, ласковый….вслед мне желают и счастливого пути, и
доброго здоровья, и успехов в делах…»
«…Он парился в бане и ставил себе кровососные банки. Для чего банки? Говорит, что
поясница болит»
«…Клопы одолели, приятель!- говорит он, почесываясь и улыбаясь еще шире.- Нарочно
горницу не топим. Когда холодно, они не ходят.»
Порядки перевоза пассажиров на тракте.
«Я сижу в высоком, не крытом тарантасике, везет пара.»
«Навстречу, во весь дух, гремя по кочкам, несется почтовая тройка. Старик спешит
свернуть вправо, и тотчас мимо нас пролетает громадная, тяжелая почтовая телега, в
которой сидит обратный ямщик. ( произошло столкновение тарантаса Чехова и очередной
почтовой телеги ) …По закону, обратные ямщики должны ехать шагом…».
«…Я сижу в избе вольного ямщика, в горнице, и пью чай. Горница- это светлая ,
просторная комната, с обстановкой, о которой нашему курскому или московскому
мужику только мечтать. Чистота удивительная: ни соринки, ни пятнышка. Стены белые,
полы непременно деревянные, крашенные или покрытие цветными холщовыми
постилками; два стола, диван, стулья, шкаф с посудой, на окнах горшки с цветами. В углу
стоит кровать, на ней целая гора из пуховиков и подушек в красных наволочках; чтобы
взобраться на эту гору, надо поставить стул, а ляжешь- утонешь. Сибиряки любят мягко
спать. От образа в углу тянутся по обе стороны лубочные картины; тут портрет государя,
непременно в нескольких экземплярах, Георгий Победоносец, «Европейские государи,
среди которых очутился почему-то и шах персидский, затем изображение святых с
латинскими и немецкими подписями, поясной портрет Баттенберга, Скобелева, опять
святые…На украшение стен идут и конфетные бумажки, и водочные ярлыки, и этикетки
из-под папирос, и это бедность совсем не вяжется с солидной постелью и крашенными
полами. Но что делать? Спрос на художества здесь большой, но бог не дает
художников…Когда уж тут рисовать? Оттого, что круглый год ведет он жестокую борьбу
с природой, он не живописец, не музыкант, не певец. По деревне вы редко услышите
гармонику и не ждите, чтоб ямщик затянул песню.»
«И в самом деле , по всему тракту не слышно, чтоб у проезжего что-нибудь украли. Нравы
здесь в этом отношении чудесные, традиции добрые….О грабежах на дороге здесь не
принято даже говорить. Не слышно про них. А встречные бродяги, которыми меня пугали,
когда я ехал сюда, здесь так же страшны для проезжего, как зайцы и утки.».
«К чаю мне подают блины из пшеничной муки, пирогов с творогом и яйцами, оладий,
сдобных калачей. Блины тонкие, жирные, а калачи вкусом и видом напоминают те
желтые, ноздреватые бублики, которые в Таганроге и в Ростове –на-дону хохлы продают
на базарах. Хлеб везде по сибирскому тракту пекут вкуснейший; пекут его ежедневно и в
большом количестве. Пшеничная мука здесь дешевая: 30-40 коп за пуд. Но одним хлебом
сыт не будешь. Если в полдень попросишь чего-нибудь вареного, то везде предлагают
одной только «утячьей похлебки» и больше ничего. А эту похлебку есть нельзя: мутная
жидкость. В которой плавают кусочки дикой утки и потроха, не совсем очищенные от
содержимого. Невкусно, и смотреть тошно».
«…На станции начинается починка. Человек пять ямщиков, от которых пахнет чесноком и
луком так, что делается душно и тошно, опрокидывают грязную повозку набок и
начинают выбивать из нее молотком согнувшийся курок ( железный болт, соединяющий
передок с осевой частью). Они говорят мне , что в повозке треснула еще какая-то
подушка, опустился подлизок, отскочили три гайки…Темно, холодно, скучно, спать
хочется… В комнате на станции тускло горит лампочка. Пахнет керосином, чесноком и
луком. На одном диване лежит поручик в папахе и спит, на другом сидит бородатый
человек и лениво натягивает сапоги …Два других пассажира сидят за столом , положили
…головы на руки и спят…
О тракте.
«Сибирский тракт- самая большая и , кажется, самая безобразная дорога во всем свете. От
Тюмени до Томска, благодаря не чиновникам, а природным условиям местности, она еще
сносна; тут безлесая равнина; утром шел дождь, а вечером уже высохло..От Томска же
начинается тайга и холмы; сохнет почва здесь нескоро, выбирать окольный путь не из
чего…И потому-то только после Томска проезжающие начинают браниться и усердно
сотрудничать в жалобных книгах.
«Пугают Козулькой из каждой станции , начиная от Томска…Козулька…- расстояние в 22
версты между станциями Чернореченской и Козулька (это между городами Ачинским и
Красноярском)…Все эти станционные разговоры ведутся на одну и ту же тему:
критикуют местное начальство…, что какой-то член Географического общества…раза два
ломал свой экипаж и в конце концов вынужден был заночевать в лесу, как какая-то дама
от тряски разбила себе голову, как какой-то акцизный просидел 16 часов в грязи и дал
мужикам 25 рублей за то, что те его вытащили и довезли до станции, что ни один
собственник экипажа не доезжал благополучно до станции..."».
«Вот деревня кончилась, и мы на страшной Козульке. Дорога в самом деле здесь
отвратительна…Представьте вы себе широкую просеку, вдось которой тянется насыпь в
сажени четыре ширины, из глины и мусора, - это и есть тракт…По обе стороны егоканавы. Вдоль вала тянутся колеи, глубиною в пол-аршина и более, эти перерезываются
множеством поперечных, и, таким образом , весь вал представляет из себя ряд горных
цепей,…вершины гор уже высохли и стучат по колесам, у подножий же еще хлюпает
вода….экипаж всегда находится в положении, которое, пока вы не привыкли , каждую
минуту заставляет вас кричать : «Ямщик, мы опрокидываемся!». То правые колеса
погружаются в глубокую колею, а левые стоят на вершинах гор, то два колеса увязли в
грязи, третье на вершине, а четвертое болтается в воздухе…Тысячи положений принимает
коляска, вы же в это время хватаете себя за голову , то за бока, кланяетесь во все стороны
и прикусываете себе язык, а ваши чемоданы и ящики бунтуют и громоздятся друг на
друга и на вас самих. А посмотрите на ямщика: как этот акробат умудряется сидит на
козлах? …мы не едем, а сходим с ума. …едем по опушке, стараясь найти окольный путь,
но и тут колеи, кочки, ребра и мостки. Проехав немного , ямщик останавливается; он
думает минуту и , беспомощно крякнув, с таким выражением, как будто хочет сейчас
совершить большую подлость, правит к тракту, прямо на канаву. Раздается треск: трах по
передним колесам, трах по задним!- это мы через канаву едем. Потом взбираемся на
насыпь, тоже с треском. С лошадей влит пар, вальки отрываются, шлеи и дуги ползут в
сторону. Протащив возок шагов десять, лошади останавливаются, а уж дальше не
пойдут….Опять правим на канаву…, потом опять раздумья и поворот на насыпь- и так без
конца. Тяжело ехать, очень тяжело, но останавливаться еще тяжелее, как подумаешь , что
эта безобразная, рябая полоса земли , это черная оспа, есть почти единственная жила ,
соединяющая Европу с Сибирью! И по этой жиле в Сибирь, говорят , течет цивилизация!
Да , говорят , говорят много, и если бы нас послушали ямщики, почтальоны или вот эти
мокрые, грязные мужики, которые по колена вязнут в грязи около своего обоза, везущего
в Европу чай, то какого бы мнения они были об этой Европе, об ее искренности!.
Ремонт тракта.
«По словам крестьян, ремонт дороги, вроде Козульской, производится так. В конце июня
или в начале июля, в самый сезон мошкары - местной египетской казни, «сгоняют» из сел
народ и велят ему засыпать высохшие колеи и ямы хворостом, кирпичным мусором и
камнями, который стирается между пальцами в порошок; ремонт продолжается до конца
лета. Потом идет снег и покрывает дорогу ухабами, единственными в свете,
укачивающими до морской болезни; потом весна и грязь, потом опять ремонт- и так из
года в год. * * *
Вошел сотский и доложил заседателю, что в таком-то месте дорога совсем испортилась и
что дорожный подрядчик не хочет починять ее…
-Позови его сюда!- распорядился заседатель.
Немного погодя вошел маленький мужичонка, лохматый, с кривой физиономией… Ты как же смеешь, подлец, не починять дорогу?..По ней проехать нельзя, шеи ломают,
губернатор пишет, исправник пишет, я выхожу у всех виноват, а ты, мерзавец. Язви твою
душу, анафема, окаянная твоя рожа, - что смотришь? А? Гадина ты этакая! Чтоб завтра же
была починена дорога! Завтра буду ехать назад, и если увижу, что дорога не починена, то
я тебе рожу раскровеню, искалечу разбойника! Пош-шол вон!» Мужичонко заморгал
глазами, вспотел, сделал лицо еще кривее и юркнул в дверь.
…Трудно надеяться, чтобы Козулька когда-нибудь перестала ломать оси и колеса…
Сибирские чиновники на своем веку не видели ведь дороги лучше; им и эта нравится.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа