close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
1
Александр Ломоносов
Текст сообщения от 27.02.15
«Лютеранство: от диспутации к объективации»,
сделанного на историко-философском семинаре “Дух Реформации и
стратегии европейского философствования”
Судя по содержанию тезисов «Диспутации против схоластической
теологии» (1517), в них речь идёт о Благодати Божьей как живом, активно
действующем духе, который никогда не присутствует праздно (тезис 55)1. Эта
мысль у Лютера получит дальнейшее развитие и станет определяющей для
Реформации в целом. Однако нам было бы интересно понять, каким образом эта
мысль станет претворяться в области объективной свободы (напомню, что в
предыдущем своём выступлении, я говорил о Лютере как духовном предтече
философии субъективного идеализма Канта и Фихте).
Итак, у протестантов всех направлений, не было сомнений, что дух Божий,
или Слово Божье действует в мире сём, что оно уже грядёт, созидая новый мир2.
Однако, если в представлении немцев божественное начало выступило в опыте
человеческой истории в форме всеобщей воли3, в форме тотальности, то в
представлении англосаксов оно проявило себя в форме множества
индивидуальных воль, или множества избранников Господа. Особенно среди
англоязычных протестантов, по наблюдениям А.Тойнби, можно и теперь
встретить новых «фундаменталистов», убежденных в том, что они «избранники
Господни в том самом буквальном смысле, в каком это слово употребляется в
Ветхом Завете»4. К слову сказать, сам Лютер этому поспособствовал, допустив
относительное существование человеческой свободной воли: «Если мы не
намерены отбросить слова, то правильно применять: у человека нет свободы
воли по отношению к тому, что выше его, а она есть по отношению к тому, что
ниже5. Хотя несколько раньше он же утверждал, что «воля человека находится
где-то посредине, между Богом и сатаной»6.
Отсюда и проистекают принципиально отличные представления о
гражданском обществе и государстве, о том, что должно быть первичным,
определяющим. Государство не есть цель сама по себе, не богочеловеческая
сущность свободных граждан, считали родоначальники современного
1
VERBUM Альманах центра изучения средневековой культуры. Выпуск 15. Реформация
Мартина Лютера в горизонте Европейской философии и культуры. СПб., 2013.С.381.
2 Лютер Мартин. О рабстве воли // Лютер Мартин. Избранные произведения. СПб.
1997. С С.201,202,203.
3 Лютер Мартин. О рабстве воли // Эразм Роттердамский. Философские произведения.
– М., 1987. С.334.
4 Тойнби А. Дж. Постижение истории. М., 2002.С.103.
5 Лютер Мартин. О рабстве воли // Лютер Мартин. Избранные произведения. СПб.
1997. С.215
6 Там же. С. 212
2
либерализма, а лишь необходимое средство реализации их партикулярных
свобод и формальных прав, важнейшим из которых является право
собственности. «Поэтому-то великой и главной целью объединения людей в
государства и передачи ими себя под власть правительства является сохранение
их собственности»7. Немцы же для обуздания духа меркантилизма и
утилитаризма до последней возможности пытались отстаивать определяющую
роль именно национально-целостного государства. Причина неприятия ими духа
неразумной свободы непосредственно заключалась в том, что он подчиняет
преходящим особенным целям цель вечную, всеобщую, поистине бесконечную.
Фихте, как мы уже подчёркивали, создал даже проект замкнутого торгового
государства, правительство которого «принимается за дело лишь по твердо
установленному плану, охватывая разумом целое»8.
Далее мы видим, разумеется, философским оком, как вышедший на
историческую арену, благодаря революционному порыву французского народа, и
соперничающий сам с собой англо-германский дух вплоть до конца Второй
мировой войны становится реальным противоречием особенного и всеобщего,
гражданского общества и государства. После окончания Второй мировой войны
и принятия ООН Всеобщей декларации прав человека (1948) всем как бы в
порядке вещей стало ясно, что правовым государством является только такое
государство, которое состоит на службе частных интересов членов и организаций
гражданского общества. Частное и особенное, принимая и выдавая свои
интересы за общечеловеческие, постепенно подчинило себе целостное,
выраженное в форме государственной власти и собственности. Теоретической
основой этого «приватизированного» миропорядка до сих пор выступает
концепция общественного договора, связанная с либеральными представлениями
о всеобщем благоденствии, диффузии власти и т.п., но на деле вся система
государственных устройств Запада, по оценкам, например, американских ученых,
сегодня находится под контролем «нескольких крупных компаний, тесно
связанных с богатой элитой, управляющей ныне Соединенными Штатами»9.
Впрочем, на этом безотрадном моменте история лютеранства и Реформации
в целом не заканчивается…
7
Локк Дж. Соч. в трех тт. Т.I.М., 1988. С.334.
Фихте И.Г. Замкнутое торговое государство // Фихте И.Г. Соч. в двух тт.Т. II. СПб., 1993.
С.351.
9 Макбрайд У.Л. Политическая философия, один мир и гипердержавный патриотизм //
«Вопросы философии». №6. 2004. С. 42-45.
Точка зрения американского профессора по вопросу о том, в каком мире мы живем, и кто
на самом деле властвует в настоящее время, разумеется, не является единственной. К
примеру, российским профессором Н.Н. Моисеевым, подробно анализировался вопрос о
роли ТНК в современном человеческом общежитии. «Таким образом, - писал Моисеев, утверждение о том, что в настоящее время в МИРЕ ТНК властвует свободный рынок и
свободное предпринимательство – чистейший миф. В нем властвует сложнейшее
переплетение интересов уже не отдельных ТНК, а возникающих монополий. И они-то
чаще всего и правят бал не только в экономике, но и во внешней политике». См.: Никита
Моисеев. Расставание с простотой. М., 1998. С.384.
8
3
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа