close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
S.T.A.L.K.E.R. «Край вечных дождей»
Оформление обложки – Юрий Коваленко, на основе арта Александра Руденко.
Сборник стихов/ Продюсер: Ян Кулагин; техническое редактирование: Влад Козуб.:
SBS Book World, 2012 - 2015. – 34, [2] с.
В данном сборнике собраны работы жюри конкурса «Рифма,
опаленная Зоной» а так же других достойных и известных авторов.
Опасные земли Зоны Отчуждения вновь, вот уже во второй раз, зовут к себе
тех, кто черпает вдохновение в ее загадочных, пугающих, но
завораживающих своей красотой пейзажах, в людях, выбравших жизнь
внутри периметра – сталкерах. Теперь эти истории, причудливо сплетенные
в стихи мастерами своего дела, можете прочесть и вы.
Тексты данного сборника является полностью оригинальным, авторские права принадлежат
исключительно компании SBS Book World. Изменение авторства исключено, передача прав третьим лицам
может осуществляться только компанией SBS Book World. Изменение текста и выставление его за свой
труд является прямым нарушением авторских прав.
v 1.00
SBS Book World, 2012-2015©
Докладная Записка Яна Кулагина.
Здравствуйте, дорогие читатели, глубокоуважаемые и даже обожаемые!
Я – Ян Кулагин, составитель этого Сборника Стихов, который вы,
собственно, сейчас и читаете. И если все же читаете… значит, моя первая
попытка была успешна и наконец-то, сборник вышел в свет! Но что-то я забежал
вперед, давайте обо всем по порядку.
«Все начинается с Его Величества Случая», – так обычно говорят писатели,
режиссеры, актеры, когда охочие до всей имеющейся в доступе информации
журналисты (не в обиду журналистам, сам уважаю и, можно сказать, являюсь
представителем данной профессии) расспрашивают их о первом или очередном
успехе. Наверное, я скажу так: «Все начиналось с Ее Сиятельства Идеи». Наверное,
так мне стоит начать данное повествование. И когда в голову пришло забросить
любительское написание прозы и попробовать себя в поэзии – все закрутилось,
завертелось и… результат перед вами!
Вообще поэзия всегда занимала неоднозначное место в истории
литературы. Мы помним Пушкина, и, я думаю, вы согласитесь, что все же его
больше знают как поэта, хотя и прозы он написал немало. А двадцатый век?
Сколько «вольнодумцев» НКВДшники рассадили по лагерям при Сталине? Не счесть!
Даже во всей нами любимой литературе постапокалипсиса вроде «Сталкера» и
«Метро» почему-то именно стихи отражают атмосферу этих вселенных во всей
красоте. Почему? Ответ ко мне пришел сам собой, когда во время теплой беседы
один мой хороший товарищ (имя не назову, так как я думаю, он сам догадается),
сказал такие слова: «Мало людей увлекается стихами, хотя они гораздо сложнее и
выше, чем проза!» Тогда я не сразу это осознал, но во время работы над этим
сборником я, наконец, понял, что он имел в виду. Думаю, и вы со временем все
поймете, очень на это надеюсь.
Стихи бы уже впору назвать «Магией слова». Порой в некоторых
произведениях авторы описывали красивейшие пейзажи без единого ГЛАГОЛА! А
описать все то же самое прозаику будет во много раз сложнее, по сути даже одинполтора абзаца у большинства будут сильно перегружены информацией,
трудночитаемым текстом. В то же время поэты могут передать это настолько
красиво, но при этом настолько певуче и легко, что все само собой осядет в голове
и не забудется, как «тяжеленный» текст, может даже на всю жизнь останется в
памяти. Но все же, большинство предпочитает прозу, и пусть я все же выбираю ее
тоже, но за поэзию мне очень жаль… Наверное, это и было одной из причин
создания этого сборника. Сборника стихов о сталкерах и Зоне. Почему-то очень
часто составители ставят себя на первое место, но я этого делать не буду, ведь
если бы не люди, которые написали все, что вошло сюда, не было бы всего этого и
в помине. И в этом сборнике главное – авторы! Каждый хотел что-то высказать,
передать нам, рассказать. Каждый, имеющий свой взгляд на мир. Каждый –
несомненно, талантлив. И опять же, прошу понять слово «талантлив»
правильно: талантлив тот человек, который не обязательно станет великим! Но
который имеет какой-то свой взгляд, мысль, и тот, который… творит. И здесь
они показали себя во всей красе. Ну, а я собрал их мысли в одну кучу, отсортировал,
добавил свои и результат вы сейчас читаете.
Ладно, что-то я вас утомил, надо бы внести разнообразие и огласить
список тех, кто помог мне в создании сборника, и тех, кто дал первый импульс к
этому.
Благодарности:
- Спасибо моей семье и друзьям за то, что вы есть, за то, что поддерживали
меня в начале моего пути, и тем, кто позже поддержал идею этого сборника.
- Спасибо ребятам из GSC Game World и всем писателям книжной серии
«S.T.A.L.K.E.R» за отличную вселенную.
- Виталию Андрееву, Александре Городниковой, Любви Кошкиной за теплые
слова, объективную критику и за то, что вы меня на все это вдохновили!
- Александру Вороненко за роман «Охотники за счастьем», участие в
проекте и за то, что наставил на путь истинный! Александр, большое спасибо!
- Замечательному писателю Сергею Короткову за критику, терпение,
теплые дружеские беседы и за помощь в составлении и редактуре данного
сборника.
- Грифу и Немцу, моим боевым друзьям, за то, что всегда могут прикрыть
спину.
- Всем членам жюри и админам группы «Рифма…» за лайки и поддержку.
- Коллективу SBS Book World и Вадиму «Skoda» Омелину, за помощь.
- Семену Тихонову, Владимиру Андрейченко, Александру Тихонову и Арине
Жанжора за участие.
- Любимой сестренке за то, что рядом.
Вот, собственно, и все, что я хотел рассказать. Все основное уже сказано
мною, а главное для себя, я думаю, читатели найдут сами! Верно?
Ян Кулагин, редактор-составитель.
Арина Жанжора
"Я знаю, однажды…"
Я знаю, однажды
Меня ты услышишь
Сквозь плотную толщу веков!
О, Зона!
Историю новую пишешь,
И все же итог-то каков?!
Твои беспокойные,
Страшные земли
Так манят меня за собой.
Ступая по ним,
Прошу, ты мне внемли!
Что ж сталось с моею судьбой?!
И пусть я навечно
Останусь в пределах
Той Зоны, что сил мне дала.
А дар Монолита,
Пронзивший мне тело,
Сжег сердце живое дотла.
Теперь я скитаюсь
По землям, впитавшим
Кровавые слезы небес.
Я призрак,
Который не раз умиравший
Желанием снова воскрес!
Cергей Коротков
"Участь"
Страх и трепет, боль и жуть
Вызывает он. Да уж, некстати
Попал сюда ты и не обессудь,
Случайно угодив в его объятья.
Зачем сюда ты вообще полез?
Ведь артефакты есть и в поле,
Зачем соваться было в Лес,
Забыл про кровососа, что ли?
Шумит всегда сей колок серый
Листвою старой и сухой,
И ты уже здесь далеко не первый,
Тут многие нашли покой.
Вон друга Орка косточки гниют,
Вот череп авторитета Дыни,
А вон труп долговца клюют
Вороны – завсегдатаи Долины.
Не вырывайся, с участью смирись,
Ведь все равно уж некуда деваться,
И сам себе ты напоследок поклянись,
Чтоб человеком на том свете оставаться:
Не превращаться в зомби-ходока,
Бездушным призраком не становиться,
И полтергейстом кидаться свысока
На путника-бродягу не годится.
Ты через пять минут умрешь,
Когда вся кровь покинет тело,
Покой и облегченье обретешь,
Лети над Зоною, душа, свободно, смело!
Александр Тихонов
"Шаг"
Шаг вперед, как говаривал Ленин,
И обратно, дыша через раз.
На поляне, средь мусорной хрени,
Две «химеры» глазеют на нас.
Сразу две, возле «Рыжего леса».
Две зверюги размером со льва.
В каждой тонна отборного веса
И любая уж точно права...
Шаг назад. Не дыша, не моргая.
Первый монстр повернулся ко мне.
На напарника смотрит другая,
Как в кошмарном, неистовом сне.
Разминемся? Ага, разминулись.
Мясо Ваня и мясо Андрей...
Лапы первой внезапно согнулись.
Новый шаг получился быстрей...
Бесполезно бежать от химеры.
Автомат для неё - ерунда.
Против лома нет правильной меры.
Против двух – ничего, никогда!
Ладно, будем смотреть позитивно:
Я впервые увидел «химер».
Тело задом шагает активно,
В ожиданье решительных мер.
Шаг, другой. Для здоровья полезно...
Мясо Ваня шагает назад.
Не собаки нас слопают - лестно.
Не сказал бы, что счастлив, но рад.
Свист. Прыжок. Мускулистое тело
Приземлилось уже за спиной,
И мне кажется, ей надоело
Через поле мотаться за мной.
Мясо Ваня вперед понемногу.
Рык химеры. Решил замереть.
Когти-бритвы вцепилися в ногу.
Подавиться тебе, умереееееть!
Владимир Андрейченко
"Близко к легенде"
- Знаешь, так ведь бывает, родной,
Если даже по счастью не съели,
Можно, в лапы попав "Карусели",
Никогда не вернуться домой.
Если друг подставляет плечо
В перестрелке с бандитской засадой,
Не спеши доверяться, не надо,
У подстав есть значенье ещё!
Человек человеку не брат,
Даже Кук подтвердит с того света:
Нас спасает порою диета Это путь наименьших затрат!
Завязать не пытайся, пацан,
Не получится - знаю я точно.
Этот мир, он настолько порочный,
Не помогут ни деньги, ни сан!
У Хозяйки есть виды на всех,
Если в лапы попал - не упустит,
Поглотит ноосфера без грусти,
Как неведом Ей, впрочем, и смех...
Ты учись, слушай чаще рассказы,
Намотай все советы на ус.
Верю, верю - ты вовсе не трус!
Только опыт приходит не сразу...
Я и сам был когда-то таким Бесшабашным... И нравоученья
Принимал без особого рвенья,
Лишь зевал от советов с тоски.
О легендах ведь думаешь часто?
Зря, парнишка, уж точно, поверь!
Быть легендой нельзя без потерь,
Я пытался, но, видишь, напрасно...
Растерял всех друзей настоящих,
Жизнь впустую растратил на ходки,
Пристрастился к скитаньям и водке,
Скоро, чую, сыграю и в ящик...
Тот, о ком здесь слагают легенды,
Свой имеет особенный вид.
Ты ж, с аптечкой в руке, Айболит,
Будешь новым Её реагентом...
Для чего ты собаку лечил?
Тот щенок только вырастет, скоро
Загрызёт зазевавшихся в своре,
А потом о добре не кричи...
Так Хозяйка решает за нас:
Кто Легенда, а кто и в могилу.
Но исход-то один - копит силы,
От смертей получая экстаз!
И тебя растворит без следа,
Коль жалеешь ты каждого гада.
Не получишь от Зоны награды,
Просто плюнь и уйди навсегда!
Впрочем, что я? Уж раз позвала,
То противиться Ей бесполезно.
Зона - тварь! Откровенно и честно:
Лучше слышать о Ней у стола...
Полстакана прикрою я хлебом,
Не гляди на меня исподлобья,
Словно смотришь уже на надгробье.
В ходках сам различишь быль или небыль...
***
Старожилу кивнул новичок,
Покопался в аптечке немного.
Назовёт его Зона так - Доктор,
Но об этом пока что молчок.
Лбом уткнувшийся в барную стойку,
Потерял пьяный сталкер сознание,
Захрапел... Ведь не знал он заранее,
Что к Легенде был близок настолько...
Александр Вороненко
"Последняя надежда"
Я верно Родине служил,
Карьерный рост, стремление...
Немало сталкеров убил,
Вход в Зону - преступление!
Периметр я охранял,
Фиксировал движение.
Команду часто отдавал:
"Огонь на поражение!.."
...Жена прислала в эту ночь
С несчастьем сообщение:
"В аварию попала дочь,
Нет шансов на спасение!"
Ответ: "Любимая, прости,
Я верю в исцеления!
Малышку должен я спасти,
Дождитесь возвращения!.."
Бросаю пост и ухожу Мной принято решение:
В глубинах Зоны отыщу
Для дочери "Лечение"!
Колючей проволоки ряд,
Прорыв и устремление.
В руках холодный автомат,
А на душе волнение...
Раздался злой сирены вой.
Тревога, освещение.
Луч света гонится за мной,
Надеюсь на везение!..
Теперь я чёртов дезертир,
В глазах друзей презрение...
И с болью слышу я от них:
"Огонь на поражение!.."
Александр Тихонов
"Крик души"
Я такой же - из плоти и крови.
Разве форма нас делит на виды?
Вы на пленника хмурите брови,
Мне же хочется выть от обиды.
«В чем повинен!» - Кричу конвоиру.
Что ты смотришь, как будто на волка?
Кто тут главный? Зови командира!
Да, я сталкер! Я сталкер из Долга.
Что смеёшься, холеная рожа?
Ты в глаза ведь мутантов не видел.
Да, я сталкер! Я сталкер, и что же?
Я тебя этим фактом обидел?!
«Что ж ты, мразь, нас с собою ровняешь? Дознаватель с презреньем кивает.
Ты же кровью и потом воняешь...»
На войне и такое бывает...
Ты сидишь здесь довольный и сытый.
Есть два взвода спецназа и танки.
У Барьера что час, то убитый.
Через каждых два метра останки!
Зомбаки ковыряются в прахе,
Зона станцию выбросом жарит,
И несутся к Периметру в страхе
Триста рыл обезумевших тварей.
За секунду порвут те два взвода!
До тебя им добраться не просто
Потому, что в районе завода
На «Ростке» пулемётные гнёзда.
Там, наверно, раз семь на неделе
Льётся кровь, чтоб на этой заставе
Вы спокойно бухали и ели.
Разве я что-то делать не в праве?!
Я свой долг выполняю по чести Защищаю планету от Зоны.
Я-то думал, раз в форме, то вместе…
Но у вас тут другие законы.
«Увести» - дознаватель кивает.
Конвоиры опять крутят руки.
Ни хрена он о жизни не знает...
Отпустите! Пустите же.... Сууууки!
Ян «Adven» Кулагин
"Ночной рейд"
Во тьме ночной,
Ступал он осторожно,
Объятый тишиной,
Глядел он настороженно
И судрожно сжимая,
Свой автомат,
Он даже не заметил,
Лежащий артефакт
Филина ухание,
Дрожало в лесу:
''Опасно!
Не добрую весть,
Я несу''
Но сталкер на это,
Лишь усмехался,
Надежду свою,
Найти он пытался.
Вот и конец,
Стоял впереди,
Боль и утраты,
Давно позади.
А впереди,
Виднелся утес,
Тот самый конец,
Надежды венец
И Сталкер застыл,
В предрассветной тишине,
Пыл остыл,
В глаза глядит мгле.
Тучи сгущались,
Над проклятым местом...
Он смотрел в темноту,
Он был за чертой,
А там,
Так и была труба,
Энергоблок четвертый
Любовь Кошкина
"Молитва"
Свет неземной, проникающий в душу,
О, Совершенный, Ты лишь нам нужен.
Козни врагов Твоим бдительным оком
Будут раскрыты. Мы не одиноки.
Свет неземной, разгоняющий тучи,
Только с Тобой нам светлее и лучше.
Требуют мести павшие братья,
Станем единою, мощною ратью.
Свет неземной, утешающий боль,
Выполним радостно мы Его волю.
Важным деянием Он нас подвигнет,
Лютая смерть псов неверных настигнет.
Свет неземной, священные силы
Для цели великой дарованы были.
Твоей благодатью навеки покрыты,
Ринутся в бой сыны Монолита.
Арина Жанжора
"Прости меня, мама!"
Прости меня, мама,
За то, что упрямый
Твой сын не послушал
Однажды тебя.
Я верил всецело
Своим идеалам.
Я в Зону сбежал,
Что манила меня.
Тебя не послушал.
Бежал без оглядки
В забытую Богом
Пустошь Земли.
Прости меня, мама!
Мне так одиноко!
Прости меня, мама!
Я сбился с пути!
Я полон лишений,
Я ем что попало,
Я сплю на холодной,
Тлетворной траве.
Но каждую ночь
Ты снишься мне, мама!
И гладишь мне голову
Нежно во сне.
Спасибо, мамуля,
Своими слезами
Меня сберегла ты
Под градами пуль.
И вера твоя
От меня отгоняла
Мутантов озлобленных
Стаи, мамуль.
Ах, мамочка, милая!
Что же со мною?
Я - сталкер!
И в этом вся моя суть!
Я знал, куда шёл,
Но теперь я жалею!
Я выбрал отчаянный
Жизненный путь!
Прости меня, мама!
За то, что я рьяно
Ушёл в Никуда,
Не жалея тебя!
Меня больше нет,
Я погиб под багряным
Последним закатом
Чернобыля!
Александр Тихонов
"Ты верил в дружбу"
Ты верил в дружбу... А она бывает?
Где был твой друг, когда настигла смерть?
Вот «Карусель» рюкзак с тебя срывает,
И увлекает тут же в круговерть...
Короткий вскрик, и кончились мученья.
Кровавый дождь поляну оросил.
Твой друг ушел! Он не принес спасенья,
Когда помочь его ты попросил.
Просил! Но тот лишь криво усмехнулся?
В подсумок кинул ценный артефакт.
- Прощай, мой друг. - Виска рукой коснулся,
И прочь пошел. Он выберется - факт!
Дойдёт, подлец! Торговцу сдаст находку,
И выпьет в баре за помин души.
Наймёт людей в очередную ходку,
И те пойдут «в отмычки» за гроши.
Он поведёт их в сторону Радара.
Там будет ранен пулею в живот.
Его спасут и донесут до бара…
Ты верил в дружбу, а в итоге... вот...
Ян «Adven» Кулагин
"Клад слез"
Печальный сталкер, тот что жил в реале грез,
Оставил в Зоне клад из чистых ясных слез.
И не было в том кладе ни богатства,
Ни солнечного света, ни денежного рабства,
И не существовало в ней любви,
Лишь боль холодная внутри!
На том холме, где клад он закопал,
Над свежею могилой сталкер пал.
И слезы горькие стекали по щекам.
Он встал, оставив боль векам!
Спускаясь по холму тот сталкер понял вдруг,
В земле сырой и рыхлой лежит погибший друг!
Семен Тихонов
"Ловушка"
Бежал, спотыкаясь, от банды наймитов,
С трудом укрываясь от пуль-паразитов.
Со Свалки, ругаясь, тянул на Кордон,
В последний, любовно отстроенный схрон.
Бежал, что есть сил, загоняемый в клещи.
В последний момент - на прорыв: резче, резче!
Когда за спиною сомкнулся капкан,
То словно умолк погребальный орган.
"Осталось немного, быть может, успею!"Рычал я, в капкан загоняемым зверем.
Вперёд устремился, все мысли о нём За сопкой мой дёрном обложенный дом.
Хоть жертве почти удалось оторваться,
Ошибкою было сейчас расслабляться.
Лишь чуйка воскликнула: "Что-то не так!"
А в черепе эхом: "Попался, дурак..."
Рука побелела на ручке затвора,
И слышен щелчок от запала "Клеймора".
Ловушка захлопнулась звуками грома.
Так глупо погибнуть в ста метрах от дома...
Арина Жанжора
Там, на неведомых дорожках,
Среди неведомых зверей,
Шёл сталкер, шаркая подошвой
По ржавой поросли степей.
Он в Зону шёл за лучшей жизнью.
Он верил в ней есть чудеса!
Порой,ведомый этой мыслью,
Он слышал в сердце голоса.
"Иди ко мне!" - звала дорога
Куда-то к горизонту, вдаль.
И на Кордоне у порога
Манила осени вуаль.
Он видел силу артефактов
И слышал байки у костра,
Но не смотря на спесь мутантов
Его дорога к Северу вела!
Желание загадать у Монолита?
Нет, сталкер о таком и не мечтал!
Он лишь хотел, чтоб было все забыто,
Исчезла Зона чтобы без следа!
И сталкер знал,что счастье - это мера.
Летел на свет, как мотылёк.
И с ним была лишь только вера,
И только прозвище - Стрелок!
Владимир Андрейченко
"Тише..."
О сталкерах не нужно громких слов,
Быть сталкером - идти на муки ада...
Но, слыша звук крадущихся шагов,
Ты понимаешь: дело - то, что надо!
И пусть никто не вспомнит за столом,
Пусть Зона не заради променада,
Крепчают души, не пойдя на слом,
И артефактом жизнь дана в награду!
Но только тише - я прошу, братки,
Вперёд ступайте осторожно, ладно?
Ведь сталкеры - не "наголо" клинки,
А Зона - не сравненье с дивным садом...
Любовь Кошкина
"Её голос"
Моею спутницей была
В часы глухой печали,
Бросал её, она ждала,
О встрече вновь мечтая.
Её изгибы вспоминал
Во время каждой ходки,
Я прикоснуться к ней мечтал,
Услышать голос звонкий.
Она манила за собой,
Рукам моим послушна,
И голос ласковой волной
Врывался в мою душу.
И забывался трудный рейд,
Стрельба и запах стали,
И свора яростных зверей,
Что жилы мои рвали.
На склоне пасмурного дня
Свет мрачен и не ярок,
Но снова пела для меня
Она – моя гитара.
Арина Жанжора
"Тимошка"
И даже не важно, кто другом зовется,
Ведь в Зоне тот друг, кто не предал тебя!
И стоном в душе струна в сердце порвётся,
В глухой пустоте слишком громко звеня...
Мой маленький друг, в эту мокрую осень
Всегда буду помнить в бездомной глуши,
Как ты тыкал влажный свой маленький носик
В закрытые курткой пределы души.
Тимошка, хороший, ты грел моё сердце,
Прижавшись к широкой холодной груди.
А я, приобняв твоё хрупкое тельце,
Чесал твоё ушко, не смелясь уйти.
Со мной ты пол-Зоны протопал, котейка.
И мягкие лапки бежали вперёд,
Когда аномалии, как батарейки
Кидались разрядами в узкий проход.
И я, не заметив "Электру" - обманку,
Ступить порешался в ловушку ногой.
Но ты, не замешкавшись, прыгнул в приманку,
И сгинул в треклятом капкане, родной...
Меня ты не бросил, пускай и немножко
Пожил ты на этой проклятой земле.
Спи маленький крошечка, друг мой Тимошка,
За всё говорю я спасибо тебе!..
Александр Тихонов
"Пёс"
Прощай же, Зона! Путь был долог Три года жизни «псу под хвост»!
Ты - мира страшного осколок...
Ушел, пройдя через блокпост.
Что в прошлом было - всё не важно.
Ты спрячешь память до поры,
Но взвоет чей-то пёс протяжно,
Лишенный ночью конуры.
И дома, в тихом городишке
Нахлынут ужас и тоска.
Все мысли снова о ружьишке.
«Слепцы?... А стая-то близка!...»
Ты по привычке тянешь руку
Туда, где вешал пистолет.
И хочешь «Шухер!» крикнуть другу...
Но ты не в Зоне. Друга нет...
Прошло немало лет и вёсен.
Они сменялись не спеша.
А в Зоне... В Зоне только осень.
Туда так тянется душа.
Быть может, именно об этом
Луне рассказывает пёс?
Ты успокоишься с рассветом Лишенный конуры барбос...
Александр Вороненко
"Три брата"
Легенда сталкеров гласит,
Что в Зоне спрятан Монолит Кристалл во тьме ЧАЭС сияет,
Мечты-желанья исполняет.
Поверив в сказочную суть,
Три брата к камню держат путь.
Сквозь Припять прут, издалека.
Вот энергетиков ДК...
Струится воздух и дрожит.
Скрывая даль, туман лежит.
Повсюду мёртвая листва,
И аномалий кутерьма.
Ловушек Зоны столь полно Пространство всё искажено.
Тут пахнет смертью! Но, увы,
Ребятам нужно здесь пройти...
Внезапно раздаётся вой,
Такой слыхать им не впервой Среди деревьев и кустов
Несётся к братьям стая псов.
Собаки все облучены,
Облезли шкуры, в ряд клыки.
Мерзки до жути и страшны!
И вправду - дети Сатаны.
Вожак мутантов прорычал,
Зловещий обнажил оскал.
Затем завыл, как на дуде Направил стаю по дуге.
Манёвр знакомый на лицо Мальчишек псы берут в кольцо.
Теперь парням не убежать,
Придётся Смерти руку жать!..
Привычно встали в круг они,
Наизготовку взяв стволы.
И вновь спина к спине стоят,
И прикрывает брата брат.
Тесней кольцо зверей кружит,
Мелькает стая, мельтешит…
Дистанция сокращена,
И к центру ринулась волна.
Пошла в атаку свора псов,
Раздался залп из трёх стволов:
Два автомата, пулемёт Свистит свинец и плоти рвёт.
Рычанье, лай и жуткий вой
Смешались с бешеной пальбой.
Скулёж и визги, жалкий стон Уроды лезут на рожон!..
Возрос лихих собак напор,
Стрелять приходится в упор.
Патроны кончились!.. Ну что ж,
В запасе есть приклад и нож.
Стучат отважные сердца,
Подростки бьются до конца.
Исход такой борьбы простой:
Тут или мёртв, или живой.
Однако братьям повезёт Атаку тройка отобьёт.
И, не успев передохнуть,
Они продолжат важный путь.
Не зря ушли из дома вон,
Не зря проникли за Кордон.
Ради мечты сверхроковой,
Они рискуют головой.
Они обязаны дойти,
Кристалл мифический найти.
Трём братьям есть, что загадать,
И им не нужно выбирать.
Желанье лишь бы донести:
Из женщин лучшую спасти!..
О чём же им ещё мечтать,
Когда больна смертельно мать?..
Ян «Adven»Кулагин
" Припять живых ждёт..."
За спиной рюкзак,
В руке пистолет.
Целый мир впереди!
И меня ждет ответ!
По дороге из стали
Я иду в одиночку.
Все забыты печали,
Рано мне ставить точку!
Один дым вокруг,
Стонет рядом друг,
Аномалий круг,
Нет конца этих мук...
Вокруг дымовал.
Рядом стонет товарищ.
Я бы сам рядом пал,
Среди этих пожарищ.
Гремит бой,
Ломит в висках,
Глушит стрельбой,
Нервы в тисках.
Грохот стрельбы,
Выбросом сменился,
Стихли крики борьбы,
Внутрь страх заселился.
Земля дрожит,
Небо краснеет,
Кровью их дорожит,
Смерть о пире лелеет
Метры последние,
Выброс орет,
Лишь одна фраза,
Живых Припять ждет...
Выброс стихнул навеки,
Тучи расступились,
Заструились реки,
Силы притупились.
Дорогу кровь окрапила,
Слезами небо обмыло,
Тут никто не пройдет,
Припять живых ждет...
Семен Тихонов
"Циник"
Здесь никак не прожить без оскала Зона вовсе не место для игр.
Где проходят десятки шакалов,
Там умрёт благодетельный тигр.
Резать горло за пачку патронов
И в Воронку отправить юнца
Научила давно Мама-Зона Здесь и звери не прячут лица.
Не ищу я пути к Монолиту,
Но стабильный имею хабар.
Грудь от пули надежно сокрыта,
Подставляя других под удар.
Не играю давно в благородство,
Потому, процветая, живу.
Не считается подлость уродством Здесь не жить благородному "льву".
И частенько, при сдаче хабара,
Если всё же вернулся живой,
Завсегдатаи грязного бара
Обсуждают меня за спиной.
"Он сбежал, не дождавшись рассвета.
Продал друга за вшивый полтинник!"
Усмехаюсь... Наверно за это
Называют презрительно - Циник.
Владимир Андрейченко
"Аномальная рапсодия"
Тучи, тучи...
Закрыли собой небосвод,
Проблеск молний сквозь хляби и морось.
Было ль лучше?
Не вспомнить... Который поход?
И с напарником или же порознь?
Тучи - гуще,
Простор застилает налёт
Поднебесного варева каши.
Дождь всё пуще,
Лишь сильный до цели дойдёт,
Но об этом нам вряд ли расскажет...
Горький, жгучий
Поток по лицу - с кислотой,
Повод для избавленья от скуки.
Вдруг могучие,
Словно решился святой,
Твердь земную рвут пальцами руки!
Как маяк
Для идущего трудным путём,
Держат яркий неоновый факел.
Нет, не враг...
В аномалии путник найдёт
О-Сознания верные знаки!
Сердцу в такт
Застучал барабанящий дождь,
Подарил тонкий лучик надежды:
"Артефакт
У сведённых ладоней найдёшь!Тихий Зов. – А, быть может, и между..."
Быть? Не быть?
Вспоминаются мастер Шекспир
И несчастного Гамлета образ.
Жить? Не жить?
А комбез поистёртый до дыр...
Сталкер хмурится - кто бы одобрил?
Столько лет
По нехоженым тропам ходить,
Чтобы просто наткнуться на чудо...
Манит свет,
Как звезды путеводная нить,
В никуда да ещё ниоткуда...
Любовь Кошкина
"Зоне"
Ты вошла в мою жизнь по-хозяйски,
Подчинила себе мои мысли,
Заковала в ошейник рабский,
Отняла половину жизни.
Днём и ночью меня держала
В кулаке своём крепком, костлявом,
Наблюдала, смеялась, играла,
Наносила удар за ударом.
По твоим скитался просторам,
Тосковал по вечному лету,
Убивал, уходил от погони,
Глядя в хмурое, серое небо.
Но простор оказался тюрьмою.
Моя жизнь - это бег по кругу,
Это вечная драка с тобою,
Притворявшимся моим другом.
А погоня всё ближе выла,
Сердце замерло, в глотке сухо,
Ты сегодня меня убила.
Ну, теперь ты довольна, сука?
Александр Вороненко
"Сталкерская доля"
У многих сталкеров судьба
Трагически брутальна.
Процент везучих очень мал,
Статистика - печальна.
Их было восемь, стало три Ряды заметно тают.
В итоге, выживет один Здесь часто так бывает.
Пусть каждый близится к мечте,
И верит, что удачлив.
Увы!.. Ценою семерых
Один лишь станет Счастлив...
Семен Тихонов
"Единственный друг"
Здесь храбро открывшему ящик Пандоры
Оплатой за смелость холодный булат.
Так хочется слышать в пыли коридора
Чуть слышную поступь не бросивших лап.
Нож ловко прошил беззащитную спину Дурному понятно: с таким не живут.
И всё же так горько забытой скотиной
Лежать, ожидая последних минут.
Но, словно смеясь над предсмертною мукой,
Кривится в улыбке измученной рот Ведь трётся с тоской о холодную руку
Простой, не породистый уличный кот.
"Не бросил напарника, сталкер усатый?
С тобой на двоих не делить больше кров..."
Прорвав тишину, за ночной балюстрадой
Раздался голодный, рассерженный рёв.
Домашняя кошка - не ровня химере,
Но злобно шипит, выгнув спину дугой,
Стоит перед сталкером, просто не веря,
Что можно оставить его на убой.
Бродяга всё силится сладить с недугом,
Но сердце уж еле трепещет в груди.
Кусает от ярости синие губы
И шепчет чуть слышно: "Не смей. Уходи!"
В бессильном отчаянии смотрит на двери,
Проёмом которых подсветит заря,
Как гибнет в бою ради призрачной цели
Единственный друг средь людского зверья.
Ян Кулагин
"Здесь вечно идет дождь..."
Ветер воет,
Пора в путь!
Может, я вернусь,
Когда-нибудь...
Слезами небо омыто,
Всегда для нас оно закрыто.
Ползать рожденные
Не могут летать.
Но могут парить,
Могут мечтать.
Сталкеры
Навеки того лишены,
И в пламени Зоны
Надежды их сожжены.
И небо хмуриться непроглядным щитом,
И Сталкер песню заводит ''о том...'' .
А все покрыто хмарью,
И время для грозы,
И буря разрывает
Заросли лозы...
Новый мир,
Страшный мир,
Полный слез и грез,
Этот мир из Ада
Выброс нам принес.
В этом мире сила
Людей – наш вечный вождь
В этом мире днем и ночью,
Вечно идет дождь
Этот мир построен
На боли и слезах,
Этот мир темнеет
На моих глазах.
Смертью пахнет здесь навеки,
Опусти скорее веки,
Я сыграю тебе ноты,
До усталости, слепОты.
Клавиши истертые,
Старое Фоно,
Ветер дует резко
В открытое окно.
Ожившие струны,
Вспомнили мелодию,
Простую и веселую,
Как радости рапсодию
Музыки отрезки,
Луч во Тьму...
Снял респиратор,
Вдохнул воздух сырой,
Дождь из Пепла
Непроглядной стоит мглой.
Серое небо,
Молнии хлещут в такт,
И тут фортепианный концерт
Дал вечный антракт.
Стихли струны,
Клавиши застыли
После с Тьмой борьбы,
Испарились силы…
Но грядут Перемены,
Будет новый Рассвет,
Кто сказал, что из Мрака,
Выхода нет?
Александр Тихонов
Мне виден шпиль заброшенной церквушки.
Он над туманом вырос впереди.
Я точно знаю, что кругом ловушки,
Но мой детектор их не проглядит.
Торговец, гад, готов платить по факту!
А вот аванс не даст, как ни проси,
И потому иду за артефактом,
Что в «кишковёртке» третий год висит.
Его дожди не в силах сдвинуть с места,
А схлынет выброс - снова тут как тут.
Мне рассказал один мужик из местных,
Что артефакт приносит лишь беду.
Твердил, глупец, мол, многие хотели
Его достать, лишь гибель находя.
Но, видит Бог, я лучший в этом деле Жестокой Зоны блудное дитя.
Глупцы и трусы ходят лишь на Янов,
Чтоб всё потратить, заявившись в бар.
Я видел ужас в их глазёнках пьяных,
Когда сказал, где отыщу хабар...
Ориентир теряется в тумане
Ещё не оперившегося дня.
А артефакт... он всё сильнее манит
Как многих, очень многих до меня...
Оставьте свои впечатления на форуме сборника!
SBS Book World, 2012-2015©
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа