close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
ВЫСТУПЛЕНИЕ В.О. СКИТНЕВСКОГО
на заседании исторического общества «Ямбург-Кингисепп,
посвященного 75-летию художника В.И. Яроша.
Уважаемые друзья, коллеги! О человеке, о моем лучшем друге – Валерии Ивановиче
Яроше, – скажу очень кратко. Родился он в 1940 году в Украине, в Приднепровье. А через
год, вместе с матерью и ее родителями они, влившись в огромный поток беженцев на
Восток, добрались до станции Возы, что под Курском. Курская битва не заставила себя
долго ждать. Она опалила жарким пламенем семью. От природы впечатлительный,
Валерий помнил все, что рассказывали ему дед, бабушка, мать. Потому так долго рисовал
в школьные годы хищный оскал войны, глядя из окна на стоявший неподалеку, в тупике
станции Возы, остов сгоревшего вагона, остовы сгоревших танков и со звездами, и со
свастикой, свезенных сюда для будущей переплавки.
После школы, поехал в Ленинград искать счастья на художественном поприще.
Однако все было не так просто. Не получилось. Но надо было жить и Валерий поступает в
железнодорожное училище только потому, что там тогда не только кормили, но и
одевали, по форме. Почти сразу же по выпуску был призван в армию. Служил в войсках
ПВО. Демобилизовавшись, не раздумывая выехал в Ленинград с надеждой получить
художественное образование.
На этот раз все сложилось удачно: зачислили студентом художественнографического факультета педагогического института им А.И. Герцена. Жить в большом
городе одному было трудно. Пришлось учебу совмещать с работой дворника в этом же
институте. Это давало определенное право на место в студенческом общежитии. Вскоре
Валерий Ярош вместе со своей однокурсницей Валентиной, создали семью. Жить стало
веселей и по завершении учебы молодая семья принимает решение ехать в город
Кингисепп, который предварительно облюбовали в одной из поездок по области.
Красивые места по берегам красавицы-реки Луги впечатляли, молодая чета осталась
здесь на долгие годы. Оба художника сумели увеличить в два раза число своих коллег в
семье. Обоим дочерям они смогли привить любовь к своей профессии. Сейчас у них есть
возможность увеличить число семейных художников за счет двоих внуков и внучки Лизы.
Такова линия жизни В.И. Яроша в моем небрежном абрисе. Хотел бы теперь
поделиться своими впечатлениями о нашем юбиляре. Делаю это на основе нашей с ним
дружбы в течение 12 лет. Так сложилось, что приехав жить в Кингисепп, я, волею судьбы,
познакомился сразу с двумя интересными людьми. То были Валерий Ярош и Александр
Бутюгов. Оба они показались для меня интересными и чем-то схожими с моими
представлениями о культуре. А.А. Бутюгов, опытный врач. По зову души: художник,
страстный любитель музыки, обладатель прекрасного драматического тенора. Валерий
Ярош – художник профессиональный. Как опытный педагог он уже обладал собственной
педагогической технологией обучения рисованию. Мы прекрасно дружили втроем.
Я, конечно, не искусствовед, и потому не могу глубоко оценивать профессиональную
творческую деятельность Валерия Ивановича, как художника. Но как культуролог и
педагог, знакомясь с его полотнами на выставках, я утвердился в мыслях о том, что имею
дело с
ярким и самобытным художником. Прикипевший к красотам природы
Принаровья, усвоивший особенности бытия его жителей, Валерий полюбил этот край и
посвятил ему всю свою жизнь.
Глядя на его картины, я ощущал глубокое осмысление окружающего его мира,
переданной мне художником. Я и сегодня уверен в том, что Валерий Иванович во многих
своих работах занимал позицию властителя наших дум, когда мы подходим к тому или
иному его пейзажу, натюрморту, портрету. Думает ли он сам об этом? Не могу сказать,
1
поскольку сам Валерий относится к людям, в душу которых так просто не заглянешь. Его
мысли заперты, словно в шкатулку. И потому приходится соглашаться с расхожей мыслью
о том, что «каждый пишет, как он дышит».
Самобытность художника – это очень тонкая и хрупкая материя для ее понимания.
Это доступно только искусствоведам, умеющим оперировать специальными категориями.
Однако, я понял, что в душе Валерия Ивановича, в его мышлении было время и для
«посева» и для «жатвы». Но что касается «жатвы», то полагаю: она для него еще не
наступила. Он не спешит. Зная его характер, убедился, что он никогда не выпячивал свою
собственную персону перед миром, ничего от него не требуя. И мир, в лице горожан,
платил ему тем же. Мир не возвеличивал его, не выделял из общей массы. Мир был ему
просто благодарен за его произведения, за обучение детей. Возможно, конечно,
беспокоила его и личностная гордыня. Но она была запечатана в глубинах собственной
души. Да и там она, я уверен, подвергалась методическому разрушению средствами все
того же упорного творческого труда художника.
Валерий заставляет себя не опускать руки, не почивать на лаврах похвал его
педагогического труда, его неистощимой энергии по созданию полотен, что видно по
выставкам разного уровня. Его и сегодня приглашают выставлять свои полотна не только в
Санкт-Петербурге, но и в других регионах России. Он хорошо понимает, что может стать с
человеком, присевшим отдохнуть на снегу. Задремлешь и умрешь во сне. Вот почему, с
самого детства он привык «делать самого себя». Валерий закалил себя. Он прекрасный
спортсмен: велосипедист, лыжник, пловец. И это при всем том, что ему пришлось
перенести не одну хирургическую операцию.
За все годы общения с Валерием мне все-таки удалось обозначить его
педагогическое кредо. Если образно, то оно напоминает мне поле, а точнее, пашню с
молодыми побегами. Рассказывая мне о своих учениках, он всегда начинает мыслить
образами, представляя своих юных рисовальщиков тоненькими и бледными ростками в
глубине почвы. И я понял, что такой учитель, даже самые хилые росточки никогда не
вытянет и не выбросит из нее. Валерий Иванович создавал для них светлое и теплое
человеческое отношение, что было реальным условием для самостоятельного
прорастания «росточка» под его неусыпным контролем.
Валерий хорошо понимал, что любой человек всегда сможет хоть что-то, да
нарисовать. Потому и формировал в ребенке лишь зачатки художественного мышления,
без которых настоящего художника не получится. Его педагогический опыт показал, что
многие ученики стали художниками, но разного уровня. Запас осмысленности
окружающей действительности, изображаемой ими карандашом, акварелью, маслом и
другими средствами изобразительного искусства – был у всех разный. Сегодня Валерий
Иванович гордится своими учениками, завершившими обучение в Академии художеств, в
педагогическом университете им. А.И. Герцена, в других вузах культуры и искусства.
А теперь пару слов о тех его картинах, которые произвели на меня наибольшее
впечатление. В пейзажной лирике В.И. Яроша мне нравится «Весенняя синева» (1984),
«Зима в деревне» (1981), «Снегопад»(1998), «Рябинушка» (1999), «В родном селе» (1982),
«Фосфорит» (1985). Нравятся и натюрморты: «Цветы на темном фоне» (1997). «Натюрморт
с ананасами» (1977) и др. В каждом таком натюрморте чувствуется профессиональная
проработка фактуры. Потому так и красивы и милы сердцу его букеты в пределах строгой
цветовой гаммы.
Большим достижением Яроша-живописца считаю его портретную живопись. В ней
В.И. Ярош увековечивает человека в памяти поколений. Но портрет – не фотоснимок!
Главное для художника-портретиста – воссоздание духовной сущности персонажа. В
тесном единстве с индивидуальными чертами характера,
с профессиональной
2
деятельностью и призванием персонажа портрета чувствуешь гармонию личных качеств
того, кто позировал ему. Среди таких портретов я особенно отмечаю «Портрет
художницы» (1980), «Художник М. Тетерин» (1998), «Наташа Павлова», (1998), «Поэтесса
Вера Бурдина» (2002), «Поэтесса Татьяна Казакова» (2003), т.е. тех, кого я сам знал и знаю
поныне.
Отдельно хочу сказать и об его автопортрете. В нем мне в какой-то мере удалось
распознать истину изображенного им человека. Но, к сожалению, … не самого
художника. Этот автопортрет
– рукотворный Двойник художника В.И. Яроша,
выполненный исключительно откровенно на основе представления себя самого. Это,
конечно, его вымысел. Просто для успокоения собственного «Я». По сути дела – это
зеркало, в которое он заглянул, и в котором сам себе понравился. Помните у А.С.
Пушкина? «И это зеркало мне льстит!». Браво, Валерий! Помести его в самую лучшую
раму. А если хочешь расстаться с самим собой на том давнем автопортрете, то попробуй
еще раз войти в образ другого Яроша, но уже сегодняшнего своего Двойника. Я верю, что
у тебя это получится. Ты же волшебник! Ты можешь нарисовать миллион алых роз и
разбросать их к ногам тех, кто пришел сегодня отметить твой юбилей.
Доброго тебе и твоей семье здоровья и благополучия!
3
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа