close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Междунаpодная научно-пpактическая конфеpенция
«Пеpвые шаги в науку»
МБОУ «Брянский городской лицей №1имени А.С. Пушкина»
Научно-исследовательская работа на тему
«Способы репрезентации образа времени
в переводной поэзии Ф.И. Тютчева»
Пpедметная область: иностранные языки
Автоp: Сорокина Юлия,
учащаяся 11 академического
(№2) класса
Научный pуководитель:
Клюева Ирина Олеговна,
учитель английского языка, к.ф.н.
г. Бpянск
2015
Содержание:
Введение...............................................................................................................3-8
Глава 1. Категория времени как объект научного исследования…………..9-15
Глава 2. Вербальные средства выражения понятия времени в переводной
поэзии Ф.И. Тютчева………………………………………………………...16-23
Заключение............................................................................................................24
Список использованной литературы.............................................................25-28
Приложение 1.........................................................................................................29
Приложение 2………………………………………………………………...30-31
2
Введение
«Переводчик в прозе есть раб,
переводчик в стихах – соперник»
В.А. Жуковский
В современных условиях коммуникативного пространства особое
место
отводится
развитию
языковой
культуры,
воспитанию
лингвистического чутья как одного из направлений многогранного процесса
возрождения или укрепления национального достояния любой страны.
Анализ поэтических текстов, которым присущи лаконичность формы и
выразительность содержания, может стать удачным способом освоения
лучших образцов как родного, так и любого другого языка.
В преддверии Года литературы нельзя не вспомнить о 211 годовщине
со дня рождения Ф.И. Тютчева, яркого поэта, оригинального публициста,
тонкого дипломата, переводчика, умеющего ценить богатые возможности
родного языка. Неугасающий интерес современного языкознания к его
наследию позволяет открывать новые грани дарования поэта. В рамках
данного
исследования
остановимся
на
таланте
Ф.И.
Тютчева
как
переводчика.
Отлично зная русскую культуру, поэт был глубоко приобщен к жизни
Западной Европы. Он писал не только на русском, но и занимался
переводами с немецкого, французского, английского и итальянского языков.
Поэт переводил Гёте, Шиллера, Гейне, Гердера, Уланда, Ленау, Цедлица,
Байрона, Шекспира и других европейских писателей, обретая в собственных
сочинениях свой голос и вырабатывая неповторимый стиль. Очевидно, чтобы
подойти ближе к сущности его переводов, необходимо исследовать
творческие параллели, текстуальные «переклички» поэзии Тютчева с
современной ему зарубежной поэзией. Его первые поэтические переводы
оставались почти не замеченными читателями и критиками. Тютчевские
переводы с инициалами «Ф.Т.» печатались в небольших альманахах, а иногда
3
вообще оставались в рукописи, поэтому, к сожалению, до нас дошли не все
его переводы [ЗПВПТ: 11].
Обзор научных работ, посвященных творчеству поэта, позволяет
говорить о широком и многостороннем его изучении, особенно в последние
десятилетия. Впервые очерк о творчестве Ф.И. Тютчева появился в статье
Н.А. Некрасова [Некрасов 1950: 220]. Биографические моменты жизни и
творчества Ф.И.Тютчева освещаются в работах Б.Я. Бухштаба [Бухштаб
1970], Н.Я. Берковского [Берковский 1987], поэтическое наследие Ф.И.
Тютчева с литературоведческой точки зрения исследуется в работах
Л.А. Озерова [Озеров 1975], К.В. Пигарева [Пигарев 1980], Ю.М. Лотмана
[Лотман 1990: 108-141]; [Лотман 1996], А.Л. Голованевского [Голованевский
2003]. П.Н. Толстогузов анализирует поэзию Ф.И.Тютчева с точки зрения ее
жанровых особенностей [Толстогузов 2003]. В настоящее время появилось
много специальных работ, посвященных исследованию языка поэзии Ф.И.
Тютчева: диссертационные работы Е.А.Стальмаховой [Стальмахова 1998],
Н.А. Гуриненко [Гуриненко 2005], Н.В. Пожидаевой [Пожидаева 2005], Н.В.
Атамановой [Атаманова 2006], Б.В. Орехова [Орехов 2008], А.А. Белова
[Белов 2008].
Особый аспект исследования составляет деятельность Ф.И. Тютчева –
переводчика, связь его поэтического стиля с лирикой зарубежных поэтов.
Художественное творчество Ф.И. Тютчева как переводчика осуществлялась
благодаря его глубокому проникновению в художественный мир других
авторов. Погружение в иной язык и культуру способствовало формированию
новых способов мышления, являющихся сегодня предметом исследования
литературоведов и лингвистов. Сложившимся направлением можно считать
исследования творчества Ф.И. Тютчева в контексте западноевропейской
литературы и философии, проведенные В.Н. Топоровым [Топоров 1990: 32–
107],
В.М. Жирмунским
[Жирмунский
1996],
П.Н.Толстогузовым
[Толстогузов 1998: 20–41], Ю.Н. Тыняновым [Тынянов 2001: 367–378], Г.Н.
Россихиной и М.Ю. Россихиной [Россихина 2003: 201–204].
4
О неугасающем интересе к творчеству Ф.И. Тютчева и его влиянии на
культурное развитие современной России свидетельствует работа над созданием
и выпуск «Поэтического словаря Ф. И. Тютчева» А.Л. Голованевского
[Голованевский 2009], значительно увеличившийся поток журнальных статей о
поэте (Б.В. Орехов, В.Ф. Погорельцев, Н.Н. Скатов, Б.Н. Тарасов, Л.С. Яницкий
и др.)
В творчестве Ф.И. Тютчева нашли своё отражение многие вопросы
бытия, которыми постоянно задавался этот большой художник слова. В ходе
исследования выявлено, что понятие «время» получает явное выдвижение в
тютчевских поэтических текстах. Подтверждение этому — исследование
Н.А. Николиной, в котором автор утверждает, что тема времени у Тютчева
«как бы обрамляет его поэзию и занимает в ней одно из центральных мест»
[Николина 1999: 34].
Данная
вербализации
работа
посвящена
времени,
исследованию
характерных
для
основных
авторской
способов
модели
мира,
воплощенных в переводной поэзии Ф.И. Тютчева. Изучение временнóй
системы лирики Тютчева позволяет наиболее отчетливо выявить доминанты
творческой индивидуальности художника и через его картину мира судить об
особенностях
восприятия
действительности
народом,
представителем
которого он выступает.
Время относится к базовым понятиям во всех культурах. Оно вечно и
неизменно, но, несмотря на это, данное понятие воспринимается каждым
человеком субъективно, что находит своё отражение в языке. Время как
важнейший элемент языковой модели Вселенной является актуальной
проблемой исследований современных лингвистов. Основная роль в
отражении этого элемента действительности, как нам кажется, отводится
лексике. В авторском сознании, в художественных произведениях, такая,
казалось
бы,
универсальная
категория
приобретает
индивидуальное
осмысление и самые разные семантические оттенки, что особо чётко
прослеживается при сопоставлении разноязычных поэтических текстов.
5
В данной работе временная семантика рассматривается на материале
переводных поэтических произведений Ф.И.Тютчева в сопоставлении с
зарубежными оригиналами.
Выбор творчества Ф.И. Тютчева обусловлен, с одной стороны,
неординарностью личности поэта, чьи идеи не потеряли своей актуальности
и в настоящее время, а с другой стороны, тем обстоятельством, что в
мастерстве перевода некоторых стихотворений, особенно из немецкой
поэзии, Ф.И. Тютчев до сих пор остался непревзойдён.
Актуальность избранной темы исследовательской работы обусловлена
необходимостью анализа одной из важнейших характеристик мира, времени,
отраженной в языке поэта-переводчика.
Объектом изучения в нашей работе является лексика различной
частеречной принадлежности (существительные, прилагательные, наречия,
глаголы) с темпоральной семантикой в переводных произведениях Ф.И.
Тютчева.
Предмет
данной
работы
–
семантика
и
функции
лексем,
вербализирующих понятие времени в языке переводной поэзии Ф.И.
Тютчева.
Цель исследования состоит в систематизации наименований времени,
описании особенностей их значения и употребления в переводных
стихотворениях
Ф.И.
Тютчева
в
сопоставлении
с
оригинальными
поэтическими тексами зарубежных авторов.
В связи с поставленной целью можно выделить следующие задачи:
1. Осмыслить
категорию
времени
в
системе
философских,
культурных, естественно-научных и гуманитарных представлений;
2. Выделить
и
рассмотреть
функционирования
лексем
своеобразие
с
темпоральным
семантики
значением
и
в
переводных поэтических текстах Ф.И. Тютчева в сопоставлении
с оригиналами;
6
3. Выявить сходства и различия в описании картины времени Ф.И.
Тютчевым в сравнении с подлинными поэтическими текстами.
4. Установить
индивидуально-авторское
своеобразие
художественного восприятия времени Ф.И. Тютчевым.
Гипотеза данного исследования заключается в том, что в своих
переводных стихотворениях Ф.И. Тютчев по-своему интерпретировал образ
времени, сохранив основную идею и структуру подлинника.
Учитывая тот факт, что проблема времени как основополагающей
категории бытия на протяжении многих десятилетий изучается в различных
областях знания, научная новизна работы состоит в том, что нами
предпринята
попытка
анализа
темпоральных
характеристик
мира
в
переводах, выполненных Ф.И. Тютчевым.
Практическая значимость данного исследования определяется тем,
что предложенный в ней подход может быть использован при описании
других фрагментов картины мира (цвета, пространства, звука и других), а
также в лексикографических и контрастивных исследованиях. Полученные
результаты могут найти применение в школьном и вузовском преподавании
семинаров и спецкурсов по лингвистическому анализу поэтических текстов,
при проведении занятий по краеведению и интегрированных уроков.
Материал
работы
представлен
выборками
из
русскоязычных
поэтических текстов, вошедших в сборник «Полное собрание сочинений
Ф.И. Тютчева». В рамках данной работы мы также использовали выборки из
оригинальных стихотворений на английском и немецком языках И. Гердера,
Г. Гейне, И. Гёте, Ф. Шиллера, Дж. Байрона, У. Шекспира. Приобщенность
Ф.И. Тютчева к французской культуре требует отдельного самостоятельного
исследования. Общее количество переводных произведений у Ф.И. Тютчева
– 48, 36 – из немецкой поэзии, 3 – из английской, 4 – из французской, 2 – из
австрийской, 1 – из поэзии Древнего Рима.
В процессе работы были использованы следующие методы: метод
наблюдения
и
сплошной
выборки
7
лексических
единиц,
метод
лингвистического описания, сравнительно-сопоставительный метод, метод
лингвистического эксперимента. Контекстуальный анализ привлекался нами
для характеристики значения лексем, обусловленного их контекстуальным
окружением.
Работа
состоит
из
введения,
двух
глав,
использованной литературы и двух приложений.
8
заключения,
списка
Глава I
Категория времени как объект научного исследования
В человеческом сознании и культуре, частью которой является язык,
существуют основополагающие категории, отражающие картину мира. К
числу таковых относится универсальное понятие времени. Оно формируется
в процессе познания человеком окружающей действительности, природы и
её явлений.
В каждую эпоху у человечества формировался свой образ времени. В
древности время представлялось цикличным, что было связано с идеей
повторяемости природных явлений. Уже тогда время делилось на части,
интервалы, что было продиктовано стремлением подчинить жизнь ритму. В
древних писаниях время представляли в виде замкнутого круга. С ранних
этапов развития человеческой культуры и языка день был основной единицей
измерения времени. Представления о времени, как о некой конечной
протяженности, вышедшей из вечности и обязанной вернуться в вечность,
претерпевает существенные изменения уже в древнегреческой культуре, где
время
воспринималось
как
вращение
в
великом
круге:
события,
происходящие в мире, не уникальны, они повторяются, сменяя друг друга. В
средние века в христианскую эпоху время стало восприниматься линейно и
необратимо. В Древней Руси время принималось не как абстрактная
философская категория, оно наделялось более конкретными чертами
(цикличность и повторяемость) [Грушко, Медведев 1995]. После принятия
христианства на Руси время стало восприниматься как линейная величина.
Такое двоякое отношение к философской категории времени находит
отражение в языке.
В
современной
культурологии
выделяют
следующие
модели
времени, которые основаны на цикличности и линейности: 1) циклическое
(круговое) – оно ориентировано на природные циклы (суточные или
годовые); 2) спиралевидное – соединяет в себе черты циклического и
9
линейного
времени.
Оно
задается
преимущественно
лескическими
средствами: это слова «ныне», «теперь», «прежде».
О проблеме времени размышляли многие великие философы. В
истории философии нашли место идеи Аристотеля, Августина, Г.В.
Лейбница, И. Канта, Э. Гуссерля, В.И. Вернадского, К. Ясперса и других
ученых.
В XX веке представления о времени были переосмыслены в связи с
активным изменением физической картины мира. В первой половине XX
века исследование времени было связано в основном с изучением
грамматических средств категории времени (временных форм глагола), затем
все чаще стало подвергаться исследованию семантическое взаимодействие
глаголов с другими средствами выражения временных отношений.
На современном этапе время наделяется такими свойствами, как
длительность, одномерность, необратимость, однородность. Время обладает
свойством однородности, заключающимся в равноправии всех его моментов.
Характерным
специфическим
свойством
времени
является
его
необратимость, которая проявляется в невозможности возврата в прошлое.
Время течет от прошлого через настоящее к будущему, и обратное течение
его невозможно [Алексеев, Панин 2003: Электронный ресурс]. Время также
может
характеризоваться
посредством
оппозиций:
обратимость
–
необратимость, объективность – субъективность, длительность – краткость,
завершенность – незавершенность.
Словари русского языка в своих дефинициях отражают такие
важнейшие признаки времени, как длительность и цикличность. К примеру, в
словарях Д.Н. Ушакова и В.И. Даля ключевыми словами в определении
понятия
времени
являются
«длительность»,
«последовательность»
и
«развитие».
Идею повторяемости и завершённости временного цикла представил
в своей статье «Времени магический круг (по представлениям славян)» Н.И.
Толстой [Логический анализ языка 1997: Электронный ресурс].
10
Большой академический словарь предлагает определение, в котором
акцентируется длительность времени [Словарь СРЛЯ: Т.2. 803].
У современного человека понятие времени в основном ассоциируется с
движением.
Доказательство
ассоциативном словаре» Ю.Н.
этому
мы
можем
найти
в
«Русском
Караулова. Если обратиться к слову –
стимулу «время», то в словарной статье в числе реакций мы
найдём
следующие: бежит, летит, не стоит, не ждёт, будущее, вечность, скорость,
ушло [РАС 1994: Книга 1. Электронный ресурс].
В ходе данной работы был проведен социологический опрос с целью
получения информации о том, какие ассоциации возникают в сознании
носителей русского языка со словом «время» на русском и английском
языках. В ходе эксперимента было опрошено 30 учащихся 11 академического
№2 класса с филологическим профилем МБОУ «Брянский городской лицей
№ 1 имени А.С. Пушкина». На основе полученных данных были составлены
диаграммы. Выяснилось, что большая часть учащихся (25%) считает, что
«время», в первую очередь, связано с ожиданием или воспоминанием. Кроме
того, среди самых популярных ассоциаций у учащихся были часы (20%)(См.
Приложение 1, таблица 1). Ассоциативный ряд слова «time» отличается от
таблицы 1. У большинства учащихся слово «time» ассоциируется с
ожиданием (25%) и знаменитым американским печатным изданием «Time»
(25%) (См. Приложение 1, таблица 2). Эти данные говорят о том, что у
русскоязычных носителей возникают разные представления об одной и той
же (казалось бы, постоянной для всех людей) категории времени при
формулировке ее на родном языке и на английском.
Если обратиться к этимологии самого слова «время», то в словаре
Н.М. Шанского мы встречаем: «Время – образовано от основы vert-, что и
вертеть (др.-инд. Vartama-путь, колея); первоначальное значение – «нечто
вращающееся» или нечто возвращающееся в прежнее положение» [ШЕСРЯ:
12]. Предполагается, что время одного корня с глаголом «вертеть». Это
значение перекликается тесным образом с тем, которое представлено в СО:
11
«Время – одна из форм существования бесконечно развивающейся материи,
последовательная смена её явлений и состояний» [СО: 107]. Возникает
ассоциация с каким-то движением, вечным, повторяющимся, процессом. В
русской картине мира, таким образом, идея времени связана с идеей
повторяемости, регулярности, цикличности.
Идею
чего-то
вечно
повторяющегося
отражает
этимология
английского слова «time». Действительно: «Time – season, period, duration of
life, an hour, closely allied with tide, time, from which it only differs in the suffix»,
находим, что слово «time» однокоренное со словом «tide», которое в свою
очередь имеет помимо основного значения «прилив», еще и значение «hour»
(час): «Tide – season, time, hour; flux or reflux of sea» [Skeat 1978: 43],. Из
всего этого можно заключить, что глубинное народное понимание времени
имеет
в
себе
представление
о
некотором
природном
процессе,
повторяющемся, вечном, цикличном.
Несмотря на общность этимологии слов «время» и «time», в настоящий
период, по материалам исследования, идея времени в английской картине
мира имеет иную направленность. Согласно английскому подходу, время
линейно, одномерно, однонаправлено и необратимо. Время движется, и его
движение непрерывно. Каждое его мгновение уникально. Время нельзя
остановить, повернуть вспять.
Пунктуальность и точность – генетически связанные с английской
нацией понятия. В свою очередь, гиперчувствительное отношение ко
времени в английской культуре не отвечает русским представлениям о его
эффективном использовании: «поживем – увидим»; «еще не вечер». Для
русской культуры, в отличие от англичан, время не является жестким
принципом их жизни.
В обеих культурах присутствует осознание того, что все быстротечно и
всему есть свой предел (долго ли до греха (беды), ничто не вечно под луной,
trouble is never far off, there is nothing permanent under the moon, the morning
sun never lasts a day).
12
В
русском
языке
можно
встретить
эквивалентные
метафоры
английским вариантам с семантикой времени: «время не остановишь; время
идет, течет / the time goes by / passes by, время бежит, тянется, остановилось /
time flies / time has stopped, время пришло / It’s high time… / The time has
come, дурное время / bad time, экономить время / to save time и т.п. [Murray
1989]. Для передачи идеи необратимости времени служит изображение
стрелы – обычная метафора однонаправленных векторных процессов (Time
flies like an arrow).
Особый интерес представляет персонификация времени в менталитете
носителей английского языка, некое его «обожествление»: Personified as an
aged man, bald, but having a forelock, and carrying a scythe and an hour-glass.
Also called Father Time [Murray 1989]. Исходя из этого, выражение «to take
Time by the forelock» означает «to seize one’s opportunity, to act promptly».
Другими
часто
употребляемыми
выражениями,
передающим
персонификацию времени, являются «Time will tell», «to keep up / move /
march with the time», «to kill time».
Как показывают наблюдения, время для представителей английской
культуры является базовой ценностью. Об этом, в частности, говорят
пословицы: time and tide wait for no man; lost time is never found again; take
time be forelock; there is no time like the present; never put off till tomorrow that
you can do today; time flies; time is money; who gains time gains everything; time
is the great healer; time cures all wounds; time heals all wounds; time tames the
strongest grief; time works wonders; times change; times change and we change
with them; other time, other manners; you can’t turn back the clock; tomorrow
never comes; punctuality is the best virtue и другие. Проанализировав эти
пословицы, можно сделать вывод о том, что в представлении носителей
английского
языка
время
обладает
такими
характеристками,
как
необратимость, однонаправленность, быстротечность, ценность, способность
изменять окружающую действительность. Оно также трактуется как
созидательная сила, которая способна излечивать и творить чудеса.
13
Некоторые ученые отмечали частотность метафорического переноса
«время – деньги» в английском языке [Лакофф 1990: 387-415]. Это, в
частности, отражается в пословице «Time is money». Определенный
промежуток времени также вызывает ассоциации с финансами: I’ve spent a
lot of time on this project; We are running out of time; Stop wasting time; We lost
quite a lot of time on the journey because of a breakdown; We’ve managed to buy
ourselves some more time; I have no further time to spare. Has that been a
valuable / profitable use of your time? She has every kind of time-saving device;
Her time there was very precious to her; Every single minute of his day is
accounted for.
Исследователи выделяют два противоположных вида культур по
способу восприятия времени: в одних культурах время понимается как
линеарная система, в них время можно экономить, терять, наверстывать,
ускорять, т.е. большую роль играют пунктуальность, четкое соблюдение
сроков и следование заранее намеченному плану. В качестве примера могут
выступать культуры Англии и Германии.
В других культурах, как отмечают исследователи, в один и тот же
временной отрезок возможен не один, а сразу несколько видов деятельности.
Представители
таких
культур
предъявляют
гораздо
менее
жесткие
требования к установленным срокам и пунктуальности. Здесь в качестве
примера можно привести русскую культуру.
Каждый из перечисленных видов культур находит отражение в языке,
в частности на его лексическом и фразеологическом уровне. Различия в
восприятии времени разными культурами также с направленностью на
прошлое, настоящее и будущее. Считается, что Россия больше, чем Германия
ориентирована
на
прошлое.
Иллюстрацией
фразеологизмы
со
значением
«прошлое»,
тому
«давно»,
могут
служить
«очень
давно»,
«неизвестно когда»: «при Царе Горохе», «вчерашний день», «испокон веков»
и др.
14
Немецкая культура рассматривается как менее направленная на
прошлое. Примером этого служат фразеологизмы со значением «будущее»,
«в будущем», «скоро, очень скоро»: er tragt den Marschallstab im Tornister,
unverzagt in die Zukunft blicken, eine lichtvolle Zukunft и др.
Таким образом, в первой главе мы можем сделать вывод, что
посредством языка в сознании его носителей предметы и явления
окружающего мира могут отражаться через различные категории, включая
категорию времени. Она позволяет глубже отобразить сложный процесс
интерпретации человеком картины мира. Современный подход к изучению
категории времени отличается антропологическим направлением, которое
занимается изучением проблем языка и личности, языка и культуры.
Характер времени проявляется на всех уровнях языка (семантическом,
лексическом и грамматическом). Универсальная философская категория
времени с ее характерными особенностями нашли отражение в поэтическом
мире Ф.И. Тютчева и стали важной его составляющей.
15
Глава II
Вербальные средства выражения понятия времени
в переводной поэзии Ф.И. Тютчева
Необходимо заметить, что в задачу данного исследования не входят
критика и оценка переводов, выполненных Ф.И. Тютчевым. Одной из задач
данной работы является выявление особенностей восприятия времени на
языковом уровне в переводной поэзии Ф.И. Тютчева в сравнении с
подлинными поэтическими текстами. В связи с этим, мы ограничимся
лексическим уровнем, основной единицей которого является слово.
Для анализа первоначально были составлены словники переводных
стихотворений Ф.И. Тютчева (на русском языке) и подлинных стихотворений
английских и немецких поэтов (У. Шекспира, Дж. Байрона, И. Гете, Ф.
Шиллера,
Г.
Гейне,
Я.
Беме).
Для
сравнительного
анализа
были
использованы наиболее частотные лексемы с темпоральным значением, при
этом служебные слова были исключены. Наиболее частотные слова с
семантикой времени разноязычных текстов были дифференцированы по
частеречному признаку и сопоставлены. Детальное сопоставительное
исследование каждой частеречной группы позволило выявить как наличие
лексико-семантических эквивалентов в русском и зарубежном поэтическом
тексте, так и отсутствие слов-соответствий в одном из них. Например,
существительные «вечность», «день», «час», «тень» (последнее в переносном
значении «воспроизведение прошлого») частотны в русских переводных
стихотворениях Ф.И. Тютчева. Английские и немецкие эквиваленты этих
слов не вошли в число доминант. В списке английских самых частотных слов
с темпоральным значением зафиксировано существительное «year». Среди
доминант в немецких оригинальных текстах вышеупомянутых авторов мы
встречаем лексемы «Zeit», «Leben», «Morgen».
По количеству лексем в русском словнике переводных стихотворений
Ф.И. Тютчева лидирующую позицию занимают существительные, в
английском и немецком – группы глаголов и глагольных форм. Результаты
16
анализа показывают, что в тютчевской русскоязычной картине мира
предпочтение отдается представлению субъекта, а в английской и немецкой –
главным оказывается наименование действия. Это говорит о том, что акцент
в восприятии времени Ф.И. Тютчевым смещается в сторону предметной
позиции. Как нам кажется, главными причинами, вызвавшими существенную
разницу разноязычных лексиконов, являются различия в грамматическом и
лексическом составе языковых систем, необходимость сохранения структуры
стихотворного произведения, а также изменения по замыслу автора.
Как показывает исследование, Ф.И. Тютчев допускает в своих
переводах декомпрессию текста. Например, в стихотворении «Заревел
голодный лев» (из Шекспира) Ф.И. Тютчев увеличивает количество строк с
11 (в оригинале) до 13, что влияет на различие количественных параметров
лексиконов в пользу переводного. Это свидетельствует о том, что при
авторском переводе Ф.И. Тютчевым потребовалось больше языковых средств
для
выражения
и
декодирования
собственного
ощущения
времени,
отраженного в оригинальных поэтических текстах.
Среди языкового материала, который использует Тютчев для создания
художественной модели времени в своих оригинальных и переводных
стихотворениях, следует особо выделить наименования отрезков времени
различной длины, характеризующие длительность универсального понятия
«время»: «вечность», «век», «год», «час», «минута», «миг», «мгновение».
Обратим внимание, что у Тютчева отсутствует мельчайшая счетная единица
времени
–
секунда.
Своеобразной
компенсацией
секунде,
можно
предположить, служат лексемы «миг» и «мгновение». Для Тютчева, по –
видимому, более значимы понятия «вечности», чем краткие моменты
времени. Сама лексема «время», встречается в поэтическом языке (как в
оригинальных, так и в переводных стихотворениях) Ф.И. Тютчева 28 раз
[АЧС Атаманова, Голованевский 2007: 233].
Самый длительный из перечисленных ранее отрезков времени –
вечность встречается у Тютчева 5 раз: дважды в его детском стихотворении
17
«На новый 1816 год» (с.45) [ПСС 1987] (здесь и далее название
стихотворения и страница приводятся по изданию «Тютчев Ф.И. Полное
собрание стихотворений / Сост.,подгот. текста и примеч. А.А. Николаева. –
Л.: Сов. писатель, 1987»), дважды в переводах Шиллера и в одном из
последних его стихотворений, написанном в 1872 году. Рассматриваемая
лексема означает «то, что существует, существовало и будет существовать»
[ПСТ: 98]. Согласно толковому словарю С.И. Ожегова, вечность – «очень
долгое время, бесконечность» [СО: 82]. Как нам видится, для Тютчева
актуально именно указание на непрерывность времени в семантике вечности,
что и отражает ПСТ.
Как отмечают многие исследователи переводной поэзии Ф.И. Тютчева,
европейскую духовную культуру поэт начал созерцать сквозь философию
Шеллинга. Тютчевская поэзия не только сближается с комплексом
шеллингианских
идей
и
образов,
имеющих
романтический,
мифопоэтический характер, но и приобретает собственный философский
оттенок. Наиболее близкими Тютчеву оказались идеи Шеллинга об
одухотворенности природы и о ее торжестве природы, что можно проследить
в таких стихотворениях русского поэта, как «Не то, что мните вы,
природа…» (с.135), «Последний катаклизм» (с.85), «День и ночь» (с.145),
«Святая ночь на небосклон взошла…» (с.162), «Сон на море» (с.106), «О чем
ты воешь, ветр ночной?..» (с.119), «Певучесть есть в морских волнах…»
(с.220), «Probléme» (с.121), «Природа – сфинкс…» (с.248) и других.
Не меньшее, а, возможно, значительно большее влияние на Тютчева
оказали Гете, Гейне и Шиллер. Поэты хорошо знали и понимали друг друга.
В связи с этим, многое в стихотворениях Гете было созвучно собственным
поэтическим устремлениям Тютчева. Для перевода он выбирал такие
оригиналы, которые были ему близки по мировоззрению и художественным
особенностям, например, «Ночные мысли» (с.87), «Приветствие духа» (с.88),
«Запад, Норд и Юг в крушеньи…» (с.90), а также отрывки из «Фауста»
(с.113), «Эгмонта» (с.252), «Вильгельма Мейстера» (с.92) и стихотворения
18
«Певец» (с.89), «Заветный кубок» (с.91). Исследование оригинальных
стихотворений Гете позволяет прийти к выводу, что время для поэта –
неуловимый поток, уносящий в бесконечность корабль человеческих судеб.
Одной из характерных особенностей творчества Гете было умение видеть,
изображать приметы и ход исторического времени, носящего циклический
характер. Существенное композиционное, организующее значение в поэзии
Гете приобретает
тема идиллического времени, которую заимствовал и
развил в своих стихотворениях Ф.И. Тютчев. Возьмем, к примеру,
стихотворение
Ф.И.
Тютчева
«Приветствие
духа»
(с.88),
перевод
стихотворения Гете «Geistes Gruss». В рассматриваемых стихотворениях
изображается ушедшее историческое время, которое эксплицируется через
воспоминание, о чем свидетельствуют лексемы с темпоральной семантикой
прошлого «старая», «дух» (у Тютчева) и «alt», «Geist» (у Гете): На старой
башне, у реки, Дух рыцаря стоит И, лишь завидит челноки, Приветом их
дарит. Причем, время прошлого здесь наполнено идеальным временем,
жизнью, силой, молодостью, здоровьем и незнанием о смерти, но оба поэта
говорят об этом метафорически:
«Кипела кровь и в сей груди,
«Sieh, diese Senne war so stark,
Кулак был из свинца,
Dieß Herz so fest und wild,
И богатырский мозг в кости,
Die Knochen voll von Rittermark,
И кубок до конца!..»
Der Becher angefüllt…»
Временнáя картина русского и немецкого стихотворений отражает
повторяемость событий и движение вечного, возвращающегося времени,
круговорот жизни, незыблемость вселенских порядков, законы бытия: «…А
ты плыви, плыви, ладья, Куда несет поток!»; «…Und du, du MenschenSchifflein dort, Fahr immer, immer zu.» («immer» с нем. «всегда, постоянно,
каждый день»). В последних строках тютчевского стихотворения мы
наблюдаем небольшое расхождение в выборе лексики, несмотря на
семантическую близость к оригиналу: у Гете выражение «MenschenSchifflein»
означает
буквально
«человеческий
19
кораблик»
(кораблик
человеческих судеб), Ф.И. Тютчев для передачи идеи движения времени
выбирает слово «ладья», которое, однако, в общем контексте стихотворения
может быть интерпретировано как аллегорическое обозначение человеческой
судьбы. В финале стихотворений Тютчева и Гете временные границы
расширяются и мыслятся как космические. Здесь задаётся иной вектор
движения по оси времени, оно направлено к вечности. Таким образом,
сравнительный анализ двух стихотворений показывает проявление жанра,
заимствованного Тютчевым у Гете. При написании своего перевода Ф.И.
Тютчев, как и Гете, использовал жанр философского фрагмента, где в первой
части описывается конкретный образ с семантикой времени, из которого во
второй затем выводится масштабное философское обобщение.
У Ф.И. Тютчева в переводных стихотворениях наблюдается тенденция
романтизировать образ времени оригинала. Вместо очень конкретного,
четкого по содержанию образа английских и немецких подлинников русский
поэт использует более абстрактный образ. Отказываясь от точного
воспроизведения «приземленной» лексики, Ф.И. Тютчев прибегает к высокой
темпоральной лексике. Например, в стихотворении «Заревел голодный лев»
(из Шекспира) Ф.И. Тютчев в восьмой строке «Скорый саван обещал»
заменяет на «Скорый саван провещал», усиливая идею активности злых сил,
вторгающихся в жизнь. Гейневскую строку «люди жили просто так себе»
Ф.И. Тютчев перевел «люди жили как во сне» («Закралась в сердце грусть, –
и смутно…»).
Важно отметить, что тема сна (в нем могут присутствовать пласты
прошлого или будущего), звучащая в английских и немецких оригинальных
текстах, получает полное отражение в переводных стихотворениях Ф.И.
Тютчева («Закралась в сердце грусть…», «Как порою светлый месяц…» и
других).
Это
явно
прослеживается
при
сопоставлении
отрывка
из
«Лирического интермеццо» Гейне («Ein Fichtenbaum steht einsam…»)
[ЗПВПТ: 134] с переводом, выполненным Ф.И. Тютчевым. Первый по
времени перевод — «На севере мрачном» — Тютчев озаглавил «С чужой
20
стороны»
(с.67),
придав,
таким
образом,
стихотворению
характер
собственной лирической темы. Ностальгия по родным местам заставила Ф.И.
Тютчева
интерпретировать
гейневскую
тему
«мечты
о
далекой
возлюбленной» (у Гейне речь шла о судьбе влюбленных, которым не
суждено встретиться) как выражение чувств лирического героя, тоскующего
на чужбине. Присутствие мотива одиночества в переводе, вероятно,
обусловлено личными обстоятельствами (пребыванием поэта за границей).
Вот подстрочный перевод немецкого оригинала: На севере на голом
холме
Одиноко стоит ель, Её клонит в сон; белым покрывалом Её
окутывают лёд и снег. Она мечтает о пальме, Которая далеко, в
полуденной стране, Одиноко и молчаливо горюет На раскалённом склоне
скалы
[ЗПВПТ:
23].
Из
контекста
нам
становится
понятно,
что
художественное время стихотворений – зима. У Гейне мы встречаем
непрямой временнόй указатель «Eis und Schnee» (с нем. «лед и снег»), что по
значению перекликается с тютчевскими «под снегом белеет», «в инистой
мгле» и «вьюга». Как и в стихотворении Гейне, образ оцепенения у Тютчева
поддерживается словами с семантикой сна: «заснул», «сон», «снится» (у
Тютчева) и «schläfern» (с нем. «клонить в сон») (у Гейне). Оригинал
отличается от перевода тем, что в нём отсутствуют такое поэтическое
выражение, как «и сон его вьюга лелеет» («нежит, заботливо ухаживает»). У
Гейне здесь использовано слово со сниженной (разговорной) нормативностилистической окраской («schläfern»). В приведенных примерах авторы
используют прием психологического параллелизма, персонификации жизни
природы.
Как
видим, идея времени
в рассматриваемых
стихотворениях
реализуется через образ сна, но Ф.И. Тютчев развил тему сладкого сна,
отказавшись от трагического звучания немецкого прототипа.
Важно отметить, что движение времени в тютчевских переводах может
создаваться при помощи образа океана, моря, реки, то есть разнообразных
форм водной стихии. Ф.И. Тютчев, как и немецкие поэты, олицетворяет эти
21
образы, наделяя их человеческими качествами. В переводном стихотворении
«Кораблекрушение» (Из Гейне) (с.75) Тютчев полностью переносит в свою
пространственную систему гейневский образ моря как стихии, несущей
разрушение и погибель для человека:
у Тютчева
у Гейне
И сам я, бледный, обнажённый труп,
Und ich selber, gleich einer Leiche,
Изверженный сердитым морем,
Die grollend ausgeworfen das Meer,
Лежу на берегу,
Lieg’ ich am Strande,
На диком, голом берегу!..
Am öden, kahlen Strande.
(с нем. И сам я, как труп,
Выброшенный сердитым морем
Лежу я на берегу,
На голом, холодном берегу.)
Как показывают результаты нашего исследования, река у Тютчева
является частью пути, который ведет к всепоглощающему океану. Так,
например в переводном отрывке из «Фауста» (Гете) (4) (с.113) течение рек
поэт переносит в аллегорический план, раскрывая идею присоединения к
вечному и бесконечному жизненному потоку: Все выси в зареве, во всех
долинах мир, Сребристый ключ в златые реки льется… …И уж вдали
открылся и светлеет С заливами своими океан.
Мифологический образ реки Ле΄та у Ф.И. Тютчева связан с идеей
забвения. В оригинальном стихотворении Шиллера «Das Siegesfest» также
встречается этот символ: Ist der Jammer weggeträumt, Fortgespult in Lethes
Welle (с нем. Горе забыто, смыто в волну Леты), но в тютчевском переводе
строки звучат более эмоционально и образно. Река здесь у Тютчева
символизирует своего рода стихию, поглощающую и уносящую все и вся в
вечный поток: …Горе в Лету снесено, В Лете тонет горе наше!(«Поминки»
(из Шиллера)).
22
Рамки данной исследовательской работы не позволяют более
подробно осветить особенность всех лексем с темпоральным значением в
переводных произведениях Ф.И. Тютчева в сравнении с оригиналом.
Во второй главе мы пришли к выводу, что переводы занимают особое
место в поэзии Ф.И. Тютчева. В переводах с английского языка поэт
затрагивает идею конечности, безвозвратности жизни и продолжении ее
лишь во сне и в воспоминаниях.
В переводах с немецкого поэт изображает приметы хода времени в
природе в неразрывной связи с человеческой жизнью, обращается к
олицетворенному образу неуловимого движения всепоглощающего, вечного
и возвращающегося времени. Идея времени в переводных текстах Тютчева
из немецкой поэзии очень часто реализуется через образ сна, через память о
прошлом, наполненном романтически идеализированными событиями. В
некоторых переводных стихотворениях Ф.И. Тютчев вводит конкретный
образ, из которого во второй затем выводится масштабное философское
обобщение. В таком случае время воспринимается как всеобщее. С одной
стороны, Тютчев показывает безвозвратное, конечное время, а, с другой, –
вечное, возобновляющееся, что отражает восприятие двойственности
человеческого бытия, характерное для тютчевского поэтического стиля.
23
Заключение
Ф.И. Тютчев как тонкий и умелый переводчик сохраняет общий тон
подлинников, лейтмотивы стихотворений и многие особенности их формы.
Это, возможно, объясняется тем, что многое в западноевропейской и
европейской поэзии было созвучно собственным творческим устремлениям
поэта, авторы оригиналов были близки ему по мировоззрению и
художественным особенностям. Но и тогда, когда Ф.И. Тютчев – переводчик
достигал наибольшей близости к подлиннику, он неизменно накладывал на
перевод печать своей творческой индивидуальности, становясь, своего рода,
соперником для английских и немецких поэтов. Как мы видим, контакт Ф.И.
Тютчева
с
зарубежной
культурой
и
философией
не
подавил
его
неповторимой индивидуальности, а, напротив, способствовал ее проявлению.
24
Список литературы
1. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия: Учебник. – 3-е изд., перераб. и доп. –
М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003. — 608с.OCR: Ихтик (г. Уфа)
http://ihtik.da.ru, [email protected]
2. Атаманова Н.В. Семантика звукообозначений в поэзии Ф.И. Тютчева:
диссертация ... кандидата филологических наук: 10.02.01.- Брянск, 2006.- 226
с.
3. АЧС – Атаманова Н.В., Голованевский А.Л. Алфавитно-частотный словник
«Словаря языка поэзии Ф.И. Тютчева» / Проблемы авторской и общей
лексикографии. Материалы международной конференции. Брянск – Москва
2007, с. 223 – 295.
4. Белов А.А. Лексико-семантическое поле «зной» в поэтических текстах
Ф.И.Тютчева: Дис. канд. филол. наук.Череповец, 2008. – 170с.
5. Берковский
Н.Я.
Ф.И.
Тютчев.
Полное
собрание
стихотворений.
Вступительная статья. – С.5 – 42. Л: Сов. писатель, 1987.
6. Бухштаб Б. Я. Тютчев // Бухштаб Б. Я. Русские поэты:Тютчев. Фет. Козьма
Прутков. Добролюбов. – Л.: Худож. лит., 1970.
7. Голованевский
А.Л.
Литературоведение,
Поэтическое
лингвистика,
наследие
методика:
Ф.И.
Материалы
Тютчева:
Юбилейной
международной научно–практической конференции / под.ред. докт. филол.
наук, проф. Голованевского А.Л. – Брянск, 2003. – 302с.
8. Голованевский А.Л. Атаманова Н.В. Конкордансы к «ПСС Ф.И.Тютчева», ГЗ. Брянск, 2009.
9. Гуриненко Н.А. Взаимодействие компонентов лексико-семантических полей
«Человек» и «Природа» в метафоре Ф.И. Тютчева: Дис.... канд. филол. наук
Н.А. Гуриненко. М., 2005. 174 с.
10. Жирмунский В.М. Немецкий романтизм и современная мистика. – СПб.,
1996.
25
11. ЗПВПТ - Зарубежная поэзия в переводах Ф.И.Тютчева: Сборник/Составл.
Б.Н.Тарасова. М.: ОАО Издательство “Радуга”, 2004.- С параллельными
текстами на языке оригинала. 320 с.
12. Лакофф Д. Метафоры, которыми мы живем / Д. Лакофф, М. Джонсон //
Теория метафоры. – М.: Прогресс, 1990. – С. 387-415
13. Логический анализ языка: Язык и время: Посвящается светлой памяти
Н.И.Толстого / РАН. Ин-т языкознания; Отв.ред.: Н.Д.Арутюнова, Т.Е.Янко.
– М.: Индрик, 1997. – 351с. Электронный ресурс http://www.auditorium.ru /
books / 1752 / r1. Pdf.
14. Лотман Ю.М. Заметки по поэтике Тютчева. О поэтах и поэзии. СПб.: «Искво-СПб», 1996. 553с.
15. Лотман Ю.М. Поэтический мир Тютчева. Тютчевский сборник. Статьи о
жизни и творчестве Ф.И. Тютчева. Таллинн: Ээсти Раамат, 1990. - С.108-141.
16. Некрасов Н. А. Полн. собр. соч. и писем. т. 9. М., 1950.
17. Николина Н.А. Время в поэзии Ф.И. Тютчева // Русский язык в школе. 1999,
№ 6. - С.34.
18. Озеров Л. Поэзия Тютчева. М.: Худож. лит., 1975. – 109с.
19. Орехов Б.В. Принципы организации мотивной структуры в лирике Ф.И.
Тютчева: диссертация ... кандидата филологических наук : 10.01.01. Воронеж, 2008. - 177 с.
20. Пигарев К.В. Тютчев Ф.И. и его поэтическое наследие // Ф.И. Тютчев. Собр.
соч. в 2–х томах. – М.: Правда, 1980.
21. Пожидаева Н. В. Итальянская тема в поэзии Ф. И. Тютчева и А. Н. Майкова:
Дис. … канд. филол. наук. Череповец, 2005. – 212 c.
22. ПСС – Тютчев Ф.И. Полное собрание стихотворений / Сост.,подгот. текста и
примеч. А.А. Николаева. – Л.: Сов. писатель, 1987.
23. Россихина Г.Н., Россихина М.Ю. Ф.И. Тютчев как мастер поэтического
перевода Тютчева // Поэтическое наследие Ф.И. Тютчева: Литературоведение,
лингвистика, методика. – Брянск, 2003 г. – С. 201–204.
26
24.
Стальмахова Е.А. Философская категория «Время» в языке русской
поэзии : Семантико-стилистический аспект: Дис. ... канд. филол. наук:
10.02.01 Брянск, 1998.
25.
Толстогузов П.Н. Лирика Ф.И. Тютчева: поэтика жанра: Дисс. ... д-ра
филол. наук: 10.01.01. – М., 2003. – 370 с.
26.
Толстогузов П.Н. Тютчев – переводчик Carm. III 29 Горация //
Тютчевский сборник: Межвузовский сборник научных трудов. –
Биробиджан, 1998 г. – С. 20–41.
27.
Топоров В.Н. Заметки о поэзии Тютчева (Еще раз о связях с немецким
романтизмом и шеллингианством) // Тютчевский сборник: Статьи о
жизни и творчестве Ф.И. Тютчева / Под общ.ред. Ю. М. Лотмана. –
Таллинн: Ээстираамат, 1990. – С. 32–107.
28.
Тынянов Ю.Н. Тютчев и Гейне // Тынянов Ю.Н. История литературы.
Критика. – СПб., 2001. – С. 367–378.
29.
Тынянов Ю.Н. Тютчев и Гейне // Тынянов Ю.Н. Поэтика. История
литературы. Кино. М., 1977. С.29 – 37, 350-395.
30.
TCPOTIAET The complete Poems of Tyutchev In An English Translation.
Durham, 2000.
Словари
1. АРСМ – Англо-русский словарь. Мюллер В.К. 24-е изд. - М.: Русский
язык,
1995;
Электронная
версия:
"Палек",
1998.
–
2106
с.,
http://dict.rambler.ru.
2. Грушко Е.А., Медведев Ю.М. Словарь славянской
мифологии.
Н.Новгород: «Русский купец», «Братья славяне»,1995, 368с.
3. ПСТ –
Голованевский А.Л. Поэтический словарь Ф.И.Тютчева.– Брянск,
2009. 962с.
4. РАС – Русский ассоциативный словарь. Книга 1. Прямой словарь: от
стимула к реакции. Ассоциативный тезаурус современного русского
языка.
Часть
I
/
Ю.Н.Караулов,
27
Ю.А.Сорокин,
Е.Ф.Тарасов,
Н.В.Уфимцева, Г.А.Черкасова. – М.: «Помовский и партнеры», 1994.–
224с., http://softacademy.lnpu.edu.ua/Programs/Dictionaries/Karaulov.html.
5. ССРЛЯ – Словарь современного русского литературного языка в 17 т.
Издательство Академии наук СССЗ, Москва – Ленинград, 1961. Т.2.
6. СО – Ожегов С.И. Словарь русского языка: 70 000 слов/ Под ред.
Н.Ю.Шведовой. – 23-е изд., испр. – М.: Рус. яз., 1990. – 917 с.
7. СС
–
Словарь
символов.
Тресиддер
Дж.
1999.
-
430
с.,
http://5ballov.qip.ru/dictionary/slovar-simvolov/.
8. ШЭСРЯ – Шанский Н.М., Боброва Т.А.
Школьный этимологический
словарь русского языка/. -8-е изд. - М., 2005.-398с.
9. http://lingvopro.abbyyonline.com/ru.
10.LDCE
–
Longman
Dictionary
of
Contemporary
English,
1995
http://www.ldoceonline.com/.
11. Murray J. The Oxford English Dictionary / J. Murray. – Oxford, 1989.
12. Skeat W.W. An Etimological Dictionary of English Language. Oxford, 1978.
28
Приложение 1
Ассоциации со словом «время» (таблица 1) и «time» (таблица 2)
(Опрошены учащиеся 11академического класса №2 МБОУ «Брянский
городской лицей № 1 им. А.С. Пушкина»)
Таблица 1
Таблица 2
29
Приложение 2
Список переводных стихотворений Ф.И. Тютчева,
(использованных для лексико-семантического анализа в данной работе)
Все тексты (оригинальные и переведенные) в полном объеме можно найти на
сайтах https://ru.wikisource.org и http://www.ruthenia.ru/tiutcheviana/
Из Гёте
«Ночные мысли» («Nachtgedanken»);
«Приветствие духа» («Geistesgruß»);
«Кто с хлебом слёз своих не ел…» («Wer nie sein Brod mit Thränen aß…»);
«Кто хочет миру чуждым быть…» («Wer sich der Einsamkeit ergibt…»);
«Ты знаешь край, где мирт и лавр растёт…» («Mignon»);
«Саконтала» (Sakontala).
Из Гейне
Из цикла Лирическое интермеццо (Lyrisches Intermezzo):
«Друг, откройся предо мною…» («Liebste, sollst mir heute sagen…»);
С чужой стороны («На севере мрачном, на дикой скале…») («Ein Fichtenbaum
steht einsam…»);
Из цикла Возвращение домой (Die Heimkehr):
«Закралась в сердце грусть — и смутно…» («Das Herz ist mir bedrückt, und
sehnlich…»);
«Как порою светлый месяц…» («Wie der Mond sich leuchtend dränget…»);
Мотив Гейне («Если смерть есть ночь, если жизнь есть день…») («Der Tod
das ist die kühle Nacht…»);
Из цикла Северное море (Die Nordsee):
Кораблекрушение («Надежда и любовь, всё, всё погибло!..») («Der
Schiffbrüchige»);
Вопросы («Над морем, диким полуночным морем…») («Fragen»);
Из цикла Иоланта и Мария (Yolante und Marie):
«В которую из двух влюбиться…» («In welche soll ich mich verlieben…»).
30
Из Шиллера
Гектор и Андромаха («Снова ль, Гектор, мчишься в бурю брани…») (Hektors
Abschied («Will sich Hektor ewig von mir wenden…»));
Песнь радости («Радость, первенец творенья…») («An die Freude»);
«С озера веет прохлада и нега…» («Es lächelt der See, er ladet zum Bade…»);
«Поминки» («Das Siegesfest»).
Из Шекспира 
«Любовники, безумцы и поэты…» («The lunatic, the lover and the poet…»);
«Заревел голодный лев» («Now the hungry lion roars…»).
Другие переводы
Из
Гердера
«Песнь
скандинавских
воинов»
(«Хладен,
светел…»)
(«Morgengesang im Kriege»);
Из Байрона «В альбом друзьям» («Кто медлит путника вниманье…») («Lines
Written in an Album, At Malta»);
Из Беме «Кто Время и Вечность…» («Wem Zeit ist wie Ewigkeit...»);
Из Ленау «Успокоение» («Blick in den Strom»).
31
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа