close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Брифинг Дениса Мантурова и Николая Фёдорова
по завершении совещания
Стенограмма:
Д.Мантуров: Тема, которая обсуждалась сегодня на совещании, в
первую очередь была вызвана инициативами депутатов и отраслевых
союзов в части внесения поправок в закон о торговле. Мы говорим о том,
что у нас нет принципиальных возражений против того, чтобы
корректировать закон и вносить в него изменения. Мы говорим только о
том, что перед тем, как что-либо туда вносить, мы должны использовать
инструменты саморегулирования, которые за последние два года
достаточно активно развиваются, и так называемый институт кодекса
добросовестных практик очень активно используется во взаимодействии
между отраслевыми союзами производителей и торговыми сетями.
Поэтому мы исходим из того (собственно, такое поручение нам и дано),
чтобы совместно с отраслевыми союзами в оптимальные сроки… В
ближайшее время Аппарат Правительства наработает перечень
поручений. Я думаю, это будет не позже сентября, когда мы должны
доработать согласованные поправки к закону и дальше их, уже обсудив в
широком формате, вносить в Государственную Думу как решения
согласованные.
Это основное, что сегодня обсуждалось, если не брать какие-то
конкретные примеры, сюжеты, которые озвучивали неотраслевые
союзы, производительные сети, поскольку они всё равно сводились к
главному – к тому, чтобы находить максимально комфортные решения
между производителями и торговопроводящими сетями.
Вопрос: Что предлагается, поправки какого рода?
Д.Мантуров: Поправки, которые предлагают сегодня и представители
депутатского корпуса, и сами производители, и торговые сети, – с
большинством из них уже согласны. Есть так называемый
межведомственный совет, в который входят и производители, и
торговые сети. Большинство из них находят понимание, за исключением
каких-то совсем кардинальных вещей, которые касаются регулирования
цен, например на продукты питания. Мы категорически против этого. И
Председатель Правительства также высказал своё возражение
относительно этого вопроса, поскольку это приведёт просто к
дополнительному, наоборот, росту цен по основным категориям
продуктов питания.
Вопрос: Одна из областных дум выступила с инициативой, чтобы ввести
ограничения по ценам на социально важные товары, оптовые закупки.
Это рассматривалось как-то?
Д.Мантуров: Нет. Отдельно, конкретно на оптовые или на розничные –
сегодня так вопрос, по крайней мере со стороны регионов, не звучал.
Вопрос: Можно уточнить по поводу квоты на отечественную продукцию
на прилавках? Вот всё-таки есть понимание – 50, 40, 30%? У
Минсельхоза была тоже такая инициатива. Есть ли законопроект
конкретный, разработанный министерством?
Н.Фёдоров: Нет, у министерства нет законопроекта по поводу
установления квоты на долю продукции отечественного производства,
но есть такие инициативы у региональных парламентов, в частности у
Ленинградской области. И мы говорим сейчас, солидаризируюсь с
Денисом Валентиновичем (Д.Мантуров)… Он со ссылкой на позицию
Председателя Правительства сказал о том, что на государственное
регулирование цен Правительство Российской Федерации не готово
идти, на прямое государственное регулирование, я бы так уточнил. Но
косвенное влияние на эти процессы мы всё-таки, скорее всего, будем
оказывать с учётом поиска в интенсивном режиме в сжатые сроки такого
сбалансированного решения. О чём речь идёт? Он не стал
конкретизировать, но мы обсуждали эти темы, они не секретны, они
известны, это инициативы депутатов и не только депутатов. Всё-таки
есть предложение в законе предусмотреть более сжатые сроки для
расчётов по поставленной сельхозпродукции – в какие сроки торгующая
организация рассчитывается за поставленную продукцию, более сжатые
сроки предлагаются. Я думаю, что это вопрос обсуждаемый и по нему
надо найти такое сбалансированное решение – более сокращённые
сроки или возможность возврата торгующими сетями продукции, в
отношении которой либо истекает срок хранения, либо какие-то другие
сложности возникают со сроками реализации этой продукции. Вы знаете
о том, что, скажем, хлебопекарни и мукомольная промышленность,
хлебопекарная промышленность очень возмущается тем, что
возвращают и 10, и 20% нереализованной продукции. Это, конечно,
сильно бьёт по экономике производителей, тех, кто хлеб печёт.
Но есть действительно более радикальные меры. Это не инициатива
Ленинградской области, скажем, по поводу такого жёсткого ограничения
– 70% или 50%, не менее, а то ещё больше. Есть регионы, которые пишут
и 90%. Это радикальные такие вещи, здесь сложно всерьёз даже спорить
порой. Но есть предложение, для того чтобы была более цивилизованная
защита наших сельхозтоваропроизводителей или поставщиков,
производящих сельхозпродукцию, чтобы был в законе исчерпывающий
перечень оснований для отказа со стороны сетей, со стороны торгующих
организаций в приёме продукции на продажу.
Эта дискуссия была ещё в 2009 году, предлагались вещи по поводу
установления норм об исчерпывающем перечне оснований для отказа.
Но со ссылкой на то, что это всё будет сделано в рамках лучших практик
или джентльменских соглашений, это было не принято. В принципе, да,
мы за то, чтобы в рамках цивилизованного регулирования этой
проблемы были лучшие практики, кодекс лучшей практики какой-то
корпорации или ещё чего-то. Желательно, чтобы это было приоритетно.
Но если практика лучшая не работает, если не устраивает большинство
участников рынка или (мы уже убедились в этом начиная с 2009 года и
до сегодня) все сомневаются, или большинство сомневается, то, конечно,
откладывать само совершенствование действующего законодательства,
по мнению нашему, не стоит. Это нужно делать параллельно: да,
рассчитывать на кодексы лучшей практики и одновременно работать с
тем, чтобы найти согласованные, максимально консолидированные
решения в рамках совершенствования законодательства, найти, на чём
мы можем договориться с максимальным количеством участников
рынка.
Д.Мантуров: Я хотел бы только добавить, что никаких решений в части
имплементации в закон изменений не будет осуществляться ни со
стороны Правительства, ни со стороны отдельных ведомств для
последующего внесения в Государственную Думу – только после
широкого обсуждения и прихода к единому мнению.
Что касается кодекса добросовестных практик, то это не просто
корпоративный инструмент управления, это соглашение, которое
подписывается, и к нему присоединились все основные отраслевые
союзы, производители и, естественно, торговые сети. Собственно, это и
есть инструмент, который в течение последних двух лет набирает
обороты, который даёт возможность садиться совместно и приходить к
единому пониманию. Поэтому мы и предложили сначала отработать на
практике предложения, которые поступают, а затем уже доводить это до
закона.
Н.Фёдоров: Денис Валентинович больший идеалист в этом вопросе,
чем я. Я как юрист как-то не очень верю, что в условиях российских
реалий можно на уровне внутреннего саморегулирования освободиться
от проблем, которые являются результатом очень жёсткого столкновения
крупных, масштабных коммерческих интересов. Поэтому
цивилизованное правовое регулирование, по которому действительно – с
этим я солидарен – мы должны договориться… Может быть, единогласно
не получится, но большинство участников рынка – понятно, что внутри
Правительства, с отраслевыми союзами, с торгующими организациями –
большинство должно договориться, что вот этот подход оптимальный.
Такой вариант, что кто-то кому-то здесь что-то навяжет – невозможен.
Д.Мантуров: Я хотел бы добавить относительно присутствия
российских производителей в торговых сетях. Во многих торговых
сетях… Вот сегодня приводились примеры, в частности «Магнит»: 70%
того, что лежит на полках, российского производства, это факт.
Вопрос: Значит, нет такой необходимости – устанавливать эту квоту?
Д.Мантуров: Мы считаем, этого точно не нужно делать. Более того, это
уже жизнь сама отрегулировала, и в данном случае всё зависит от
качества производимой продукции: если она соответствует стандартам,
которые предъявляются сетями, соответственно, она попадает на полку,
ей торгуют. Но мы-то говорим сегодня о другом – о том, чтобы развивать
разноформатную торговлю, для того чтобы малые фермерские хозяйства
имели возможность довезти свой товар до покупателя, развивать
крупные оптовые базы, малоформатную торговлю и, собственно,
нестационарную торговлю. Это и есть те каналы сбыта, которые
обеспечат поставку нашим сельхозтоваропроизводителям, которые не
имеют возможности торговать через сети. Это повлияет, естественно, на
дальнейшую стабилизацию, а может быть, даже и на снижение цен на
продукты питания.
Н.Фёдоров: Я абсолютно согласен. Очень важно то, о чём сейчас сказал
Денис Валентинович. Он привёл пример одной российской сетевой
компании, что там 70% продукции отечественного производства. Есть
региональные компании, тоже сетевые, где и 80%, и ограничивать…
Несмотря на то, что я лоббист интересов российских
товаропроизводителей (в хорошем смысле этого слова), ограничивать
или квоту устанавливать 70, 50 или 90% для российских
сельхозтоваропроизводителей – это вообще неразумно, потому что у нас
очень разные регионы, очень разные ситуации. Мы можем создать массу
проблем, коих пока, слава богу, Россия не имеет. Но о чём мы не то что
договорились, а на чём стоит Председатель Правительства: решению
этой проблемы – большего присутствия российских
сельхозтоваропроизводителей – будет способствовать новая редакция
госпрограммы, которую мы начинаем в этом году финансировать за счёт
возмещения прямых понесённых затрат на строительство
плодоовощехранилищ, картофелехранилищ, оптово-распределительных
центров. Это очень приличные суммы. Уже в этом году там более 10 млрд
рублей, а в целом это сотни миллиардов рублей до 2020 года. И тем
самым мы сохраним (это элементарно), обеспечим сохранность
выращенной сельхозпродукции, что является очень слабым звеном для
нас. Почему сегодня, например, так капуста растёт в цене очень сильно
или другие виды плодоовощной продукции? Потому что сохранить
овощи и картофель мы не можем с советских времён и до сих пор. И,
слава богу, с этого года госпрограмма в новой редакции, принятой в
декабре прошлого года, начинает софинансировать из федерального
бюджета такого рода проекты.
Вопрос: По времени на какой срок всё-таки дискуссия получается?
Д.Мантуров: Это не займёт долгого времени, поскольку дискуссия уже
длится достаточное время. Я думаю, что до сентября мы должны прийти
к согласованному мнению…
Н.Фёдоров: Мне не показалось, что дискуссия отложена. Мы
продолжаем дискуссию, конечно. Наоборот, дано поручение более
интенсивно провести консультации по этим темам, проблемам, которые
волнуют общественность.
Д.Мантуров: Абсолютно верно.
Н.Фёдоров: Спасибо.
Д.Мантуров: Спасибо.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа