close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Международная научно-практическая конференция
«Первые шаги в науку»
Научно-исследовательская работа
«Вщижский воин, или история одного артефакта»
Предметная область: история
Автор: Бугаев Никита Романович,
ученик 11 класса
гимназии №5 г. Брянска
Руководитель: Филатова
Татьяна Владимировна,
учитель истории
гимназии №5 Г. Брянска
Брянск 2015
Введение
В июле 2014 года в селе Вщиж Жуковского района Брянской области
проводились охранные раскопки. Студенты и преподаватели исторического
факультета Брянского Государственного университета под руководством
профессора Е.А.
Шинакова исследовали
культурный
слой
Вщижского
городища. Одна из находок археологов вызвала особый интерес. Этой находкой
оказался фрагмент фигурки воина, происхождение которой
и
функции
однозначно определить трудно. Именно этому артефакту и посвящено данное
исследование.
Актуальность работы заключается в том, что это единственный в своем
роде артефакт, найденный на территории одного из древнейших городищ
Брянщины. Изучение его назначения и происхождения поможет пролить свет на
историю Вщижа, его торговых и культурных связей.
Целью данной работы стало выявление назначения и вероятного
происхождение найденного предмета, а так же раскрытие исторического
подтекста данной находки.
Задачи исследования:
характеризовать археологический контекст,
проанализировать имеющиеся в распоряжении материалы и сопоставить
найденный предмет с более ранними находками и их описаниями, выявить
общие черты и сходства.
Гипотезы: Детально изучив найденный фрагмент статуэтки, проработку
деталей, исторический аспект, а так же материал вероятно было выдвинуть
следующие предположения, касательно происхождения данной находки и ее
назначения:
1) Вероятно, что найденный фрагмент является предметом относящимся к
ритуальным
принадлежностям
или
предметам
культа
предков,
распространенным как на Руси так и в Скандинавии.
2) Вполне логичным может стать предположение о том, что находка
могла являться частью игрушки для детей тех.
3) Теория принадлежности данной фигурки к шахматам менее вероятна,
но тем не менее, тоже имеет свое право на существование.
Методы исследования:
Для проведения данного исследования был избран комплексный метод,
включивший в себя следующие подпункты:
1) Изучение археологического контекста и особенностей фигурки;
2) Привлечение специализированной литературы по данной проблеме.
3) Анализ имеющихся исторических материалов по данной теме и
сопоставление научных фактов.
1. Археологический контекст находки.
Древний город Вщиж, являющийся столицей одноименного княжества
привлекал внимание историков давно. Вщиж считался в свое время крупным
торговым, ремесленным и культурным центром, а значит предметы быта, могли
дать исчерпывающие ответы, касательно жизни города, его нише в истории
Древней Руси. Первые раскопки проводились на данной территории еще в XIX
столетии графом Уваровым. Позднее академик Б.А. Рыбаков в середине
прошлого века провел во Вщиже несколько полевых сезонов. Многие
Вщижские находки поступили в Государственный Исторический Музей в
Москве, где составили отдельную вщижскую экспозицию. Особый интерес
представляют найденные на развалинах храма два бронзовых подсвечника
западноевропейской работы, западный же бронзовый рукомой (сосуд для
торжественного омовения рук перед богослужением) в форме птицы с
человеческой
головой.
Западноевропейские
предметы
во
Вщиже
свидетельствуют о широких культурны, торговых и династических связях
Вщижского княжества с Европой, по-настоящему европейской цивилизации
Древней Руси, разрушенной татаро-монгольскими ордами.
Проводившиеся в последние годы работы брянских археологов Е.А.
Шинакова и В.Н. Гурьянова дополнили и расширили представления о древнем
Вщиже. Археологи обнаружили при раскопках следы многочисленных
сооружений и сотни разнообразных находок, таких как разнообразные виды
оружия, предметов быта, украшений. Вщиж был значительным для своего
времени поселением. В центре города находился кремль-детинец, срубленный
из дубовых бревен. Самая высокая башня располагалась в центре детинца, на
расстоянии «перестрела» от каждой стены, чтобы можно было разить врагов,
прорвавшихся на городские укрепления. На стенах Вщижа стояли большие
арбалеты – механические луки, стрелявшие железными коваными стрелами.
Внутри детинца возвышался двухэтажный княжеский дом, крытый медью и
отапливавшийся тремя печами. Пищу в доме варили в больших медных котлах,
чтобы хватило на всю дружину и домочадцев. Из княжеских вещей археологи
нашли железную личину от шлема, защищавшую лицо воина в бою; золотой
перстень (знак свободного человека и хозяина), изящную пряжку с золотым
изображением оленя.
В детинце вокруг княжеского дома находились дома дружинников, на
площади были коновязи для боевых коней. Вокруг детинца располагался посад,
где жили купцы и ремесленники – гончары, кузнецы, литейщики, шорники и
другие мастера. Каждый князь был рад иметь таких людей в своем городе, ведь
от их труда зависел достаток княжества. В пользу князя ремесленник выполнял
определенный «урок» (заказ), за который князь мог и наградить, а в остальное
время мастер работал на себя. Средневековый ремесленник – гордый, знающий
себе цену человек, часто очень богатый. Даже монголы, захватив в плен таких
людей, ценили и берегли их.
Во Вщиже было достаточно грамотных и благочестивых людей – и не
только среди духовенства и дружинников. Так, на отлитой местным мастером
удивительно красивой бронзовой арке можно прочесть: «Господи, помоги рабу
своему Константину». А на клыке кабана, который использовался как подвеска
или оберег, мы можем прочесть: «Господи, помоги рабу твоему Фоме». Среди
находок археологов в разоренном городе – металлическое писало – острая
палочка, которой писали на бересте и воске. Также заслуживает внимания так
называемый «вщижский горн», датируемый моментом взятия города весной
1238 года. Горн, расположенный поблизости от крепостной стены, был
раздавлен в тот момент, когда обжиг посуды подходил к концу, но еще не был
завершен. Несмотря на то что первое летописное упоминание Вщижа было в
1142 году на раскопе города встречаются находки даже X века, хотя и среди них
имеются более ранние, относящиеся к Роменской культуре.
Предмет исследования (Приложение 1,2,3) представляет собой фрагмент
фигурки (голова и плечи) – около 3 см. Выполнена из глины серо-зеленого
цвета или шлака стекла. Если предположить, что фигурка была создана
местным
мастером,
то
выбор
материала
объясняется
достаточной
популярностью его на Брянщине, где нет собственных запасов металлических
руд. Тем не менее, однозначно трактовать фигурку как изделие местное не
позволяют
широкие
связи
Вщижского
княжества
с
норманнами
и
европейскими государствами, а так же тот факт, что сходные фигурки были
найдены в Эйрарланде (Исландия), Рэллинге (Швеция), Линдбю (Швеция),
Шведт на Одере (Германия) и Перми. (Приложение 4).
Явно
определяется
борода
и
шлемовидный
головной
убор,
предположительно с наносником и оковкой. Это позволяет трактовать ее как
фигурку воина или бога – о чем так же свидетельствует труд Л.Гумилева [9,с
232-253],
описывающий
сходные
фигурки
кочевых
воинов,
материал
изготовления которых лессовая глина. Фигурки Туюкских воинов аналогично и
Вщижской имеют детальную проработку и единый материал, но тем не менее
уж слишком далеки районы обнаружения данных фигурок, так же отличает их и
размер «высота пехотинца 27 см; ширина плеч 0,5 см; высота до плеча 20,5
см»[9, c 234] , а полный размер вщижской фигурки составляет приблизительно
всего лишь 5-6 см, что несравнимо меньше. Поэтому однозначный вывод,
касательно происхождения фигурки сделать достаточно сложно, тем не менее,
большинство фактов говорит о местном происхождении фигурки.
2. Основные гипотезы происхождения и назначения артефакта.
Назначение данной фигурки, предположительно, могло быть следующим:
что данная фигурка была игрушкой тех лет, что вполне логично и закономерно
объясняется не только материалом изготовления данной фигурки, но и внешней
схожестью исполнения.
Подобные фигурки были найдены в Новгороде и
датировались примерно X веком. Новгородские фигурки являлись ничем иным
чем
игрушками,
тем
не
менее
подавляющее
большинство
игрушек
изготовлялись из дерева, как наиболее доступного и неприхотливого материала
и лишь одна (практически идентичная Вщижской) была сделана из шлака
стекла или глины. Размерность новгородских игрушек наиболее близка к нашей
находке, тем не менее имеется и ряд существенных отличий. «Они небольшие
по
размеру
(рост
большинства
12-17
см),
плоскостные,
не
индивидуализированные либо со слабо обозначенными деталями лица. Среди
антропоморфных изображений одна объемная глиняная фигурка воина» [11,с
85] (Приложение 5). Именно эта глиняная фигурка, ее схожесть с находкой и
примерно
равная
датировка
находок
дают
основание
предполагать
состоятельность данной теории. Против данной теории так же свидетельствует
тот факт, что игрушки для детей не были единственными в своем роде и были
бы более распространенной находкой в столь крупном городе.
Детальное изучение литературы по данной теме позволило выдвинуть
предположение о религиозном предназначении данной фигурки, о чем
красноречиво говорит находка сделанная несколько ранее, а именно в 2003
году, при раскопках пойменной части гнездовского поселения - небольшая
антропоморфная фигурка, отлитая из чистого свинца. «Фигурка была найдена в
районе развала большого каменного производственного очага, связанного с
ювелирным делом. Очаг относится к финальному горизонту культурного слоя
исследуемого участка, точную датировку которого предложить пока не
представляется возможным. <...> Мастерская, частью которой был очаг,
принадлежала, вероятно, выходцу из Скандинавии — об этом говорит находка
фрагмента глиняной литейной формы от овальной фибулы, а также такие
этноопределяющие вещи, как кресаловидная подвеска и поясная пряжка в
стиле Боре» [10, c 142]. Визуальное сходство фигурок незначительно, но, тем
не менее, они имеют общие черты, что позволяет сделать некоторые выводы
касаемо их родства с аналогичными статуэтками. «Хорошо известна целая
серия небольших фигурок из Скандинавии, выполненных из разных
материалов: моржового клыка, янтаря, медных сплавов. Эти миниатюрные
скульптуры представляют собой фигуры сидящих человечков и большинством
ученых рассматриваются как изображения богов скандинавского языческого
пантеона»[10.134]. В самом деле, среди всех найденных фигурок множество
сходств, что может объясниться лишь тем, что все они обозначают одно и то
же, а именно одного из богов Скандинавского пантеона. В пользу данной
гипотезы так же говорит и тот факт, что все фигурки, найдены на территориях,
местные жители которых, так или иначе, имели тесный контакт с норманнами.
Справедливо предположить, что данная фигурка так же скандинавского
происхождения или же сделана местным мастером на заказ, что более
вероятно. Среди прочих равных версий имеет место так же принадлежность
данной фигурки к получившему широкое распространение культу предков, а
именно могла служить «карманным божком» или идолом, который оберегал
воина в бою и в миру.
Наименее вероятной кажется версия принадлежности данной фигурки к
шахматам, хотя данная игра и была вполне распространена на территории
Древней Руси. Но, так или иначе, она тоже имеет право на существование, так
как распространению данной игры есть подтверждения. «Археологических
находок фигур — оживших свидетелей древних шахматных сражений —
становится с каждым годом все больше. Уже сегодня они дают представление о
распространении игры на обширной территории древней Руси. Белая Вежа,
Таманское городище, Вышгород, Киев, Гродно, Волковыск, Туров, Торопец,
Новгород, поселение в верховьях Оки, именуемое ныне Николо-Ленивец,— во
всех этих древнерусских городах и поселениях уже обнаружены шахматы,
датируемые XI—XIII вв.» [12, c 34]. В самом деле, возраст нашей находки
совпадает по датировке с 11 веком и вполне вероятно мог служить одной из
игральных фигур, что объяснило бы некоторые условности во внешнем облике
воина и его некоторой диспропорциональности. В пользу данной теории
свидетельствует факт, что Вщиж, как уже было сказано, - являлся крупным
торговым и ремесленным центром, имевшим широкие связи, поэтому наличие
шахмат у кого-либо из купцов или высшей знати могло быть вполне вероятным.
Учитывая тот факт, что город был разграблен в 1238 году и сожжен, можно
сделать предположение, что остальные фигурки были вывезены или утеряны.
Однако, против данной теории так же говорит и тот факт, что фигурка была
найдена лишь в единственном экземпляре и никаких фрагментов других
фигурок в непосредственной близости от находки не было, в то время как
Скандинавские шахматы всегда встречались в виде нескольких находок или
фрагментов одного набора.
Заключение
Таким образом, найденная фигурка представляет колоссальный интерес
для археологии, потому как ее предназначение
и происхождение позволят
больше узнать об особенностях культуры, быта, религии жителей города, о его
культурных и торговых связях. Среди всех проанализированных гипотез
наиболее реальной, на мой взгляд, является теория о религиозном назначении
данного артефакта. Однозначно датировать слой раскопа нельзя, так как
временные слои перемешаны – городище застраивалось (найдены фрагменты
плинфы). Так фрагменты лепной керамики были обнаружены слоем выше чем
находки XII-XIII веков. Для более точно установления даты данного артефакта
необходима экспертиза материала и установление возраста находки. Так же в
установлении
деталей,
необходимых
для
более
точного
вывода
поспособствовало бы соотнесение результатов экспертизы состава глины из
которых сделаны были другие изделия. В таком случае можно было бы с
уверенностью говорить о месте происхождения фигурки.
Библиографический список.
1) Авдусин Д. А., Пушкина Т. А. Три погребальные камеры из Гнёздова //
История и культура древнерусского города.
2) Александров А. А. Во времена княгини Ольги. Псков: «Псковское
возрождение», 2001
3) Вешнякова К. В., Булкин В. А. Ремесленный комплекс Гнёздовского
поселения
(по
материалам
раскопок
И.
И.
Ляпушкина)
//
Археологический сборник. Гнёздово 125 лет исследования памятника.
Труды ГИМ. М., 2001. Вып. 124. С. 83-92.
4) Дедюхина В. С. Фибулы скандинавского типа // Очерки по истории
русской деревни Х-ХШ вв. Труды ГИМ. М., 1967. Вып. 43. С. 191-206.
5) Дубов И. В. Северо-Восточная Русь в эпоху раннего средневековья. Л.,
1982.
6) Жарнов Ю. Э. Гнездовские курганы с остатками трупоположения //
Историческая
археология.
Традиции
и
перспективы.
М.:
Изд-во
«Памятники исторической мысли», 1998. С. 92-105.
7) Корзухина Г.Ф.. Из истории игр на Руси.— «Советская археология», 1963,
№ 4, стр. 85—102.
8) Рыбаков Б.А. Древности Чернигова, т. I.— «Материалы и исследования по
археологии древнерусских городов», № 11,М.—Л., 1949, стр. 42.
9) Сборник Музея антропологии и этнографии. М.-Л., 1949, т. XII, с. 232253.
10)
Фетисов А.А., А.С. Щавелев. Викинги между Скандинавией и
Русью - 2009.
11)
Хорошев
А.
С.
Детские
игрушки
из
Новгорода:
Классификационный обзор археологических находок // Новгород и
Новгородская земля. — 1998. — Вып. 12 — С. 82-94.
12)
http://www.liveinternet.ru/users/1758119/post130113202
Приложения
Приложение 1.
Приложение 2.
Приложение 3.
Приложение 4(Карманные божки).
Приложение 5.
Приложение 6.
(Костяная шахматная фигурка, XIII век)
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа