close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

...вида правовых норм, регулирующих основное отношение

код для вставкиСкачать
Бутенко Е.И.
аспирант 2-го года обучения
Юридического института Томского государственного университета
Научный руководитель:
Аракчеев Виктор Сергеевич, кандидат юридических наук, доцент
О соотношении понятий «процедура» и «процесс» на современном этапе развития
юридической науки
Юридическая процедура представляет собой последовательность действий, во-первых,
урегулированных нормами права и, во-вторых, направленных на достижение определенного
правового результата. В зависимости от вида правовых норм, регулирующих то или иное
отношение, можно говорить о регулятивной и охранительной юридической процедуре.
Регулятивная процедура является служебной по отношению к регулятивным правовым
нормам, «которые непосредственно направлены на регулирование общественных отношений
путем предоставления участникам прав и возложения на них обязанностей»1. Такая
процедура получила в литературе наименование позитивной (положительной) 2, то есть
рассчитанной на нормальное, ординарное развитие общественных связей, когда права и
интересы субъектов права не нарушаются и не оспариваются, но существует необходимость
их осуществления в определенной последовательности. Охранительная процедура служит
цели реализации охранительных норм, направленных на защиту прав субъектов в случае их
нарушения либо оспаривания, и предполагает применение мер юридической
ответственности к правонарушителю. Такой вид процедуры получил наименование
юридического процесса (юрисдикционной деятельности)3.
Принципиальное различие между позитивной юридической процедурой и процессом
заключается в том, что они призваны обслуживать разные виды материально-правовых норм
(регулятивные и охранительные), соответственно цели этих процедур также не могут не
различаться. Как уже было отмечено, позитивная процедура есть порядок осуществления
правовых предписаний в нормальном, обычном варианте их развития, то есть в отсутствие
нарушения юридических норм. Процесс же рассчитан на защиту нарушенных или
оспариваемых субъективных прав и законных интересов и регламентирует применение к
лицу особых государственных принудительных мер, в обобщенном виде известных как
санкции4.
Из этого вытекают и более частные отличия позитивной процедуры от юридического
процесса. Так, позитивные процедуры чрезвычайно разнообразны и относятся к так
называемым типовым процедурам, то есть предназначены для регулирования какой-либо
одной группы отношений в рамках отрасли права. Например, в праве социального
обеспечения процедуры привязаны к определенным материальным нормам (процедура
обращения за пенсией, процедура назначения пособий и т. д.), тогда как на уровне отрасли
не существует единых процедурных правил. Эта ситуация типична не только для права
социального обеспечения, характеризующегося разрозненностью и многообразием
составляющих его норм, то и для других отраслей материального права – трудового
(процедура заключения трудового договора и процедура привлечения к сверхурочным
Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. М., 1982. Т. 2. См. также: Он же. Механизм правового
регулирования в социалистическом государстве. М., 1966. С. 140.
2
См.: Аракчеев В.С. Процедурно-правовые нормы: понятие и значение в регулировании трудовых
отношений: Дис … канд. юрид. наук / Том. гос. ун-т. Томск, 1981. С. 12; Субботенко В.К. Процедурные
правоотношения в социальном обеспечении. Томск, 1980. С. 10.
3
См.: Лукьянова Е.Г. Теория процессуального права. 2-е изд., перераб. М., 2004. С. 68-69, 78-79.
4
См.: Распутина Л.Н. Процедурные нормы и правоотношения в сфере правового регулирования труда:
Дис … канд. юрид. наук / Ом. гос. ун-т. Омск, 2002. С. 64.
1
1
работам, несомненно, разнятся между собой), гражданского (порядок проведения торгов и
расторжения договора), семейного (процедура заключения брака и усыновления ребенка) и
др. Такая «привязанность» процедурных установлений к основным, материальным правовым
отношениям свойственная именно для позитивной юридической процедуры и как нельзя
лучше отражает зависимость процедуры от основного отношения, которое эта процедура
призвана обслуживать. Совершенно верно по этому вопросу высказался В.Н. Протасов:
«…Каждая материальная процедура «прикреплена» к соответствующему регулятивному
отношению, будучи обязательным условием его нормальной реализации. Содержание
материальной процедуры определяется содержанием «своего» основного отношения,
поэтому она не может быть использована для реализации «чужого» 1. В отличие от этого,
процессуальные нормы предназначены для защиты разнообразных охранительных норм,
например, все охранительные нормы административного права реализуются посредством
единой процедуры – административного процесса, а в рамках гражданского
судопроизводства возможна защита гражданских, семейных, жилищных, трудовых,
избирательных и иных прав. Это позволило создать отдельные процессуальные отрасли
гражданского и административного процесса, отличающиеся общностью используемых
каждой из этих отраслей механизмов и средств реализации и защиты различных нарушенных
прав.
Деятельность субъектов права по использованию процедурных норм может
осуществляться как с участием правоприменительного органа, так и без такового, когда
субъекты самостоятельно реализуют предоставленные им в процедурной сфере права и
обязанности. Примером первой ситуации является процедура назначения пенсии, второй –
заключение гражданско-правового договора (если не требуется его государственная
регистрация). Для процесса обязательным признаком является участие в этой деятельности
особого, третьего субъекта – юрисдикционного органа, наделенного определенной
компетенцией, поскольку привлечение лица к юридической ответственности, разрешение
возникшего спора с неизбежностью предполагает существование особого субъекта,
независимого арбитра, который и должен определить, имело ли место нарушение прав лица
и есть ли основания для применения санкций.
Процедурные нормы могут закрепляться как на нормативном, так и на
индивидуальном уровне (например, в отдельном договоре может быть предусмотрена
процедура его изменения, расторжения, пролонгации и т. п.), хотя последнее встречается
достаточно редко (в рамках гражданского, трудового права). Стороны, реализуя принцип
свободы договора, вправе самостоятельно определить порядок исполнения возникшего
обязательства. Процессуальные нормы, напротив, могут закрепляться только в
централизованном, как правило, законодательном порядке, что связано с необходимостью
строжайшего соблюдения прав лица, в отношении которого решается вопрос о применении
мер юридической ответственности.
В юридической литературе указывается также, что юридический процесс, в отличие
от позитивной процедуры, детально регламентирован императивными правовыми нормами,
тогда как процедура предоставляет субъектам известную свободу в выборе варианта
поведения. «Правовые процедуры по возможности как можно полнее должны обладать
качествами многовариантности и диспозитивности, т. е. процедура должна предлагать как
можно больше вариантов реализации основной нормы и предоставлять субъектам право
самим выбирать порядок осуществления своих прав и обязанностей, а в ряде случаев
определяя его в договоре»2. Однако не всегда возможно согласиться с тем, что «процедура –
это только начальная форма урегулированности в деятельности соответствующих органов,
которая при наличии объективной необходимости может перерасти в форму, именуемую
Протасов В.Н. Юридическая процедура. М., 1991. С. 9, 62-63.
Протасов В.Н. Юридическая процедура. С. 30-31. Похожая мысль была высказана также С.С.
Алексеевым. См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права: Курс лекций в 2 т. Свердловск, 1973. Т. 2. С. 220-221.
1
2
2
процессом»1. Процедура, по общему правилу, не может перерасти в процесс, поскольку если
первая направлена на регламентацию обычной, положительной деятельности, то последний
предполагает разрешение спорных ситуаций и применение мер юридической
ответственности. Исключения из этого правила встречаются крайне редко, например
коллективные переговоры по заключению коллективного договора при определенных
обстоятельствах могут перерасти в коллективный трудовой спор (ч. 4 ст. 372, ч. 1 ст. 398 ТК
РФ). Принципиальное, существенное различие между позитивной процедурой и процессом
заключается не в подробности и обстоятельности нормативной регламентации2 (это
критерий количественный и относительный), а в том, что они обслуживают совершенно
разные виды норм материального права – регулятивные и охранительные, и, соответственно,
направлены на достижение различных целей, о которых уже говорилось выше. Вызывает
возражения также такой критерий разграничения процесса и позитивной процедуры, как
природа применяющего соответствующие нормы органа: «…процессуальная форма создана
и существует для организации, упорядочивания деятельности суда по применению норм
материального и процессуального права»3. Следователь или орган дознания не является
судебным органом, однако руководствуется в своей деятельности именно процессуальными
нормами.
Указанные основные отличия позитивной процедуры и юридического процесса
позволяют сделать вывод, что это суть разные виды процедурной деятельности, которые
имеют как общие, так и отличительные черты. Для абсолютизации их сходства или различий
нет оснований, поскольку это ведет к искажению действительного положения дел. В первом
случае можно прийти к ошибочному выводу о поглощении позитивной процедуры
юридическим процессом (так называемая «концепция единой процессуальной формы»4), а во
втором – к не менее ошибочному отрицанию процедурной природы юридического процесса.
Таким образом, процесс представляет собой особую разновидность юридической процедуры,
рассчитанную на борьбу с правовыми аномалиями, экстраординарными юридическими
явлениями, возникающими в результате нарушения субъектами прав других лиц и
неисполнения возложенных на них обязанностей. По справедливому замечанию В.К.
Субботенко, «процесс в исторически установившемся юридическом толковании – одна из
форм юридической процедуры, означающая четко очерченный в определенных нормативных
актах порядок деятельности специальных органов»5. Несколько ранее эта же мысль была
сформулирована С.С. Алексеевым: «…Не всякая урегулированная правом процедура
совершения юридических действий может быть признана процессом в том специальном
юридическом смысле, который исторически сложился и принят в законодательстве, на
Тарасова В.А. Юридические факты в области пенсионного обеспечения. М., 1974. С. 7. Обоснованная
критика данной позиции была высказана В.С. Аракчеевым. См.: Аракчеев В.С. Процедурные нормы в сфере
трудовых правоотношений // Проблемы повышения эффективности правового регулирования на современном
этапе / Том. гос. ун-т. 1976. Вып. 1. С. 143-144.
2
Непригодность этого критерия для разграничения позитивной процедуры и процесса убедительно
показана В.С. Аракчеевым и В.Н. Протасовым. См.: Аракчеев В.С. Процедурно-правовые нормы: понятие и
значение в регулировании трудовых отношений: Дис … канд. юрид. наук / Том. гос. ун-т. Томск, 1981. С. 38-40;
Протасов В.Н. Основы общеправовой процессуальной теории. М., 1991. С. 43-45.
3
См.: Распутина Л.Н. Указ. соч. С. 116.
4
Обзор аргументов сторонников этой концепции и их критический анализ см.: Аракчеев В.С.
Процедурно-правовые нормы… С. 15-50; Аракчеев В.С. О процессуальных нормах трудового права //
Актуальные проблемы государства и права на современном этапе: Сб. статей / Отв. ред. В.Ф. Волович. Томск,
1985. С. 147-148; Протасов В.Н. Основы общеправовой процессуальной теории. С. 49-51.
5
Субботенко В.К. Указ. соч. С. 8, 40-44. Достаточно своеобразный вариант разграничения процедуры и
процесса был предложен учеными-трудовиками. См.: Трудовое процедурно-процессуальное право: Учеб.
пособие / В.Н. Скобелкин, С.В. Передерин, С.Ю. Чуча, Н.Н. Семенюта. Воронеж, 2002. С. 14-15, 99. В
соответствии с предложенной ими позицией порядок рассмотрения трудовых споров может носить как
процедурный, так и процессуальный характер в зависимости от рассматривающего спор органа
(неспециализированного или специально созданного для этой цели). По вопросу о сущности трудового
процесса см. также: Морозов Д.А. О понятии трудового процессуального правоотношения // Трудовое право.
2006. № 8. С. 37-41.
1
3
практике, в науке»1. И далее: «Объединение всех видов юридических процедур под рубрикой
«процесс» приводит к обескровливанию, выхолащиванию этого богатого и содержательного
понятия»2.
Однако, как уже отмечалось нами выше, в юридической науке было высказано и
другое мнение о соотношении юридического процесса и процедуры. Так, В.М. Горшенев,
Ю.И. Мельников, П.Е. Недбайло и некоторые другие авторы высказывали точку зрения о
тождественности понятий «процесс» и «процедура»3. Используя близость значений этих
слов с этимологических позиций и обращая внимание на то, что и процесс и процедура
предполагают определенную последовательность урегулированных правовыми нормами
действий, они пришли к выводу о том, что любые формы упорядоченности, закрепленной
правом последовательности совершаемых действий можно именовать процессуальными.
«Традиционные процессуалисты должны проявить определенное великодушие, своего рода
щедрость и допустить тем самым возможность широкого понимания юридического
процесса»4. Указанными авторами отстаивалась точка зрения о существовании «единой
процессуальной формы», процессуального права, нормы которого регулируют отношения не
только в области юрисдикционной, но и при рассмотрении государственными органами и
должностными лицами разнообразных дел положительного характера. Не ставя перед собой
цель детального анализа выдвинутых сторонниками указанной точки зрения аргументов,
отметим лишь, что наличие общих черт позитивной юридической процедуры и процесса, на
наш взгляд, вовсе не ведет к необходимости охвата всех разновидностей процедуры единым
понятием «юридический процесс (в широком смысле)». Представляется, что существование
этих общих черт говорит лишь о том, что процесс и позитивная процедура – это суть
разновидности, ветви более широкого понятия – юридической процедуры5. Поскольку с
помощью процедуры могут реализовываться как регулятивные, так и охранительные нормы
права, выделение данных разновидностей процедуры является вполне закономерным и
обоснованным.
Помимо рассмотренного разграничения процедуры на регулятивную и охранительную
(процесс) в литературе предложено рассматривать данный правовой феномен в несколько
ином аспекте. Речь идет о различии материального и процессуального в праве6. Безусловно,
такое разграничение также является правомерным и обоснованным, кроме того, оно прочно
укоренилось в процессуальных отраслях и широко применяется на практике. Однако, на наш
взгляд, по отношению к непроцессуальным (лишенным специальных процессуальных норм)
отраслям данное разграничение непригодно. Дело в том, что оно позволяет наглядно увидеть
специфику процессуальных норм, противопоставляя им все остальные, то есть применяя
прием, известный в формальной логике, как дихотомия (деление всего круга предметов или
явлений по одному единственному признаку, например А, на две большие группы – А и неАлексеев С.С. Социальная ценность права в советском обществе. М., 1971. С. 122-123.
Там же. С. 123. Мысль о необходимости разграничения позитивной процедурной деятельности и
процесса высказана также представителями науки административного права. См., например: Салищева Н.Г.
Административный процесс в СССР. М., 1964. С. 11. В целом можно заметить, что сегодня большинство
ученых признают существование, помимо процессуальной, позитивной процедурной формы осуществления
прав и исполнения юридических обязанностей. См., например: Лукьянова Е.Г. Указ. соч. С. 38-40.
3
См.: Юридическая процессуальная форма: теория и практика / Под ред. П.Е. Недбайло, В.М.
Горшенева. М., 1976; Процессуальные нормы и отношения в советском праве (в «непроцессуальных» отраслях)
/ Науч. ред. И.А. Галаган. Воронеж, 1985; Теория юридического процесса / Под ред. В.М. Горшенева. Харьков,
1985; Горшенев В.М. О разновидностях юридического процесса // Актуальные проблемы юридического
процесса в общенародном государстве / Ярослав. гос. ун-т. 1989. Вып. 1. С. 3-10; Мельников Ю.И. К вопросу о
соотношении «юридического процесса» и «юридической процедуры» // Там же. С. 11-15.
4
Теория юридического процесса… С. 9.
5
Примечательно, что на различие позитивной и юрисдикционной деятельности обращали внимание и
сами сторонники концепции единой процессуальной формы, но применяли это разграничение только в рамках
процесса. См.: Процессуальные нормы и отношения… С. 47-48; Юридическая процессуальная форма… С. 4145.
6
См.: Протасов В.Н. Юридическая процедура. С. 9-15.
1
2
4
А)1. В данном случае все правовые нормы делятся на процессуальные и непроцессуальные
(материальные). При этом нельзя не заметить, что последняя группа не обладает признаком
качественной однородности, ибо включает в себя различные, существенно отличающиеся
друг от друга юридические предписания. Среди непроцессуальных норм можно выделить
нормы регулятивные, охранительные, позитивные процедурно-правовые и некоторые иные.
По большому счету, отсутствует четкий критерий для такого разграничения, поскольку в
одной группе оказываются сосредоточены разные по своему характеру и целевой
направленности нормы. Регулятивные нормы и обслуживающие их процедурно-правовые
предписания входят в одну классификационную рубрику, тогда как процессуальные нормы,
служащие цели реализации охранительных материальных норм, выделены в особую группу.
Представляется, что правильнее относить к материальным нормам прежде всего
регулятивные и охранительные (то есть нормы, закрепляющие правовое положение
субъектов, в первую очередь их права и обязанности, и охраняющие последние от различных
посягательств), противопоставляя им процедурные (в широком смысле, то есть позитивные и
процессуальные) юридические правила. «Материальные нормы… определяют правовое
положение субъектов, содержание их прав и обязанностей, иначе говоря, отвечают, как
правило, на вопросы что вправе и что обязан делать субъект, что ему дозволено, а что
запрещено. Процедурно-правовыми нормами также определяются права и обязанности, но
способ воздействия на поведение субъектов здесь иной: в них указывается на п о р я д о к, п
о с л е д о в а т е – л ь н о с т ь осуществления прав и обязанностей. Поэтому из содержания
процедурно-правовых норм вытекают ответы на вопросы «как», «каким образом» субъект
вправе или обязан реализовать нормативное установление»2. Такой подход позволяет
увидеть специфику и объяснить соотношение процедурных и основных материальных норм,
с одной стороны, и, с другой стороны, обосновать отличие позитивной процедуры от
юридического процесса.
См.: Гетманова А.Д. Логика для юристов. С. 77-79; Войшвилло Е.К., Дегтярев М.Г. Логика: Учебник
для студ. вузов. М., 2001. С. 240-242; Демидов И.В. Логика: Учебник / Под ред. Б.И. Каверина. 3-е изд. М.,
2007. С. 82-83; Войшвилло Е.К. Понятие как форма мышления: логико-гносеологический анализ. М., 1989. С.
209-210.
2
Аракчеев В.С. Процедурно-правовые нормы… С. 20.
1
5
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа