close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
С. Ярошенко
Проблема бедности в постсоветской России: стандарты потребления и образ жизни
неимущих.
В работе предпринимается попытка представить бедность как социальнокультурное явление, которое определяется не только наличием ресурсов и возможностью
удовлетворять определенные социальные потребности при данном типе распределения, но
и социальными ценностями и нормами; признанными стандартами необходимого и
допустимого минимума и оценками справедливости существующего типа распределения.
Проблема состояла в определении природы бедности и ее индикаторов, выявлении
четких научных критериев идентификации бедных, а также факторов регионального
порядка в процессе расслоения населения в пореформенной России 90-х годов, на
основании которых можно представить существующую модель данного социального
явления и определить масштабы проблемы и факторы ее воспроизводства. Поскольку
ситуация, складывающаяся в социальной сфере характерна как для России в целом, так и
для отдельных регионов, в том числе Республики Коми, то решение данной проблемы
осуществляется через исследование того, что является минимально необходимым для
жизни в республике сегодня, и сравнение представлений о бедности с реальным
положением малоимущих в Коми республике на основании вторичного анализа данных
Госкомстата о прожиточном минимуме и образе жизни различных социальных слоев,
экспертного опроса и фокусированного интервью в семьях.
Основанием для рассмотрения заявленной темы стал анализ существующих
теоретических объяснений бедности в современной России и практики государственного
регулирования в этой сфере.
1. Конструирование бедности.
«Фигура паупера, уже забытая со временем, определяла дискуссию,
след которой был столь же впечатляющим, как и у большинства
захватывающих событий истории.»
К.Поланьи. Великая трансформация [1].
В условиях трансформации советского общества апелляция к проблеме бедности
стала распространенным явлением. По существу, происходит своеобразное соперничество
между различными инстанциями за право определения масштабов бедности, описания и
объяснения круга проблем, выпавших на долю социальной группы, жизнь которой, по
2
сути, сводится к выживанию. Политики, работники органов социальной защиты, ученые и
журналисты
представляют
различные
аналитические
конструкции
бедности.
Их
рассуждения определяются как принятыми в нашем государстве идеалами социальной
справедливости,
складывающимися
характеристиками
практиками
в
измерения
условиях
бедности
ограниченных
и
социальной
возможностей,
так
и
поддержки,
реальными
данного социального феномена. Эти рассуждения не только
демонстрируют реальность, но и конструируют ее. Теоретическое и стратегическое знание
оказывается тесно взаимосвязанным друг с другом внутри специфической политики
управления бедностью. Иными словами, параллельно с утверждением национального
рынка труда сегодня в России формируется бедность как проблема и объект
администрирования, подобно тому как в XIX веке с распространением наемного труда
разворачивалась война с пауперизмом[2.P.1-2].
Идет поиск критериев определения числа бедных и достойных помощи
(«достойных бедных») - особого слоя социальных агентов, формируемых государственной
политикой. Наряду с этим
бедность становится событием, восприятие которого
обусловлено типом экономической организации и основных социальных институтов
общества. Капитализм, в качестве определяющего социального института западных
обществ кристаллизует отношение к бедности как к чему-то позорному, неадекватному и
анормативному. Либерализм в некоторой степени подкорректировал однозначность такой
оценки. В настоящее время чаще всего на Западе проблема бедности сочетается с
признанием права человека выбирать предпочитаемый стиль жизни.
В России, напротив, долгое время бедность считалась нормальным явлением,
эталоном жизни в условиях административно-командной системы. Все основные
институты: экономические (предприятие и система оплаты труда), политические,
социально-культурные были ориентированы на воспроизводство бедности и оправдание
нужды во имя неких идеалов справедливости. Система заработной платы поощряла лень,
апатию и социальное иждивенчество. Система образования готовила пассивного
исполнителя. Мы жили в “сказочной” стране, жившей по иррациональным законам жанра,
где миф (сказка) часто подменял собой реальность, и где сказка становилась былью.
Поэтому два ракурса проблемы бедности: ее реальное бытие и отражение в
сознании людей тесно взаимосвязаны между собой и изучение их взаимовлияния
довольно актуально. Отсюда двойственность бедности как реальности (социального
явления),
характеризуемой
рядом
показателей,
и
как
(социального
института)
совокупности социальных норм, санкционирующих отношения между имущими и
3
неимущими, органами социальной защиты и низшими слоями населения, а также
определяющих минимально допустимый уровень потребления материальных благ и услуг.
Признание существования в России проблемы бедности в настоящее время и
усиление интереса к ней наряду с институализацией в государстве данного явления
(создание служб занятости, комитетов социальной защиты) свидетельствует о появлении в
России бедности в обычном, общепринятом для стран с рыночной экономикой виде.
Однако состояние трансформации (перехода) отразилось на отношении к бедным
и, соответственно, на модели социальной политики, проводимой сегодня в России. С
одной стороны, сохраняются черты прежней модели, ориентированной на максимальное
предоставление государством социальных гарантий и в результате приведшей к
формированию внушительного слоя экономически зависимых людей, а с другой - под
влиянием ограниченных возможностей государства появляется новая. Принципы сильной
государственной политики проявляются в разветвленной системе законодательных актов,
материально
не
подкрепленных,
но
провозглашающих
прежние
ориентиры:
предоставление помощи статусным группам, таким как “инвалиды”, “неполные и
многодетные семьи”, “престарелые граждане” и
т.д. (насчитывается более 30
льготируемых категорий); заявительный принцип оказания помощи малоимущим. Иными
словами, параллельно существовали и существуют две системы оказания помощи:
льготирование статусных групп, где только гипотетически предполагалась нуждаемость в
предоставляемой льготе, и поддержка обратившихся за помощью граждан. В последней
категории реально нуждающихся (бедных) больше, но в силу привитой годами привычки
к зависимости от государства, и здесь встречаются исключения из правил.
Тем не менее экономический кризис, сворачивание производства, дефицит
бюджета, финансовые ограничения заставляют урезать масштабы помощи, уточнять
критерии предоставления помощи и точнее «конструировать» объект (клиента)
социальной поддержки. Государство пытается реформировать созданный за годы
советской власти громоздкий институт государственной благотворительности. Однако не
за счет изменения принципов предоставления льгот, а за счет ужесточения критериев
оказания поддержки обратившимся за помощью нуждающимся.
Первая
демаркационная
линия,
отделяющая
клиента
от
не
клиента
-
трудоспособность. Трудоспособным неработающим гражданам социальная помощь
предоставляется лишь в виде исключения. Предполагается, что экономически активное
население само в состоянии обеспечить себе достаток.
4
Подобная установка проявляется в законотворчестве. За последние два года не
принимались Федеральные законы, направленные на поддержку семьи, в то время как на
социальную защиту пенсионеров и инвалидов направлено пять законов, аналогичная
ситуация с законотворчеством на региональном уровне. Ориентация на защиту
нетрудоспособного населения заменила принцип “адресности” - помощи только наиболее
нуждающимся. На поддержку пенсионеров и инвалидов государство затрачивает средств в
три раза больше, чем на реализацию мер социальной защиты экономически активной
семьи. Рост государственных расходов на социальное обеспечение нетрудоспособного
населения сопровождается увеличением его в общей численности населения. Иными
словами, невыплата заработной платы и угроза безработицы заставляют людей
трудоспособного возраста “страховаться” на случай экономических осложнений.
По состоянию на 1 января 1996 года в Эжвинском районе г. Сыктывкара было
зарегистрировано 11 860 получателей пенсий. На 1 января 1997 года этот показатель составил 12
677 человек (прирост количества пенсионеров за один год составил 6,5%). Рост количества
пенсионеров связан с миграционным фактором (переселением пенсионеров из Воркуты, Ухты,
Инты). На 1 января 1995 года получателей пенсий по инвалидности в Эжвинском районе
зарегистрировано 1224 человека, на 1 января 1997 года – уже 1475 (годовой прирост - 17%).
Увеличение количества инвалидов в районе произошло в значительной степени за счет роста
первичных освидетельствований инвалидов III группы трудоспособного возраста. Сокращения
численности работающих на промышленных предприятиях толкают людей к получению
регулярного и дополнительного источника доходов.
Вместе с тем низкая заработная плата в отраслях экономики, а в последнее время ее
задержки,
обусловливают
бедность
экономически
активного
населения.
Помочь
«активным» и «нормальным» нуждающимся, не входящим в число льготников, но
испытывающим временные затруднения, фактически невозможно из-за формальных
ограничений («не положено по инструкциям»). Основанием для предоставления им
помощи является малообеспеченность (бедность) и трудовая занятость обратившегося.
Степень нужды устанавливается при сравнении среднедушевого дохода в семье
заявителя с установленной чертой бедности - уровнем среднедушевого дохода, который
официально квалифицирует семью бедной в зависимости от возраста и числа ее членов.
Однако постоянно понижается размер среднедушевого дохода, который позволяет
рассчитывать на помощь. Мало того, что сомнительны расчеты прожиточного минимума
(ПМ), который даже в урезанном виде не имеет почти треть населения, администрация на
местах искусственно снижает “денежный ориентир” (синтетический аналог ПМ):
например “3 размера минимальной оплаты труда”(277 т.р. вместо 497 т.р. ПМ) для
5
пенсионеров и ”4” - для трудоспособного населения[3]. В перспективе переход на
утверждение
гарантированного
душевого
дохода
-
размера
денежного
дохода,
гарантируемого государством каждому гражданину - который будет определяться исходя
из реального наличия бюджетных средств. Таким экстенсивным способом сокращается
армия получателей помощи. В виде эксперимента вводится дополнительный критерий
отбора клиента - это наличие собственности, приносящей доход. В отношении
нетрудоспособного населения (пенсионеры, инвалиды 1, 2 группы) дополнительным
условием предоставления пособия по бедности является наличие трудоспособных
родственников, проживающих совместно или на территории района. Таким образом
учитывается возможность решения материальных проблем обратившегося за счет
собственных усилий.
Ужесточение
критериев
предоставления
помощи
нуждающимся
ведет
к
формализации системы социальной защиты. Усложняется набор критериев (показателей),
на основании которых оказывается помощь. Наличие работы, дохода, собственности и т.п.
индикаторов благополучия становится основанием для отказа в помощи. Но в условиях
распространения домашней экономики и неформальной занятости сложно учесть
альтернативные источники жизнеобеспечения, что может вести к росту фиктивных
получателей пособий по бедности. С другой стороны, жесткий отбор оборачивается
помощью деградирующим людям, проблемным (асоциальным) семьям, выплата пособия
которым не исчерпывает их проблем.
В результате сворачивания заявительной системы поддержки существенной
экономии государственных средств не происходит, так как настоятельно требуется
уменьшение числа льготников и числа льгот, введение принципа адресности льгот и
дифференциация форм помощи. С другой стороны, необходимо создание условий
трудоспособному населению для самостоятельного повышения своего благосостояния, в
первую очередь за счет зарплаты, позволяющей обеспечить достойный уровень жизни.
2. Бедность: нужда, экономическая зависимость или неравенство.
Обоснование понятия “бедность” предполагает выбор между разными критериями
и установление так называемой черты бедности. Все рассуждения, как правило,
представляют бедность в виде одного из трех состояний: нужды, экономической
зависимости и неравенства.
6
Таблица 1.
Теоретические модели бедности.
Показатели
Состояние
Понятие бедности
Категория бедных
Черта бедности
Показатели бедности
Концепция
Причины
бедности
и
Модель 1.
Нужда
Отсутствие дохода для
обеспечения
самого
необходимого
Модель 2.
Неравенство
Отсутствие
или
недостаток ресурсов для
поддержания
общепринятых условий
жизни.
Лица, чей доход ниже Слой людей, чьи доходы
прожиточного
существенно отстают от
минимума.
достигнутого в обществе
стандарта
благосостояния.
Прожиточный минимум. Социальный минимум.
Вычисляются
От
30
до
70
%
минимальные
среднедушевого дохода в
потребности,
зависимости от страны и
необходимые для жизни уровня инфляции.
на основании экспертных
оценок
минимальных
норм потребления и их
сопоставления
с
потребительской
корзиной низших слоев
населения.
 Доход
меньше  Доход
меньше
прожит. минимума;
половины
среднедушевого
 перечень
ресурсов,
дохода;
необходимых
для
поддержания
 сводный
индекс
здоровья
и
показателей
работоспособности;
общепринятых
стандартов и образа
 социальная
жизни;
поляризация:
рост
различий
между  уровень потребления.
богатыми и бедными.  позиция
доходных
групп относительно
друг друга.
Абсолютной бедности
Относительной бедности
факторы Свойства индивида
Свойства
системы
Модель 3.
Зависимость
Невозможность
самостоятельно
обеспечит самих себя
Все лица, которые в
течение 1 года получали
любой
из
видов
социальной помощи.
Официально
установленный
государством
минимальный денежный
доход (порог бедности):
либо по абсолютным,
либо по относительным
показателям.
 Обращение
за
помощью в органы
гос.поддержки
и
получение пособия.
Экономической
зависимости
социальной Свойства индивида
Официально принятой в России является первая модель, ассоциирующая бедность
с минимумом ресурсов, необходимых для поддержания здоровья и работоспособности.
Она
основывается
на
вычислении
прожиточного
минимума
и
минимального
потребительского бюджета органами статистики. Оказалось, что даже по временным и
урезанным показателям, число живущих за чертой бедности неуклонно растет, увеличивая
количество потенциальных получателей социальной помощи в диапазоне от 30 до 40 %.
Однако данные показатели статистики не учитывают общей тенденции переориентации
7
стратегии жизнеобеспечения за счет “домашней экономики”. А ограниченные финансовые
возможности требуют коррекции полученных данных с помощью альтернативных
методик.
Второе определение бедности как неравенства - взгляд на проблему через призму
имущественной дифференциации социальных групп. Поскольку признается проблемность
измерения постоянного эталона бедности, то ученые предпочитают использовать понятие
относительной бедности и оперировать данными распределения дохода и других ресурсов
при определении стандартов жизни, принятых и осознаваемых минимально допустимыми
в данной стране. Этот подход разрабатывается учеными в рамках программы мониторинга
общественного мнения [4;5].
Параллельно в ряде регионов, в том числе в Республике Коми, апробируется
методика социальной работы, основанная на расчетах черты бедности как объема и
структуры потребления, к которой стремится, но никак не может достичь наиболее
экономически уязвимая часть общества. Стоимостное выражение этого объема и
структуры потребления выводится не из выбранных цен “потребительской корзины”, а
как доля естественно складывающегося среднедушевого дохода, которая определена в
46%. Таким образом, в минимальную потребительскую группу, требующую помощи
попадает лишь 20% населения.
А пока идет разработка методов социальной политики на основе второй модели
российская система социальной защиты продолжает действовать по упрощенному
сценарию третьей: беден тот, кто обращается за помощью. Таким образом, дополнительно
снижается планка, отделяющая бедных от состоятельных, так как за пособием обращается
только четвертая часть тех, чьи доходы меньше прожиточного минимума.
Каждая из вышеперечисленных моделей базируется на одном из двух подходов в
определении нуждаемости: абсолютном или относительном. В первом случае бедность
измеряется путем вычисления минимальных потребностей (прожиточный минимум),
необходимых для жизни на основании экспертных оценок минимальных норм
потребления и их сопоставления с потребительской корзиной низших слоев населения. Во
втором случае рассчитывается социальный минимум, необходимый для достойной жизни
в данной стране. Обычно он устанавливается на основании изучения распределения
доходов и относителен по своей природе: соотносится с распространенными стандартами
потребления и ресурсами, которые позволяют людям полноценно участвовать в жизни
общества, к которому они принадлежат. В отличие от понятия абсолютной бедности,
которое сводится к определению минимального уровня материальной состоятельности
8
(некоего эталона нужды, единого и неизменного во времени и пространстве), концепция
относительной бедности основное внимание уделяет сравнению стандартов и образа
жизни различных социальных слоев. Если первая сосредотачивает свое внимание на
физиологических потребностях человека и вычислении минимального потребительского
бюджета, то вторая - на социальных потребностях и сетке доходов вкупе с типом
распределения ресурсов.
На наш взгляд, по ряду причин наиболее перспективными в сложившейся ситуации
являются методы определения числа нуждающихся, основанные на распределении
доходов и ресурсов, необходимых для жизни. Во-первых, до сих пор не выработано
единого мнения о том, что считать минимально необходимым для жизни. В структуре
потребления ПМ не учитываются такие социальные проблемы, как болезни, алкоголизм,
нерациональное потребление, которые как правило сопутствуют бедности. По существу,
ПМ - это идеальная модель, которая не всегда соответствует реальности. Во-вторых, даже
если специалисты приходят к соглашению о необходимом продуктовом наборе и перечне
первоочередных непродовольственных товаров, то остается много неясного при
определении их стоимости и источников удовлетворения. В условиях, когда значительная
часть населения живет за счет домашнего хозяйства нельзя не учитывать формирующуюся
стратегию жизнеобеспечения и дополнительные источники получения дохода. И наконец,
установленный ПМ может превосходить возможности государства в обеспечении таким
уровнем жизни всех нуждающихся.
3. Измерение бедности.
Численность бедных чаще всего устанавливается по объективным показателям.
Обычно действуют следующим образом: ученые и политики устанавливают образец
потребления (или ряд возможностей), которые необходимы для достижения данного
уровня существования или стиля жизни, затем просчитывается стоимость достижения
этого образца, либо непосредственно, либо переходя от координат возможностей к
координатам товаров. Это ведет к «объективно» определенному уровню дохода,
необходимого для того, чтобы избежать бедности [6, с.13]. Люди, чьи доходы находятся
ниже установленной таким образом черты, попадают в число бедных.
В России расчеты черты бедности основаны на вычислении прожиточного
минимума (ПМ) органами статистики. Прожиточный минимум (ПМ) представляет собой
показатель объема и структуры потребления важнейших материальных благ и услуг на
9
минимально допустимом уровне, обеспечивающем условия поддержания активного
физического состояния взрослых, социального и физического развития детей и
подростков [7]. Он был разработан Министерством труда в 1992 году в качестве
временного социального норматива на период кризисного состояния общества. В основе
расчетов ПМ - методика измерения бедности, предложенная М. Оршанской в начале 60-х
годов во время ее работы в Управлении Социальной Безопасности США. Она достаточно
точно определила продуктовый набор, стоимость которого затем умножила на три, так как
при анализе бюджетов бедных семей оказалось, что на питание тратиться в среднем треть
семейного бюджета, а остальные расходы приходятся на налоги, жилье, промышленные
товары и услуги. В российском ПМ стоимость минимального продуктового набора
умножается на 1,47. Предполагается, что расходы на продукты питания в бюджете
прожиточного минимума среднего россиянина составляют 66,9%.
На основании стоимостного выражения ПМ и его сравнения со среднедушевым
доходом в семье определяется доля бедных. В таблице 2 приведены данные о динамике
доходов, прожиточного минимума и доли бедного населения в Республике Коми,
основанные на статистических расчетах, соответствующих первой модели восприятия
бедности в качестве нужды.
Таблица 2.
Динамика доходов, прожиточного минимума и доли населения с доходами ниже ПМ в
Республике Коми.
1991
1992
1993
1994
1995
1996
1. Среднедушевой денежный 0,58
6,09
доход (тыс.руб.)
2. Прожиточный минимум (ПМ) 0,155 3,060
населения
3. Соотношение среднедушевых 374,2 199
денежных доходов населенеия и
прожиточного
минимума
(в
проц.)
4. Доля населения с доходами *
*
ниже ПМ (в проц.)
* - нет данных расчета по единой методике
60,28
275
577,9
**
28,2
120,9
356,4
463,4
213,8
227,5
162,0
*
22
34
22
** - Утвержденные статистические данные по среднедушевому доходу населения РК
будут только в октябре 1997 года.
Столь существенные колебания доли бедного населения в статистических расчетах,
как кажется, слабо отражают реальную ситуацию. В частности, снижение на 12 процентов
10
числа живущих за чертой бедности в 1996 году сомнительно в условиях практики
неплатежей и падения реальных доходов населения. С другой стороны, в 1995 году, когда
практически каждый второй житель республики оказывается “за чертой” сразу встает
вопрос о самых бедных среди бедных. Социологи, столкнувшись с аналогичной
проблемой в развивающихся странах (в частности, в Пакистане), отметили, что часто при
использовании нормативных показателей ПМ доля бедных оказывалась абсурдно
большой и даже незначительное искусственное снижение величины ПМ приводит к
вычленению наиболее обездоленных [8].
Поэтому необходимо очень осторожно
выбирать меру бедности (величину ПМ), чтобы социальная помощь, оказываемая на ее
основе, доставалась наименее обеспеченным. Иными словами, социальные нормативы
(такие как прожиточный минимум) определяются социально-экономическим уровнем
развития общества и отражают “степень великодушия и щедрости государства при
определении того, как много человеку надо, чтобы он не считался бедным” [9].
Для выявления доли бедного населения в Республике Коми альтернативным
способом были использованы данные статистики о распределении доходов и данные
мониторинга «Социальное самочувствие населения Республики Коми», проведенного
весной и осенью 1996 года [10]. Выборочная совокупность была составлена на основе
статистических показателей, характеризующих взрослое население республики (от18 лет
и старше) по полу, возрасту и образованию (N=1500).
В рамках относительного подхода к концепции бедности, можно представить черту
бедности в определенном отношении к медианному доходу (40% или 60% от медианного
дохода). По данным республиканского мониторинга весны 1996 года при 40% черте
бедности доля бедных составила 7,4 %, а при 60% черте - 16,7%. Следует отметить, что
при
таком
подходе
масштабы
бедности
остаются
неизменными
при
любом
экономическом росте.
Параллельно, по методике, апробированной в мониторинге общественных перемен
ВЦИОМа [11], была сформирована социальная шкала доходов, основанная на показателе
“среднедушевой доход семьи”. На ней было выделено следующие шесть категорий:
1. Нищета (менее 0,25 среднедушевого дохода);
2. Бедность (от 0,25 до 0,5);
3. Нуждаемость (от 0,5 до 0,75);
4. Средняя обеспеченность (от 0,75 до 1,25);
5. Относительный достаток (от 1,25 до 2);
6. Состоятельность или богатство (свыше 2)
11
По показателям фактических среднедушевых доходов в семье отвечавшие
распределились следующим образом:
Таблица 2.
Распределение респондентов по категориям социальной шкалы. (В % от числа
опрошенных).Республика Коми.
Осень 1995 г.
Категории
данные
исследования
Нищета
Бедность
Нуждаемость
Средняя
обеспеченность
Относительный
достаток
Состоятельность
Весна 1996 г.
Осень 1996 г.
6
14
22
35
данные
исследования
6
20
25
27
данные
статистики
9
28
24
20
данные
исследования
15
21
17
26
13
15
15
15
9
7
4
6
Приведенные в таблице расчеты свидетельствуют, что увеличивается доля
населения первых двух категорий: с 20% в 1995 году до 26% в 1996 году. Рост
численности бедного населения происходит не за счет пополнения находящихся в
крайней нужде, а из-за перетекания в средний по степени нуждаемости слой.
При сравнении результатов исследования и данных статистики весны 1996 года
видно, что
доля бедных в первом случае ниже официально зарегистрированного
показателя. Одна из причин расхождения заключается в разных подходах к определению
бедности и богатства. Если в статистике уровень бедности определяется на основе
прожиточного минимума, обеспечивающего удовлетворение минимальных стандартов
существования в республике, то в исследовании бедными определен такой слой людей,
которые имеют доход, составляющий половину среднедушевого дохода по выборке.
Таким образом, распределение населения по категориям в данном случае зависит от
распространенного в республике уровня жизни и доходов. В крайние группы “бедных” и
“богатых” входят те люди, чьи доходы существенно отличаются от достигнутого в
республике стандарта благосостояния. Иными словами, бедными являются семьи, чьи
доходы
не
позволяют
реализовать
наиболее
распространенный
образ
жизни.
Соответственно, богатые определяются как группы, чьи доходы значительно превосходят
средний стандарт потребления.
Поскольку значительная часть опрошенных осенью 1996 года либо вообще не
указала свой доход, либо не учла стоимость нематериальных составляющих семейного
12
дохода, то при анализе результатов осеннего исследования нельзя ограничиться
показателями денежного выражения семейного бюджета. Они свидетельствуют только о
наметившихся тенденциях сокращения доли денежных средств в семейном доходе, с
одной стороны, и о формировании альтернативных моделей жизнеобеспечения - с другой.
Примечательно, что кардинальных сдвигов в субъективных оценках своего материального
положения весной и осенью не произошло: доля отнесших себя к бедным людям выросла
с 48,5% до 49,7 % за счет перетекания в эту категорию отнесших себя ранее к богатым и
людям среднего достатка.
Структура бедности.
Существует несколько способов для определения состава бедных. Первый связан с
определением круга наиболее уязвленных социальных категорий, материально и
социально депривированных. Обычно в группу риска включают семьи с детьми, особенно
многодетные, неполные семьи и семьи, где основной кормилец получает низкую
заработную плату (как правило, неквалифицированные рабочие). Безработица также чаще
всего связана с бедностью. Часто оказываются в числе бедных люди с ограниченными
возможностями и их семьи, одинокие престарелые граждане. И наконец, бездомные и
вернувшиеся из мест заключения.
Другой путь определения структуры бедности - это сравнение риска и случая
(охвата) бедности среди различных социальных и демографических групп [12, p.184].
Различие между риском и случаем в том, что случай связан с распространенными
социальными характеристиками среди бедных, а риск - с возможностью бедности среди
людей с определенными социальными и демографическими характеристиками.
В таблице 3 представлены значения риска и случая бедности среди различных
категорий населения Республики Коми (по данным мониторинга весны 1996 года).
По данным таблицы видно, что примерно треть живущих за чертой бедности
составляют мужчины и женщины трудоспособного возраста. Для пенсионеров этот
показатель значительно ниже, но риск бедности практически одинаков: пенсионеры в
равной степени подвержены бедности. С другой стороны, около половины бедных - это
люди со средним профессиональным образованием, а треть - со средним образованием,
хотя риск оказаться в бедности для них опять-таки идентичен. Иными словами, есть
группы, в которых риск бедности достаточно высок, несмотря на относительно низкую их
долю среди оказавшихся за чертой бедности.
Таблица 3.
Случай и риск бедности: Республика Коми, апрель 1996 года.
13
взрослые, 18-30 лет
женщины, 31-54 г.
женщины старше 55
мужчины, 31-59 лет
мужчины старше 60
всего
взрослые с образованием:
средним
средним
профессиональным
высшим
всего
Случай бедности
Доля населения с Доля населения с
доходами менее доходами менее
40% медианного 60% медианного
дохода
в дохода
в
социальной
социальной
группе
группе
20
23
32
30
7
9
34
32
6
5
100
100
30
32
Риск бедности
Доля социальной Доля социальной
группы
с группы
с
доходами менее доходами менее
40% медианного 60% медианного
дохода среди
дохода среди
5
7
5
8
10
7
11
14
17
15
19
21
17
25
55
56
10
23
15
100
12
100
5
9
9
21
Сегодня все чаще в число бедных с традиционными категориями: бездомными,
безработными, бывшими заключенными, - оказываются работающие в неблагополучных
отраслях экономики, а также пенсионеры, неполные семьи, беженцы и т.д. Их положение
характеризует, с одной стороны, особое место в системе производства и распределения
материальных благ, а с другой, - низкий социальный статус, характеризуемый не
престижным и специфическим стилем жизни. Материальные лишения все больше
распространяются на трудоспособное население, в основном рабочих различных
профессий, занятых трудом средней и низкой квалификации.
4. Стандарты потребления и образ жизни живущих за чертой бедности.
В
условиях
неплатежей
и
существовании
разнообразных,
зачастую
непредсказуемых и неконтролируемых источников заработка довольно трудно определить
“доходы” граждан, денежное выражение которых, ко всему прочему, оказывается
непоказательным. Поэтому стоимостное выражение ресурсов лучше заменить видимыми
показателями (бедности) низкого социального положения человека, выраженными в стиле
жизни.
Под стилем жизни ученые понимают способ организации индивидуального
поведения, досуга, работы, то есть форму существования социальной структуры [13].
Присоединяясь к этому определению, можно добавить, что стиль жизни - это показатель и
символ положения человека или группы в социальной стратификации. Считается, что
люди устраивают свое бытие в соответствии с предпочитаемым стилем жизни, который
14
конкретно проявляется в образцах потребления, связанных с потребностями в жилье,
одежде, еде, напитках и отдыхе. С уменьшением уровня ресурсов уменьшается
возможность участвовать в национальном (общепринятом) стиле жизни, в привычных
моделях поведения. Стиль жизни отражается в социальном положении, месте жительства,
типе жилища и убранства комнат, а также в других видимых аспектах статуса и может
служить средством иерархического упорядочивания населения, если оно не распределено
по отличным классам [14].
Видимыми показателями стиля жизни неимущих являются стандарты потребления
и устойчивые модели поведения, которые в свою очередь опосредованы наличием
ресурсов и оцениваются по степени удовлетворения потребностей: физиологических
(питание, одежда, жилье) и социальных (досуг, потребность в образовании и т.д.).
Анализ стандартов потребления и образа жизни неимущих дается на основе
изучения жизненных стратегий рабочих депрессивных промышленных предприятий. В
августе 1995 года было проведено пробное исследование стратегии выживания
работников лесозаготовительной отрасли Республики Коми. Методом фокусированного
интервью было опрошено 45 семей в Койгородском и Корткеросском леспромхозах. В
течение 1996 и 1997 года в рамках монографического исследования на двух
неблагополучных предприятиях города Сыктывкара было проведено около 100
полуструктурированных интервью с их работниками. Выборка была составлена на
основании стажа работы, возраста и пола работающих. Часть исследовательских
вопросов, включенных в интервью, позволяют судить о жизненных стратегиях людей.
Кроме того для сравнения были использованы материалы интервью в семьях работников
швейной и мебельной фабрики.1
Жизненные стратегии - это модели поведения людей в сфере жизнеобеспечения
или адаптация к новым условиям жизни в условиях дезинтеграции прежних оснований
общественного устройства и формирования новой структуры общественных отношений.
Были определены следующие индикаторы системы жизнеобеспечения:
1.
Материальная
обеспеченность
(ресурсы):
доходы,
жилье,
имущественная
обеспеченность. Учитываются доходы (в денежном и натуральном выражении) и их
размеры через соотношение с установленной чертой бедности (ПМ); доля денежных и
“натуральных” доходов; расходов и накоплений; субъективная оценка материальной
Интервью были проведены Т. Лыткиной в 1994-1997 годах в рамках исследования инволюции домашнего
хозяйства М.Буравым. Всего было опрошено около 80 семей.
11
15
обеспеченности. Особое внимание уделяется расходам: питание (количество и качество),
товары (повседневного спроса и длительного пользования), услуги, а также моделям
жизнеобеспечения:
домашняя
экономика,
оплачиваемая
работа,
частное
предпринимательство, государственные льготы и пособия, дача и подсобное хозяйство.
Модели потребления рассматриваются через соотношение расходов на питание и
промышленные товары, рациональность потребления, режим экономии, накопления.
2. Социальный и индивидуальный жизненный ресурс (нематериальные ресурсы): возраст,
пол, образование, профессия, квалификация, статусные характеристики (человека и
семьи),
социальные
связи;
возможности
отдыха,
качественного
медицинского
обслуживания и обеспечения детей хорошим образованием в рыночных условиях.
3. Тип адаптации (в зависимости от степени поддержки реформ и адаптации к новым
условиям жизни: способов получения, распределения и использования ресурсов).
В ходе исследования предполагалось проверить несколько гипотез. Во-первых, об
аскриптивных факторах, определяющих бедность (пол, возраст) и факторах человеческого
капитала (образование, профессиональный статус). Исходным было предположение о том,
что трансформационные процессы повлекли за собой рост временной бедности и наряду с
этим усиление влияния социальных ресурсов на материальное положение человека. Вовторых, о проявлении бедности в повседневных моделях поведения и образе жизни,
складывающихся в результате недостатка средств и принятия формирующейся
социальной иерархии. Предполагалось, что показателями бедности могут стать
специфические стратегии доходов и расходов, формирующих современную систему
жизнеобеспечения, а также стандарты потребления. В-третьих, мы полагали, что
качественная методология поможет представить социальный минимум - минимальные
жизненные стандарты, осознанные необходимыми, чтобы не считаться бедным в данной
стране.
Стратегия доходов: оплачиваемая работа и домашняя экономика.
Три четверти опрошенных являются рабочими. По сравнению с руководителями и
служащими эта категория испытывает серьезные материальные трудности и лишения.
Среди них и больше риск оказаться в бедности. Система оплаты труда и задержки выплат
заработной платы обусловливают сегодня бедность экономически активного населения.
Прежняя
система
жизнеобеспечения,
основанная
на
всеобщей
занятости
и
гарантированности минимального дохода, в настоящее время оказалась нарушенной.
16
Новая еще только формируется и во многом под влиянием ситуации на производстве,
обуславливающей социальный опыт человека. В советское время включенность в систему
производства (работа на предприятии) существенно определяла социальный статус и
материальное положение человека. Исключение из трудовой сферы без основательных на
то причин (пенсия, инвалидность) порицалось
и наказывалось. Для трудоспособного
гражданина работа на предприятии было основанием его жизненного уклада, стандартов
потребления и образа жизни. Работа обеспечивала не только гражданский статус, но и
предоставляла социальные гарантии в виде бесплатного жилья, путевок в санаторий, мест
в садиках и т.п., а также стабильный доход, достаточный для удовлетворения
минимальных потребностей. Иными словами, не деньги закладывали основы социального
статуса советского человека, а место в символическом пространстве и отношение к
системе одобряемых ценностей.
Система жизнеобеспечения в условиях планово-распределительной экономики,
тотального дефицита и государственной зависимости была обусловлена широкими
социальными гарантиями и экономической зависимостью от государства, фиксированной
заработной платой и псевдо-денежным обменом (бартер, блат). Экономическое
реформирование 90-х годов изменили ситуацию. Складывается “новая” система
жизнеобеспечения, обусловленная минимизацией гарантий и повышением личной
ответственности за материальное благополучие; статусным распределением по закону
Матфея (“богатому присовокупится, а у бедного отнимется последнее”) и денежным
измерением ресурсов.
Интеграция в рыночное пространство руководителей, служащий и рабочих
проходила изначально в неравных условиях (с разным культурным капиталом:
образование, опыт, объем власти, связи), что обусловило болезненную адаптацию к
изменениям последних. При сравнении данных интервью о материальном достатке тех и
других, оказалось, что первые имеют гораздо больше возможностей поправить свое
положение за счет предприятия: ссуды, товар по бартеру, льготное обеспечение дровами,
использование техники и т.д. Таким образом, они компенсируют потерю социальных
гарантий советского времени, получая дивиденды на свой культурный капитал. В
большинстве своем они являются собственниками пакета акций своего предприятия.
Гораздо выше у них и обеспеченность жильем, товарами длительного спроса.
В семьях рабочих основными источниками денежных доходов являются:
заработная плата, приработки, пенсии и пособия, а также долги и в ряде случаев
накопления, сделанные в прошлом. При сложившейся практике неплатежей и выдаче
17
продуктов и товаров потребительского спроса в счет заработной платы возрастает доля
натуральных доходов в семейном бюджете.
Интервью 7.
Семья состоит из четырех человек: муж, я и двое детей. Я зарабатываю около 500 тысяч рублей в месяц.
Мой муж уже год заработной платы не получал. В основном ему выдают заработную плату «натурой»:
продуктами и товарами. Также перечисляют деньги на квартплату и коммунальные платежи. Иногда выдают
чеки в магазин, который должен предприятию, чтобы мы «купили» себе нужный товар. Так что деньги
приношу в семью только я. Стоимость «натуральных выплат» мужа составляет также примерно 500 тысяч
рублей. Других источников дохода нет.
Приведем результаты бюджетного обследования в одной из семей рабочего,
состоящей из 6 человек: жены, двух детей и родителей. Их доходы в феврале 1997 года
состояли из следующих статей:
заработная плата жены премия заработная плата мужа из них в натуральной форме (мясными продуктами) неофициальный приработок из них в денежной форме в натуральной (4 бутылки водки) пенсия матери пенсия отца Всего:
384 000 рублей;
312 000 рублей;
900 000 рублей,
216 000 рублей;
208 000 рублей,
160 000 рублей,
48 000 рублей;
402 000 рублей;
402 000 рублей;
2 608 000 рублей.
Если учесть стоимость доходов в натуральной форме, то среднедушевой доход в
семье составил 434 000 рублей. Прожиточный минимум в феврале месяце в г. Сыктывкаре
был утвержден в размере 426 300 рублей. Таким образом, месячный доход семьи едва
обеспечивает его. Следует также отметить, что заработная плата мужа была выдана только
за декабрь месяц и то, часть ее была, по словам жены, «навязана в виде колбасы и мяса по
цене выше магазинной» (примерно четвертая часть доходов мужа получена в натуральной
форме). Поскольку полученных денег не хватало на удовлетворение всех потребностей, то
была потрачена часть денег, накопленная «в лучшие для семьи времена» на покупку
квартиры, так как им приходится жить вшестером в двухкомнатной квартире. Сумма
израсходованных сбережений составила примерно столько же, сколько было заработано
семьей за месяц: 2 250 000 рублей. С учетом этих ресурсов прошлого среднедушевой
доход семьи удвоился, но структура его свидетельствует о недостатке заработанных
средств для обеспечения материального благополучия семьи. Ниже будет дан анализ
расходов данной семьи.
В ряде случаев определенную часть семейного бюджета составляют долги,
переходящие из месяца в месяц. В ряде семей вместо долгов - “безвозмездная” помощь
родителей.
18
В некоторых семьях одним из источников дохода являются государственные
пособия по безработице, на детей, по инвалидности и т.д. Среди рабочих леспромхозов
доля получателей пособий выше, чем в городе. В связи с закрытием предприятий для
многих из них - это единственный источник денежных поступлений.
Компенсаторную
функцию
в
городских
семьях
выполняют
семейное
взаимодействие, ресурсы прошлого и домашняя экономика. В условиях скрытой и явной
безработицы среди рабочих и их семей намечается четкая тенденция на выживание за счет
подсобного хозяйства и огорода. Их наличие расценивается в качестве альтернативы
основной работе или, по крайней мере, одной из основных статей семейного дохода. Рост
домашней экономики на фоне экономического кризиса и снижения ожиданий
государственной и корпоративной поддержки ведет к восстановлению традиционных
способов хозяйствования и выживания, основанных на семейных, клановых или
соседских связях, опирающихся на домашнее хозяйство и сети родственного бартерного
обмена услугами и продуктами.
Интервью 47.
«Дача - хорошее подспорье. В прошлом году, когда семья испытывала материальные трудности, спасала
только дача, так как семья жила только на продукты выращенные на дачном участке: картофель, огурцы,
помидоры и т.п. Деньги уходили только на оплату квартиры, коммунальных услуг и покупку хлеба.
Выращенного урожая хватает на весь сезон, до следующего урожая».
Интервью 36.
«Раньше дача не нужна была, а теперь без нее не прожить».
Часто в семье роль кормильца берет на себя женщина, которая быстрее
соглашается на снижение своего статуса при переходе на другую работу, где реже
задерживают заработную плату.
Интервью 2.
В данное время жена является основным кормильцем в семье, так как ее заработная плата немного выше и
выплачивается регулярно».
Интервью 5.
Семья состоит из трех человек: я, муж и ребенок. Я зарабатываю около миллиона в месяц. Мужу заплату не
платят. До мая месяца прошлого года он был безработным. Пособие до сих пор не выдали. Сейчас работает,
но зарплату также не выдают. Выплатили только один раз - 300 тысяч рублей и все с тех пор не платят. Он
подрабатывает. В месяц примерно 100 тысяч рублей выходит. Дачи нет.
Интервью 15.
Семья состоит из 9 человек: я, 67-летний муж, две несовершеннолетние дочери, семья старшей дочери (ее
муж, мой зять, двое детей), сестра. Живем все в двухкомнатной неблагоустроенной квартире, общей
площадью в 23 кв. метра.
Муж мой уже на пенсии, но работает теперь вместо меня сторожем в ГПТУ. Получает около 300 тысяч
рублей в месяц и пенсия у него - 265 тысяч рублей. Зять работает и даже на двух работах, но вот уже восемь
месяцев ничего не получал ни на одной из них. Сестра работает посудомойкой в столовой и тоже денег не
видит. Заработную плату она берет «натурой»: продуктами.
Помочь мне не кому. От мужа я ничего уже не жду. Дочка - в отпуске по уходу за ребенком. У меня еще двое
несовершеннолетних детей, которых надо вырастить. Квартиру эту еле-еле выбили, как беженцам. И вряд ли
нам дадут другую. Дочка вышла замуж здесь. Зять обещал, что вот-вот ему квартиру дадут. До сих пор с
нами живут. Дачи нет...
19
Исследование показало, что характерными чертами складывающейся системы
обеспечения являются: падение реальных доходов и доли заработной платы в них,
дисбаланс
между
доходами
и
расходами,
развитие
домашней
экономики
и
совместительства в качестве альтернативы спаду производства и государственной системе
поддержки. Основой жизнеобеспечения бедных семей становятся также ресурсы
прошлого (накопления, жилье, имущество и т.п.) и семейная поддержка.
Стандарты потребления и стратегия расходов в переходный период.
Практически во всех рассматриваемых семьях основной расходной статьей в
настоящее время является покупка продуктов питания. Причем
расходы
на
продукты
существенно превосходят траты на непродовольственные товары (от 50 до 80% семейного
бюджета). Наиболее распространенной является «диета», состоящая из хлеба и
хлебопродуктов, молока и овощей. Следует отметить, что снижается ассортимент
покупаемых продуктов и их количество. Примерно пятая часть семейных расходов на
питание приходится на хлеб, примерно столько же - на молоко и мясные продукты,
шестая часть - на овощи, учитывая, что большая часть потребляемых овощей, как правило,
не покупается, а выращена на собственных дачах и огородах.
Интервью 20.
«До 1991 года могла позволить себе выехать за пределы республики, приобрести мебель, одежду. В
настоящее время деньги уходят в основном на приобретение продуктов питания и необходимой одежды»
Интервью 50.
«Деньги уходят только на продукты питания, не всегда покупаем молоко, овощи; колбасу и сыр вообще
никогда не покупаем. Раньше жилось легче. Денег хватало и на одежду, и на покупку мебели, одежды. А
сейчас, начиная с 1990 года, не купила ни одного платья, ни одного комплекта нижнего белья. Все старое
донашиваю. Хорошо, старые запасы помогают».
Интервью 45.
«Распределение денег на месяц не планируем, так как денег не хватает даже на продукты питания,
приходиться экономить: колбасу покупаем очень редко, пельмени - раз в месяц, молоко - раз в неделю.
Ежемесячно платим за квартиру. Кое-что покупаем двойняшкам. Сейчас заказала себе зимнее пальто,
которое шьется в СПТУ, так как там дешевле. Пальто будет без воротника: возможности купить чернобурку
или песца нет. Экономим на транспорте: ездим бесплатно «зайцем» или ходим пешком. Иногда приходиться
занимать деньги у соседки на продукты питания. Раньше до 1990 года денег хватало и на еду, и на одежду
детям, покупали мебель. Нам много не надо, лишь бы желудки были сытыми. Отремонтировать бы старый
черно-белый телевизор - новый не нужно, да возможность одевать детей. Вот и все, что нам нужно».
Оставшиеся средства тратятся на оплату жилья, хозяйственные товары, бытовые
услуги и одежду. К примеру, в семье из шести человек, чьи доходы рассматривались
выше, квартплата, оплата детского сада и дачи в сумме составили около 40% средств,
потраченных на потребительские товары, или 18% всех израсходованных за месяц денег.
Примерно пятая часть потребительских расходов
ушла на покупку хозяйственных
товаров и столько же - на покупку женской и детской одежды.
20
Как правило, товары длительного спроса приобретены до 1991 года и в
пореформенный период практически не покупались. Аналогичная ситуация с жильем.
Примерно половина семей испытывает жилищные проблемы и не имеет возможности их
решить. Преобладающее большинство рассматриваемых семей также не имеют
возможности выехать на отдых за пределы республики; дать детям качественное
образование.
В большинстве семей действует режим жесткой экономии. Исключение составляют
асоциальные семьи, где нерациональные расходы усугубляют нужду.
Несмотря на серьезные материальные проблемы, с которыми сталкиваются
практически все рассматриваемые семьи, среди них условно можно выделить два типа в
зависимости от наличия ресурсов и рациональности их использования. Повторим, что в
число ресурсов мы включаем следующее: 1) материальные ресурсы прошлого (жилье,
товары длительного пользования, дача, накопления); 2) семейный доход; 3) социальные
ресурсы: статусные характеристики человека и семьи, социальные связи и семейная
поддержка. Их наличие или отсутствие существенно определяют стандарты потребления
и стратегия выживания семей.
Проблемные семьи: из-за отсутствия ресурсов прошлого, в первую очередь жилья; низкого
дохода и ограниченных социальных ресурсов в этих семьях минимальны шансы
поправить материальное положение. Часто это неполные семьи или семьи «городских
крестьян», недавно приехавших в город из села; семьи, где глава имеет низкое
образование и, соответственно, низко квалифицированную и мало оплачиваемую работу.
Иногда, все эти характеристики присущи одной семье. Это семьи с низкой степенью
адаптации, когда для выживания используются старые модели жизнеобеспечения,
связанные с экономической зависимостью от государственных пособий, родительской
помощи, долгов. Как показали результаты исследования у таких семей ограниченный круг
друзей и близких. Их референтная группа не демонстрирует иных, более активных и
предприимчивых моделей поведения и потому не может повлиять на изменение
(повышение) социального статуса. Социальная изоляция проявляется не только на уровне
общения с другими социальными категориями, но и в рамках самой семьи через
ослабление семейных уз между детьми и родителями и слабость семейных связей вообще.
Здесь
перспективы поправить
материальное положение минимальны, стандарты
потребления ограничены самым необходимым и нуждаемость может стать постоянной.
Временно бедные семьи. Для этого типа семей характерным является наличие
материальных ресурсов прошлого, которые компенсируют низкие доходы. Здесь
21
распространена семейная поддержка и ориентация на самопомощь. Часто женщина
выступает стратегом семейных расходов, контролируя рациональное использование
средств. Изменение систем жизнеобеспечения происходит посредством адаптации людей
к меняющейся социальной среде и складывающейся хозяйственной ситуации. Степень
адаптации
зависит от рационального и эффективного использования имеющихся
материальных и социальных ресурсов.
Стиль жизни.
Расходование времени является одним из показателей образа жизни различных
социальных групп. «Время - одна из форм богатства человека, социальной группы и
общества. Оно распределяется и используется в соответствии с достигнутым уровнем
производительных сил и характером производственных отношений. Время выражает
пространство и меру человеческой деятельности» [16, с.235]. С помощью показателей
распределения занятий по времени можно проанализировать поведение людей в сферах
труда, быта и отдыха. Основными видами деятельности являются:
1)
оплачиваемая работа и виды деятельности, связанные с ней;
2)
домашний труд и удовлетворение бытовых потребностей;
3)
удовлетворение физиологических потребностей;
4)
свободное время (образование, общественная деятельность, отдых и развлечения и др.);
В системе повседневной деятельности живущих за чертой бедности в настоящее
время особое место занимает труд, обеспечивающий выживание. После того как отпала
необходимость стоять в очередях, сэкономленное время расходуется на зарабатывание
денег. Работа и усердие становятся основным источником достатка. Однако когда
оплачиваемая
работа
все
меньше
обеспечивает
семье
прожиточный
минимум,
альтернативными источниками жизнеобеспечения становятся дополнительная работа,
приработки в разных формах, а также труд в домашнем хозяйстве. Временные затраты на
эти виды деятельности значительно увеличились за счет рабочего и свободного времени.
Следует отметить, что приработки в основном связаны с основным местом работы, с
использованием рабочего времени и места. Отчасти это компенсирует низкую заработную
плату или ее задержки. Существенным подспорьем также становится и труд в
натуральном хозяйстве. Дачи, огороды стали не просто местом времяпровождения и
отдыха, а источником средств существования. Реально только три эти составляющие
производительного труда совместно позволяют выживать.
22
Домашняя работа в таких семьях как правило перекладывается на менее занятых
или распределяется поровну между членами семьи. Поскольку, как отмечалось выше,
женщины в некоторых семьях становятся основными кормильцами, то в этом случае
домашние обязанности перекладываются на мужей.
Подчинение жизни проблеме выживания вытесняет на второй план досуг. Ходить в
гости к друг другу сегодня стало неприличным. Распространено проведение свободного от
домашних обязанностей времени у экранов телевизора. Посещение кинотеатров и
выставок случается крайне редко из-за слишком высоких, по мнению опрошенных, цен на
билеты.
Экономия времени с утратой очередей пока что не обогатило комплекс видов
деятельности в свободное время (согласно К.Марксу именно расширение рамок
свободного времени составляло подлинное богатство общества).
Социальный минимум.
Мы пошли по пути определения бедности не в спорных терминах "уровня дохода"
и "прожиточного минимума", а в понятиях степени, с какой бедные исключены из стиля
жизни, который является обычным, общепринятым и ожидаемым в обществе сегодня. В
этом смысле бедность относительна и характеризуется "вынужденным отсутствием или
недостатком социально-осознанного необходимого".
"По доходу я себя считаю нищей, т.к. живу от зарплаты до зарплаты, не могу свободно тратить деньги, не
задумываясь. Материальное благополучие - это когда деньги можно тратить все время. Мне не нужно ни
дачи, ни машины, нужны только деньги."
" Для нормальной и обеспеченной жизни нужен муж с хорошей зарплатой."
"Бедные - это все те, у кого низкооплачиваемая работа и плохое жилье."
"Я себя отношу к бедным, т.к. очень мало получаю денег из-за низкооплачиваемой работы. Для
обеспеченной жизни необходимы: хорошая работа с большой зарплатой, хорошее образование и
трудолюбие."
Осознаваемый минимум, отсутствие которого позволило отнести себя к бедным,
связан с тремя показателями: доход (чтобы избежать бедности, по мнению респондентов,
должна быть "хорошая заработная плата", причем в количественном выражении критерий
"хорошая" варьируется);
работа (обязанная, как правило, своей положительной или
отрицательной характеристикой первому показателю. Недаром интервьюируемые на
первое место при выборе работы ставят вопрос оплаты, а не ее интереса. Оплата смиряет с
рутиной и неквалифицированным трудом, с работой не по специальности и т.д.); жилье .
23
Что касается жилья - одного из показателей положения человека и принятых норм
потребления, жилье как индикатор социального статуса приобретает новое качество: не
просто факт наличия жилья определяет благополучие, а прибавляются новые критерии его
оценки: удобства, заселенность, район и т.д.
Что же понимается под "хорошим доходом", достаточным для того, чтобы
подняться над чертой бедности? В основном положительная оценка дохода связана с
возможностью удовлетворить основные потребности в еде и одежде. Сюда респонденты
не включают расходы, связанные с посещением театров, кино, выставок и других
"культурных мероприятий". Нет претензий на модную одежду.
Осознание необходимого минимума для того, чтобы не считаться бедным, связано
не только с реалиями сегодняшнего времени, но и с воспоминаниями о жизненных
стандартах «золотого века» до реформ 90-х годов. Как правило, в «социальный минимум»
опрашиваемые включают стандарты жизни, доступные им до 1991 года: возможность
отдыха за пределами республики, образования детей и работы, обеспечивающей
«нормальное» существование. Утрата этих благ не компенсируется приобретениями
современности:
разнообразием
товаров,
возможностью
приработка
и
выбора
индивидуальных стратегий дохода, потребления, отдыха.
Заключение.
Несмотря на полярные рассуждения можно выделить ряд общих черт восприятия
данного явления в пореформенной России 90-х годов: во-первых, преобладание
понимания бедности как абсолютной категории наряду с осознанием ограниченности
такого подхода; во-вторых, сопряжение проблем бедности с формирующимся рынком
труда, а также со специфическими формами повседневной жизни семьи и домохозяйства;
в-третьих, представление данного феномена как следствия особого экономического
состояния и социальной политики.
По существу, бедность конструируется, с одной стороны, рассуждениями о ней, а с
другой - социальной политикой. Причем процесс “открывания” и репрезентации бедности
непрерывно продолжается, демонстрируя все новые образы нужды и неравенства.
Можно выделить несколько исходных моментов при определении бедности. Во-первых,
проблема бедности тесно связана с уровнем общественного развития. Бедность - это не
только эмпирическая реальность, но и совокупность социальных норм, санкционирующих
отношения между имущими и неимущими, органами социальной защиты, частными
благотворительными организациями и низшими слоями населения, а также норм,
24
выделяющих минимально допустимый уровень потребления благ и услуг. Норма
устанавливается как официально - государством, так и неофициально - “народом”. Вовторых, бедность относительна, а потому постоянна. Существование бедности естественно и закономерно во всех государствах. Поскольку полное социальное равенство
невозможно, о чем свидетельствует опыт не одного поколения, то невозможно и
ликвидировать бедность, тесно связанную с проблемой социального неравенства. Можно
лишь уменьшить крайние формы проявления бедности, но нельзя полностью ее
уничтожить. Таким образом, второй переменной, объясняющей бедность является
социальное неравенство. Как и социальное неравенство - это непостоянная величина, в
разные исторические эпохи и в разных странах бедность имеет свои проявления. К
примеру, бедность прошлого столетия (Х!Х века) - это по меткому определению Ч.Бута,
социальный минимум, необходимый для того, чтобы не умереть с голоду. Бедность
современной Америки - невозможность участвовать в общепринятом стиле жизни. Что
касается бедности в России, то вряд ли можно сегодня говорить о бедности в России как о
проблеме борьбы с голодом. Это проблема социального исключения, сопряженного не
только с отсутствием или недостатком материальных ресурсов, необходимых для
поддержания общепринятых условий жизни, но и связанного с ограничением прав на
труд, жилье, здравоохранение, образование и т.д. Сегодня вне социальной структуры
общества наряду с традиционными категориями аутсайдеров: бездомными, безработными,
бывшими заключенными, - оказываются работающие в неблагополучных отраслях
экономики, пенсионеры, неполные семьи, беженцы и т.д.
С использованием разных методов измерения бедности, число бедных изменяется,
что свидетельствует о спорности любого метода. Выбор любого из них определяется
проводимой социальной политикой и возможностями государства. Противоречивость
абсолютных методов измерения заключается в их абстрагировании от общего уровня
жизни населения и исключении социально-культурных факторов воспроизводства
бедности:
они
основываются
на
стандартной
схеме
семейного
бюджета,
удовлетворяющего либо минимально-необходимые, либо рациональные потребности без
учета
социально-культурных
статистические
данные
особенностей.
информацией
о
Поэтому
региональных,
необходимо
групповых
дополнить
особенностях
стандартов потребления и образа жизни населения. В ходе исследования выявлены
приоритетные стандарты потребления, осознаваемые необходимыми для жизни в
современном российском обществе. В основном они связаны с утраченными благами
25
советского времени. На вопрос насколько распространены эти утраты среди других
социальных слоев сможет ответить количественное исследование.
Использование абсолютных критериев нужды спорно и потому, что современная
социальная политика не ориентирована на денежную помощь всем неимущим в силу
недостатка ресурсов. Адресная помощь опять же предполагает выделение ряда проблем в
различных социальных группах, которые следует решить в первую очередь.
Список литературы.
1. Polanyi K. The great transformation. Boston: Beacon press, 1957. Pp.83-84.
2. Mitchell Dean. The constitution of poverty. Toward a genealogy of liberal governance.
London: Routledge, 1991.
3. “Об оказании адресной социальной помощи малообеспеченным категориям населения
Эжвинского района г. Сыктывкара”. Постановление главы администрации Эжвинского
района №392 от 12 апреля 1996 года.
4. С Заславская Т.И. Новые данные о доходах россиян. // Экономические и социальные
перемены: мониторинг общественного мнения. 1995. №4. С.7-16.
5. Зубова Л.Г. Представления о бедности и богатстве. Критерии и масштабы бедности. //
Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1996. №4.
С.38-42.
6. Макоули А. Определение и измерение бедности. // Бедность: взгляд ученых на
проблему. М.: Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН,
1994. С. 7-23.
7. Методические рекомендации по расчетам прожиточного минимума по регионам
Российской Федерации. М., 1992. С.2.
8. Scott W. The concepts & measurement of poverty. Geneva,1989
9. Townsend P. Poverty in the United Kingdom. Berkely: Univ. of California, 1979.
10. Вячеславов В., Ковалев В., Шабаев Ю., Ярошенко С. Республика Коми: экономика,
политика, национальные отношения.// Вестник Государственного Совета РК.
Сыктывкар.1996. №3; Вячеславов В., Ковалев В., Шабаев Ю., Ярошенко С. Время и
бремя кризиса.// Вестник Государственного Совета РК. Сыктывкар.1997. №1
11. Зубова Л., Ковалева Н., Хахулина Л. Бедность в новых экономических условиях.//
Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1994. №4.
С.25-30; Хахулина Л.А., Тучек М. Распределение доходов: бедные и богатые в
постсоциалистических обществах (некоторые результаты сравнительного анализа). //
Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1995. №1.
С.18-22.
12. McAuley A. Inequality and poverty. // Russia in transition. Politics, privatization and
inequality./ Ed. By D.Lane. London: Longman, 1995. Pp. 177-198.
13. Townsend P. Poverty in the United Kingdom. London. Berkeley: Univ. of California, 1979. 1216p.
14. Style of life // International Encyclopedia of Social Sciencees./ Ed. by David L. Sills. V.15.
New York: Free Press, 1968. P.321-322.
15. Львов Д.С. Путь российских реформ: варианты выбора.// Экономические основы
формирования региональной политики: опыт, проблемы, перспективы. Материалы
научно-практической конференции. Екатеринбург, 1996. С. 10-23.
16. Патрушев В.Д. Бюджеты времени: документированные свидетельства образа жизни
людей. // Социология в России / Под ред. В.А. Ядова. М., 1996.
26
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа