close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
Белые слоны.
Я. 25 лет. Актёр.
Она. 24 года. Актриса.
Брат. 30 лет. Плавильщик.
Сцена 1.
(Мы стоим голые, долго молчим)
Я. Белые слоны…
Она. Чё белые слоны?
Я. Да не знаю, что-то привязалось - белые слоны
Она. Приснились тебе, что ли?
Я. Да нет.
Она. А чё тогда?
Я. Может, картина такая есть? Или песня?
Она. Не знаю.
Я. Ладно, забей. Я решил написать про нас пьесу. Она будет называться «Белые слоны» про тебя и меня.
Она. А почему белые слоны? Хуже не придумаешь!..
Я. Ну вот так примерно, и сами же и будем играть. Я уже кое-что придумал, всё будет
ясно и просто, и мата почти не будет, единственное, боюсь, что у меня совсем не будет
времени. До октября нужно максимально много успеть, потом начнётся…
Сцена 2.
Я. Ну что, с началом конца света!!!
Она. С новым годом! Счастья тебе! Пусть в новом году будет много поводов для радости!
Я. Я так и не сплю почти, как пару дней высплюсь - снова бессонница.. Жду, что ответят
эти люди, пока - тишина. Вообще, тут плодотворно работается, и мысли такие
завершенные. Какой спектакль Виктюка тебе нравится?
Она . «Служанки». Когда приедешь? Я каждый день хожу на вокзал, встречаю поезда, а
тебя все нет. А у нас мороз… Холодно.
Я Вот эти самые «Служанки» я уже четвертый день пытаюсь посмотреть, хотя меня,
конечно, манят красивые полуобнаженные мужики. Я думаю, что через неделю, так как у
мамы обмороки каждый раз, когда я говорю об отъезде, так что если через неделю тебя не
будет, я прокляну и тебя, и всё, что между нами, и вычеркну из жизни, и тебе больше
незачем будет ходить на вокзал.
Она. А я буду ходить и встречать поезда, много поездов!.. Одиноко стоя на перроне..
Девятого –Люк Персеваль, я тебя приглашаю.
Я. С удовольствием! Я настолько одичал, что пошёл бы даже в придорожную забегаловку
вроде театра комедии. Мне нужно будет попросить у тебя пару советов касательно пьесы,
думаю, я в тупике: нет конфликта, нет темы, это, кажется, опускает материал до уровня
бульварной пьески.
Она. Ты когда приедешь уже?
Я. Да скоро приеду. А девятого у меня спектакль и, видимо, ты, как обычно, пойдешь на
Персеваля без меня. Погода паскудная, время летит, внутри у меня состояние постоянной
тревоги, и никак не проходит, но хоть сплю от усталости. Мне кажется, что когда
плаваешь там, где мелко, царапаешь живот и колени, стираешь душу…
Она. Вот, не зря я хожу в бассейн.
Я. Ну да, я как раз об этом. Сейчас шёл домой, и ветерок дунул, но не будь я поэт, если
это просто ветер; это природа хочет сдуть пыль с этой затхлой земли, чтобы она
поднялась и песком засыпалась в глаза неправедных ,и заставила их плакать.
Она. Это из пьесы? Да, это о каждом, это может взорвать и заставить задуматься.
Я. Посмотри один из самых лучших фильмов современности великого режиссера Кусена
Арабова. В главной роли, я считаю, легенда кинематографа, кстати , жена гениального
сценариста Юрия Кравчука, Зинаида Вайтнех , фильм называется " Мальчик Саша уходит
воевать". Это простая история, как у парня, школьника , друг увел девушку, и он спился
через 40 лет в Казахстане.
Сцена 3.
Я. Ну что, мой друг, пишу тебе из далекой и кому- то холодной, кому - то душной, но мне,
впрочем, безразличной Москвы, я спиваюсь помаленьку!
Она. Я плачу! Береги мозги! Как там пьеса, ты еще пишешь её? Когда в Питер?
Я. Я ломаю голову, о чём она будет, пока ничего не решил, зато рыбачу, приеду в среду,
но боюсь, что совершу прыжок в небытие…
Она. Я завтра буду в Москве, могу заехать к тебе на пару дней.
Я. Хочешь заехать ко мне? Я не против.
Она. Сходим на рыбалку.
Я. Можем еще и по грибы!
Она. Да! Я люблю грибы!
Я. И в Филармонию! Ты, правда, приедешь? Я плачу!
Она. Вытри слезы, ты же мужчина!
Я. Рядом с тобой я - мальчик . В общем, передумаешь, пиши прямо - нашла себе мужика,
режь ножом по сердцу. Как тебе Москва?
Она. Я еще в Питере, через час поезд, но…
Я. Как тебе Москва? Мне вообще по барабану, где ты.
Она. Прости, не поняла. Приехать не получится!
Я. Почему?
Она. Планы изменились.
Я. Я плачу…
Она. Что- то случилось? Плохой клёв?
Я. Как же ты меня чувствуешь.
Она. Да, я же тонкий человек.
Я. Я бы сказал – прозрачный.
Она. Еду в купе одна!
Я. Вот это свобода!
Сцена 4. (Я пою песню собственного сочинения)
Она. Привет! Я вернулась!
Я. Нет, малыш, порой мне кажется - ты никогда не вернёшься. А я приболел, сижу дома.
Она. Это болезнь на тебя лирику навеяла?
Я. Когда я писал тебе о своих чувствах, это был алкоголь, а сейчас, конечно, слабость
физическая обнажила душевную муку..
Она. Ты мой метафорист.
Я. Я скучал по тебе.
Она. Ну, Слава Богу! Думаю, что для общего блага, нам всё-таки придётся когда-нибудь
пожениться.
Я. Я не против . Что будем делать?
Она. А что ты предлагаешь?
Я. Всё, что я предлагаю, ты обычно отвергаешь.
Она. Сегодня я буду оригинальна. Когда тебя ждать?
Я. Буду завтра вечером, если не запью, делаем всё, как запланировали.
Она. Уж не запей, пожалуйста, я очень хочу наконец тебя увидеть.
Я. Отдохни хорошо, мой мальчуган, потом у нас будет много работы, только замуж
повремени, я сейчас слишком слаб, чтоб это пережить.. .Не знаю, как и когда, но меня
покорила эта песня, как покорила ты в своё время, я не говорю, что твое время прошло, я
лишь говорю о песне. (Океан Ельзи обiйми) Мне кажется, ты живешь с каким - то
мужиком.
Она. Почему обязательно с мужиком, я что, не могу жить с парнем, что ли?
Я. Понятно всё …
Она. Ты бы лучше пьесу писал..
Я. Мне кажется - ничего не получается…
Она. Почему? Завтра будет большой кастинг, я смогу отнести твои фотографии
Я. Ура! Я безумно счастлив! Ес-с, блять, мы будем сниматься в большом кино!!!
Сцена 5
Я. Алё, да? Да? Я не слышу тебя нихера!
Брат. Я не знаю! Либо в этот день к тебе рвану, либо на следующий.
Я. Ты на машине? Или пешком? Или на осле?
Брат. Осёл - машина, брат, е-е-е-е-е! Должен на машине.
Я. А, ну давай! Адрес помнишь, возьми плавки и тёлок!
Брат. Только плавки!
Я. Тогда не будет тёлок!
Брат. О, кей!
Я. Что- то ты легко смирился, пидор, да? На сколько приехать собрался?
Брат. Как получится!
Я. А денег у тебя полно?
Брат. Не, не получится!
Я. Ты что, тачку перегонять будешь?
Брат. Что? Чью?
Я. Что чью?
Брат. Тачку перегонять будешь?
Я. Я? Не, не буду!
Брат. Согласен…
Я. Новый год чё ? У нас, прикинь,- 30, 31 и 2- спектакли!
Брат. Я с 31 на 1 в ночь
Я. Неплохо, так и живем, короче, весело и ярко! Как погода?
Брат! 34, жара!!!!!!!!....
Сцена 6.
Я. Я тоскую по тебе как персонажи Чехова по Москве.
Она. Пауза.
Я. Встрянем мы скоро глубоко и плотно.. Пьесу так и не дописал, так что мне тебя
порадовать нечем, разве тем, что ты мне приснилась позавчера, и мы спали вместе, и я
тебя обнимал, и больше ничего, правда, когда обнимал, одной рукой держал за грудь..
Она. Это уже что- то. Когда приедешь?
Я. Приеду 15 или 14, или 13, но не раньше, вот и месяц пролетел, как обычно - никто
ничего не понял.
Она. У нас льет дождь.
Я. Не грусти пока, вот я приеду - грустно будет. Ждешь меня?
Она. Пауза
Я. А у меня украли мои любимые солнечные очки, я чуть не заплакал, это была
единственная дорогая вещь, и ту украли.
Она. Пауза
Я. Ты там влюбилась, наверное? Такая разговорчивая, одухотворённая!.. Да попрет, рано
или поздно, всё равно попрет, главное - работать, Дядя Ваня! А, вообще,ты приглядись к
тому парню, что у меня на фото в паспорте, может,что-то ёкнет в твоем курином сердечке
Она. Он - ничего, если честно, Женя ему во многом проигрывает
Я. Ах, она уже и Женя.
Она. Да, мы уже на ты.
Я. У меня нет нападок к моей новоиспеченной лесбийски настроенной подруге,
единственное,чего я хочу -это третьим к вам.
Она. Я думаю, это у меня не навсегда, просто некий опыт в мою актерскую копилочку .
Я. Не знаю, со мной могло бы быть интересно, ну да что я, как бабка у разбитого корыта,
проиграл Ганька... И сегодня, небось, с ней была…
Она. Я сейчас открыта для любых предложений, вот она уедет - можем попробовать с
тобой для сравнения, почему нет? Я же звала тебя в гости, и, заметь, ты сам отказался,
что за предрассудки…
Я. А эти люди! Начали лить холодную воду - посмотрим,чем это кончится! Ух, мне это
нравится, меня как будто хлещут плёточкой по попке.! Целую тебя, сейчас закончатся
деньги на телефоне, а всё остальное останется и никуда не денется.
(Связь обрывается. Она подходит к нему, раздевает его, делает минет, они стоят голые.)
Я. Белые слоны…
Она. Чё белые слоны?
Я. Да не знаю, что-то привязалось - «белые слоны»
Она. Приснились тебе, что ли?
Я. Да нет.
Она. А чё тогда?
Я. Может, картина такая есть? Или песня?
Она. Не знаю…
Я. Ладно, забей…
Она. Это ты написал?
Я. Что?
Она. Ну вот это: «Она подходит, делает минет…»
Я. Но это ведь моя пьеса.
(Свет гаснет)
Сцена 7.
Брат. Слушай, нужна доверенность на хату, твоя и мамкина.
Я. Нашлись покупатели , что ли? Завтра созвонюсь с мамкой!
Брат. Пока нет, но там для оформления документов нужна доверенность, а то все думают,
что я пиздобол.
Я. Так понятно, так будут и с доверенностью думать, а еще, что ты – мудак!
Брат. Согласен.
Я. Как у тебя там, весело? Отец забухал.
Брат. Да вообще - класс! Веселью нет предела. Чей отец забухал? Мой? Лет 20 назад…
Я. Чтоб сделать доверенность, нужны твои паспортные данные, размер одежды и твой iQ,
и мамка молится, что ты сам ее продашь, а мы тебе заплатим бешеные 1,5 процента от
продажи!
Брат. Согласен.
Сцена 8.
Я. Просыпаюсь - куча сообщений от каких- то баб, от тебя - ничего!.. Ну как так? Я не
понимаю. У меня еще с перепоя трясется указательный палец левой руки, и я не могу его
остановить, а так бы я тебе пригрозил.
Она. Я уже ложусь, спокойной ночи.
Я. Давай спи, если приснюсь тебе ночью, сильно не кричи, береги горло.
Она. Постараюсь.
Я. Если уж не приезжаешь раньше, то хоть отмени урок в воскресенье.
Она. Я же должна буду их как-то отрабатывать, получится, что это уже третий урок, меня
не поймут, зато в воскресенье вечером я вся ваша.
Я. Ох, я похож на веревки, которые вьют, и у меня волевой паралич
Она. Возьми себя в руки, как же ты будешь справляться со мной, когда я приеду?
Я. Не знаю, я чуть не надорвался, когда ты навалилась на меня всей своей мощью,
сегодня вместо прогноза погоды передали, что со дня на день попрет.
Она. Я искуплю свой долгий отъезд, я не буду вредничать и буду тебя слушаться.
Разговор с братом по душам.
Я. Не, ну я, вроде, стараюсь - не получается пока. Конфеты там, песни, ну она не любит,
когда совсем прям лирика, что ли, когда мягкий совсем,- не любит… Я боюсь, что не
понравится, как я делаю, ну она- да, капризная немножко, но это не страшно, я не хочу
,чтоб она приходила, как в гости, я хочу , чтоб она как хозяйка была, ну и я тоже чтобы
был.
Брат. Ну ты не бойся, попробуй, она ж, наверняка, не зверь какой-то .
Я. Да просто я когда один на один с ней остаюсь, я такой нерешительный становлюсь, я
боюсь немножко, ну она не зверь, она хорошая, такая маленькая, она во мне очень
нуждается, она могла бы тоже сама что- то придумать, видя, как мне нелегко.
Брат. Я даже не знаю, но ты все равно мужик, должен сам принимать решения, делать там
поступки разные, они же все слабые женщины, это не их задача, ты учись, не бойся.
Я. В общем так, не будешь нормально репетировать во всю мощь, вылетишь к чертовой
бабушке из коллектива, будешь всю жизнь на детей голосок свой срывать, и, запомни : я
парень радикальный, и, если уж совершать поступки, то в субботу ты говоришь, что
заболела, что тебя сбила машина, что ушла в ополчение, и отменяешь занятия, всё,
спокойной ночи.
Она. Я не приеду.
Я. Почему?
Она. Не спрашивай.
(Пьяный дебош )
Сцена 9.
Она. Где ты? Я волнуюсь.
Я. Спи…
Она. Не спится без тебя что-то.
Я. Я занят. Я не стал писать тебе на телефон, думаю, вдруг ты уже спишь.. Я переживаю,
что коротко подстригся, и еще я переживаю, что эти люди так и не позвонили, в ожидании
- говно… И еще я переживаю что что- то много я из-за всего переживаю, еще я приболел и
пью горячий чай, и даже нет сил выйти из этой комнаты. Ты чего не спишь?
Она. Да уж выспалась сегодня днём.
Я. Понятно. Слышу : настроение - отпад.
Она. Пройдёт.
Я. Чужая.
Она. Злая, мутная, с плохим чувством юмора, без денег, всё время плачу; конечно, чужая,
кому такая нужна? Нужна весёлая!
Я. Грустная, не чужая…
Она. Я и была всегда для тебя чужая…
Я. Приплыли… 5 лет общения... Ты не говорила, что ты черепаха с панцирем из прошлой
жизни, а я охеренный метафорист . Останусь сидеть на кресле, на своей геморройной
жопе, подумаю о жизни, доброй ночи тебе!
Она. Я тоже о ней подумываю, спокойной ночи.
Сцена 10.
Я. Ты куда пропал? Ты читал, что я пишу? Мои статьи о зоофилии, тупое ты животное?
Куда ты пропал? Мудило ты, позвони, как мозг включишь, это важно!
Брат. Заебал, пока некогда, мать на операции, пока не до хаты.
Я. Так, а я с каких краёв это должен знать ,если ты нихера не пишешь!
Брат. Вот и не пишу, потому что некогда, че вы там панику наводите, здесь говорят,что
доверенность и продавай, че хочешь.
Я. Да мне, вообще, дохера, просто месяц тебе пишу… Че у тебя с мамкой?
Брат. Камни удаляют.
Я. Камни- хуйня, у меня были.
Сцена 11.
(частушки)
Я. Ты с приколом, я с приколом, не разрубишь ледоколом. На улице такое творится, а я
думаю, что меня так возит.
Она. Странный ливень перед новым годом..
Я. Ливень, перед странным новым годом.
Она. Ты, как всегда, точнее…
Я. Это из-за бороды, когда она отрастает - меня не остановить.. Пойду на улицу, поиграю
в футбол.
Она. Забей там пару хороших голов для меня.
Я. Лады.
Она. Можно добавить немного нежности, от этого борода не перестаёт расти, не боись!
Я. Да, я помню, но что - то стал бояться ! Целую, обнимаю; родная - не хочется, люблю не можется, котенок -это Никита Малинин, так что выздоравливай, подруга, не болей!
Она. В общем, борода…
Я. Так понятно, иначе мы о ней бы столько не говорили. Ничего, едем ко мне, может, мы –
не самое главное в этой жизни..
Она. Да, так и есть, это уже понятно.
Я. Всё, пока, а то я сейчас расплачусь или разозлюсь, или всё вместе, выздоравливай! У
нас еще кино, спектакли, столько всего интересного! ЮХУ!
Она. Юху!
Вместе. Юху!
Я. Я вчера подожрал так нехерово, и у меня свидания с белым камнем, придётся отменить
репетицию..
Она. Жалко, хотели последнюю репетицию в году..
Я. У нас много чего не случилось в этом году, даже последней репетиции..
Сцена 12.
Я. Я пил, пил и не смог пить, ребята поехали тусить в клуб, а я, как старый хмырь, поехал
в коммуналку, я старею… Я теряю прыть…Хорошо хоть, баб всегда хоть отбавляй !
Она. Анжелке привет! Пусть она только, падла, мою ночнушку не надевает
Я. Она в твою не влезет, она как никак 75 кг, и она уже жрёт твою ночнушку. Смотрел
передачу про Надежду Бабкину по первому каналу, всё, пиздец.
Она. Будешь смеяться, но я уже легла в постель. А ты?
Я. А я смеюсь, что ты так рано легла, не могу остановиться.
Она. Поздравляю! Мы уже четвертый месяц встречаемся!
Я. Оу, полегче, парень, я всё помню, я сам эту баньку затопил !
Она. Ну вот и не забывай вовремя подкидывать дровишки !
Я. Ты меня пугаешь, что банька может замерзнуть?
Она. Пугаю? Нет, тебя уже этим не напугать.
Я. Ладно, и ты не боись, тепленькая банька тоже неплохо !
Она. Ну так ты же сердечник, тебе по- другому и нельзя. Я как-то отключилась от всего,
буду думать обо всем этом, когда вернусь, а сейчас все здорово : ездили в Швейцарию,
там очень красиво, воздух такой, я прям дышала, запах чувствовала, Альпы в снегу,
прозрачное озеро, тепло, и светит солнце ! Я уже давно не отключалась так от своих
проблем.
Я. Не думай о деньгах, это всё такая херня, я прямо чувствую, как меня давит, и я
становлюсь маленьким –маленьким. Горы Альпы! Быть бы мне горой! Нет, ухерачила на
три недели в Альпы и пишет строчку в три дня. Молодец, Матрёна : горы, шампанское,
цветы, кафе, заебись!
Она. Хочешь, я пришлю тебе свои фотографии, но только я себе сделала интим прическу.
Я. А зачем ты поперлась ее делать, как только уехала, скажи мне, пожалуйста?
Она. Была в салоне красоты и просто не смогла удержаться.
Я. Девушка, несчастливая в браке, уезжая на море одна, в первую очередь меняет
прическу!
Она. Неплохо! Тебе, может, стоить составлять гороскопы или там прогнозы разные; я пью
херес, который настаивался 30 лет, очень вкусно.
Я. Ну херес знает, тебе надо там жить, я рад за тебя, что тебе там хорошо! Я за себя не
очень рад
Она. Ты вот говорил, что я тут влюблюсь, а этого не случилось.
Я. Ну как ты могла влюбиться, ты же меня любишь, а потом - это моя пьеса; ты
влюбишься тогда, когда я напишу.
Она. Это сарказм или как?
Я. Ага-га-га-га-га-га-га !
Она. Ты там опять пьяный? Или хочешь поругаться со мной?
Я. Я не пьяный! Наверно, поругаться хочу, но не буду
Она. Как нам удается даже на таком расстоянии создавать конфликт?
Я. Конфликт - признак связи.
Она. О, какой юмор, значит, ты еще не окончательно обозлился.
Я. Я думаю, ты не любишь меня нихера! А когда ты далеко, я не улавливаю ничего,
кроме устаревшей дружбы с припиской «целую» в конце, и это меня злит!
Она. Ты сам мне говоришь, чтоб я не причитала, что хорошо, что хоть так, а я давно тебе
говорю, что в нашем общении мало тепла!
Я. При чем тут, блять , говорить, что мало тепла, и то, что мало тепла; об этом можно и
не говорить, и так все понимают, никто не против тепла, но если его нет, зачем все время
говорить, что его нет!
Она. Я просто попросила тебя писать мне хоть немного о своих чувствах, я не могу
прочитать твоих мыслей, и если бы мне было все равно, я бы не просила. Я тоже не
чувствую больше твоей любви и тепла, но ты сказал,что теперь будет так, и мы с этим
живем уже давно.
Я. Охуенно сказал! Охуенно живем!
Она. А говорил, что мата не будет... Ты хочешь выливать на меня свою злость; я не
думаю, что это поможет нашим отношениям; если это помогает тебе, то, пожалуйста,
может, в этом и есть смысл. Если тебя настолько не устраивают наши отношения , тогда
зачем? Я не хочу вызывать в тебе столько злости.
Сцена 13
Брат. Вот данные: серия, номер паспорта.
Я. Хорошо! Ставь 12 миллионов, торг уместен, житуха пошла залихватская, бухай,
трахайся и денег не проси; я перешёл на клинское -2,5, как в старые добрые времена,
скоро заживем!
Брат. Я уже живу, только хуёво.
Я. Ты когда-нибудь поднимешь свою жопу, чтоб помочь брату? И не надо писать, что я
тебя заебал, я, может, сам себя заебал.
Брат. Ты че ждешь, что сейчас люди попрут за твоей хатой? Еще документы собирать.
Продам ли я её вообще, хер знает…
Я. Продадим её в 2017 и купим на эти деньги бутылку Хеннеси, и то не хо! Ну хочешь,
я найду красивую тёлку, и она притворится , что ты красавчик, и отсосет тебе, если ты
соберешь документы?
Брат. Так я собираю документы, собираю..Лучше найди мне мужика, и пусть херачит за
меня на заводе, а я буду хуй пинать.
Я. Так там надо спросить, какие документы, а то ты соберешь документы на покупку
острова Бали, а он никому нахер не нужен.
Брат. Блять, я, по- твоему, немощь, не могу узнать, что нужно для продажи квартиры ? Не
еби мне мозг, короче, если че -то надо будет, позвоню.
Сцена 14.
Она. Твои цветы распустились, красиво так, поднимают мне настроение, я даже капли уже
не пью .
Я. Могу только сказать, что если цветы использовать как лекарство вместо капель, нам
вообще хана !
Она. Ну да, получается намного дороже, лучше всё-таки на каплях сидеть. Шучу, да я и
так завязала, просто ты меня очень ими порадовал, я к этому.
Я. Ну а когда я тебя не радовал?
Она. Ты всегда меня радуешь, но иногда это доставляет мне истинное удовольствие. До
вечера! Я ушла, приготовлю тебе вкусный прощальный ужин и буду ждать тебя в
вечернем платье.
Я. Ну не перегибай!
Она. Да шучу я, но картошку пожарю.
Я. О, само то!
Она. Ты будешь дома?
Я. Расстрою тебя, но да.
Она. Может, встретимся у метро, сходим в магазин.
Я. Во сколько?
Она. Через сорок минут.
Я. Я еле на ногах стою, надо мне поесть, я успею, давай !
(На сцену медленно, под светом тысячи софитов, падает женский волос)
Сцена 15.
Она. Хотела сегодня домой вернуться; пришла, поняла, что не отпустило, и уехала
обратно, не знаю теперь, как нам решать с квартирой.
Я. Что именно решать? А я так и думал почему-то, что ты приходила
Она. Ладно, давай потом поговорим.
Я. Если сможешь остаться, то давай я съеду.
Она. Я не хочу оставаться в этой квартире.. Ладно, зачем я завела этот разговор, я не
готова к нему, просто не знаю, что мне делать, меня все это убивает .
Я. Ничего не было, я тебе сказал : ты себе что - то придумала, и тебе похер - правда это
или нет, мы все равно решили разъезжаться, я не понимаю, зачем тебе нужна эта лишняя
боль, уже и так достаточно.
Она. Я понимаю, что я не должна была лезть, и что я не права, и что я сама решила уйти, и
что так лучше, и что ты имеешь право общаться, с кем хочешь, но я не знала,что мне
будет так страшно. Ладно, давай до завтра, а то я не могу успокоиться, пока разговариваю
с тобой.
Я. Никто не может успокоиться, пока я вообще есть, так что не парься!
Она. Мне очень плохо, я не знаю, что мне делать! Тебе писать бесполезно, девочки- на
своей волне, у сестры – любовь , мама - в проблемах.
Я. Ты хочешь, чтобы я подыхал? Тебе только тогда полегчает? Если я не буду пытаться
шутить? Подожди, и тебя начнёт отпускать, и возьми себя в руки, а маме скажи, пусть
найдет для тебя время.
Она. Я не могу справляться, у меня начинаются истерики, и я не могу остановиться .
Я. Мы давно всё решили, просто сейчас начинает казаться, что уходит что- то хорошее,
что- то дорогое ; если уходит – значит, не твоё.
Она. Я всё понимаю, я сама решила уйти и не могу, я почему- то сдалась именно сегодня.
Я. Ты сама себе помогать не хочешь… Ну а сдалась - ложись спать и просыпайся
сдавшейся, но спокойной. Или - в Москву, Ирина, в Москву!
Она. Я сейчас приеду…
Сцена 16.
Я. Ты квартиру продал? С днем рождения меня поздравил? Совесть не мучит? Мудило.
Брат. Я даже себя с днем рождения не поздравил, не то что тебя.
Я. Ты пиши хоть иногда, я бухаю уже месяц без продыху.
Брат. А я качаюсь, ем рис и яйца, и всё.
Я. А квартиру продал?
Брат. Я думаю, ты первый узнаешь, когда я её продам.
Я. Ты просто можешь платить квартплату, а потом с продажи заберешь сколько надо.
Брат. Просто сливать хату за бесценок смысла нет, скоро попрёт, и будем в шоколаде.
Я. Вся моя жизнь- шоколад.
Брат. Как и у меня.
Я. Горшок умер, слыхал?
Брат. Да, только прочитал, что- то дохнут, как мухи…У нас концерт сегодня крутой : Би
-2, Пилот, Чичерина.
Я. Я очень скучаю по тебе, мудак, жизнь какая-то непутёвая вся, блять…
Брат. Не ссы, у нас, вообще, вот трое утонули за 2 недели, так что мы еще неплохо
попали по жизни.
Я. Мы просто не плавали…
Брат. Говно не тонет!
Я. Чё там у тебя? Стал вставать, когда надо?
Брат. Как ни странно, но да, но я выявил тот факт, что меня не вставляет минет, и это
очень грустно.
Я. Так не делай.
Брат. Как быть, хочется…
Я. Но не вставляет, понятно.. Хату продал?
Брат. Не-е-ет.
Я. Херово. зато я квартиру снял, приезжай! Только, блять, мою сдай или продай, сука ты
безмозглая!
Сцена 17.
Она. Полей, пожалуйста, цветы.
Я. Ты домой- то когда? Или ты надумала не возвращаться?
Она. Нет, я вернусь, я за следующий месяц денег дам.
Я. Жил был пиздец. Он был очень добрым и всем дарил кусочки себя. Тебе пиздец. Мне
пиздец. Всем пиздец.
Она. Я зайду сейчас.
(Танцы)
Она. Я гляжу - ты в ударе.
Я. Я не в ударе, я сам - удар! От меня баба сбежала, потом вернулась, потом снова
сбежала, снова вернулась, и теперь я в полном порядке
Она. Еще одна? Ты когда успел - то?
Я. Я всегда успел!
Она. Вернее везде, одна сбежала - другая прибежит.
Я. О-о-о, тебя прёт!
Сцена 18.
Я. Про вчерашнее помнишь?
Она. Ну да… только я не всё помню, я не помню, как ты меня довёз домой.
Я. Ничего не потеряла? Ну дома- то… помнишь?
Она. Нет… вообще ничего не помню, не пугай меня, мне и так не по себе, что я делала?
Я. Да ничего, пугала меня, что в окно сиганешь и что напишешь своему бывшему; в
общем, не стоит тебе пить, ты становишься совершенно неадекватной, потом трахала
меня, потом засунула член себе в задницу, потом поняла, что больно, потом кричала: «
кончай в меня, кончай в меня .»
Она. Ну конечно! Не надо! Я просто вчера не ела ничего, и меня вынесло, ты же врешь
про трахала и окно? Я бы вспомнила, а ты прям все помнишь и был трезвый? Но мне не
смешно, со мной такого еще не было.
Я. Странно, что ты не помнишь! «Я все равно тебя люблю, я никого никогда так не
любила» , и это раз 80, не меньше, я и не знал, что ты меня так любишь.
Она. Нет, этого не может быть, зачем ты меня, зачем ты согласился на секс, ты же видел
что со мной.
Я. Ты не давала мне писать пьесу, заставила с тобой лежать, потом началось! Я тебе что из железа? Ты красивая баба, хоть и дура.
Она. Я вообще не помню, мне стыдно, лучше бы ты мне не рассказывал! Если про окно я
еще смутно припоминаю, то про секс - ничего, я бы вспомнила.
Я. Тебе стыдно со мной заниматься любовью, странно…
Она. Мне не по себе, что я такое творила.
Я. Ну ты же когда выпьешь, даже чуть-чуть, у тебя уже начинается, а тут в такой
салат…Ладно, я пошёл, встречусь с этими людьми. Сегодня важный день, надеюсь, всё
получится. С утра из дома порадовали - отец раскодировался.
Она. Он опять пьет? Давно? Почему мама тебе не говорила?
Я. Потому что мне тебя хватает.
Сцена 19.
Я. Пиздец, я зол, я зол, попробуй тут настроиться, я не ел нихуя и не худею, ну как тут
похудеешь! Я и так худой, ну не толстый, уж точно.
Она. Послушай, успокойся!
Я. Да потому что! Я сожрал уже полхолодильника , но я не толстый, я нервный!
«Продюсеры вас не утвердили, продюсеры вас не утвердили, очень жаль », а то я не знал,
Господь бог -то меня утвердил, застрели моё самолюбие, мы теперь вообще без денег,
вообще… Мы в такой жопе.. Слышь, братуха , как у тебя с баблом? Чё за игнор, бля? Сука
резиновая, ты че, сука ,ответить не можешь? Ты че пальцы отморозил ?Ты че, ебнулся?
Как же меня всё заебало, особенно твоё молчание..
Брат. Иди нахер!
Я. Ёба! Брат всплыл! Баран, блять, что ты за друг, нахер!
Брат. Какой есть... ишак ты…
Я. Ну тогда не приезжай! Какой есть, блять !30 лет - ни ума ни дерьма , может, мне хуево,
может , мне поговорить не с кем, может, мне не похуй , как ты ,может, ты там сдох от
передоза или в канаве валяешься… Ты ебанулся там, или у тебя мозг отмерз совсем? Ты
приедешь, вообще?
Брат. Да, на собаках.
Я. Кто тебя по голове ударил, непонятно.
Брат. Еду на майдан.
Я. А ответить ты не можешь, кретин ? Ждать тебя, не ждать…
Брат. Я тебе триста раз писал, куда я еду.. потом заеду…
Я. У меня премьера спектакля, говно, а ты нихуя обо мне не знаешь, может, я спиваюсь,
может, я пидарасом стал, всё похер, мне ,вообще, кажется ,что моего брата сожрал какой то тупоумный монстр и ходит теперь .
Брат. Я, короче, вряд ли приеду, буду тут, надо родителям помочь, и денег нет нихера... в
лучшем случае, в конце года или вообще на следующий год.
Я. В лучшем случае, давай на похоронах твоих встретимся, че уж там..
Брат. Щас поплачу…
Она. Не знаю, что сказать.
Я. Так вот тоже..
Она. Больше не знаю..
Я. Со мной что- то происходит, не знаю, наверное, брат слился; с тобой- тоже, я так давно
не ощущал себя, я в людей еще могу что- то вложить, а сам какой-то, да, потерянный.
Она. Может, ты сам от всех отдаляешься ?
Я. Может и так, говорю же, странно себя ощущаю.
Она. Но это может и от напряжения, ты же не спишь столько и репетировал так много.
Я. Да, мне нужно побухать, вот начнется чемпионат мира по футболу…
Она. Смотри - дома с отцом аккуратнее, не пей там!
Я. С отцом будем по грибы ходить. Вечно молодой…
Она. Ты очень зол.
Я. Мне понравилось.
Она. Расслабься немного.
Я. Ты чего такая худая, завязывай! Ты домой приедешь?
Она. А куда мне ехать... Продюсеры написали, что на следующей неделе , может быть,
что -то еще изменится.
Я. Пусть сосут мой член, я сам не дотягиваюсь.
Она. Я позвоню, как буду подъезжать, пойдем пройдемся.
Я. Да, давай пива возьму, потремся у подъезда. Я не пил уже две недели, пора обнуляться
Сцена 20.
(Я пьяный, на стене висит большой лист с надписями)
Я. Я всю ночь не спал и, если быть откровенным, очень жду Влада. Он обещал сделать все
дела и вернуться, и мне с самого утра хочется бухать. Я повесил себе листок с
внушением как картину. На листке написано: всему своё время, и второе – это вообще
песня : реальность- это не то, что есть, а то ,что реально, то есть то, во что можно верить
,что можно видеть и понимать.
Она. Ну и какова сейчас реальность? Пришёл Влад?
Я. Да! Мы начинаем! Россия-Бельгия, и ты смотри!
(смотрят матч на проекторе)
Я. Всё, блять, всрали, как суки, как жиды, как урки, как еноты ! Фу, это было, блять, это
был Морозов, я потратил 1,5 рубля на бухло! Влад, как всегда, нищ, меня душит жаба и в
то же время чувство превосходства над Владом ; мы пьем водку, второй литр, но у нас
стол- мясо, салат, пицца, водка с энергетиками и сейчас, внимание, ананас! Но завтра всё,
дел за гланды, надо пьесу писать, я и так писал, но надо хоть какой - то внешний вид
придать себе и мыслям!
Она. Мы были в гостях на вилле у двух геев миллионеров. Мама в первый раз
влюбилась и так неудачно, в гея, у них фламинго домашнее, такие классные мужики!
Я. Я фламинго в глаза не видел, только двух геев и белых слонов тоже не видел. Глянь, че
мы слушаем, это всё Влад, это Влад.
(Группа Бутырка, песня Шарик)
Она. Песня чума.
Я. Не, ну ты видела матч? Ну, ёбаный карась, я напился, как свинья. Я, оказывается, тоже
болел и верил, и только делал вид, что мне срать.
Она. Я пятого прилечу домой, к девочкам- не получается, так что заканчивай выпускной к
этому времени.
Я. Да, я так и планировал.
Она. Ладно, до завтра.
Сцена 21.
Я. Знаешь, чем отличается женатый от холостяка? Женатый живет как собака ,а умирает
как король, а холостяк живет как король, а умирает как собака… А я и живу как собака, и
умру как собака…
Сцена 22.
Я. Я проснулся в Девяткино от стуков мента по перилам. Влад избил какого- то парня за
то, что тот танцевал с его женой; пока Влада держали, по ебалу прилетело и мне, и Илье,
и, кажется, Валере, но прилетело сильно, но я не помню куда, и пока совсем не больно!
Не могу сказать, что пьянка –супер, но так- ничего. У меня такие отходняки, я мокрый
как вода.
Она. Вы уже все, или сегодня продолжите?
Я. Не, не всё, но как - то без огня; раньше, когда я покупал 5 литров пива, я понимал - вот
сейчас начинается жизнь, а сейчас я беру 5 литров и понимаю - вот она и
заканчивается…
Она. Я прилетаю в субботу в 18 15. Встретишь? Но там багаж и паспортный контроль еще.
Я хотела тебе сказать, что как бы у нас ни было, ты - главный мужчина в моей жизни.
Я. Моему приятелю заплатили за съемки, а мне нет…
Она. Только наши отношения были настоящими, и это важно!
Я. Неделю назад ему заплатили, неделю назад, блять, у меня тысяча рублей в кармане…
Она. Мы тогда встретились, я почувствовала ,что мы еще не чужие люди, для меня это
важно!
Я. Меня аж трясет, сучьи потроха…
Она. Иди бухай дальше…
Я. Извини, я трезвый не могу; я когда в салат - я более откровеннее, как говорят тупые
соски, в общем, я пошел гулять, если 4 дня меня нет- звони в ментовку.
Она. Хорошо, а деньги есть дома?
Я. 11 тыщ в « Евгении Онегине».
Она. А говорил - последняя тысяча.
Я. Ну так мамины... Мы ушли.
Она. Постой, ты пьесу дописал?
Я. Скоро... Дальше будет крутой поворот, а потом финишная прямая. Если вкратце, то в
субботу ты прилетишь, но ко мне не поедешь, мы расстанемся друзьями, я начну жить с
другой женщиной, ты начнешь жить с другим мужчиной, а потом судьба снова сведет нас
ненадолго вместе, но об этом позже, всё, ушел.
Сцена 23.
Брат. Слышь, сделай копию паспорта, отправь на мыло.
Я. Че хочешь наебать меня? На какое мыло, хату покупают?
Брат. Пока нет… твои документы нужны в регистрационной палате .
Я. Позже кину, а нахуя палата эта?
Брат. Свидетельство получить, что ты хозяин хаты.
Я. Конечно, я хозяин хаты, я хозяин судьбы, я самый востребованный артист
современности.
Брат. С хатой пока тишина, я свою тоже продаю, всё стоит, уже на каждом шагу объяву
кинул, твою хату проще сжечь.
Я. А ты свою чё продаешь? Где жить собрался?
Брат. Побольше хочу взять, заебало в хрущевке жить.
Я. Вали оттуда, пока не поздно.
Сцена 24.
Я. В театре работают люди, которые улыбаются худруку, директору, со всеми милые до
поносу; они приятные люди во всех отношениях, и они играют главные роли; онилюбимчики, любимчики, которые были внимательны, которые носили чай, спрашивали,
как давление, хвалили откровенно слабые спектакли, пусть и совпало ,что они такие
классные , и ты считаешь их людьми. Потому что тут нужно использовать все варианты
,как в уличной драке - кусать, бить по яйцам, бросать соль в глаза, а те ,кто не могут так
делать, -вымирающая интеллигенция, и сами загнали себя в тупик ; нельзя потерять
время, нельзя обосраться ! Звонишь Тодоровскому и говоришь : «Алё ,Валера, а ты меня
помнишь? В гей -клубе познакомились, я стал еще лучше, еще злее, ну- ка , шлёпни меня
по моей упругой попке ;да, я не Козловский, но глянь, чё могу, щас охуеешь, и Та-даам!
жонгляж тремя яйцами над головой президента союза кинематографистов. Всем, с кем
тебя там знакомили в Москве, тоже позвони, напомни про себя и польсти им, ну да, надо
так делать, надо так надо..
Сцена 25.
(Прошло время ... Мы случайно встретились в туалете)
Она. Я очень хочу, чтоб ты меня обнял, мне не хватает твоего тепла, но у тебя другая
женщина ; я не понимаю, что за связь между нами, это всё какой-то кошмарный кошмар!
Ты едь, пройдет три недели, может, нас отпустит, прожили же мы столько, и только
сегодня нас сорвало; я только переживаю за твоё сердце, что ты не спишь совсем, там
будет много нервяка, а когда приедешь, мы всё поймем.
Сцена 26.
Она. Я ездила на квартиру, увезла ковер. Извини, это не из вредности, я подруге отдала,
она переехала и ничего нет там. Вообще больше не смогу спать с тобой на той кровати,
пей не пей… Скажи, ты с ней общаешься до сих пор?
Я. Пауза
Она. Всё, поняла…
Я. Считай - не общаюсь. Небо заволокло, всё как в тумане.
Она. Это из разряда - может, я с ней и не спал. Ладно, я тебя поняла, у тебя есть женщина,
налаживай с ней отношения, а у нас нет перспектив, и они не в тумане, их просто нет…
Я. Если мы просто трахаемся ,то о каких перспективах речь? у меня может быть сколько
угодно женщин, но у меня нет отношений, нечего налаживать, как ты себе вообще это
представляешь? Трахаемся до конца октября, а потом посидим на дорожку?
Она. Это женщина, с которой ты спал, которую привез к нам домой, я себе ничего не могу
представить, когда вижу новое постельное белье, свечи, ваши фотографии - это у тебя
классный подход.
Я. Ты чё хочешь? От наших отношений ты чего хочешь? Так- то ты права, не выйдет
ничего, а если мы просто потрахаться хотим, не вижу смысла мне что- то там
заканчивать, и так можно, в хостеле, как все делают.
Она. Если не видишь смысла заканчивать - не заканчивай, смысла и вправду нет, может,
что- то и получится у тебя…
Я. Я хочу с тобой жить, с тобой… хочу цветы тебе дарить и детей рожать, но я понимаю,
что этого не будет, всё как 7 лет назад, не знаю, что со мной, октябрь, долбаный октябрь…
Она. Да, это октябрь, он пройдет, и всё будет как раньше…
Я. Всё, пока, я - спать.
Она. Но если ты мне скажешь, что сможешь все поменять, я тебе поверю…
Я. Нихуя я не смогу… Не получается нихера…
Она. Давай на время перестанем выяснять отношения, приедешь - мы всё поймём…
Я. Да поняли уже ! Полгода назад ! Рутина, рутина, так всё похерить можно, мы же
столько вместе прошли, мы же одно целое, нас потому так просто и не разорвешь, ну это
же всё же по- настоящему…
Она. По- настоящему, и ты приедешь, и мы всё поймем, а потом - всё равно…
Сцена 27.
Я. Ну всё, последняя сцена.
Она. Знаешь, мне тяжело принять то, что между нами происходит. Мы это всё затеяли,
чтоб ты понял, что больше не любишь меня, и чтоб тебе стало легче меня отпустить. Я
поехала когда к тебе, я перешагнула через многое в себе, и мне как -то очень тяжело
сейчас…
Я. О-па, я как чувствовал, всосал бутылочку винца и сижу, смотрю в потолок, ты это
зачем затеивала? Ты зачем тогда в туалет попёрлась, при чем тут я? Всегда можно
вернуться, только никогда нельзя вернуться, потому что всё движется, движется, и сейчас
это другой октябрь, даже погода другая, другое всё, и поэтому у нас так, никто ничего
не планировал.
Она. Я просто не могу понять, ведь есть еще я в этих отношениях! Ты предложил первый
раз закончить, мы закончили, потом ты же предложил опять начать, я не смогла не
начать, хоть и знала все, и теперь опять ты решаешь так.
Я. Сама решаешь - ехать ко мне, не ехать, сама бухаешь, чтоб со мной спать ; я от тебя
танцую, милая, тебе тяжело, мне тяжело, ты подыхаешь, я подыхаю, мы не выгребаем, я
лично захлебываюсь, о тебе и говорить нечего…
Она. Просто я хотела от тебя немного любви и нежности, о которой ты мне писал, вот и
всё.
Я. Ты влезла в мой телефон, ничего мне не сказала, прочитала мои сообщения, испортила
мне настроение, спектакль, встречу с друзьями, я тебя не виню, но в тот день дома я так
закрылся от тебя, как может, никогда еще не закрывался ; и я ничего уже не смог дать
тебе, но я говорил честно, я научился разговаривать честно с собой и с тобой, со всеми. У
нас такой секс, столько мыслей, это время нам для этого и нужно было -7 лет, 7 лет
жизни.
Она. Почему я как собака?
Я. Я не люблю кошек.
Она. Я просто ехала к тебе не только за этим.
Я. Мы гибнем ! Ну не пошло, зачем выдумывать?! Так кто в чём виноват? Всё шло как
шло, каждый выбирал, по -честному всё !
Она. Я не могу больше бухать, я не знаю, что мне делать… Ладно, я в жопе, мне просто
надо с тобой поговорить, чтоб выговориться, чтоб ты меня выслушал, и тогда мне будет
проще.
Я. Так давай!
Она. Не могу…
Сцена 28.
(на чемоданах)
Она. Представляешь, я никогда не видела белых слонов, по телевизору видела, а так - нет
; ну, может, в зоопарке, когда маленькая была, но там слоны такие, и на слонов- то не
похожи – худые, грязные, не слоны, короче! Я вот хожу по новому Арбату, там дома эти
с подсветкой, ! Умереть можно ! У меня внутри аж все сжимается !Там квартиры по 70
миллионов! По 70! Мне же таких денег за всю жизнь не заработать, даже не потрогать, я
даже не понимаю, сколько это, и я все это вижу, каждый день хожу и вижу; если захочу,
могу вообще остановиться там и весь день стоять смотреть, а сегодня мимо проезжала,
смотрю: идут... белые слоны… прямо по Арбату, и все на них смотрят, и я смотрю, а они
идут по тротуару. И я про дома про эти забыла… Нормально, ты знаешь, я даже лучше
стала выглядеть, в понедельник пойду на собеседование в одно агентство, во вторник - на
кастинг, порой меня охватывает паника, но в целом я бодрячком. Я надеюсь на лучшее, но
мне иногда бывает очень страшно.
Я. А мне…
Она. Холодно уже так, иду домой.
Я. Не простудись.
Она. Октябрь, мать его, долбаный октябрь!
Я. Ладно, ты просто должна понять, что ты викинг, твою мать, и дальше ты отправишься
уже без меня, я достаточно поиздевался над твоей задницей в отсутствии ремня…
Она. Мы должны двигаться вперед вместе, так всегда было!
Я. Нет, дальше ты будешь двигаться уже без меня…
Она. А ты можешь привезти мне баночку грибов, которые твой папа собирает?
Я. Белые? Опята?
Она. Белые.
Я. Белые слоны… Мы - белые слоны! Мы - белые слоны!
Брат. Ты че трубку не берешь? Эй, возьми трубку? Ты че там? Все мозги уже пропил?
Я. Чё такое?
Брат. Я хату продал…
Конец.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа