close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
В Судебную Коллегию по уголовным делам
Астраханского областного суда
Адвоката Кожанова К.Б.(89033486575)
Астрахань, Б.Хмельницкого, д.29
В защиту осужденного
Бахишева Альберта Эльзигановича
ФБУ ИЗ 30/1 УФСИН РФ по Астраханской области
Копию в Досье №59538/09 от 28.10.09г.
Досье № 45648/10 от 24.07.2010г. жалоб Бахишева А.Э.
комуницированых ЕСПЧ к Правительству РФ
КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА
Приговором Ленинского районного суда г. Астрахани (судья Агапов С.А.) от
29.12.2011 года, Бахишев Альберт Эльзиганович был признан виновным в совершении
преступления, предусмотренного ч.3 ст.285 УК РФ и ему назначено наказание в виде
четырех лет лишения свободы, с лишением права занимать должности, связанные с
осуществлением функций представителя власти, выполнением организационнораспорядительных, административно-хозяйственных функций в государственных органах,
органах местного самоуправления сроком на три года с отбыванием наказания в колонии
общего режима.
С данным приговором не согласен, считаю его не законным.
Основаниями к его отмене являются не соответствие выводов суда исследованным в ходе
судебного следствия материалам дела, приговор постановлен на догадках и
предположениям, выводы суда противоречивы.
БАХИШЕВ обвинялся в том, что он 3.07.2006 приняв к своему производству
уголовное дело № 47, возбужденное по факту применения 16.06.2006 насилия со стороны
неустановленных лиц в отношении сотрудника ЛОВД на ст.В.Баскунчак ЖИНАЛИЕВА
в один из дней в период с 11.07.2006 по 7.08.2006, из иной личной заинтересованности,
обусловленной нежеланием осложнять ход расследования проведением дальнейших
следственных действий по делу с НУРМУКАНБЕТОВЫМ Б.Н. и КУРМАНАЛИЕВЫМ
А.А., являющимися жителями пос.В.Баскунчак, удаленного от г.Астрахани, то есть от
места работы БАХИШЕВА А.Э., на расстояние более 300 км., тем самым сократив объём
и время своей работы по данному делу, имея умысел на использование своих служебных
полномочий
вопреки
интересам
службы,
решил
незаконно
освободить
НУРМУКАЕГБЕТОВА Б.Н. и КУРМАНАЛИЕВА А.А. от уголовного преследования
за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.318 УК РФ.
Далее БАХИШЕВ, действуя в целях реализации своего преступного умысла,
вопреки требованиям, ст.6,21, п.п.3,4,6 ч.2 ст.38 и ч.1 ст.73 УПК РФ, согласно которых он
обязан самостоятельно направлять ход расследования, производить следственные
действия для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, защищать
права и законные интересы потерпевших от преступлений, изобличать лиц виновных, в
совершении преступления, не провёл ни одного следственного действия с участием
НУРМУКАНБЕТОВА Б.Н. в данных целях, а КУРМАНАЛИЕВА А.А. 10.07.2006
допросил в качестве свидетеля, не приняв должных мер к установлению
обстоятельств произошедшего. Продолжая реализацию своего преступного умысла
БАХИШЕВ, осознавая фактический характер и общественную опасность своих действий,
используя свои служебные полномочия вопреки интересам службы, понимая, что его
действия повлекут тяжкие последствия в период примерно с 11.07.2006 по 30.08.2006,
находясь в своем служебном кабинете Астраханской транспортной прокуратуры,
расположенном в д.З по ул.Беринга Ленинского района г.Астрахани, изъял из
материалов уголовного дела № 47 доказательства: протокол предъявления лица
(НУРМУКАНБЕТОВА Б.Н.) для опознания которые не установленным способом
вынес из здания Астраханской транспортной прокуратуры и хранил по месту жительства
в кв.20 д.4 корпус 3 по ул.Н.Островского Советского района г.Астрахани.
Далее, БАХИШЕВ с целью доведения своего преступного умысла до конца
3.08.2006 предъявил ИНШЕНУ В.В. обвинение в совершении преступления,
предусмотренного ч.1 ст.318 УК РФ, в котором указал его как единственного участника
преступления, и после утверждения обвинительного заключения 21.08.2006 уголовное
дело направлено им в суд, где по результатам рассмотрения ИНШЕН В.В. осужден за
совершение вышеуказанного преступления.
Таким образом, БАХИШЕВ, используя свои служебные полномочия вопреки
интересам службы и установленному законодательством РФ назначению уголовного
судопроизводства, из иной личной заинтересованности совершил преступление,
повлекшее нарушение прав и законных интересов граждан, а также охраняемых законом
интересов государства, повлекшее тяжкие последствия ;в виде нарушения прав
потерпевших, охраняемых Конституцией РФ, предусматривающей, в том числе,
обеспечение государством потерпевшему доступа к правосудию, судебную защиту и
компенсацию
причиненного
ущерба,
а
также
нарушения
нормального
функционирования и подрыва авторитета органов государственной власти, составляющих
одну из основ конституционного строя РФ, признаваемого, гарантируемого и
осуществляемого на всей территории РФ, выразившееся в том, что БАХИШЕВ А.Э.,
наделенный обязанностью осуществления уголовного преследования от имени
государства, наоборот способствовал своими умышленными действиями уходу от
уголовной ответственности и как следствие наказания за совершенное преступление
средней тяжести КУРМАНАЛИЕВЫМ А.А., а также НУРМУКАНБЕТОВЫМ Б.Н.,
действия которого отличались особой дерзостью, цинизмом и имели повышенную
степень общественной опасности, поскольку были совершены в период условного
осуждения за особое тяжкое преступление, предусмотренное ч.4 ст.228 УК РФ.
С таким обвинением, защита не без оснований полагала, что в уголовном деле должны
быть прямые доказательства того, что
1) протоколы опознания были изъяты именно в период с 11.07 по 30.08 2006 года;
Таких доказательств суд не привел в приговоре в силу их отсутствия в материалах
уголовного дела, вместе с тем время или период совершения преступления является
обстоятельством подлежащим доказыванию. Об этом я подробно излагал в своих
судебных прениях, однако суд вопреки требованиям закона уклонился от обсуждения
данного довода стороны защиты…
Вместе с тем ни один из протоколов опознания не свидетельствовал о том, что он
составлен 11.07.2006 года. Светокопии Материалов уголовного дела №47 не содержат
описи составленной Бахишевым (Т.1 л.д. 71-241; Т.2 л.д.1-57), что делает недоказанным
период времени совершения деяния, вмененному именно моему подзащитному.
2) что были протоколы изъяты в кабинете по ул. Беринга, а не где-то в другом месте.
А от места проведения следственных действий, до кабинета Бахишева – 300 км,
территория, юрисдикция на которую распространяется, не только Ленинского
районного суда.
Место совершения преступления также является обстоятельством подлежащим
доказыванию, и соотносится с правом любого лица, подвергнувшемуся уголовному
преследованию, на рассмотрение его дела тем судом к подсудности которому оно
относится. Тем не менее, данный довод стороны защиты, нашедший свое отражение в 3ем абзаце ср.24 приговора был не мотивированно отклонен судом, без указания
доказательств исследованных судом, опровергающих довод защиты в этой части.
Опровергая довод суд в 4-ом абзаце той же страницы, приводит свои предположения о
том, что … «Как установлено судом БАХИШЕВЫМ были составлены вышеуказанные
протоколы опознаний, которые должны были находиться в материалах расследуемого им
уголовного дела в отношении свидетеля ИНШЕН, которое в свою очередь находилось в
служебном кабинете БАХИШЕВА в Астраханской транспортной прокуратуре,
расположенной в д.З по ул.Беринга Ленинского района г.Астрахани, и как считает суд,
там первоначально находились, учитывая отсутствие доказательств в опровержении
данного обстоятельства.
Становиться очевидным, что суд, нарушая Конституционный принцип «презумпции
невиновности» ожидал от стороны защиты представления доказательств опровергающих
обвинение, а не искал доказательства обвинения в материалах уголовного дела.
Вместе с тем материалы уголовного дела, в том числе (Т.5 л.д.175-206) протоколы
опознания – свидетельствуют о том, что выполнены они на территории
Ахтубинского района, лица, участвующие в этих действиях не указали в
соответствующих графах о несоответствии места проведения фактических действий с
местом указанным в протоколе. Кроме того, все допрошенные по делу свидетели, а также
часть из них незаконно оглашенных в суде показали о том, что эти протоколы были
составлены именно в ЛОВД на ст. В.Баскунчак Ахтубинского района. Таким образом, в
материалах уголовного дела более чем достаточно доказательств того, что обвинение в
части места совершения якобы преступления, не состоятельно, а выводы суда о том, что
протоколы изначально находились в кабинете Бахишева по адресу указанному в
приговоре, противоречат материалам дела и не основаны на них.
Разве может быть обвинительный приговор основан на догадках?
3) что данные протоколы были именно изъяты из материалов уголовного дела №47
В данном случае ИЗЪЯТИЕ вменялось как способ совершения преступления и относилось
к объективной стороне последнего, что в свою очередь также является обстоятельством
подлежащим доказыванию, и, более того, элементом состава любого преступления. Ни
одно из доказательств не свидетельствует о том, что протоколы были ИЗЪЯТЫ из
материалов уголовного дела. Суд же в приговоре все в том же 4 абзаце 24 страницы
указал…. Учитывая право БАХИШЕВА в силу ст.38 УПК РФ самостоятельно направлять
ход расследования по делу, в неустановленное точно время БАХИШЕВ изъял из
материалов уголовного дела № 47 доказательства - вышеуказанные протоколы опознаний,
которые также не установленным в ходе предварительного расследования способом вынес
из здания Астраханской транспортной прокуратуры, после чего стал их хранить по месту
его жительства, откуда они в последующем и были взяты вышеуказанным свидетелем
КОШЕВЫМ.
По логике суда получается, что ст.38 УПК РФ является доказательством того, что Бахишев
А.Э. изъял протоколы опознания….. комментировать данный вывод суда, все равно, что
писать комментарии к ст.74 УПК РФ.
Кроме того, забегая вперед, хочу отметить, что Бахишева суд осудил за не исполнение
обязанности, но при этом установил, что он был все таки в праве самостоятельно
направлять ход расследования по делу!
Тем не менее русский язык богат глаголами, применив которые можно получить такой же
итог – отсутствие протоколов в материалах дела в 2009 году. Но обвинение и
обвинительное заключение не литературный эпос, раз вменили ИЗЪЯТИЕ то его и надо
было доказывать, а раз ни одного доказательства совершения общественно опасного
деяния нет, то отсутствует и сам состав преступления.
4) что именно Бахишев их изъял из материалов дела
В материалах уголовного дела нет ни одного прямого или косвенного доказательства
данному факту, опровергая данный довод все в том же 4 абзаце 24 страницы суд
указывает что Бахишев стал их хранить по месту его жительства, откуда они в
последующем и были взяты вышеуказанным свидетелем КОШЕВЫМ. Однако ни
светокопии материалов уголовного дела 8196067, ни приговор Кировского суда в
отношении Бахишева А.Э от 12 февраля 2010 года, ни показания мифического свидетеля
Кошева не свидетельствуют о том, что протоколы опознаний Были ИЗЪЯТЫ
БАХИШЕВЫМ, а обстоятельства которые якобы установил Кировский суд, не подлежат
проверке если только не вызывают сомнения, и вместе с тем в данном приговоре ни когда
ни на одной его странице ни шла речь о том, что Бахишев ИЗЪЯЛ что-либо из материалов
у/д №47. Вместе с тем с 3 августа 2006 года уголовное дело №47 находилось и у Бахишева
и у прокурора Стрыжакова А.Н., утвердившего обвинительное заключение 21 августа
2006 года, и у Ахтубинского суда, которому дело направил Стрыжаков А.Н. (Т.2 л.д.11), а
не Бахишев как указано в приговоре (3 абзац стр.3) в силу положений ст.221, 222 УПК РФ..
5) что хранил данные протоколы в квартире 20 дома 4 корпус 3 по ул. Н.Островского –
Бахишев А.Э.
Ни один из документов исследованных в ходе судебного следствия, ни один из свидетелей
по уголовному делу не свидетельствовал о том, что данные процессуальные документы
хранились в квартире 20 дома 4 корпус 3 по ул. Н.Островского…
Более того, суд вопреки очевидным обстоятельствам указал, что данный факт
подтверждается Приговором Кировского районного суда г. Астрахани (Т.6 л.д.53-91). В
приговоре указано…
Согласно ст.90 УПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную
силу приговором признаются судом, без дополнительной проверки.
Как следует из приговора Кировского районного суда г.Астрахани от 16.02.2010
(т.6 л.д.53-91) с учётом показаний свидетеля КОШЕВА Р.В. вышеуказанные
протоколы, в числе другого имущества БАХИШЕВА были данным свидетелем приняты
от супруги подсудимого по месту жительства последнего, в последующем были выданы
органу предварительного расследования, и приобщены к материалам уголовного дела.
Доводы подсудимого, что он по месту изъятия вышеуказанных протоколов не
проживал при этом опровергается как вышеуказанными показаниями свидетеля
КОШЕВА, приведёнными в вступившем в законную силу приговоре так и материалами
настоящего уголовного дела (т.6 л.д.129), согласно которого следует, что местом
жительства в вышеуказанное время (в конце августа 2008г.) семьи БАХИШЕВА, где
находилась его жена и дети была кв.20 д.4/3 по ул: Н.Островского г.Астрахани, сам же
БАХИШЕВ в это время содержался под стражей.
Тем не менее, в том доказательстве о котором пишет суд, нет ни одного слова о
том, что написал Агапов С.А. в комментариях к приговору Бахишева А.Э. от 12 декабря
2010 года. Его вывод о том, что Бахишев в конце августа 2008 года противоречит тому
же приговору и требованию ИЦ согласно сведений которых Бахишев со 2 сентября 2008
года впервые взят под стражу, в связи с чем просить кого-то что-то где-то взять и
спрятать в августе 2008 года не имеет логического обоснования.
6) что Бахишев вообще проживал в квартире 20 дома 4 корпус 3 по ул. Н.Островского,
или имел к ней какое-либо отношение, да и вообще что такая квартира по данному адресу
существует.
В материалах уголовного дела отсутствует выписка из ЕГРП, свидетельствующая о том,
что такой объект недвижимости существует в природе, что данный объект относиться к
жилым помещениям, и имеет отношение к Бахишеву либо иным членам его семьи.
Таким образом, при отсутствии доказательств стороны обвинения в совершении
Бахишевым Альбертом Эльзигановичем вмененного последнему деяния итогом
должен был стать оправдательный приговор.
Вместо этого обвинительный по ч.3 ст.285 УК РФ, за злоупотребление Бахишевым
своими должностными полномочиями, т.е. использование должностным лицом своих
служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из иной
личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных
интересов граждан, и охраняемых законом интересов государства, повлекшие тяжкие
последствия.
По моему мнению, следует обратить внимание, что Бахишев должен был злоупотребить
именно своими должностными полномочиями, т.е. использовать свои служебные
полномочия, чтобы быть осужденным так. При этом ни в материалах уголовного дела, ни
в обвинении последнего ни в обжалуемом ПРИГОВОРЕ не содержаться ссылки на
нормативно правовые акты, а также иные документы, которыми установлены права и
обязанности обвиняемого должностного лица, что делает обвинение незаконным,
квалификацию надуманной, ПРИГОВОР – незаконным, защиту – неэффективной.
В соответствии с п.22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября
2009 г. N 19"О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными
полномочиями и о превышении должностных полномочий"
При рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьей 285
УК РФ или статьей 286 УК РФ судам надлежит выяснять, какими нормативными
правовыми актами, а также иными документами установлены права и обязанности
обвиняемого должностного лица, с приведением их в приговоре и указывать,
злоупотребление какими из этих прав и обязанностей или превышение каких из них
вменяется ему в вину, со ссылкой на конкретные нормы (статью, часть, пункт).
При отсутствии в обвинительном заключении или обвинительном акте указанных
данных, восполнить которые в судебном заседании не представляется возможным,
уголовное дело подлежит возвращению прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ для
устранения препятствий его рассмотрения судом.
Вместе с тем, суд оставил мои доводы в этой части без внимания, и
скопировал текст обвинительного заключения, согласно которого Бахишев нарушил
текст присяги назначаемого на должность прокурора, и в связи с этим подлежит
ответственности по ч.3 ст.285 УК РФ????
Далее не нашел своего подтверждения и вмененный органом следствия мотив совершения
данного преступления из иной личной заинтересованности, обусловленной нежеланием
Бахишева осложнять ход расследования уголовного дела №47, сократив по нему время и
объем работы.
в материалах уголовного дела отсутствуют сведения – доказательства, того что время и
объем работы по делу был сокращен
Таким образом, мотив, не нашел своего подтверждения при рассмотрении дела по
существу.
Вместе с тем, в силу п16. ППВС РФ №19 от 16.10.2009г. При решении вопроса о
наличии в действиях (бездействии) подсудимого состава преступления, предусмотренного
статьей 285 УК РФ, под признаками субъективной стороны данного преступления, кроме
умысла, следует понимать в том числе:
иную личную заинтересованность - стремление должностного лица извлечь выгоду
неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм,
семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную
услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою
некомпетентность и т.п.
Как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки
интересам службы следует рассматривать протекционизм, под которым понимается
незаконное оказание содействия в трудоустройстве, продвижении по службе, поощрении
подчиненного, а также иное покровительство по службе, совершенное из корыстной или
иной личной заинтересованности.
Ни один из этих признаков не нашел своего подтверждения в ходе судебного
следствия, не говоря уже о прямом умысле Бахишева на совершение преступления.
Особо хочется отметить о незаконности приговора в части описания наступления
тяжких последствий, а именно:
повлекшее тяжкие последствия в виде нарушения прав потерпевших, охраняемых
Конституцией РФ, предусматривающей, в том числе, обеспечение государством
потерпевшему доступа к правосудию, судебную защиту и компенсацию причиненного
ущерба, а также нарушения нормального функционирования и подрыва авторитета
органов государственной власти, составляющих одну из основ конституционного строя
РФ, признаваемого, гарантируемого и осуществляемого на всей территории РФ
в силу п. 21. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009
г. N 19"О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и
о превышении должностных полномочий"
Под тяжкими последствиями как квалифицирующим признаком преступления,
предусмотренным частью 3 статьи 285 УК РФ и пунктом "в" части 3 статьи 286 УК РФ,
следует понимать последствия совершения преступления в виде крупных аварий и
длительной остановки транспорта или производственного процесса, иного
нарушения деятельности организации, причинение значительного материального
ущерба, причинение смерти по неосторожности, самоубийство или покушение на
самоубийство потерпевшего.
Ни одного из перечисленного в Постановлении Пленума ВС РФ тяжкого
последствия в приговоре не приведено, так как не наступило таких последствий.
То что указано в ПРИГОВОРЕ …. нарушения прав потерпевших, охраняемых
Конституцией РФ, предусматривающей, в том числе, обеспечение государством
потерпевшему доступа к правосудию, судебную защиту и компенсацию причиненного
ущерба, а также нарушения нормального функционирования и подрыва авторитета
органов государственной власти, составляющих одну из основ конституционного строя
РФ, признаваемого, гарантируемого и осуществляемого на всей территории РФ в силу п.18
Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19"О судебной
практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о
превышении должностных полномочий" согласно которому: нарушение прав и свобод
физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и
нормами международного права, Конституцией Российской Федерации (например, права
на судебную защиту и доступ к правосудию, в том числе права на эффективное средство
правовой защиты в государственном органе и компенсацию ущерба, причиненного
преступлением, в зависимости от существенности вреда необходимо и степени
отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации,
характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан,
тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т.п.
может образовывать составы преступлений, предусмотренных ч.1 ст.285, ч.1 ст.286
УК РФ
Далее судья в приговоре пишет, что такие тяжкие нарушения прав
потерпевших (Сотрудников милиции) выразились в том, что БАХИШЕВ А.Э.,
наделенный обязанностью осуществления уголовного преследования от имени
государства, наоборот способствовал своими умышленными действиями уходу от
уголовной ответственности и как следствие наказания за совершенное преступление
средней тяжести КУРМАНАЛИЕВЫМ А.А., а также НУРМУКАНБЕТОВЫМ Б.Н.,
действия которого отличались особой дерзостью, цинизмом и имели повышенную степень
общественной опасности, поскольку были совершены в период условного осуждения за
особое тяжкое преступление, предусмотренное ч.4 ст.228 УК РФ.
Продолжая следовать логике суда необходимо было признавать потерпевшими по
делу в отношении Бахишева А.Э. - Курманалиева и Нурмуканбетова, так как последствия
касаются их и должны касаться потерпевших исходя из диспозиции статьи, и требований
Пленума ВС РФ.
Если Бахишев А.Э. обвинялся в том, что совершил преступление, предусмотренное ст.300
УК РФ, а именно – незаконное освобождение следователем подозреваемого, обвиняемого
от уголовной ответственности. То он должен был быть оправдан, так как в материалах
уголовного дела имеется не отмененное до настоящего времени постановление того же
следователя о прекращении уголовного преследования Бахишева по обвинению
последнего в совершении преступления, предусмотренного ст.300 УК РФ, по основаниям
отсутствия в действиях Бахишева А.Э. признаков состава данного преступления, а именно
по тому, что Бахишев не выносил ни каких, предусмотренных законом постановлений, в
отношении данных лиц. То есть не совершал деяния, которое следователь вменял моему
подзащитному как преступно совершенное и за которое исходя из формулировок
ПРИГОВОРА Бахишев осужден.
Кроме того, выводы суда противоречивы, сначала СУД пишет в приговоре, что
Бахишев А.Э. был вправе самостоятельно направлять ход расследования, затем обязан
был это делать.
Встает вопрос: от чего защищаться? Был вправе сделать или не сделать – в итоге не
сделал, преступлением это не признается.
Обязан был что сделать, но не сделал - смотри ст.293 УК РФ специальная норма
предусматривающая ответственность за данный вид деяния.
Более того, суд осудил Бахишева за длящееся преступление, оконченное ПРИГОВОРОМ
Ахтубинского суда 26.12.2006 года, что было частью преступного плана Бахишева А.Э. по
утверждению следствия и СУДА, изложенного в ПРИГОВОРЕ. Однако, хотелось бы
отметить, что данный ПРИГОВОР ни кем не отменен и он установил истину по делу,
возбужденному 1 июля 2006 года следователем Ковалевым Е.С. по факту нанесения
телесных повреждений Жиналиеву. Данным ПРИГОВОРОМ как раз таки и установлено
виновное лицо, совершившее преступление в отношении ЖИНАЛИЕВА, и так как
Бахишев А.Э. являлся участником производства по делу со стороны обвинения, в
отношении ИНШЕНА, данный ПРИГОВОР, в силу ст.90 УПК РФ является для
доказательства его невиновности – ПРЕЮДИЦИАЛЬНЫМ, до тех пор, пока не будет
отменен в установленном законом порядке…
Кроме того, основаниями к отмене приговора являются нарушения уголовнопроцессуального закона, которые путем лишения гарантированных УПК РФ,
Конституцией РФ, прав участников уголовного судопроизводства и Международной
Конвенцией о защите прав человека повлияли на постановление законного,
обоснованного и справедливого приговора УПК РФ.
приговор постановлен на недопустимых доказательствах, а именно:
1) заверенных светокопиях материалов уголовного дела №47. УПК РФ устанавливает
порядок получения доказательств с соблюдением определенных процедур. Как следует из
материалов дела, данные светокопии были выделены из материалов уголовного дела
№8196067, однако в уголовном деле 0196070 отсутствует процессуальный документ, на
основании которого ксерокопии – не заверенные Ахтубинском городским судом,
оказались в материалах уголовного дела 8196067, для того чтобы их куда-либо выделять.
То есть приобщены они не были к материалам уголовного дела №8196067. Более того,
уголовное дело №47 находится в Ахтубинском суде, в этой связи ни одна копия этого дела
не может являться таковой, если не заверена Ахтубинским судом и таких копий в у/д
0196070 – НЕТ, что делает их недопустимыми и не отвечающими требованию закона.
Кроме того, в материалах уголовного дела № 0196070 отсутствует протокол осмотра
уголовного дела №47 проведенного в соответствии с требованиями УПК РФ с участием
понятых. Таим образом органы предварительного следствия и суд предлагают стороне
защиты ПОВЕРИТЬ НА СЛОВО что ни оригиналов, ни копий протоколов опознания в
У/Д №47 нет…
2) заверенных светокопиях материалов уголовного дела № 8196067, а именно протокол
дополнительного допроса свидетеля КОШЕВА Р.В. от 28.11.2008, в ходе которого
последний пояснил, что примерно в конце августа 2008г. прибыв к месту жительства
БАХИШЕВА А. по адресу г.Астрахань, ул.Н.Островского, д.4/3, его супруга БАХИШЕВА
И.В. передала ему вещи и предметы, принадлежащие БАХИШЕВУ А.Э. для хранения (т.1
л.д.40-42), во-первых свидетель Кошев не сообщает о том, что среди этих вещей были протоколы
опознания, во-вторых Кошев не был допрошен в рамках настоящего у/д, в-третьих Кошев
не был допрошен в суде при рассмотрении настоящего уголовного дела, в-четвертых, суд
несколько раз отказывал стороне защиты в вызове Кошева на допрос, для реализации прав
Бахишева, предусмотренных ст.6 Международной Конвенции на очный допрос свидетеля
показывающего против него, в-пятых та информация которая содержится в копиях
допроса Кошева не была проверена, в части того, что Кошев якобы сообщал что был у
дома Бахишева совместно с Ережипалиевым И.Г. Суд отказал стороне защиты в вызове и
допросе Ережипалиева, при этом в приговоре (стр.22) указал, что…
« Все вышеуказанные представленные сторонами защиты и обвинения
доказательства оценивались, сопоставлялись друг с другом, а также анализировались в
совокупностью друг с другом. Каких либо доказательств, которые могут
опровергнуть предъявленное подсудимому БАХИШЕВУ обвинения стороной
защиты в условиях состязательности сторон в силу ст. 15 УПК РФ стороной защиты
суду не представлено.
При этом доводы стороны защиты на недопустимость ссылки на показания
свидетеля КОШЕВА из другого рассмотренного уголовного дела, и акцентирование
стороной защиты внимания суда что в другом суде свидетель КОШЕВ также не
допрашивался, и что показания КОШЕВА может опровергнуть другое лицо
(ЕРЕЖИПАЛИЕВ И.Г.), как считает суд связано с желанием устранить
правомерность появления в настоящем рассматриваемом уголовном деле
вышеуказанных 8-ми протоколов предъявления лиц (НУРМУКАНБЕТОВА и
КУРМАНАЛИЕВА) для опознания сотрудникам милиции ЖИНАЛИЕВУ,
БОХОЛДИНУ, КОНОНЕРЖО и ТУЛЬСКОМУ, которые БАХИШЕВЫМ были
изъяты из материалов уголовного дела при расследовании дела в отношении
свидетеля ИНШЕН.»
Это ли не верх издевательства над стороной защиты и правами Бахишева? Какие
основания были у суда оглашать показания Кошева из другого дела не приняв мер к его
вызову? Данное доказательство по выше приведенным мною мотивам также является
недопустимым.
3)
заверенными светокопиями материалов уголовного дела № 8196067, а именно
протокол выемки у свидетеля КОШЕВА Р.В. от 28.11.2008, в ходе которого изъяты вещи
и предметы, имеющие значения для уголовного дела, в том числе оригиналы протоколов
опознаний, проведенных БАХИШЕВЫМ А.Э. в июле 2006г. с участием
КУРМАНАЛИЕВА А.А. и НУРМУКАНБЕТОВА Б.Н (т.1 л.д.43-65), - Данное
доказательство является неотносимым к существу предъявленного Бахишеву обвинения,
равно как и его незаконно оглашенные показания, так как не содержат достоверной
информации о предметах или документах которые изъяты, что-бы их можно было
идентифицировать с протоколами опознаний, тем более с их оригиналами. На
изображениях ФОТО-ТАБЛИЦЫ не видно что она относится к следственному действию
описанному в протоколе выемки так как нет изображения Слюсарева, Кошева Р.В., и двух
понятых указанных в протоколе, кроме того отсутствуют подписи понятых и Кошева на
фототаблицы, в связи с чем нет оснований утверждать что она достоверна. Выписка из
протокола также не может служить частью какого либо протокола, так как сам протокол
не содержит таких сведений, более того, выписка не содержит подписей понятых и лица,
у которого эта выемка производилась, что, по мимо неотносимости, делает в целом это
доказательство не допустимым.
4)
заверенными светокопиями материалов уголовного дела № 8196067, а именно
протокол осмотра предметов от 28.11.2008, в ходе которого осмотрены вещи и предметы,
изъятые у свидетеля КОШЕВА Р.В., в том числе осмотрены оригиналы протоколов
опознаний, проведенных БАХИШЕВЫМ А.Э. в июле 2006г. с участием
КУРМАНАЛИЕВА А.А. и НУРМУКАНБЕТОВА Б.Н. и приобщены в качестве
вещественных доказательств по делу (т.3,4 л.д.71-176,1-133). Данное доказательство
также не является допустимым, так как получено с нарушением порядка, в материалах
дела (Т.3 л.д.70) имеется письмо Шумаева на имя Председателя Кировского районного
суда о представлении последнему копий у/д 8196067, однако ни какого документа
свидетельствующего о том, где действительно Шумаев получил данные копии в
материалах у/д 0196070 НЕТ, кроме того, эти копии не заверены Кировским судом, их ни
кто не приобщал в качестве вещественных доказательств к материалам У/Д 0196070 и не
осматривал в установленном законом порядке, что также делает данное доказательство
НЕДОПУСТИМЫМ.
В силу приведенных мною выше оснований, все остальные якобы доказательства
обвинения, построенные на недопустимых доказательства также не имеют юридической
силы.
Показания свидетелей, всех без исключения, являются неотносимыми доказательствами к
обвинению Бахишева, так как ни один из них не указал на то, что осведомлен о том, что
Бахишев изъял протоколы в своем кабинете отнес их домой и при этом желал освободить
Нурмуканбетова и Курманалиева от уголовной ответственности…
Показания следователя Ботова приведенные в приговоре (Т.2 Л.д.78-81) также
являются не допустимым доказательством так как с помощью Ботова С.Ю. следователь, а
позже суд, пытался воспроизвести в ходе предварительного следствия и судебного
разбирательства содержание показаний обвиняемых по делу, которое расследовал Ботов –
Курманалиев и Нурмуканбетов, якобы сообщенных Ботову, но не отраженных в их
допросах, полученных в отсутствии защитника данным лицом, производившим дознание,
что делает недопустимым доказательством протокол данного допроса, в силу положений
сформулированных в Определении Конституционного Суда РФ от 06.02.2004 года №44-О
вынесенного по жалобе гр-на Демьяненко, и прямо запрещенных единственным органом,
наделенным полномочиями толкования закона.
Кроме того, о сообщенных Ботовым обстоятельствах в данном допросе, никто из
указанных им лиц не сообщил в ходе судебного заседания.
Для проверки правдивости показаний данного свидетеля сторона защиты
ходатайствовала об истребовании и ислледования материалов уголовного дела в
отношении Курманалиева и Нурмуканбетова из Ахтубинского городского суда, для
опровержения показаний Ботова – судом было отказано в этом…
Кроме того суд отверг в полной мере показания моего подзащитного данных им в ходе
судебного следствия, вместе с тем Бахишев показывал что расследовал уголовное дело
№47, но если суд считает эти показания не достоверными то за что осужден Бахишев
А.Э.?
В соответствии с ППВС РФ №1 «О Судебном приговоре» - при постановлении
приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании
доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при
постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам.
Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему
одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты.
Необходимо иметь в виду, что в соответствии с положениями ст. 50 Конституции
Российской Федерации и в силу ст. 75 УПК РФ при осуществлении правосудия не
допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона. В
соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на
предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного
разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с
этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть
постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие
версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.
Следует неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности (ст. 49
Конституции Российской Федерации, ст. 14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в
виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном
Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, толкуются в его пользу.
По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые
сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных
эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в
совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и т.д.
В приговоре необходимо мотивировать выводы суда относительно квалификации
преступления по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункту.
Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам,
относящимся к оценочным категориям (тяжкие или особо тяжкие последствия, крупный
или значительный ущерб, существенный вред, ответственное должностное положение
подсудимого и другие), суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий
признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора
обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного
признака.
В данном случае, судьей АГАПОВЫМ С.А. эти требования уголовнопроцессуального закона при постановке приговора выполнены не были.
На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 354-356; 373-382 УПК РФ
ПРОШУ СУД
Обвинительный приговор Ленинского районного суда г. Астрахани от 29 декабря
2011 года, в отношении Бахишева Альберта Эльзигановича отменить и оправдать
последнего по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.285 УК
РФ, по основаниям, предусмотренным п.1, 2 ч.1 ст.24 УПК РФ, признав за ним право на
реабилитацию.
Жалобу рассматривать с личным участием Бахишева Альберта Эльзигановича
Приложение: копия жалобы сторонам
«___» января 2012 год.
Адвокат АГКА №117
_____________
/Кожанов К.Б./
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа