close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

код для вставкиСкачать
S.T.A.L.K.E.R. «Опаленные Зоной»
Оформление – Антон Салтыков, на основе готового арта.
Сборник стихов/ Техническое редактирование: Влад Козуб.:
SBS Book World, 2012 - 2015. – 37, [2] с.
После напряженных походов в Зону многие сталкеры отдыхают,
выпивая в баре «100 рентген», делятся друг с другом историями и
легендами на сухогрузе «Скадовск», или просто погружаются в мирный
сон на станции Янов. Но почему бы в свободное время не взять в руки
бумагу и ручку и не написать пару-тройку стихов? Лучшее творчество
именно этих сталкеров и попало в первый сборник стихов. Наслаждайтесь
рифмами, опаленными Зоной.
Издание является сборником стихов-победителей конкурса «Рифма,
опаленная Зоной», организаторами которого являются Сергей Коротков,
Владимир Андрейченко, Арина Жанжора, Анна Таймень, Вадим
Михейкин, Вадим «Skoda» Омелин.
Официальным издателем конкурса является SBSBookWorld.
Оставьте свои впечатления на форуме сборника!
Тексты данного сборника является полностью оригинальным, авторские права принадлежат
исключительно компании SBSBookWorld. Изменение авторства исключено, передача прав третьим лицам
может осуществляться только компанией SBSBookWorld. Изменение текста и выставление его за свой
труд является прямым нарушением авторских прав.
v 1.00
SBS Book World, 2012-2015©
Николай Плоцкий
"Я – cталкер"
Я не прорвался на Кордоне,
От пули снайпера я пал.
В каком то очень старом доме
минутный век свой доживал.
Я не прошел и сотни метров
когда на Свалке был убит,
братком каким то очень метким.
Что носит прозвище "Бандит".
Пусть я погиб под Агропромом,
В подземных бункерах пропал.
В объятьях мощных кровососа,
я то нашел чего искал.
Пускай Янтарь мне стал могилой,
И взгляд слепой направлен вверх,
и очередь меня скосила
в засаде группировки Грех.
Я выжег мозги на радаре,
В подвалах Припяти погиб.
И в каруселе аномалий
раздался мой предсмертный крик.
Пусть дождь шумит и воет ветер,
пусть аномалия грозит,
зовёт куда то скрытый тайной
и саркофагом монолит.
Меня ломают контролёры,
И пёс слепой мне топчет грудь.
И снорки тянут в свои норы.
Но я вернусь когда нибудь.
Вернусь в сырую непогоду
И к Сидоровичу зайду,
Пройду через огонь и воду
Но я приду,приду, приду.
Приду в совсем другом обличье
вы не узнаете меня
Да потому, что ЗОНА вечна
Да потому, что СТАЛКЕР я.
"Выброс"
Когда в молчании заткнётся Агропром
И яркой вспышкой загорится на АЭС реактор
Не выбьет в Припяти пустующих окон
Ударная волна пересекая квартал.
Всё умерло давно,давным давно.
Машины сгнили, хаты опустели,
Не загорится вечерком окно
И смех детей не донесётся с карусели.
Сильнейший выброс землю поразил
Налились кровью небеса, и воздух почернел от боли.
Остались только язвы-аномалии,глаза
Опасной и к себе зовущей зоны!
Ли Гадость
"Сталкеры времён"
Несется впереди отмычка Лето,
Цепляясь ремешками от сандалий
За паутину туч в обрывках света
От солнечных усталых аномалий.
Я вижу, как ступает Осень рядом
Походкою неслышной, осторожной,
Сквозь сад, фонящий яблочным распадом
Румяных артефактов всевозможных.
Бросая листья, словно гаек вешки,
Шагает Осень за своим хабаром.
Под звоном поздней комариной плешки
Он ждет её дождливым низким паром.
Мой сталкер Осень, буду за тобою
Морозным вдохом воронье пугая,
Идти тобой проверенной тропою,
Следы свои поземкой засыпая.
Через забрало белой снежной маски
Кричу Весне, чтоб сильно не спешила –
Легко проткнет её до яркой краски
В мешке метели спрятанное шило.
"Выброс"
Стерта
Краснойнаждачкой Выброса патина бытия:
Цели, надежды, желания, совесть и страх.
Спертым
Трудным выдохом давится тело. И я
Прочь отступаю. Зоне подарок – мой прах.
Бликом
Сверкну по небритым лицам бродяг у костров,
Схроны свои их чутью и удаче вверяя.
Криком
Ветра свободы прощаюсь с друзьями, прощаю врагов,
В алых объятиях Выброса облик теряя.
"Гранит"
Нет, не из глины я, не из песка –
Обломок темно-серого гранита Я памятник, застывшая тоска
По тем, кто не дошел до Монолита.
И нет на мне ни дат, ни скорбных слов Разводы от дождя и мха заплатки.
Не слышно плача матерей и вдов,
Лишь выстрелов пунктирные остатки.
Бывает, что задумчиво, рукой
Устало обопрется проходящий
Упрямый сталкер, и вздохнет с тоской,
Такой же, как и все они, пропащий.
Коснется память седины виска,
Как пуля - рикошетом от гранита.
Я памятник, застывшая тоска
По тем, кто не дошел до Монолита.
Александр Тихонов
"Агония"
Как обычно, с утра:
холод, грязь и ветра.
Треск чужого костра ближе к вечеру.
Год - мой сталкерский стаж...
Припять. Пятый этаж.
И пустой патронташ.
Делать нечего...
Зацепили плечо.
Кровь обильно течёт.
А в груди горячо...
Взгляд туманится.
Знаю, мне не уйти,
и сектанты в пути.
Смогут, гады, найти!
С них-то станется!
Без гранат и ножа
мне врагов не сдержать.
Остаётся лежать,
ждать спасения,
Иль навстречу шагнуть,
чтобы очередь в грудь...
Да навечно нырнуть
в хмарь осеннюю.
Вспоминаю Янтарь,
скудный мой инвентарь.
Пистолет и «Винтарь»,
дождик сыплющий,
Ржавых струн перебор
и научный прибор,
Верещащий с тех пор,
как был выпущен.
Как обычно, с утра:
холод, грязь и ветра.
Боль недавних утрат,
ужас... Паника!
Тело мелко дрожит.
Как же хочется Жи-и-ить!
В полуметре лежит
труп напарника.
***
Прогорает костёр... Первый отблеск рассвета
Замаячил вдали, за туманной чертой.
Я пришел в этот край в ожиданье ответа,
А ответ... оказался до боли простой.
Артефакты, мутанты!.. Всё новые метры
Ночь покорно сдаёт подступившему дню.
Я пытаюсь согреться, но щупальца ветра
Не дают в мою душу пробраться огню.
"На Кордоне"
Гитарный перебор. Костёр. Бутылка водки.
«Калаш» поверх колен и ночь поверх домов.
И этот человек, который будто соткан
Из шорохов лесных и призрачных дымов.
А под его рукой чуть слышно стонут струны,
Неведомый мотив (замешан с табачком)
Летит туда, где мост увит спиралью Бруно
Да смотрит пулемёт промасленным зрачком.
Туда, где вдоль стены - контрольно-следовая,
Где минные поля, и жженый березняк.
Но музыка плывёт… и, как порой бывает,
Смолкает у костра подвыпивших возня.
«Браток, а ты нам спой, – хлебнув немного чаю,
Вдруг кто-то говорит, - Но чтоб не мишура!..».
Он тянет ворот вниз, и каждый замечает
На шее, поперёк, неровный жуткий шрам.
Откуда взялся он? Чей дьявольский «подарок»?
К тому же тусклый взгляд и белые виски…
Не оттого ль в руках сейчас скулит гитара:
И плачет, и поёт, и воет от тоски?
Константин Скуратов
"Есаул"
(Сталкерскаязадушевная)
Сталкеру немного в жизни нужно, братцы:
Арт нарыть толковый, выгодно продать;
В лапы кровососу дольше не попасться,
А про контролера лучше и не вспоминать…
Сталкеру немного в этой жизни нужно –
Чтоб в пути по Зоне Выброс не накрыл!
Чтоб «Свобода» с «Долгом» жить решили дружно,
А не хоронили каждый день десятки рыл…
Сталкеру по жизни нужно так немного –
Чтобы ствол осечки реже выдавал,
Чтобы встречный зомби уступал дорогу,
А бармен бесплатно стопку в баре наливал…
Сталкеру немного хочется от жизни –
Чтобы, если пуля – то в бронежилет,
Чтоб врагов останки псы слепые грызли,
А себе – и другу тоже – парулишнихлет…
Сталкеру немного хочется, поверьте –
«Монолит» потрогать жилистой рукой,
Да в пути привычно разойтись со смертью,
А в конце пути чтоб – домик, внуки и покой…
Сталкеру немного в жизни нужно, братцы –
Капельку везенья, да надежный ствол,
Да чуть-чуть подольше в жизни задержаться –
Вот и все, что хочет сталкер – все мечты его,
Вот и все, что хочет сталкер – только и всего…
"Блюз Темной Долины"
Оглянись вокруг –
Здесь тебе – в «Свободе» - каждый друг!
У костра до утра
Вновь собраться нам пришла пора,
И пусть монстры во тьме воют так –
Чтоб попадали в такт…
Выброс нам не беда –
В рюкзаке есть водочка всегда!
Лишь бы ствол не подвел
В час, когда оскалится беда,
И пускай умрет первым трус!
А мы споем Припять-блюз…
Пустим в круг Беломор
И заведем неспешный разговор
О тех, кто ушел,
Кому сейчас на небе хорошо,
И для всех, кто не здесь
Сыграем блюз-ЧАЭС.
А потом мы нальем
За столом, но все равно в обнимку со стволом,
И споем о себе,
О Зоне и о сталкерской судьбе!
И пусть тяжел нашей жизни груз –
Затянем СТАЛКЕР-блюз!
"Монолит"
Мы отрешились от всяких житейских соблазнов,
Каждый из нас умереть не боится в бою –
Много на свете религий, хороших и разных –
Мы же нашли для себя, наконец-то, свою.
Общая цель нас сковала в единое Братство.
Авантюристам проход здесь надежно закрыт.
Избраны мы! И врагу никогда не пробраться
К тайне священной, известной как МОНОЛИТ!
Дверь закрыта на запор. Кто крадется, словно вор?!
Меткий выстрел – и окончен разговор.
Стража крепче, чем гранит –
Наша вера нас хранит,
Потому что за спиною МОНОЛИТ.
В час, когда затихнет бой,
ТЫ приносишь нам покой –
Наши души полны только ТОБОЙ!
Что былое вспоминать!
МОНОЛИТ – отец и мать!
Это значит – нам нужно его от врагов отстоять!
Пусть войной весь мир грозит –
Нами будет враг разбит!
ТЫ даешь нам силы – МОНОЛИТ!
Мы избраны! И пусть ночь смешается с днем!
Не страшен нам враг – мы любого врага разобьем!
Мы знаем – всех павших в бою воскресит
Великий, священный, живой, неземной МОНОЛИТ!
Мы избраны! И пусть ночь смешается с днем!
Не страшен нам враг – мы любого врага разобьем!
Мы знаем – всех павших в бою воскресит
МОНОЛИТ!
Анатолий Костерин
"Гитарист"
Звенит гитара у костра,
Бродяга песню напевает.
О том, что жизнь так коротка Ошибок Зона не прощает.
Споёт о пройденном пути,
О тех, кто больше не вернётся.
Прошепчет тихо, - друг, прости...
И голос, дрогнув, оборвётся.
Хлестнёт по нервам тишина,
Лишь треск поленьев раздаётся.
Звезда, что дома лишена,
Слезой о землю разобьется.
"Путь к Монолиту"
В кулак, собрав остаток сил,
От боли стиснув крепче зубы.
Я рвался из последних жил,
Кусая в кровь сухие губы.
А в небе кружит вороньё,
Свою добычу ожидая,
Но я ползу врагам на зло.
Судьбе сдаваться не желая.
ЧАЭС стоит передо мной.
Я к ней добрался наконец-то!
Эх, что за путь был... Жуткий бой,
Прошёл, использовав все средства!
Легла улыбка на уста.
Шепчу заветное желанье.
Целую лик с нательного креста.
Жду Монолита подаяние...
Но выстрел грянет в тишине.
И пульс прервётся в одночасье.
На Божий суд лететь душе.
Исчезло призрачное счастье!
"Звон колоколов"
По ком звонят колокола?
Ворон спугнувши над погостом.
С деревьев капает смола.
И речь звучит прощальным тостом.
Обнявшись, сталкеры стоят,
Не пряча слёзы, у могилы.
Священник служит свой обряд.
Слова молитвы режут жилы.
А друг, над кем горит свеча.
Землёй укутан словно пухом.
Героев кровь так горяча,
Смерть выбирает сильных духом
Мухамадиев Григорий
"Сталкер до старости не доживает..."
Я убивал, я был убийцей,
Я рассекал свинцом туман,
Я был свободен, словно птица,
Я был и трезв, я был и пьян...
Я торговался, продавал,
Я покупал, лишь чтобы выжить.
Патроны, водка, броник, "Вал",
Я подпускал смерть ближе, ближе...
Я находил хабар такой...
Что находили единицы,
Я был на "ты" и с нищетой,
Я чувствовал фортуны спицы.
Я убивал... я был убит,
Мой труп теперь в районе Свалки
Клубок судьбы моей был свит...
Салки со смертью... я ведь сталкер...
"Частица"
Здесь была Жизнь, здесь всё кипело,
Здесь жили люди, здесь был Мир,
Ну а теперь здесь всё «отпело»…
Здесь Смерти бездыханный пир…
Никто не дышит радостью и счастьем,
Никто не слышит пенья пёстрых птиц…
Но этот мир, он мой… отчасти…
Седых голов мир… серых лиц…
Щелчок предохранительной скобы… и взгляд сквозь штору из дождя,
Рык твари страшной, выстрел!… и скулёж предсмертный,
И я найду здесь смерть… немного погодя,
Ну а пока… я сам источник смерти…
Возможно Монолитовец глядит через прицел,
Сквозь призму оптики решает жить мне или хватит…
Пока я жив, пока я цел…
Но скоро смерть и мою душу схватит…
Я заслужил, я сам пришёл,
Меня никто не звал в обитель одиночества и мрака,
Я в Зоне… здесь я смерть нашёл,
Оно и правильно, ведь здесь моя душа… по факту…
Гражданцев Семен
"Диалог с совестью"
На входе в бункер шлюз задвинул,
С трудом припал спиной к стене.
О том, за что Серёга сгинул,
Подумать предстояло мне.
"Убийца", - вдруг услышал голос.
Но как?! Я бункер запирал!
"Ты не узнал родную совесть?
Ну да... давно не вспоминал."
Не может быть! Да что ж такое?!
Неужто я с ума схожу?
"Нет, не дождешься! Тут другое...
Сейчас подробней расскажу.
Не расскажу, а лишь напомню:
Сегодня друга ты убил!
За то, что он с тобой нескромно,
Но честно деньги разделил!"
- Заткнись! Исчезни, наважденье!
Тебя ведь нет, не может быть!
Ты просто морок! Ты виденье!
И ты не можешь говорить...
"Нет, сталкер, я не виновата,
А вот тебе держать ответ
За кровь того, кто звался братом,
За то, что брата больше нет!"
В колени ткнувшись головою,
Я громко, злобно отвечал:
- Он бы расправился со мною,
Он денег яростно желал!
"Ну и зачем же он в Долине
Тебя от верной смерти спас?"
- Не мог тогда он дальше двинуть,
Ведь у меня был наш запас!
"Когда ты голову подставил,
Тебя от пули он закрыл.
Последний бинт тебе оставил,
Хотя и сам изранен был.
А ты его, как ту собаку,
Прирезал ночью у костра...
Что, испугался честной драки?
Не смог взглянуть ему в глаза?.."
- Зачем он сам творил такое?
Зачем ко мне спиной лежал?!
Он насмехался надо мною!
"Не насмехался - доверял..."
Я все пытался оправдаться,
Хотя уже не верил сам...
Как мог за деньги я продаться,
Поверить золотым горам?!
"О нет!" - закрыл лицо руками,
Упав на землю, зарыдал.
Давясь позорными слезами,
"Прости..." - покойному шептал.
"И не надейся - нет прощенья
Тому, кто дружбу продаёт.
Грехов не будет отпущенья,
Пока убийца не умрёт!"
"Прости, Серега", - тихий шёпот...
И грянул выстрел в тишине,
Оставив в бункере лишь копоть
И след кровавый на стене.
Из тьмы подземных коридоров
Пришел зачинщик этих бед.
Знал контролёр: без уговоров
Он заработал свой обед.
"Турист"
Тихонько, продуманно делаю шаг
В густой череде аномалий.
Куда же ты лезешь, проклятый ишак?!
Как будто тебя сюда звали!
Да что за дурак? Как же он не поймет Ко мне приближаться опасно.
Ведь если его на куски разорвет,
То значит все было напрасно!
Туриста почти что пол-Зоны веду,
Он денег мне платит немало.
Но только, чтоб выжить нам в этом аду, Борюсь я со спесью нахала.
Ведь он же совсем как малое дитя Вперёд от ведущего лезет,
Несёт ахинею, как будто шутя,
В пути он совсем бесполезен!
И все б ничего, только вдруг на Складах
Зашли в аномальное поле.
И гложет меня за ведомого страх Жалею парнишку я, что ли?
Со вздохом шажок - "Карусель" позади,
Ведомый плетётся за мною.
"На шаг от меня даже не отходи!"
Болт мягко летит над землёю...
Всего десять метров - и выбрались мы,
Конец окаянного поля.
Но тут громче выстрела из-за спины
Раздался крик страха и боли.
Парнишка рукою "Электру" задел,
Прошёл по спине жуткий холод.
Сейчас она жахнет - и он не у дел,
А парень совсем еще молод!
Бросаюсь вперед, успеваю толкнуть,
Мальчишку собой закрывая.
А молния с треском вонзается в грудь Горящая синим кривая...
Зачем сделал так - я и сам не пойму,
Но все получается честно:
Пройти суждено было лишь одному,
И я уступил ему место...
"Очищение"
Пистолет в задубевшем запястье
Обрывает чуть слышные стоны
Глупо шедших на поиски счастья.
Я уверен - мне хватит патронов.
От стрельбы содрогнулась округа,
Не уйти от расплаты кровавой Хладнокровно сменяют друг друга
Пистолеты в руках - левый, правый.
Пули точно ложатся по целям,
Под ногами отряд Монолита Даже глазом моргнуть не успели,
Не заметив, как были убиты.
Я не слышу мольбы о пощаде,
Мне неведомо слово "прощенье".
С лютой злобой и верой во взгляде
Я для Зоны несу очищенье.
Во владеньях фонящего ветра
Не оставлю живых, пусть не сразу,
Продвигаясь, и метр за метром
Выжигая людскую заразу.
Наплевать разъяренному бесу,
Что случится с израненным телом.
На грудине под тканью комбеза
Перевёрнутый крест чёрным мелом.
От меня не спастись, не сбежать вам,
Я не буду повержен, поверьте.
Начиная кровавую жатву,
За спиною стоит Ангел Смерти.
Артем Петренко
Турники, карусели, качели
В тихом парке заросшем стояли.
Только ветер катая скрипели,
От чего очень сильно устали.
В этом мире им так одиноко,
Ну куда подевались все дети?
Почему тишина так жестока,
И не в силах никто пожалеть их?
И осколками стекол рыдая
Каждый дом был наполнен печалью.
Не надеясь уже, не мечтая
Хоть кого-то увидеть случайно.
Целый город, пропитанный болью,
На глазах у людей умирает.
Но не хочет смириться он с ролью
Старой птицы, покинутой стаей.
Юрий Бондарь
"Город, которого нет"
Промчали годы во́ льной птицей,
Но не забыта нами боль.
Внесла́ в историю страницу,
Чернобыль, город неживой.
Хоть ранее и был прекрасен,
Людьми насы́ щен, и богат,
Известен был. Теперь опасен.
Поставил миру шах, и мат.
Обычным был рабочий день,
И вдруг, рвануло на четвёртом,
Над городом нависла тень,
Стал обречён, проклятый чё́ртом.
Пронзило паникой дома,
И длинные просветы улиц.
Настигла страшная чума,
Пред взрывом, судьбы обернулись.
Изорвана до кости плоть,
Сводила с разума мгновенно.
И в жилах, застывала кровь,
Смерть наступала постепенно.
Пустел тот город, день за днём.
Бежали люди . Погибали.
Как будто выжженный огнём,
Не будет жизни даже твари.
А теперь он застыл. Ожидает,
Над собою узреть яркий свет,
Но напрасно, ведь все понимают
Это город, которого нет
Денис Андреянов
(Денис Грозовой)
"Чистое небо"
Мне снится солнечный город,
Я жив, он жив, и он мне родной,
Сколько лет сейчас мне, тридцать? Сорок?
Или я умер давно?
Я слышу вой ветра, в умерших кронах,
Знакомый щелчек над ухом,
Будет ли время, для последнего слова,
Стона?
Ну здравствуй, седая старуха.
Здесь, конечно, ты можешь быть прав,
Но это тебя не спасет ни разу,
Это место- страха и боли сплав,
С добавкой потустороннего газа.
Тут каждый сам за себя,
И, наконец, становимся сами собой мы,
Когда когтями по ржавой двери скребя,
Что то пытается тебя достать
И нет запасной обоймы.
Мне снится солнечный город,
В котором ни разу я не был,
Надеюсь, проснувшись, я буду молод,
И увижу чистое небо.
Андрей Минкин
"Ангел Смерти"
Он спрятав пушку под одеждой,
Забыл, что раньше был другим.
И след, оставленный надеждой,
Он потерял. Теперь один.
Без света кожа потемнела
И стала черная как ночь.
Душа героя славного сгорела,
Никто уже не мог помочь.
В Его глазах увидеть можно
Лишь отражение пустоты,
Но оторваться невозможно —
Падение в пропасть с высоты.
Ему не нужно приглашение,
Он знает всех по именам.
Одно неверное движение,
Приносит смерть и здесь и там.
Он вовсе не убийца, нет,
Как каждый смертный полагает,
Кого во тьму, кого на свет,
Он души просто направляет.
Он, в прошлом все чувства оставив,
Солгать не сумеет, поверьте.
Забыв о пощаде и доброте,
Взял имя себе – Ангел Смерти.
Александр Пуховский
( PHILOSOPH )
Сталкер (...иди своей дорогой...)
Усталый бродяга
В обнимку с дождём.
Промокла снаряга...
И так день за днём...
На поиски счастья
Ты вышел в туман...
Джек-пот на напасти...
Обрёл лишь обман...
Иллюзия жизни,
Короткой, как миг...
Не те видать мысли
Ты черпал из книг...
Хотя, что вернее,
Ты книг не читал.
Людей, что мудрее,
Лохами считал...
А совесть, легко
Обменял на хабар,
Сквозь пальцы песком
Растерявши навар...
Один, сердце-камень,
В кармане гроши...
Развеял ветрами
Ты пепел души...
Плохая примета,
Твой взгляд без огня...
Зачем тебе это,
Не ведаю я.
Мелодии ветра
Твой компас в пути...
За всё в жизни этой
Придётся платить...
Увидишь ли снова
Свой новый рассвет...
Вопроса простого
Не знаю ответ.
Уходит бордяга
В обнимку с дождём...
Промокла снаряга...
Кто вспомнит о нем?...
Глядит на нас небо,
И плачет дождём...
Ушёл, словно не был...
Мы тоже уйдём...
Александр Вороненко
(OPTIMISTO)
"ПОСЛЕДНЯЯ НАДЕЖДА"
Я верно Родине служил,
Карьерный рост, стремление...
Немало сталкеров убил,
Вход в Зону - преступление!
Периметр я охранял,
Фиксировал движение.
Команду часто отдавал:
"Огонь на поражение!.."
...Жена прислала в эту ночь
С несчастьем сообщение:
"В аварию попала дочь,
Нет шансов на спасение!"
Ответ: "Любимая, прости,
Я верю в исцеления!
Малышку должен я спасти,
Дождитесь возвращения!.."
Бросаю пост и ухожу Мной принято решение:
В глубинах Зоны отыщу
Для дочери "Лечение"!
Колючей проволоки ряд,
Прорыв и устремление.
В руках холодный автомат,
А на душе волнение...
Раздался злой сирены вой.
Тревога, освещение.
Луч света гонится за мной,
Надеюсь на везение!..
Теперь я чёртов дезертир,
В глазах друзей - презрение...
И с болью слышу я от них:
"Огонь на поражение!.."
"Простая причина"
Вновь продолжается допрос
С пристрастием и болью.
Разбиты губы, сломан нос,
Опять харкаю кровью.
Привязан к стулу я. Поник.
Терплю мученья долго…
А лейтенант вовсю кричит,
Срывая своё горло:
- Ну что за чушь, паршивый пёс,
Опять ты здесь лопочешь?
Я задал ведь простой вопрос,
Признаться ты не хочешь?..
Зачем ты в Зону лезешь, гад?
Рискуя жизнью, бродишь.
Ведь там реально сущий Ад!
Зачем же туда ходишь?!
Зачем сквозь минные поля,
"Колючку" разрезая,
Стремишься в мёртвые края,
О смерти забывая?..
Зачем плюёшь ты на Закон?
Стрельбой нам отвечаешь!
Упрямо рвёшься за Кордон,
В боях друзей теряешь!..
Вас аномалии там жгут,
Калечат, убивают!
Мутанты с потрохами жрут,
И бандюки́ стреляют!..
Ну что вас всех туда манит,
Как мотыльков на пламя?
Как будто спрятан там магнит,
Для суицида знамя!..
Ну всё, терпению конец,
Вояка ствол достал.
- Считай, тебе уже "писец"! Он грубо прорычал.
- Убью тебя и буду рад!
Ответь лишь, как мужчина:
Зачем ходил ты в Зону, гад,
Какая в том ПРИЧИНА?!.
…Жаль, не был в Зоне лейтенант,
На КПП и только.
Неделю служит комендант Фактически, нисколько.
Ну что в ответ ему сказать,
Ведь он не видел Зоны.
Приказ дан: "Ходоков стрелять!",
Он строго чтит законы.
Кто в Зоне побывал хоть раз,
Приходит сюда снова Душа впадает здесь в экстаз
Таинственного зова.
Как море манит моряков,
А астронавтов звёзды,
Так Зона манит ходоков,
Чем? Объяснить непросто.
Лишь здесь у них поёт душа
И крылья распускает.
В крови бурлит адреналин,
А сердце обжигает…
…Я не поэт. Чего скрывать,
Признаюсь перед Вами:
Не смог я чувства передать,
Одними лишь словами.
Я только головой качнул,
Кровь сплюнул, пошатнулся.
Военному в глаза взглянул,
И грустно ухмыльнулся:
- Я про ПРИЧИНУ говорил,
Но не понять тебе меня...
И обреченно повторил:
Проста́ ПРИЧИНА – сталкер я!
Артем Петренко
"Исповедь Харона*"
Простите, братья, я не виноват,
Я против воли всех вас убиваю!
Похоже, я обрел свой личный ад...
Я каждый день о смерти умоляю!
Когда-то я вам спины прикрывал,
Стрелял в мутантов, чем дарил спасенье.
И выпить с вами я не забывал
И с вами я просил чуток везенья.
Простите, что решил от вас уйти,
Когда пошел искать путь центру Зоны.
Давно я Монолит мечтал найти,
Но вовсе не хотел иметь корону.
Мечтал я уничтожить Монолит,
Чтоб он не забирал чужие жизни...
И там узнал, что буду я убит,
Но будут живы дальше взгляд и мысли.
И получил я то, что попросил,
Он больше никого не убивает,
Но мне на это дал он много сил,
И клан, что все приказы исполняет.
Но я могу немного - лишь смотреть,
Как палец на курок вновь нажимает.
Не я стреляю, только мне терпеть,
Ту боль, с которой сталкер умирает.
Простите, братья, я не виноват,
Я против воли всех вас убиваю!
Похоже, я обрел свой личный ад...
Я каждый день о смерти умоляю!
____________________________
*Харон - глава клана Монолит.
Андрей Локис
(АЛИ)
"В режиме готовности"
Часы отсчитывают жизнь во тьме мне словно таймер.
Октябрь... Осень за окном и мир поблекнув замер.
Сезон дождей явился тихо с осипшим воем стаи,
Стекая плавно по стеклу, как - будто разрезая.
Все мысли спутаны давно, сам встав невзрачной тенью...
Цели расплывчато стоят нетронутой мишенью.
Осечка за осечкой, видно отсырел весь порох
И в голове нет нужных мыслей - слышен только шорох...
Свет безнадежно потух... Воспринимаю на слух...
Надежды все сгорели.
За поворотом тупик... Нужен один только миг...
Но пустота в прицеле.
И сбиты все маяки с чьей - то нелегкой руки,
Минуть пытаясь капканы
Зверей заденут клыки...
Оставив новые шрамы.
...Устав от бытности дней вдруг замолчать на время...
Памятью сердце прижать, чтоб стало тверже кремня...
В закоулках души сжечь все мосты с печалью
И в свете этих костров начать опять сначала.
И сново нет маяков... По звездам путь найдется.
Все аккуратнее шаги и скоро встанет Солнце.
Вновь попытаться искать среди наживы правду,
Держа лишь тех кто за тебя, а не слепое стадо.
Пройдя пустой коридор... Не громко щелкнет затвор...
И нервы словно цепи.
И как сорвавшийся зверь... Скользнув в последнюю дверь...
Фигуру взяв в прицеле...
Мимо ловушек чужих, без оправданий и лжи
Открыв закрытые двери,
Найдя своих и чужих...
Вернусь к назначенной цели.
--=P.S.=
С последней строчкой поэт... Письма закончит сюжет...
Забыв о всем на свете.
Поднимет лист над столом... Под стук дождя за окном...
Сожжет все строки эти.
И как на жизни весы просмотрит он на часы,
Распределяя места...
Под звук осенней грозы...
Начнет с пустого листа.
"Припять"
Есть город Припять... Город вечный...
Навечно брошенный стоять,
Там где по глупости беспечной
И излучений бесконечных,
Не в силах жизнь существовать.
Он был красив, в нём жизнь красиво
Лучом играла каждый день.
И солнце ярко в нём светило,
И радость в нём ключом бы била,
Но всё накрыла горя тень.
Один лишь взрыв и все в мгновенье
Мечты изчезли навсегда.
И колесо лишь обозрения,
На память новым поколениям,
Ржаветь осталось навсегда.
Теперь о нём лишь малость помнит.
Он словно старец поседел.
Года его к руинам клонят,
И от того так сердце ломит,
Что он подняться не успел.
Но город Припять - город вечный...
Хоть всё же брошен умирать.
Но после глупости беспечной,
И излучений бесконечных,
Быть можетсново сможет встать.
Оставьте свои впечатления на форуме сборника!
[email protected]
SBS Book World, 2012-2015©
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа