close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

...оказалось, что процентов 40, если не ошибусь

код для вставкиСкачать
Стенограмма беседы губернатора В.Ю.Голубева с руководителями и
журналистами ведущих СМИ области
20 сентября 2011 года
Добрый день, коллеги!
Буквально два слова вам скажу. Вопрос, который мы будем с вами
обсуждать, вызвал достаточно широкий отклик в средствах массовой информации,
и, наверное, кто-то из вас заметил, что на старом портале правительства области
количество посетителей возросло. Как мне сказали, более чем на тысячу
ежедневно. Посещали портал более семи тысяч человек в день. То есть это
вызывает интерес, и я думаю, что это неслучайно. Когда меняется система
организации власти, это не может не вызывать интерес. Но, тем не менее, нам
сегодня об этом предстоит поговорить.
Я хотел бы напомнить, что первый вопрос, который я получил относительно
возможности создания правительства, практически был в день моего вступления в
должность. Но решение принималось не сразу, и до марта решение находилось в
состоянии осмысления, была создана рабочая группа, которая попыталась изучить
преимущества администрации или правительства, затем, после доклада в марте, мы
с рабочей группой достаточно основательно проговорили, что у нас получается. И
фактически с апреля было принято решение сформировать правительство области,
что сегодня реализовано.
С 15 сентября в области правительство. 21 сентября состоится первое
заседание – и мы работаем в новой системе. Надеюсь, что она позволит внести
достаточно заметные изменения в эффективность деятельности органов власти на
территории Ростовской области. Убежден, что для этого у нас есть возможности и
основания. При этом я сам задаю себе вопрос: что же поменяется в результате?
Знаете, я сразу предупредил всех, кто со мной пришел и приходил работать, что
задача любого нового руководителя – внимательно изучить, что было до него,
сохранить эффективное и результативное и добавить новое эффективное. И,
собственно говоря, эта задача стоит перед любым человеком, который работает
либо в правительстве, либо в аппарате.
Теперь давайте приступим к работе.
Рен-ТВ: Чем принципиально будет отличаться работа правительства
области от работы администрации области?
- Я в начале сказал, что достаточно важно сохранить то наработанное
эффективное, которое было до меня. И в этом смысле сразу могу сказать, что
система подготовки вопросов к рассмотрению губернатором области достаточно
эффективно работала здесь. Я сегодня пытаюсь ее сохранить. Но вторая часть
рассмотрения – реализация этих решений, которые принимал губернатор. Здесь
является существенно важным, что решения правительства являются
обязательными для исполнения на всей территории Ростовской области, возникает
дополнительная возможность коллегиально рассматривать системные вопросы на
заседаниях правительства. При этом, если раньше я получал документ, на котором
стояли визы министров, мне не всегда было понятно, как, например, обсуждали
эксперты, специалисты ту или иную проблему, прежде чем положить бумаги на
стол губернатору. Сегодня появилась возможность коллегиально рассматривать
вопросы на заседании правительства. Если вопрос требует дополнительного
рассмотрения, то правительство может не принимать его на своем заседании, но
для этого ему необходимо обязательно послушать мнение той или иной экспертной
группы. При этом очень важно, как я говорил в самом начале, принципиально
изменить систему контроля за выполнением принятых правительством решений.
Я очень часто получаю документ, в котором руководитель пишет мне: «Ваше
поручение по поводу рассмотрения такого-то вопроса исполнено. Готовится проект
того или иного постановления или распоряжения». Но если задать вопрос,
выполнено ли решение или нет, сразу можно сказать, что нет. Выполнено оно
бывает только тогда, когда перерезается красная ленточка. Вот правительство,
помимо принятия решений, и должно обеспечить качественные исправления в
результаты деятельности местной власти. Это целая система, она уже
отрабатывается, но новым в этом смысле будет то, что Ростовская область должна
знать, как идет выполнение того или иного принятого решения. Для этого мы на
своем портале обязаны будем на постоянной основе, практически в режиме онлайн, информировать население о ходе выполнения решений. Это сложная работа.
Я считаю, что это вечная проблема, она постоянно возникает, но ее надо доводить
до конца. Часто на таких письмах пишу: «А когда же будет выполнено решение?»
То есть меня просят снять его с контроля, считая, что нужно подготовить
документ, а точнее проект. Но я считаю, что это не выполнение решения.
Есть еще одна принципиальная вещь, которую мы должны реформировать
вместе с членами правительства. Процесс от принятия решения до начала его
непосредственного выполнения у нас в области тянется очень долго. И на одном из
заседаний правительства мы внесем специально вопрос, чтобы этот период был
обязательно модернизирован. Сюда должна быть включена и работа всех структур
области, и работа федеральных структур, потому что все мы работаем в единой
системе и являемся составной частью цепочки в подготовке того или иного
документа. Кстати, мы еще к этому вернемся.
Очень часто является причиной то, что наши планы расходятся с
реальностью, потому что мы планируем в течение трех-четырех месяцев готовить
документ, а все превращается в годы. Это 94-й закон, он имеет свою процедуру,
которую нужно выполнять; это субъективная деятельность конкретного
руководителя, который по какой-то причине, по какому-то документу внутреннему
может задержать проект. Я думаю, что принципиальное отличие будет заключаться
в том, что период от процесса принятия решения до результата должен быть
максимально сокращён.
Газета «Ведомости»: По каким критериям отбирались кандидаты на
назначения в правительстве области? Каких результатов Вы ждете от работы
правительства области и назначенных заместителей?
- Критерии, на мой взгляд, достаточно понятные. Для меня очень важно,
чтобы человек, который приходит работать министром, заместителем губернатора,
был устремлен на выполнение той задачи, которую перед ним ставят. Я уже
несколько раз говорил и могу еще раз сказать – далеко не каждый министр сегодня
в правительстве способен приехать в любую точку области и убедительно доказать
ту или иную проблему, потому что у него не хватает, во-первых, знания
территорий, а иногда и знания проблемы. Но если у человека есть желание этому
научиться, если он устремлен на результат, то всё получится. Я этот критерий
использую достаточно часто.
Следующее. Несомненно, я использовал при отборе кандидатов на ту или
иную должность так называемый уровень ответственности за то дело, которым он
занимается. Когда, например, я пригласил в команду Федотову Лилию Вадимовну,
то я знал, что она высоко ответственный человек. Она, если хотите, трудоголик,
который может работать ответственно и результативно. При этом бывший министр
финансов, начиная с начала этого года, пришла и сказала: «Я готова». - Я сказал:
«Нет, у вас есть несколько задач, которые вы должны выполнить. Вы должны
передать правильно вожжи в руки; второе – вы должны ввести первого заместителя
в систему отношений с федеральным министерством. Она должна узнать систему
отношений, существующую внутри министерства финансов». Та ответственность и
профессионализм, которые были, например, у Федотовой Лилии Вадимовны,
убедили меня в том, что она сможет продолжить работу в качестве министра.
Если говорить об Игоре Александровиче Гуськове, я очень внимательно
смотрел за тем, как он трудился в министерстве. Мне всегда нравилась его
конкретность, оперативность, знание обстановки, быстрая реакция на поручения и
главное – выход на результат достаточно заметный.
Что немаловажно, то время, что я работаю, я посвятил тому, чтобы
убедиться, насколько человек авторитетен в той сфере, в которой он сегодня
работает. Мне показалось, что авторитет у него высокий. Конечно, добавятся
новые элементы в его работу, но это тоже дело времени. Про министерство
культуры он знает, потому что работал заместителем министра. Поэтому я
посчитал возможным, что этот министр может работать в данном направлении.
При том, что социальная сфера, которая была и будет главной в работе,
приоритетным направлением. Мне показалось, что одному человеку вести этот
блок очень непросто. Поэтому посчитал необходимым на два блока разделить.
Если взять, например, кандидатуру Гребенщикова, я на него достаточно
долго смотрел, и мнение о нем было известно год назад. Я внимательно изучил то
место, где он работал до этого, разговаривал с руководителем республики, в
которой он работал. Период его работы здесь, в том числе такая важная тема, как
тарифы, которая беспокоит каждого жителя сегодня в области, и те результаты,
которые уже положены мне на стол относительно тарифов. Скорее всего, о них я
объявлю по итогам 9 месяцев. По регламенту иначе нельзя, нужно подвести итоги,
обозначить задачи на будущее. Меня убеждает, что работа по аудиту тарифов,
которую мы проводим с 1 января этого года, дала конкретный результат. Он лично
занимался этой проблемой, и что важно – эффективно. Конечно, важно, чтобы эта
работа была продолжена, но, учитывая, что он будет вести это направление, я
посчитал, что это затрагивает почти все отрасли сегодня – промышленность,
социальную сферу, жилищно-коммунальное хозяйство. Мне показалось, он
сможет. Второе. Он достаточно оперативно и эффективно работает с
федеральными органами власти. И те его встречи с руководителями федеральных
структур имели выход на конкретный результат. Поэтому я исходил, с одной
стороны, из опыта, знания дела. Есть еще одна вещь, о которой я чуть реже, но всетаки говорю. Каждый человек, который пришел в правительство, должен работать
с командой и уметь это делать. Это не каждому дано. Бывает, что один человек
выбивается из команды, а команда находится в достаточно сложном состоянии.
Поэтому я использовал качества этих людей и опыт, который уже наработал,
вместе с ними в администрации области.
Газета «Комсомольская правда-на-Дону»: В связи с созданием
Правительства увеличится нагрузка на заместителей губернатора и
руководителей ключевых министерств. Соответственно, будет ужесточен
контроль над ведомствами. К чему приведут данные изменения в структуре?
- Нельзя создавать никакую структуру под человека. На мой взгляд, нужно
создавать ее под направление, а затем искать человека, который способен это
направление вести. Это первое. Второе. Любая структура управления должна быть
понятной и прозрачной. Сегодня, как мне кажется, мы смогли это сделать. Хотя
сразу могу сказать, что даже в начале пути и на этапе обсуждения структуры
некоторые из заместителей просили рассмотреть какие-то небольшие коррективы.
Учитывая, что я обозначил переходный период до 1 января следующего года, а там
есть некоторые вопросы, которые требуют передачи. Например, министерство
строительства, которое появилось. Оно будет заказчиком всех объектов, прежде
всего, социальных, которые будут строится на территории области. И теперь
передача – задача не профильных министерств. Довести объекты до 1 января или
передать их, если у них это получается по срокам, либо передать их Минстрою,
который в это время будет продолжать эту работу. И ряд других вопросов, которые
имеют аналогичный характер. То есть какой-то период потребуется. У меня были
предложения не скрою – сделать переход поэтапным, распространить этот переход
на весь следующий год. Я считаю, что это недопустимо. У нас не так много
времени, чтобы так долго переходить от одной системы к другой. И мы сейчас
договорились, что мы работаем более напряженно, но обеспечиваем переход к этой
программе более полнокровный именно с 1 января с учетом формирования
бюджета 2012-2014 годов.
Я уже дал пояснения по социальному направлению. Надеюсь, что это будет
более результативная работа. При этом, на этапе мы не сократили, а увеличили
количество заместителей. Их осталось ровно столько, сколько было, но на первом
этапе первый заместитель и некоторые заместители не только себя дублировали, но
и просто друг другу мешали. Не хочу говорить, кто конкретно, но в целом скажу, и
вы поймете. Когда первый заместитель опускает письмо, которое он должен
подписать, заместителю на федеральную структуру, мне это не всегда было
понятно. Это возможность не брать на себя ответственность. Я считал, что это не
очень правильно. Это одно. Второе. В этом случае более эффективное
взаимодействие заместителей и министров получается. Я думаю, что это тоже
здорово. Нагрузка на руководителей не уменьшится, а возрастет. Она возрастет с
точки зрения корректировки нашей работы по совершенствованию контроля за
выполнением принятых правительством решений. Немного сократился аппарат –
человек на десять, наверное.
Впрочем, не стоит это сейчас оценивать, потому что буквально в первое
время нужно будет посмотреть, как он начнет работать и взаимодействовать. Но
еще раз напомню одну вещь – я не ломал и не хочу ломать всю систему
предварительной подготовки проектов документов. Она достаточно четкая, и ее
нужно скорректировать на более оперативную работу.
Может быть, вы знаете, но в самом начале я сократил время для
рассмотрения заявок для внесения проектов документов. Там было несколько дней,
мы его сократили до двух. Некоторые из решений можно корректировать уже
сейчас, потому что документы, которые не требуют очень большого времени. Как
правило, мнение юриста, который не должен допустить нарушения
законодательства федерального и областного, и мнение специалиста, который
будет готовить документ и отвечать за его исполнение. Поэтому я считаю, что эта
корректировка позволит нам работать более прозрачно и понятно, определенно, я
бы сказал.
«Теле-икс»: Как в Правительстве области будет выстроена
информационная политика?
- Я по-прежнему подтверждаю, что буду делать все, чтобы люди знали о
деятельности власти больше, вовремя, конкретно. Это позиция, которую я
реализую с первого дня своей работы. И моё общение с прессой будет максимально
частым. Главное – чтобы повод был интересным.
Я, прежде всего, должен найти повод, о чем информировать прессу, о какихто более результативных решениях, может быть, и вопросы должны быть более
конкретными для этого. Это одно.
Второе. Я паузу держал, когда мне предложили вместе с созданием
министерство информационной политики создать группу специалистов – пресссекретарей и собрать их воедино. Когда анализировали, оказалось, что процентов
40, если не ошибусь, может быть, даже больше, наших органов исполнительной
власти вообще не имели людей, которые занимались этой политикой, точнее – этой
работой. Сейчас такая задача поставлена, они её получили и приступили к её
реализации. Надеюсь, что от этого информационных поводов будет больше, люди
будут оперативно получать информацию.
По прежнему мы будем использовать интернет-ресурсы максимально
широко. Я надеюсь, что несколько изменится мое взаимодействие с приемными
губернатора. Что получилось в итоге создания общественных приемных?
Некоторые из муниципальных образований переложили на них свои функции,
вопросы. Туда приходят люди с вопросами местного назначения на 90 %. Но никто
не снимал с руководителей территорий ответственности по исполнению закона
131-го. Поэтому я руководителям приемных уже сказала, что мы проанализируем
по итогам 9 месяцев работу и попробуем внести коррективы в сторону более
оперативной реакции на обращения людей.
Следующий вопрос: информационные группы, которые были созданы. За это
время мнения были самые разные. Одни говорили, что этого не нужно делать,
другие считают, что это интересно. Корректива будет в следующем: выезд
информационной группы на территорию области должен иметь конкретную
задачу. После изучения ситуации, выполнения этой задачи, группа обязана не
просто проинформировать губернатора, что они побывали там, но все-таки
отработать, как цель реализована. А цель одна: первое – увидеть результативность
деятельности власти на местах, оказать содействие, если в этом необходимость
есть со стороны области и с людьми пообщаться. С людьми самые разные формы
общения могут быть: от индивидуальных, когда можно сходить в гости и чай
попить и спросить, как жизнь, какие есть вопросы, беспокоящие людей, другое –
общение в больших аудиториях. И вот тут я вспоминаю то, о чем говорил вначале:
могу ли я сегодня быть уверенным, что министр, приехавший в эту аудиторию,
после общения будет реально интересен тем, кто будет сидеть в зале? Кто-то –да,
кто-то еще нет, кому-то еще придется поучиться. Но учиться никогда не поздно, и
главное – нужно.
Еженедельник «Город №»: Василий Юрьевич, к сожалению, получилось
так, что за первое полугодие этого года область несколько недовыполнила
план по привлечению инвестиций в экономику – и кадровые изменения не
замедлили произойти. Будут ли какие-то структурные изменения или попрежнему вопрос в компетенции департамента инвестиций?
- Ну, вы заметили, что у меня была пара кадровых решений, когда
назначенных мной руководителей я освобождал от должностей. Я считаю, что
ничего в этом плохого нет. Если я увидел, что решения неэффективны, то
значительно легче быстро в них признаться, чем попытаться кому-то объяснять,
что есть какая-то другая причина. Это касается и «Донэнерго», и нашего
департамента по инвестициям. В определенной степени это касается и
«Рослесхоза» нашего, потому что ровно год назад, когда я там побывал после
пожара, я принял решение, которые не принимались до этого. Финансовые
средства серьезные были выделены на укрепление ситуации. Но извините,
результата никакого, еще и с нарушениями. Но это дело, по которому идет
разбирательство.
Что касается инвестиций. На самом деле показатель пока не может радовать,
но вы внимательно посмотрите, какие инвестиции мы с вами получили за этот
период времени. Мы получили инвестиции, которые были заложены в
докризисный период. Вот все, о чем мы говорим, как результат работы – это все
было заложено в докризисный период. К сожалению, в период 2009 и 2010 годов
какие-то инвестиционные процессы были очень незначительны. Я пытаюсь
прогнозировать ситуацию, что произойдет в ближайшее время. Знаете, вот те темы
и наблюдения общения с руководителями фирм убеждают меня в том, что именно
2012 год – год, когда мы будем видеть реальные объекты, заложенные в 2010-2011
году. Это, может быть, будет «Лафарж», это будут объекты, связанные с началом
реализации некоторых транспортных проектов.
При том я надеюсь, что мы войдем в конкретную реализацию Южного хаба
именно в 2012 году. Меня в этом убеждает общение с министром, которое было и
вчера, и ранее. Это объекты, связанные с активным продвижением водных наших
проектов. Я говорю о целевых программах и «Чистый Дон», и «Вода Ростова». Это
объекты, например, связанные с «Евродоном» - когда мы начнем строительство
если не самой крупной, то одной из крупнейших фабрик по производству утиного
мяса. Это и продолжение тех объектов, по которым мы уже договорились за это
время и начинаем их.
Это проект модернизации левобережной зоны Ростова, который должен
войти в конкретную стадию. Дело не только, кстати, в стадионе. Мы говорим о
принципиально новой идее развития Ростова. Должны не только измениться облик
в той части нашего города, но и ситуация в самом Ростове, потому что трудно
рассчитывать на проведение таких грандиозных мероприятий, как чемпионат, если
не модернизировать транспортную систему.
Мы, кстати, говорим сегодня о метро. Я сегодня в первый раз могу вам
сказать, что сомневаюсь, нужно ли нам метро в том смысле, в котором мы его
понимаем, – как метро в Москве. Я изучил ситуацию, встретился специально с
некоторыми руководителями регионов – например, Татарстана. Я говорю: «Как у
вас этот процесс идет?» - «Василий Юрьевич, это очень сложно. Даже в условиях
того, что республика Татарстан – достаточно обеспеченный регион». И за счет
денег не только своих.
А вот альтернативное транспортное обеспечение, включая элементы метро,
но заметно дешевле, чем само метро. А метро, если помните, от 125 млрд рублей
стоит. И пока мы не сделаем проект, а он стоит 1,6 млрд рублей за свои деньги, за
деньги города или области, или вместе, мы говорить о чем-то в федеральных
органах власти вряд ли сможем. Больше того, это не значит, что мы очень быстро
договоримся. Это очень серьезные финансовые вложения.
Сегодня есть несколько альтернативных видов транспорта, которые
позволяют совместить элементы метро и нового транспорта. Вот, например, то, что
мы начнем строить мост параллельно Ворошиловскому. Мы это должны будем
делать с учётом этого альтернативного вида транспорта.
Я не говорю о речных трамвайчиках, которые ранее обсуждались, я не
говорю о канатной дороге, которая, как вариант, была когда-то предложена
Кстати, когда я в последний раз встречался в Сочи с послом Франции,
руководитель одной из фирм сказал: «Мы предлагали, но дальше тема не пошла».
Такое поручение дано: рассмотреть. В Новгороде она сдается. Там очень серьезный
объем перевозок людей в короткий промежуток времени, позволяющий решать эту
проблему. Но тут надо понимать, что это не канат в привычном понимании этого
слова. Это нормальное, серьезное транспортное сообщение. Ну, как бы одна из тем.
Поэтому нам здесь очень-очень нужно внимательно думать. Для того, чтобы
модернизировать транспортную систему, должны серьезные изменения произойти
и в дорожном строительстве. Уже в следующий год мы закладываем в бюджет
проектирование дорог на Левом берегу. Для того чтобы модернизировать систему,
внести коррективы в генеральные планы, которые были приняты по Левобережью,
нам необходимо будет принципиально изменить там систему инженерных
коммуникаций. У нас есть параллельные два газопровода, выходящие из Ростова,
но не соединенные между собой. Таким образом, весь Левый берег не имеет
возможности пользоваться этими услугами.
У нас есть проблема водоотведения, водопотребления – там этого сегодня
нет, это нужно будет сделать. Ну, а дальше уже фантазии самые разные. По
крайней мере, сегодня уже появились бизнесмены, которые готовы уйти в такой
своеобразный пул и начать такую активную работу по обсуждению конкретных
проектов по Левому берегу. Это уже практическая работа, мы будем её
продолжать.
Еще одна тема – это тема наших шагов, связанных с приглашением к
сотрудничеству инвесторов, так называемые «сто губернаторских проектов». Их
сегодня 52. Я, начиная с середины этого месяца, тем, кто вошел в состав этого
перечня, задаю прямые вопросы: «Чувствуете ли вы, что, войдя в этот пул, вы
получаете поддержку?» Не скрою, мне приятно слышать, что у кого проект на
среднесрочную перспективу, мне четко и однозначно сказали: «Да, мы видим, что
над нами есть определенная опека». То есть сегодня их ведут. Но сами проекты не
закрыты, вы понимаете, что сюда приглашение может быть разное, и не только
финансово обеспеченное. Это могут быть социальные проекты, которые связанные
с самыми разными направлениями: молодежь недавно попросила внести несколько
предложений, чтобы войти в эти проекты.
Следующий вопрос – это продолжение разработки и принятие системы мер
по стимулированию инвестиций. Очень принципиальная позиция. И
ограничиваться тем, что мы приняли закон, который сегодня стимулирует внесение
финансовых средств тех или иных проектов, мы не собираемся. Например, одна из
тем, которая меня принципиально беспокоит, это активизация малого и среднего
бизнеса – не только тех, кто в состоянии принести триста миллионов рублей и
получить затем какие-то гарантии правительства, что определенная часть налогов
на период окупаемости не будет взиматься. Затем реализация долгосрочной
программы 2012-2015 годы. Это документ, который должен быть конкретизирован
в виде постановления правительства. Он может касаться определенного блока
инвесторов, но если эта тема нам интересна, мы должны её реализовывать.
Следующая тема связана с развитием перерабатывающей промышленности
на территории области. Есть несколько проектов, которые сегодня уже
рассматриваются, например, проект по производству сои. При таком развитии
птицеводства, которое сегодня есть, не реализовывать такого рода проект нам
просто нельзя: страна нуждается в трех миллионах тонн сои в год. А производит
один миллион тонн. И если мы с вами реализуем на территории области то, что
задумали в птицеводстве («Оптифуд», «Евродон», утиная фабрика), мы можем
примерно через 3-5 лет стать самым крупным регионом в России, производящим
птицу. А для того чтобы её производить, соя – необходимый элемент.
Есть проекты глубокой переработки зерна. Наша область отличается тем, что
у нас твердые сорта зерна, требующие определенных высокотехнологичных
производств для этой переработки. У нас есть такие предложения. Ну, и ряд
других: переработка овощей, что сегодня достаточно актуально для области: мы
производим их, и в сравнении с прошлым годом заметно увеличили производство,
но продаем на уровне полуфабрикатов. А если мы создадим условия, чтобы
появилась добавленная стоимость, то ясно, что наши предприятия станут богаче и,
соответственно, бюджет области будет больше.
Информационное агентство «Интерфакс»: Каковы возможности
кадрового резерва органов исполнительной власти? Проходят ли
«резервисты» подготовку?
- Может быть, скажу банальные вещи. Я часто задаю вопросы заместителю
губернатора по этой проблеме и не всегда получаю ответ, который мне нужен. На
самом деле задача – продолжить создание этой системы. Говорить о том, что она у
нас действует эффективно, пока еще рано. Для этого можно посмотреть на
происходящие кадровые перемены: много ли мы взяли людей из кадрового резерва.
К сожалению, пока немного. Если говорить по цифрам, то в целом у нас более
восьмисот человек состоит в кадровом резерве, из них молодежи более 470
человек, т.е. такая заметная составляющая. Но ведь есть резерв окружной, есть
резерв федеральный, и здесь, когда мы посмотрим, какова составляющая наших
представителей в федеральном резерве, мы увидим там, что все измеряется
единицами. Значит, эффективность невысокая и в этой части. На мой взгляд, есть
пути решения этой проблемы: это использование нашего научного потенциала
(ЮФУ, РИНХ, Академия государственной службы), это возможность продолжить
обучение наших людей и за счет области, и за счет муниципальных образований –
там тоже есть у нас прорехи. Мы ежегодно направляем средства на эти цели, и
самое, может быть, хорошее, что мы увеличиваем объем финансовых средств в
бюджете (в этом году шесть млн рублей туда планируем направить). Но на мой
взгляд, сегодня нужно пригласить «резервистов» на реальную практику.
Пригласить их в разные уровни власти и дать им возможность попробовать реально
поработать вместе с теми, кто трудится. Но одно дело быть в составе резерва, а
другое – быть конкретным человеком, который что-то может потенциально в
будущем. Можно по-разному относиться, но ведь в старые добрые времена
понятие резерва было более актуальным, более конкретным.
Я вспоминаю историю, когда я работал заведующим орготделом райкома
партии, я пофамильно, поименно знал людей, у которых есть высшее образование,
которые работают на том или ином предприятии и являются членами партии. Если
возникала необходимость, я понимал, что из этого состава почти безошибочно
один человек найдется, которого можно будет пригласить в будущем. Правда,
потом это переросло в стопроцентную формалистику. Чуть позже список, который
требовали, никто и никогда его не читал. Это тоже издержки того периода. Вот
наша задача – более активно приглашать людей, затем внимательней смотреть при
ротации кадров на этих людей. Я планирую эту работу организовать очень активно,
вплоть до муниципалитетов на территории нашей области.
ГТРК «Дон-ТР»: В области продолжает процветать бюрократизм.
Решить вопрос, получить справку, оформить документы стоит гражданам
огромных усилий, а часто решается через взятку. Будет ли усилена борьба с
чиновничьим произволом? Как буду заниматься назначенные руководители
этим вопросом?
- Ответ на этот вопрос может быть очень простым. С появлением МФЦ
бюрократизма стало больше? По-моему, меньше. Мы сегодня единственный
регион в стране, который принял закон об МФЦ. Мы поставили на сегодняшний
день задачу: в каждом муниципалитете до конца 2012 года должен быть
многофункциональный центр.
Вы знаете, чем отличается в этом плане Ростовская область от Московской?
Первое – там точно нет такого закона, и там федеральные структуры между собой
не нашли возможности согласовать систему отношений. А это одним из самых
сложных было и у нас. Потому что не актуализированы системы, применяемые в
налоговой службе, в кадастровой – они несовместимы были. У нас все такие
соглашения подписаны, и это подтверждает то, что наша структура готова
сотрудничать в этом направлении. Конечно, это дополнительные финансовые
средства, это техническое оснащение, это здания и сооружения, которые на себя
должны взять муниципалитеты. Ну, некоторые попросили поддержать, т.к. есть
необходимость найти финансовые средства. Мы продолжаем эту работу. Если
наши планы будут реализованы, мы до конца следующего года работу эту
завершить. По крайней мере, в наших планах сегодня это существует.
Следующий вопрос. Бюрократия – это в нашем случае еще и предпосылки к
коррупции. Можно смело об этом говорить. Может быть, вы на это обратили
внимание, но 24 августа на заседании комиссии по противодействию коррупции я
сказал: «Друзья! Впредь мы будем рассматривать наличие коррупции в структуре
как персональную ответственность руководителя этой структуры». Непростая
ситуация, сложно – за каждым человеком ходить рядом. Тем не менее, есть
определенная система, которая должна быть реализована в том или ином аппарате.
И люди должны понимать, что за это каждый несет ответственность.
Следующий вопрос. Решением комиссии по вопросам государственной
гражданской службы принят Кодекс этики. Это состоялось. Он правильно
называется «Кодекс этики и служебного поведения». Я думаю, что наличие в
служебных контрактах подписи соответствующего человека о том, что он обязан
соблюдать этот Кодекс, тоже должно создать определенные предпосылки к
уменьшению количества проявлений коррупции.
Еще одна вещь, та же, о которой мы говорили. Это цепочка прохождения
наших документов от того момента, когда человек обратился к другому человеку,
сидящему за окошком, за решением той или иной проблемы, до того момента,
когда он получил этот документ. За невыполнение в срок этого соответствующий
клерк должен отвечать. Если это будет проходить в четко установленные
параметры по времени вместе с правилами оформления документов, думаю, что
это тоже предпосылки для того, чтобы коррупция снижалась у нас.
Тем не менее, это проблема, с которой мы будем бороться дальше.
Газета «Молот»: Обращает на себя внимание тот факт, что подписание
Вами ряда указов по организации деятельности органов исполнительной
власти региона, утверждение структуры правительства Ростовской области,
серьезные кадровые перестановки произошли в канун XII съезда партии
«Единая Россия», в период, когда разворачивается кампания по выборам
депутатов Государственной Думы. Можно ли считать, что региональная
власть входит в эту воду, так сказать, организационно укрепившейся?
- Это в большей степени совпадение, что в именно этот период происходят
перемены. Срок контракта был до 14 сентября, у некоторых – до 15 сентября.
Может быть, это хорошее совпадение. Я бы так попытался ответить.
Для меня как для члена партии «Единая Россия» важно, чтобы люди, которые
приходят со мной работать, понимали, что перед ними появилась серьезнейшая
ответственность за то, что на них сегодня будут внимательно смотреть. Я убежден,
что подготовка съезда, подготовка к проведению выборов в Государственную
Думу – это один из поводов, что ответственность должна только возрастать.
Собственно говоря, какая передо мной стоит задача на выборах? Доказать людям,
что мы умеем, что рядом со мной люди, которые хотят и умеют это сделать. Я еще
раз повторю – многим учиться нужно. Но стремление сделать, искреннее желание
изменить ситуацию – это дорогого стоит. Одно дело – плыть по течению, ничего –
пройдет, начальник за это чуть позже ответит, с него и спросят, а я вроде в
серединке. Я считаю, что уровень ответственности должен быть перенесен на
каждого адекватно той теме, которую он ведет. И если это совпадение послужит
этому, то я считаю, что это здорово.
ТК «Южный регион»: В связи с грядущей цифровизацией телевидения
будет ли принята в Ростовской области программа развития электронных
СМИ и новых медиатехнологий?
- Я от этой темы не отказался. Другой вопрос, что до сегодняшнего дня никто
меня не пытался убедить. Были такие посылы – вроде надо, а вроде и не стоит.
Вокруг этого мы ходили. Нужно до конца слушать специалистов, нужно
убедительно и своевременно это донести до руководителя, который принимает
решение. Поэтому я от этой темы не отказываюсь, я буду ее продолжать. Если вы
готовы давать мне аргументированное общее мнение специалистов, то давайте
вернемся к этому.
Взять сегодняшнее министерство информационных технологий. Если за год
работы министерство не предложило ни одной кандидатуры по собственной
инициативе, я не могу продолжать работу, мне нужно что-то корректировать. Мне
нужно видеть человека, людей, которые способны придти и сказать – мы готовы
взять на себя ответственность за то или иное предложение. Это для области будет
эффективнее, а главное – полезнее. Поэтому я с вами согласен, что у нас есть
сегодня проблема, что нужно находить ее решение, что у нас есть некоторая
проблема разорванная и требует какого-то объединения либо функциональных
обязанностей, они должны действовать очень четко. Либо корректировка
структуры дальнейшая в тактическом плане. Но то, что мы заслуживаем четкой
позиции в этом плане, это совершенно очевидно.
Информационное агентство «161.ru»: Каким Вы видите будущего мэра
Ростова?
- Очень хороший вопрос. Он же не связан с конкретным человеком? Можно
было бы дальше продолжить вопрос – каким бы я хотел видеть Ростов в связи с
мэром? Частично эту задачу мы начали решать. И мэру, и его администрации я
высказал, что Ростов должен выглядеть совершенно по-другому в любой его точке,
с момента въезда в столицу Южного федерального округа. Есть вещи, которые
банальны, но они меняют содержание того или иного города.
Первое – мэр Ростова должен отличаться от любого руководителя
муниципального образования тем, что он впереди. Это столица, она должна
задавать тон в развитии.
Второе. Это человек, который должен четко и однозначно слышать
ростовчан и находить форму общения, когда он в состоянии этим пользоваться.
Третье. Ростов обладает уникальными возможностями, которые можно
использовать в развитии этой части нашей области. Прежде всего, инновационные
вопросы. Такого объема мысли людей, которые способны участвовать, нигде
просто нет. Ростов – реально самодостаточный город, но у него масса резервов, и я
убежден абсолютно, что человек, который возглавляет город, должен видеть эти
резервы. Если это есть, и вся команда, которая там работает, работает на их поиск и
реализацию.
Есть такие вещи, которые могут нас подталкивать. Я сказал Михаилу
Анатольевичу: «Через год 75 лет Ростовской области, покажите мне, что Ростов
сегодня – самый красивый. Он сохранил самобытность». Здесь совершенно
уникальные вещи, ни в коем случае нельзя нарушать нашу архитектурную
составляющую, которая отличает Ростов от других. Но придать в некоторых частях
новый импульс нашему городу – это обязанность мэра.
Возможно, не случайно я попросил вице-губернатора курировать Ростов. Это
совсем не говорит, что вице-губернатор на что-то там претендует, но оказать
помощь и взаимодействовать – это его принципиальная задача. И он так и будет
этим заниматься. Нужно сделать так, чтобы город начал меняться, чтобы
ростовчане это заметили, чтобы гости нашего города это увидели. Нужно начинать
выполнять эту задачу, которую я поставил.
Маленький пример – ростовчане заметили, что город в некоторых его частях
стал чище. Это, кстати, и к области может относиться, потому что на территории
области несанкционированных свалок за многие годы образовалось около 400. Это
не свалочка, куда приехало десять автомобилей. Это гектары земли, заваленные
мусором, которые портят экологию, внешний вид. В конце концов, влияют на
воспитание всех нас, на детей тоже. Вот 300 с чем-то убрали. Оказалось, что их
намного больше, а не то, что учли – 379. Но хоть с этого начинаем.
Затем мне бы хотелось, чтобы сообщество руководителей в городе работало
как мощный организм и локомотив всего того, что здесь меняется. А у нас сегодня
крупного, среднего бизнеса большое количество. Такое, что еще в стране поискать.
Это привлекает внимание всех.
Последний приезд Шойгу недавно, а я улетал в Сочи. Я дождался до 11 часов
его в аэропорту, а потом в Сочи улетел. Я знаю, как все прошло, я с ним вчера
разговаривал в Москве. Я у него спросил: «Как вы оценили нашу готовность
службы МЧС?» Он ответил: «Я в стране не видел такого». По организация этой
работы мы признаны самым лучшим субъектом. При этом мы показали ситуацию в
начале пути. Но мы ее показали в Ростове. Значит, мы должны это реально
показывать по всей области, распространять, предлагать другим субъектам.
Кстати, и в других субъектах не грех-то поучиться. Буквально в ближайшее
время члены правительства поедут в разные точки России смотреть, что
происходит, например, с инвестициями в Калуге (один из заметных субъектов), что
происходит с инвестициями в Татарстане. Оттуда будем смотреть, как внешне
выглядят города и что в них меняется, что происходит у них хорошего, будем
смотреть, как работает система привлечения инвестиций, те или иные агентства.
Мы ведь иногда радуемся маленьким шагам, но если оценивать и сравнивать
с предыдущим годом, кажется, что лучше стало. Подписали в Сочи на 21 млрд
контрактов, а в прошлом году – на 6. Видите, успех. А сколько можно было бы
потенциально подписать? Поэтому планку наших устремлений нужно завышать. А
если будем стремиться до нее допрыгнуть, то и результат будет выше.
Информационное агентство «РИА «Новости» по ЮФО: Можно Вашу
концентрированную оценку правительства? И ещё: когда примут решение по
метро в Ростове?
- Я считаю, что здесь есть сочетание опыта людей, которые работали в
прежнем руководстве областью, и новых лиц, которые имеют большое стремление
владеть ситуацией и быть результативными.
Что касается метро, то в моих планах – не позднее, чем в первую декаду
октября провести встречу с экспертами, которые работают сегодня над проектом. У
нас договоренность есть получить необходимую информацию по тем возможным
вариантам транспортного обслуживания, которые сегодня используются в Европе,
в России и могут использоваться в дальнейшем. И выйти на некое решение,
которое бы привело к правильному пониманию.
Одна простая вещь: геология в Ростове очень тяжелая. И просто закрыв
глаза, говорить «Будем строить метро!» (в традиционном понимании этого слова)
можно, конечно. Но после нужно оглянуться вокруг себя и сказать: а правильно ли
ты сделал? Правильно ли тебя увидели, услышали и поняли?
Поэтому я считаю, что нужно здесь найти золотую середину, оптимальное
решение, которое изменит ситуацию по транспортному обслуживанию и в то же
время не изменит архитектурную составляющую нашего города, которую надо
только сохранять и приводить в порядок.
-Скажите, эксперты будут приглашаться местные или из других регионов, где
есть опыт строительства метро?
-Я думаю, что будем приглашать все-таки тех, кто уже работает. Прежде
всего, потому что у них тоже в головах не все уложено. Они тоже все время
вправо-влево. Я думаю, в конце концов, они могут сказать: «Давайте использовать
специалистов не только регионального уровня». Необходимо очень много средств.
Поэтому вот этот момент должен быть очень-очень хорошо продуман. Не отвергая,
что мы должны менять систему транспортного обслуживания. Необходимо
изменить потоки, запретить где-то остановку, где она не нужна, или, наоборот,
разрешить, создание стоянок. Я сказал, кстати, в прошлом году в мэрии, что опыт
модернизации дорожно-транспортного обслуживания не всегда только в
громадных деньгах. Вот сегодня делаете внутридворовые территории – почему не
делаете расширительные карманы для разъездов, для десятка автомобилей. Мы же
приводим в порядок то, что имеем, а ведь расширение на несколько метров дает
возможность или стоянки делать вечерние, или остановки, или разъезжаться.
Кстати, одна из тем, которая не связана только с Ростовом. Снова же в
Татарстане … Такое задание уже Вартаняну дано, он туда поедет посмотреть. Они
добились в ГАИ, насколько мне известно (это я секрет открываю), согласования на
четырехметровые дороги в сельской местности в дальних уголках. У нас – шесть!
Это представляете, какие расходы дополнительные! Но это не значит, что везде
четыре. Это значит: на повороте – уширение, у остановочки – расширение, на
местах разъезда или примыкания к другой дороге тоже расширение. Вы же бывали
в восточных районах. Там в некоторых местах автомобиль проходит раз в двадцать
минут. Но это же не говорит о том, что мы должны, закрыв глаза, идти на это. Мы
должны четко изучить: а что легло в основу принятого решения?
Тут уже другая тема. Вот со следующего года начинает работать фонд – у нас
меняется объем финансирования на дороги, заметно изменится – мы с вами это
почувствуем. Даже по итогам этого года есть уже подвижки. Возникает вопрос:
одно дело механически увеличить объем финансовых средств, а другое –
качественно изменить подходы. Чтобы получилось, чтобы каждая новая дорога,
даже если она не самая широкая, что она приносит качественные изменения.
А триста населенных пунктов, которые не имеют дорожного покрытия? А с
чего им начать? По всей вероятности, поток туда автомобилей был минимальным.
Это дает возможность следующим решением добавлять те же два метра, меньше
финансировать, но растянуть немножко, сделать больше. Ну, и дальше – система
знаков, система контроля, система работы ГИБДД. Она должна участвовать в
организациях движения. Наверное, это как-то меняет ситуацию.
«Российская газета»: Василий Юрьевич, мы говорим о республике
Татарстан, но забываем, что они гораздо легче привлекают инвестиции и
деньги федерального центра и другие. Метро – да, дорого, да, неизвестно,
зачем нужно, но сделаем. Насколько есть вероятность, что будет меняться
соотношение сил и инвестиций?
- Я не утверждаю, что они эффективнее, что они богаче, я говорю о данной
ситуации, которая сложилась в Татарстане, Краснодаре и т.д. Мы же понимаем, что
инвестиции имеют составляющие – федеральные инвестиции, субъектные
инвестиций, инвестиции бизнеса и т.д. Я убеждён абсолютно, что ситуация будет
меняться в нашу пользу. Сегодня всё больше инвесторов приходит в экономику
области и активно включается в ту или иную работу. Уже к 2012 году ситуация
серьёзно изменится. Не сомневаюсь в этом!
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа