close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

...исследования О. Н. Мухина мне представляется весьма

код для вставкиСкачать
о т з ыв
об автореферате диссертации Мухина Олега Николаевича
«Перспективы изучения биографии исторической личности в свете применения
полидисциплинарной методологии (на примере историко-психологического анализа
личности Петра I)», представленной на соискание ученой степени доктора исторических
наук по специальности 07.00.09 - Историография, источниковедение
и методы исторического исследования
Тема диссертационного исследования О. Н. Мухина мне представляется весьма
актуальной на фоне методологической индифферентности, свойственной сегодняшней
отечественной, да и всей мировой историографии, которая не оправилась еще от
постмодернистского шока. Отсутствие теоретически обоснованного методологического
инструментария
препятствует
дальнейшему
развитию
целого
ряда
направлений
исторической науки, в том числе исторической биографики, в отношении которой
диссертант и берется продемонстрировать сильные стороны полидисциплинарного
подхода.
Этот подход базируется на применении в историческом исследовании концепций
психологии, социологии и культурологии, единство которым придает их фокусирование
на сфере бессознательного (с. 13). Трудно найти лучший объект, чем Пётр I, для
демонстрации перспектив полидисциплинарной методологии в изучении биографии
исторической личности. В хорошо известной нам, казалось бы,
биографии великого
императора на самом деле и по сей день имеется целый ряд белых пятен, если подходить к
ней не описательно - что в действительности было, а аналитически - почему было именно
так. Именно и делает это, судя по автореферату и опубликованным работам, в своей
диссертации О. Н. Мухин.
Как
показано
в
разделе
«Основное
содержание
исследования»,
полидисциплинарная методология дает возможность скорректировать существующие,
часто мифологизированные представления, об исторических личностях путем выявления
специфики становления их социально-психологической идентичности под влиянием
особенностей социализации и социокультурного контекста. Кроме того, материал второй
и третей главы показывает: именно благодаря использованию полидисцилинарного
подхода, историк получает возможность исследовать историю личности по возможности
научно,
то
есть
адекватно
понимать
ее мотивы,
устремления,
движущие
силы,
ориентации, систему ценностей, мировоззрение, склонности, менталитет, или, как теперь
часто говорят, хабитус.
1
Важным приемом в диссертации выступает и историко-сравнительный метод,
позволяющий
сопоставлять
характеристики
изучаемой
исторической
личности
с
типологически близкими ей фигурами.
При чтении работ О. Н. Мухина у меня, как, наверное, у всех читателей возникает
много вопросов, среди которых главных четыре.
Корректно ли привлекать теории психоанализа, созданные в XX в., для изучения
людей прошлых эпох? На мой взгляд, корректно. Во-первых, бессознательное является
своего рода матрицей, на которой отпечатывается все происходящее как с отдельным
человеком, так и, в случае так называемого коллективного бессознательного, с социумом
и даже с человечеством. Значительная часть неосознаваемых мотивов, поведенческих
стереотипов, установок и т. д., является проявлением исторической части психики.
Имеющиеся
в
нашем
распоряжении
биографии
людей
прошлого
позволяют
предположить, что, по крайней мере в письменную эпоху, базовые механизмы психики,
принципы психологической реакции людей базируются на сходных основаниях, но
различаются в культурно-обусловленных проявлениях. Следует учитывать и то, что
наилучший результат «исторического психоанализа» возможен, когда в распоряжении
исследователя много конкретного материала. Это полностью относится к Петру, о
биографии которого нам известно практически все, чуть ли не по дням.
Является
ли
данная
полидисциплинарная
методология
целостной,
а
не
искусственным набором различных концепций? Мне кажется, является. Методология
полидисциплинарного синтеза сформирована на базе комплиментарных подходов, общим
для которых является их концентрация на сфере бессознательного (в случае социологии
это концепт габитуса П. Бурдье и концепция харизматического типа властвования М.
Вебера; относительно культурологии речь идет о трактовках смеха как компенсаторного
психосоциального механизма - М. М. Бахтин, А. Г. Козинцев). Сочетание нескольких, на
первый взгляд противоречивых подходов, - методологическая тенденция нашего времени.
Раньше это осуждалось и называлось эклектикой, теперь - и справедливо! -
это
оценивается как толерантное отношение к различным теоретическим ориентациям. Автор
выбирает адекватные для данного конкретного исследования концепции и адаптирует для
решения своей научной задачи. Так поступает и диссертант. К базовой модели
методологии, созданной И. Ю. Николаевой, он подключает игровую теорию в варианте
психоаналитика Э. Берна; теория цивилизации Н. Элиаса сочетается у него с теорией
модернизации. Весьма важно, что Мухин комбинирует микро- и макро- анализ и что
микроуровневый анализ психологии личности опирается на социокультурный контекст
эпохи.
2
Дает ли что-нибудь нового такой подход историографии? Бесспорно дает.
Привлечение психологических концепций позволяет историку адекватнее и глубже
постигать мотивы действий и характерные черты поведения исторических акторов, уйдя
от
поверхностных
объяснений,
не
имеющих
теоретического
обоснования
и
способствующих мифологизации их облика. Кроме того, целый ряд особенностей
поведения исторической личности не могут быть адекватно интерпретированы как
таковые без соответствующего психологического инструментария и часто попросту
ускользают
от
внимания
исследователей.
В
данной
диссертации,
например,
предпринимается попытка объяснения таких черт личности Петра I как необычайная
работоспособность и пристрастие к пародийно-кощунственным мероприятиям, ранее в
историографии
не
психологические
получившие
наблюдения,
адекватного
особенно
толкования.
Историки
в биографических
часто
делают
исследованиях,
однако
дилетантски, без специальной рефлексии и без ссылок на конкретные психологические
подходы.
И, наконец, последний
вопрос: является ли исследование подобного рода
историческим по характеру? Я абсолютно уверен, что автор делает работу историка. В
данном случае история, является базовой дисциплиной, диссертант же привлекает
наработки из смежных гуманитарных дисциплин. Все выводы в данном исследовании
делаются на основе знания историографической традиции и исторических источников;
методы
других
наук
только
помогают
решать
исторические
задачи.
Основой
биографического исследования остается принцип историзма, предполагающий учет, вопервых, социокультурного контекста жизни его героя, а во-вторых, изменчивость
личностных качеств и характеристик на протяжении его жизненного цикла.
Если отрицать профессиональную идентичность О. Н. Мухина как историка лишь
на том основании, что он использует методологию других наук, то мы далеко зайдем.
Например, некоторые историки, полагают, что и мои работы не имеют отношения к
исторической науке. Скольких в таком случае исследователей нужно будет отлучить от
исторической науки?!
Со всеми ли выводами О. Н. Мухина я согласен? Далеко не со всеми. Но я не знаю,
кто прав - диссертант или я. По моему мнению, единственный выход следовать девизу:
Пусть расцветают сто цветов!
Исследование выполнено на высоком научном уровне и имеет большое теоретико­
методологическое и научно-практическое значение. Теоретические наблюдения автора,
доказывающие
возможность
и
целесообразность
применения
полидисциплинарной
методологии в изучении биографии исторической личности являются чрезвычайно
3
актуальными
в свете современных дискуссий
о путях и перспективах развития
методологии отечественной историографии.
Основные положения диссертации полностью отражены в опубликованных
работах.
Исследование
соответствует
всем
современным
требованиям
ВАК,
предъявляемым к докторским диссертациям.
Содержание автореферата диссертации
«Положения
о
присуждении
учёных
соответствует требованиям
степеней»,
утверждённого
п. 9,
10
постановлением
Правительства Российской Федерации от 24 сентября 2013 года № 842, соответствует
специальности 07.00.09 - Историография, источниковедение и методы исторического
исследования.
О.Н. Мухин заслуживает присуждения ему учёной степени доктора исторических
наук.
Борис Николаевич Миронов,
д.и.н., проф., г.н.с. отдела современной истории России
С.-Петербургского института истории РАН,
197110, г. Санкт-Петербург,
Петрозаводская ул., д. 7
[email protected]
в
Подпись (и)
2015 г.
ое
блз^шостоперяю
но кадрам
истории РАН j
Р.Н.Панина
20
4
/ 6\
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа