close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

GLASS BEAD Bead to DMC Conversion;pdf

код для вставкиСкачать
ВЕСТНИК
АКАДЕМИИ
Генеральной прокуратуры
Российской Федерации
Научно-практический журнал Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации
Основан в 2007 году
Учредитель издания:
Академия Генеральной прокуратуры
Российской Федерации
Редакционный совет:
О.С. Капинус, ректор Академии Генеральной прокуратуры Российской
Федерации, доктор юридических наук, профессор
С.Г. Кехлеров, заместитель Генерального прокурора Российской Федерации
Главный редактор:
О.С. Капинус, ректор Академии Генеральной прокуратуры Российской
Федерации, доктор юридических наук, профессор
Заместитель главного редактора:
Т.Л. Козлов, проректор Академии Генеральной прокуратуры Российской
Федерации, кандидат юридических наук
Ответственный секретарь:
С.Ю. Миронченко, и.о. заведующего редакционно-издательской лабораторией, кандидат юридических наук
Редакционная коллегия:
К.И. Амирбеков, В.Г. Бессарабов, Т.А. Боголюбова, А.Ю. Винокуров, Т.А. Диканова, Н.П. Дудин, О.Д. Жук, Н.А. Игонина, А.Н. Ларьков, В.В. Меркурьев, С.Ю. Миронченко, Ю.Г. Насонов, В.А. Пак, Н.И. Пикуров, Н.В. Субанова, С.П. Турсынбекова, А.Г. Халиулин, В.М. Хомич, С.П. Щерба
Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере
массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия. Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС77-28602 от 04.07.2007.
Журнал включен в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора
и кандидата наук.
Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. 2-я Звенигородская, 15. Телефон:
8-499-256-23-91. Факс: 8-499-256-54-63. E-mail: [email protected]
Индекс в Агентстве «РОСПЕЧАТЬ» – 82370.
Подписано к печати 28.10.2014. Формат 84x108 1/16. Гарнитура Minion Pro.
Усл. печ. л. 15,54. Тираж 400 экз.
Отпечатано в ООО «Асмин Принт»,
390000, г. Рязань, ул. Чкалова, д. 19.
Тел.: (4912) 99-65-85, 51-04-99, +7-953-731-76-09
E-mail: [email protected]
Ответственность за достоверность сведений в опубликованных материалах несут авторы. Перепечатка материалов и использование их
в любой форме, в том числе в электронных СМИ, возможны только
с письменного разрешения редакции.
© Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2014
№ 5 (43) 2014
Содержание
Теоретические основы права
Федоров A.B. О возможности и целесообразности введения уголовной ответственности юридических лиц за коррупционные преступления........3
Степанов О.А. О перспективах государственноправового развития российского общества........ 11
Диканова Т.А. Законодательство Таможенного
союза и направления его совершенствования... 15
Фомиченко М.П. Основные направления реформы местной власти в свете Федерального закона от 27 мая 2014 г. № 136-ФЗ................................ 23
Сильнов М.А. Категория истины в условиях состязательного правосудия.......................................... 30
Побережная И.А. Конституционное регулирование порядка опубликования нормативных
правовых актов на государственных языках республик в составе Российской Федерации...... 34
Деятельность органов прокуратуры
Агапов П.В., Коршунова О.Н. Особенности
поддержания государственного обвинения по
делам о преступлениях, совершенных организованными группами и преступными сообществами.........................................................................38
Субанова Н.В. Требование прокурора о привлечении лиц, нарушивших закон, к дисциплинарной ответственности: оптимизация
правовой модели................................................. 44
Бажанов С.В. Прокурорский надзор за исполнением законов субъектами розыскной
деятельности........................................................ 51
Бессарабов В.Г. Миграция населения в Российской Федерации и деятельность прокуратуры по укреплению законности в этой
сфере ..................................................................... 54
общений о преступлениях, в том числе связанных с безвестным исчезновением граждан:
проблемы и пути совершенствования........... 82
Сухомлинова М.П. Об иммунитетах некоммерческих организаций при проведении контрольных мероприятий .................................... 88
Международное сотрудничество
Жубрин Р.В. Международно-правовое сотрудничество в борьбе с легализацией преступных
доходов .................................................................. 94
Додонов В.Н. Институт специальных (независимых) прокуроров в зарубежных странах
и целесообразность его введения в Российской Федерации................................................. 100
Трибуна молодого ученого
Опыт правоприменения
Колесов М.В. Еще раз к вопросу о возбуждении уголовного дела прокурором................. 105
Ткачев И.В. Проблемы противодействия экстремизму............................................................... 62
Онуфриенко А.В. Понятие коррупции в международном и российском праве.................. 109
Капинус О.С. Противодействие преступности мигрантов-иностранцев в Российской Федерации ................................................................. 68
Забудько Ю.С. Участие органов прокуратуры в обеспечении защиты конституционного права на неприкосновенность частной
жизни.................................................................114
Скляров С.В. Квалификация убийства, сопряженного с разбоем, и разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшего по
неосторожности смерть потерпевшего......... 73
Щерба С.П., Смирнов П.А., Четвертакова Е.Ю. Non bis in idem – алмаз, нуждающийся в огранке........................................................... 77
Исмаилов Ч.М. Правовое регулирование вопросов приема, проверки и разрешения со-
Киселев А.А. Процессуальное положение заявителя, а также лица, потерпевшего от преступления, на стадии возбуждения уголовного дела................................................................... 119
Научные вести
Конференции, встречи.................................... 124
Информация для РИНЦ.................................. 135
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
Александр Вячеславович
ФЕДОРОВ
УДК 343.352.4
кандидат юридических наук, профессор
Р
О возможности и целесообразности введения
уголовной ответственности юридических лиц
за коррупционные преступления
В большинстве стран мира одна из важных
составляющих противодействия коррупции –
это установление ответственности юридических лиц за коррупционные правонарушения.
Необходимость установления такой ответственности получила закрепление в основ­
ных международных антикоррупционных
кон­венциях. При этом вопрос о характере ответственности юридических лиц решается в
международных договорах по-разному.
Так, ратифицированная Российской Федерацией Конвенция Организации Объединенных
Наций против коррупции 2003 г. предусматривает, что каждое государство-участник принимает такие меры, какие, с учетом его правовых
принципов, могут потребоваться для установления ответственности юридических лиц,
которая может быть уголовной, гражданскоправовой или административной (ст. 26 Конвенции). Данная Конвенция имеет универсальный характер, так как ее участники – уже почти
все страны мира, и фактически требование об
установлении на национальном уровне ответственности юридических лиц за коррупционные правонарушения можно отнести к общепризнанным нормам международного права.
В то же время международные договоры,
принятые более узким составом стран, содержат ужесточающие требования к установлению ответственности юридических лиц за
коррупционные деяния.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ассмотрение вопросов, касающихся
пра­
в овой ответственности юридических лиц, требует системного подхода и
обычно проводится с общетеоретических позиций, как правило, от общего – к частному.
В то же время в ряде случаев не менее продуктивно использование и другого подхода: от
частного – к общему.
Как отмечает один из ведущих российских
криминологов В.В. Лунеев, «в любой научной
деятельности есть два взаимосвязанных направления: фундаментальные инновационные исследования и прикладные разработки… Между ними нет «китайской стены»,
они взаимопроникают друг в друга. При фундаментальных исследованиях может предметно определяться их прикладное применение,
а прикладные разработки дают возможность
обнаружить основания для новых фундаментальных изысканий и их уточнений»1.
Так, частные (прикладные) по своей сути
исследования уголовной ответственности
юридических лиц за коррупционные преступления позволяют сделать ряд существенных
общетеоретических выводов, касающихся
перспектив развития правовой ответственности юридических лиц в целом.
Лунеев В.В. Проблемы науки о борьбе с преступностью //
Вестн. ин-та: преступление, наказание, исправление: науч.практ. журн. Вологод. ин-та права и экономики ФСИН России. 2008. № 2. С. 4.
1
3
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
Например, ст. 2 Конвенции организации
экономического сотрудничества и развития
по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок 1997 г., участницей которой является Российская Федерация,
устанавливает, что каждая сторона в соответствии со своими правовыми принципами
принимает необходимые меры, предусматривающие ответственность юридических лиц
за подкуп иностранного должностного лица,
не конкретизируя вид ответственности. Но
при этом, согласно сложившейся практике, к
странам – кандидатам на вступление в ОЭСР
предъявляется требование установить именно уголовно-правовую ответственность за соответствующие деяния2.
Другой международный договор – Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию 1999 г., ратифицированная Российской Федерацией без каких-либо оговорок,
предусматривает именно уголовную ответственность юридических лиц, устанавливая,
что каждая сторона этого международного
договора «принимает такие законодательные
и иные меры, которые могут потребоваться
для обеспечения того, чтобы юридические
лица могли быть привлечены к ответственности в связи с совершением уголовных правонарушений».
Исходя из того, что основной принцип права международных договоров – принцип добросовестного выполнения вытекающих из
них международных обязательств, и принимая
во внимание, что выполнение в рассматриваемой части совокупности требований перечисленных международных конвенций в указан-
ной части требует введения в национальное
законодательство института уголовной ответственности юридических лиц, перед Российской Федерацией стоит задача найти варианты
установления такой ответственности.
Наиболее рационально это можно сделать
путем «включения» норм международных
конвенций через национальный закон в Уголовный кодекс Российской Федерации, что
соответствует классическому римскому положению «nullum crimen sine lege» (нет преступления без указания на то в законе).
На данное обстоятельство обращено внимание и в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.10.2003
№ 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм
международного права и международных договоров Российской Федерации», разъяснившем, что международные договоры, нормы
которых предусматривают признаки составов
уголовно наказуемых деяний, не могут применяться судами непосредственно, поскольку в
таких договорах указывается обязанность государств обеспечить выполнение предусмотренных ими обязательств путем установления наказуемости определенных преступлений внутренним (национальным) законом3.
Принимая решение о возможности введения уголовной ответственности юридических
лиц, необходимо учитывать, что такая ответственность предусмотрена уже более чем в
50 государствах мира4, в том числе таких, как
Международно-правовые нормы, предусматривающие
признаки составов преступлений, применяются непосредственно как таковые лишь в тех случаях, когда норма УК РФ
конкретно предусматривает необходимость применения
международного договора. Например, ст. 355 УК РФ устанавливает ответственность за разработку, производство,
накопление, приобретение или сбыт химического, биологического, токсического, а также другого вида оружия массового уничтожения, запрещенного международным договором
Российской Федерации.
4
Голованова Н.А., Лафитский В.И., Цирина М.А. Уголовная
ответственность юридических лиц в международном и национальном праве (сравнительно-правовое исследование) /
отв. ред. В.И. Лафитский. М., 2013; Додонов В.Н. Сравнительное уголовное право. Общая часть : монография / под общ. и
науч. ред. С.П. Щербы. М., 2010. С. 167–174.
3
Об этой Конвенции и реализации ее положений в российском законодательстве см.: Федоров А.В. Антикоррупционная
конвенция ОЭСР как часть правовой системы Российской
Федерации: уголовно-правовой и уголовно-политические
аспекты // Учен. зап. С.-Петерб. им. В.Б. Бобкова фил. Рос.
таможенной акад. 2013. № 4 (48). С. 99–128; Его же. Перспективы развития российского законодательства о противодействии коррупции с учетом антикоррупционных стандартов
Организации экономического сотрудничества и развития //
Вестн. Владимир. юрид. ин-та. 2013. № 4. С. 143–146.
2
4
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
Особенной части УК РСФСР) и в отношении личной собственности граждан (гл. 5
Особенной части УК РСФСР), ибо эти институты уголовного права уже не соответствовали характеру новых экономических
отношений, так он с неизбежностью повлечет введение уголовной ответственности
юридических лиц8.
Таким образом, введение уголовной ответственности юридических лиц обусловлено в
первую очередь экономическими процессами, связанными со становлением и развитием
рыночной экономики, когда, как отмечается
в исследованиях, «роль отдельного человека как преступника отходит на второй план,
юридическое же лицо выдвигается на передний план в качестве реального преступника,
незаконно получающего денежные или иные
выгоды от преступной деятельности»9.
Тем не менее многие ученые и практики
считают, что у нас уже установлена соответствующая требованиям международных антикоррупционных конвенций ответственность
юридических лиц и внесение соответствующих
изменений в Уголовный кодекс не требуется.
Они исходят из существующих в ряде
стран классификаций уголовных правонарушений, которые, например, в Германии делятся на преступления (Verbrechen) и деликты (Vergehen). Преступлением признается
уголовное правонарушение, которое наказывается законом лишением свободы на срок
не менее одного года, деликтом – уголовное
правонарушение, в отношении которого законом предусматривается наказание, связанное с лишением свободы на срок менее
одного года, или имущественное наказание
Крылова Н.Е. Уголовная ответственность юридических лиц
во Франции: предпосылки возникновения и основные черты
// Вестн. Моск. ун-та. Серия 11. Право. 1998. № 3. С. 69–80.
6
Федоров А.В. Ответственность юридических лиц за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических
средств, психотропных веществ и их прекурсоров, в Королевстве Испания // Наркоконтроль. 2014. № 1. С. 33–35.
7
Капликова С. Предпринимательство и уголовная ответственность юридических лиц в Чехии // Вестн. федерального бюджетного учреждения «Гос. регистрационная палата».
2013. № 2. С. 65–76.
5
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Франция5, Испания6, Чехия7, относящихся к
романо-германской правовой семье, к каковой относится и Российская Федерация.
Введение института уголовной ответственности юридических лиц в этих странах обу­
словлено не только выполнением международных обязательств, но и внутренними (социально-экономическими) причинами, сформировавшимися в Российской Федерации.
В период истории России, именуемый социалистическим, когда экономика развивалась в условиях государственной собственности на орудия и средства производства,
уголовная ответственность юридических лиц
исключалась, поскольку не соответствовала
характеру господствующих экономических
отношений. При переходе к рыночной экономике ситуация изменилась.
Уголовное право постсоветского – рыночного периода развития экономики и общества
направлено на защиту новых экономических
отношений, и, как показывает зарубежный
опыт, уголовная ответственность юридических лиц – весьма эффективный уголовноправовой инструмент противодействия преступности в этих условиях.
Как переход от ранее сложившихся в
СССР экономических отношений к рыночным обусловил отказ от признания уголовно наказуемыми деяниями спекуляции
(ст. 154 УК РСФСР), спекуляции валютными ценностями или ценными бумагами
(ст. 88 УК РСФСР), ведение паразитического образа жизни (ст. 209 УК РСФСР) и
устранение деления преступлений против
собственности на совершенные в отношении социалистической собственности (гл. 2
Подробнее об этом см.: Федоров А.В. Введение уголовной
ответственности юридических лиц – прогнозная тенденция
развития российской уголовно-правовой политики // Журн.
зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2014. № 3(46). С. 429–433.
9
Голованова Н.А. Тенденции развития института уголовной ответственности юридических лиц за рубежом // Юридическая ответственность: современные вызовы и решения : материалы VIII Ежегодных науч. чтений памяти проф.
С.Н. Братуся. М. : ИЗиСП; ИНФРА-М, 2013. С. 153.
8
5
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
(штраф)10. Таким образом, разграничение
уголовного преступления и уголовного проступка осуществляется по минимальному
размеру предусмотренного наказания11.
Основываясь на таком делении, они признают, что деликты юридических лиц в Российской Федерации – это административные
правонарушения и установленной для таких лиц административной ответственности
вполне достаточно для эффективного регулирования отношений в сфере противодействия коррупции.
Так, В.И. Михайлов считает, что в Российской Федерации отсутствие уголовной
ответственности юридических лиц компенсирует административная ответственность,
а этого вполне достаточно для обеспечения
должной корпоративной ответственности12.
Например, за коррупционные правонарушения возможно привлечение юридического
лица к административной ответственности
по ст. 19.28 КоАП РФ «Незаконное вознаграждение от имени юридического лица».
Практика привлечения юридических
лиц к административной ответственности
по ст. 19.28 КоАП РФ недостаточно эффективна. Согласно данным судебной статистики, по этой статье в административном
порядке в 2011 г. на 27 юридических лиц наложено штрафов на сумму немногим более
81 млн руб., а в 2012 г. 60 юридических лиц
оштрафованы на 69 млн руб. На фоне незначительного числа фактов привлечения
юридических лиц к административной ответственности за коррупционные правонарушения наблюдается снижение средней суммы
штрафа в три раза, а взыскано всего менее
10% от наложенных сумм штрафа13.
Число сторонников введения уголовной
ответственности юридических лиц растет14,
так как у административной ответственности
юридических лиц имеются очевидные минусы15, не позволяющие выполнить требования
международных антикоррупционных конвенций об обеспечении эффективного, соразмерного и сдерживающего воздействия на
юридических лиц.
Отметим только основные из этих минусов.
Во-первых, по делам об административных правонарушениях не проводится всестороннего расследования, как по уголовным делам, ибо административный процесс
предназначен для обеспечения реализации
ответственности за правонарушения, признаваемые намного менее опасными, чем
преступления.
Во-вторых, по делам этой категории имеет
место упрощенное судебное рассмотрение, и
насколько мировой судья может всесторонне
и объективно оценить деяние юридического
лица, большой вопрос.
Весьма показателен пример, когда власти
Германии за доказанные взятки компании
«Сименс» в Литве, России и Нигерии на общую сумму в 12 млн евро наложили на эту
фирму штраф в размере 201 млн долл. США.
По гражданскому иску компания «Сименс»
выплатила Комиссии по ценным бумагам и
биржам США 350 млн долл. и еще 450 млн
долл. выплатила по уголовному иску Министерства юстиции США. С учетом других
компенсационных выплат коррупционные
Леже Р. Великие правовые системы современности: сравнительно-правовой подход / пер. с фр. А.В. Грядова. 3-е изд.,
перераб. М. : Волтерс Клувер, 2011. С. 432.
11
Фристер Г. Уголовное право Германии. Общая часть / пер. с
нем. 5-е изд. М. : Инфотропик Медиа, 2013. С. 125–126.
12
Михайлов В.И. Нужна ли уголовная ответственность юридических лиц в Российской Федерации? // Уголовно-правовое
воздействие в отношении юридических лиц : материалы российско-немецкого уголовно-правового семинара (26 июня
2012 г.) / отв. ред. Г.И. Богуш ; науч. ред. У. Зибер, В.С. Комиссаров. М. : Юрлитинформ, 2013. С. 97–102.
13
Деятельность прокуроров по привлечению к ответственности юридических лиц за коррупционные правонарушения : пособие. М. : Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации, 2013. С. 16.
14
См., напр.: Антонова Е.Ю. Концептуальные основы корпоративной (коллективной) уголовной ответственности. СПб.,
2011.
15
О минусах административной ответственности подробно
см.: Федоров А.В. О перспективах введения уголовной ответственности юридических лиц в Российской Федерации :
политико-правовой анализ // Учен. зап. С.-Петерб. им. В.Б.
Бобкова фил. Рос. таможенной акад. 2014. № 2(50). С. 135–144.
10
6
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
которой однозначно предусматривают введение уголовной ответственности для юридических лиц.
В-восьмых, нелогична и нарушающая интересы российской стороны ситуация, когда
иностранные органы будут иметь возможность привлекать российских юридических
лиц к уголовной ответственности, а российская сторона сможет ставить вопрос о привлечении иностранных юридических лиц
лишь к административной ответственности.
В-девятых, на постсоветском пространстве
уголовная ответственность юридических лиц
предусмотрена в Азербайджане, Латвии, Литве, Молдове, на Украине и в Эстонии. Вопрос
о введении уголовной ответственности юридических лиц прорабатывается в Киргизии и
Узбекистане. В Казахстане уже разработан и
проходит обсуждение соответствующий законопроект.
В связи с этим уместно вспомнить мнение
известного российского ученого Б.В. Волженкина, высказанное им более 15 лет назад:
«… есть определенные основания утверждать, что в недалеком будущем вопрос об
установлении уголовной ответственности
для юридических лиц вновь будет поставлен
с достаточной остротой. Вряд ли российский
законодатель останется в стороне и не отреагирует на заметную тенденцию расширения
ответственности корпораций в зарубежном
законодательстве»17.
Страны, где установлена такая ответственность, можно разделить на две группы.
В первую группу входят страны, в которых
юридические и физические лица являются самостоятельными субъектами преступления.
Эта модель свойственна в основном странам
англосаксонской правовой семьи.
Во вторую группу входят страны, в которых с позиции, принятой в российском праве,
юридические лица не являются субъектами
преступления как таковыми, а признаются
Об этом см.: Андрианов В.Д. Коррупция как глобальная
проблема: история и современность. М., 2011. С. 16–17.
17
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
нарушения стоили этой компании 1 млрд
180 млн долл.16
Такой финансовый механизм противодействия коррупции действует на участников
рынка отрезвляюще, но явно не относится к
инструментарию мировых судей.
В-третьих, оперативно-розыскная деятельность по административным правонарушениям не проводится, что существенно снижает результативность работы по делам этой
категории.
В-четвертых, работа по привлечению юридических лиц к ответственности, как правило, начинается (да и то далеко не всегда) лишь
после осуждения физических лиц. Упущенное
время позволяет юридическим лицам принять меры по уклонению от ответственности.
В-пятых, учитывая, что правонарушения
юридических лиц обычно выявляются в ходе
расследования уголовных дел в отношении
физических лиц, совершавших противоправные деяния от имени или в интересах соответствующего юридического лица, расследование содеянного намного эффективнее
проводить в рамках единого процесса. Когда
ответственность физических и юридических
лиц за взаимосвязанные деяния урегулирована различными отраслями права, имеет место ситуация, которую, исходя из известной
русской пословицы, можно охарактеризовать
так: «у семи нянек дитя без глазу».
В-шестых, по делам об административных
правонарушениях фактически отсутствует
международное сотрудничество. Международные договоры ориентированы на такое сотрудничество по делам о преступлениях.
В-седьмых, на введение уголовной ответственности юридических лиц ориентирует
ряд международных конвенций, участницей которых является и Российская Федерация, а также достаточно жесткое требование
ФАТФ – Группы разработки финансовых мер
борьбы с отмыванием денег, рекомендации
Волженкин Б.В. Уголовная ответственность юридических
лиц. СПб., 1998. С. 23.
16
7
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
субъектами ответственности (наказания),
хотя такой подход не означает, что освобождение от ответственности физического лица
влечет за собой освобождение от ответственности юридического лица и наоборот. В эту
группу входит ряд стран романо-германской
правовой семьи, к каковой, как уже отмечалось, относится и Российская Федерация.
В рамках второй модели юридическое лицо
рассматривается, в первую очередь, как субъект ответственности, к которому применяются меры уголовно-правового воздействия.
Применительно к уголовному праву Российской Федерации такие меры можно с определенной долей условности отнести к иным мерам уголовно-правового характера.
Оговорка «с определенной долей условности» сделана в связи с тем, что по законодательству Российской Федерации юридические лица на данный момент еще не являются
субъектами, к которым могут быть применены меры уголовно-правового характера.
В российской уголовно-правовой науке нет
единого мнения о том, каково соотношение
«иных мер уголовно-правового характера» и
«уголовной ответственности». Большинство
авторов, на наш взгляд, справедливо считают, что закрепленные в Уголовном кодексе
Российской Федерации иные меры уголовноправового характера (принудительные меры
медицинского характера и конфискация имущества) нельзя рассматривать как уголовную
ответственность18.
В то же время, как представляется, в случае установления в Российской Федерации
уголовной ответственности юридических лиц
путем включения в уголовный закон мер уголовно-правового воздействия в отношении
юридических лиц возможна дифференциация мер уголовно-правового воздействия на
две группы: а) меры, не признаваемые уголовной ответственностью (принудительные
меры медицинского характера и конфискация
имущества), и б) меры, являющиеся таковой
для юридических лиц (меры уголовно-правового воздействия в отношении юридических
лиц, к каковым могут быть отнесены штрафы, ограничения деятельности юридического
лица, ликвидация юридического лица и др.).
«Для юридических лиц» означает, что нельзя привлечь к ответственности юридическое
лицо точно так же, как физическое лицо, и в
виде такой ответственности к юридическому
лицу применяются соответствующие меры
уголовно-правового характера.
Для тех стран романо-германской правовой семьи, где предусмотрена уголовная ответственность юридических лиц, такая ответственность фактически понимается как уголовное наказание юридических лиц за преступления, совершаемые физическими лицами от
их имени либо в их пользу (в их интересах).
Аналогичная схема может быть применена
и в российском законодательстве об уголовной ответственности. При установлении такой ответственности целесообразно исходить
прежде всего из круга преступлений, совершение которых, как признается современным
международным правом, возможно юридическими лицами19.
Изучение зарубежного законодательства
позволяет не только предлагать возможные
в рамках российского законодательства уголовно-правовые нормы, устанавливающие
ответственность юридических лиц, но и рассматривать уголовно-процессуальные вопросы, связанные с введением уголовной ответственности юридических лиц.
В странах Европы вопросы об уголовной
ответственности юридических лиц обычно
рассматриваются с применением тех же процедур, которые используются при привлечении к уголовной ответственности физических
лиц в рамках одного (общего для физических
Об определении в международном праве перечня преступлений, совершаемых юридическими лицами, см.: Сидоренко Э.Л., Князев А.Д. Международно-правовые основы уголовной ответственности юридических лиц // Междунар. уголовное право и междунар. юстиция. 2014. № 3. С. 13–16.
19
См., напр.: Михайлов В.И. Конфискация имущества // Энцикл. уголовного права. Т. 12. Иные меры уголовно-правового характера. СПб., 2008. С. 366–368.
18
8
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
правилами, установленными уголовным и уголовно-процессуальным законодательством, а
следующим вопросом будет поставлен вопрос
об ответственности юридического лица. Если
«участие» организации в совершении преступления существенно либо если виновный
преступает уголовный закон для обогащения,
получения иной выгоды юридическим лицом,
последнее – в зависимости от случая – будет
подвергаться мерам уголовно-правового характера вплоть до ликвидации такого лица»20.
Ближайшее время покажет, пойдет ли российский законодатель по этому пути, ограничится ли только административной ответственностью юридических лиц либо будет
«дрейфовать» в сторону англосаксонской модели привлечения юридических лиц к уголовной ответственности.
На наш взгляд, введение уголовной ответственности юридических лиц объективно обу­
словлено развитием экономических отношений, вытекает из международных обязательств
Российской Федерации, соответствует национальным интересам и неизбежно в перспективе, возможно даже не столь далекой.
Библиографический список
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
и юридических лиц) уголовного дела, по которому выносится один (общий для них) приговор. При этом содеянное физическими лицами и юридическими лицами рассматривается
отдельно и им дается самостоятельная оценка.
В ряде стран предусматривается и возможность отдельного судебного рассмотрения дел
в отношении взаимосвязанных деяний физического лица и юридического лица. Процедура привлечения к уголовной ответственности
юридического лица начинается с возбуждения уголовного дела в отношении физического лица или физических лиц, совершивших
противоправные деяния в интересах соответствующего юридического лица (для его выгоды) либо от его имени. В процессе расследования уголовного дела собираются доказательства, позволяющие дать уголовно-правовую
оценку действиям физических и юридических
лиц. Интересы юридического лица в ходе расследования уголовного дела может представлять защитник.
Особенности производства по уголовным
делам в отношении юридических лиц, на наш
взгляд, могут быть отражены в самостоятельной главе части четвертой Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации «Особый порядок уголовного производства». При
этом предстоит установить особенности уголовно-процессуальной деятельности по делам
о привлечении к уголовной ответственности
юридических лиц, а также основания и условия
проведения оперативно-розыскной деятельности в отношении юридических лиц, разработав
соответствующие теоретические подходы.
Автор солидарен с высказанной профессором Н.Е. Крыловой позицией, которая писала:
«Смеем предположить, что уголовное право
России будет развиваться именно в этом направлении, т.е. создания уголовно-правовых
мер, применяемых к юридическим лицам. Назначение этих мер будет возможно по аналогии с вынесением частного определения судом
в отношении организации, где работает подсудимый. Физическое лицо, совершившее преступление, будет осуждаться в соответствии с
1 Андрианов В.Д. Коррупция как глобальная проблема: история и современность. –
Москва : Экономика, 2011. – 304 с.
2 Антонова Е.Ю. Концептуальные основы корпоративной (коллективной) уголовной
ответственности. – Санкт-Петербург : Юрид.
центр Пресс, 2011. – 421 с.
3 Взаимодействие международного и сравнительного уголовного права: учеб. пособие /
науч. ред. Н.Ф. Кузнецова; отв. ред. В.С. Комиссаров. – Москва : Городец, 2009. – 288 с.
4 Волженкин Б.В. Уголовная ответственность юридических лиц. – Санкт-Петербург,
1998. – 40 с.
Взаимодействие международного и сравнительного уголовного права : учеб. пособие / науч. ред. Н.Ф. Кузнецова; отв.
ред. В.С. Комиссаров. М., 2009. С. 108.
20
9
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
5 Голованова Н.А. Тенденции развития института уголовной ответственности юридических лиц за рубежом // Юридическая ответственность: современные вызовы и решения :
материалы VIII Ежегодных науч. чтений памяти проф. С.Н. Братуся. – Москва : ИЗиСП ;
ИНФРА-М, 2013.
6 Голованова Н.А., Лафитский В.И., Цирина М.А. Уголовная ответственность юридических лиц в международном и национальном
праве (сравнительно-правовое исследование) / отв. ред. В.И. Лафитский. – Москва :
Статут, 2013. – 312 с.
7 Деятельность прокуроров по привлечению к ответственности юридических лиц за
коррупционные правонарушения : пособие. –
Москва : Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации, 2013. – 80 с.
8 Додонов В.Н. Сравнительное уголовное
право. Общая часть : монография / под общ.
и науч. ред. С.П. Щербы. – Москва : Юрлитинформ, 2010. – 448 с.
9 Капликова С. Предпринимательство и
уголовная ответственность юридических лиц
в Чехии // Вестн. федерального бюджетного
учреждения «Гос. регистрационная палата». –
2013. – № 2.
10 Крылова Н.Е. Уголовная ответственность юридических лиц во Франции: предпосылки возникновения и основные черты // Вестн. Моск. ун-та. – Серия 11. Право. –
1998. – № 3.
11 Леже Р. Великие правовые системы современности: сравнительно-правовой подход / пер. с фр. А.В. Грядова. – 3-е изд., перераб. – Москва : Волтерс Клувер, 2011. – 576 с.
12 Лунеев В.В. Проблемы науки о борьбе с
преступностью // Вестн. ин-та: преступление,
наказание, исправление : науч.-практ. журн.
Вологод. ин-та права и экономики ФСИН
России. – 2008. – № 2.
13 Михайлов В.И. Конфискация имущества // Энцикл. уголовного права. Т. 12. Иные
меры уголовно-правового характера. – СанктПетербург, 2008.
14 Михайлов В.И. Нужна ли уголовная ответственность юридических лиц в Российской Федерации? // Уголовно-правовое воздействие в отношении юридических лиц :
материалы российско-немецкого уголовноправового семинара (26 июня 2012 г.) / отв.
ред. Г.И. Богуш ; науч. ред. У. Зибер, В.С. Комиссаров. – Москва : Юрлитинформ, 2013.
15 Сидоренко Э.Л., Князев А.Д. Международно-правовые основы уголовной ответственности юридических лиц // Междунар.
уголовное право и междунар. юстиция. –
2014. – № 3.
16 Федоров А.В. Антикоррупционная конвенция ОЭСР как часть правовой системы
Российской Федерации: уголовно-правовой и
уголовно-политические аспекты // Учен. зап.
С.-Петерб. им. В.Б. Бобкова фил. Рос. таможенной акад. – 2013. – № 4 (48).
17 Федоров А.В. Введение уголовной ответственности юридических лиц – прогнозная
тенденция развития российской уголовноправовой политики // Журн. зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. – 2014. – № 3(46).
18 Федоров А.В. О перспективах введения
уголовной ответственности юридических лиц
в Российской Федерации: политико-правовой
анализ // Учен. зап. С.-Петерб. им. В.Б. Бобкова фил. Рос. таможенной акад. – 2014. –
№ 2(50).
19 Федоров А.В. Ответственность юридических лиц за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств,
психотропных веществ и их прекурсоров, в
Королевстве Испания // Наркоконтроль. –
2014. – № 1.
20 Федоров А.В. Перспективы развития
российского законодательства о противодействии коррупции с учетом антикоррупционных стандартов Организации экономического сотрудничества и развития // Вестн. Владимир. юрид. ин-та. – 2013. – № 4.
21 Фристер Г. Уголовное право Германии.
Общая часть / пер. с нем. – 5-е изд. – Москва :
Инфотропик Медиа, 2013. – 712 с.
10
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
Олег Анатольевич
СТЕПАНОВ
доктор юридических наук, профессор
УДК 342
О перспективах государственно-правового
развития российского общества
М
в мире. В социально-экономической сфере, в частности, эффективность государства
должна оцениваться по способности соответствующих институтов влиять на долговременный экономический рост в целях повышения благосостояния народа. Эффективно
действующее государство должно заботиться
о том, чтобы экономический рост, повышение
производительности труда и эффективность
использования ресурсов в стране приводили
к реальным улучшениям в сфере демографии,
образования, здравоохранения, культуры,
окружающей среды, безопасности, а также
в таких сферах, как качество государственного управления, участие граждан в принятии
решений, влияющих на их благосостояние
и общественное положение.
В докладе Всемирного банка о мировом
развитии за 1997 г., получившем название «Государство в меняющемся мире» (Отчет о мировом развитии (1997), который был посвящен рассмотрению основных функций и роли
государства, его места в социально-экономическом развитии стран, отмечалось, что эффективное государство – это государство,
способное оптимально отвечать на внутренние и внешние вызовы, удерживая общество
в координатах его устойчивого социальноэкономического развития1. В данном докла-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
асштабы происходящих в мире перемен, напрямую затрагивающих Россию, вынуждают искать новые подходы к решению стоящих перед страной задач
и проблем.
В качестве шага, позволяющего компенсировать издержки, возникающие при решении
таких проблем, может рассматриваться теоретическая разработка идеи «эффективной
государственности». Исходный принцип такой идеи – принцип уважения прав личности,
обеспечения ее свобод при учете интересов
социума. В рамках эффективной модели государственного строительства свобода человека
выступает как его право при условии, что его
действия не противоречат интересам общества. С учетом этого эффективный тип государства может ассоциироваться с построением государственного механизма, в котором
реализуется идея управления по целям, определенным законодательством, закрепляющим
как для личности, так и для органов государства такие рамки свободы, выход за которые
недопустим.
Сам термин «эффективность» допустимо
соотносить со способностью обеспечивать
необходимые результаты, с мерой целенаправленного воздействия чего-либо на чтолибо. Применительно к государству следует
говорить о степени реализации им своего
предназначения, полезности для личности
и общества, о его конкурентоспособности
Государство в меняющемся мире: Отчет о мировом развитии 1997 / пер. с англ. Всемирный банк: Агентство экономической информации «Прайм-ТАСС», 1997.
1
11
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
де особо подчеркивалось, что эффективная
деятельность государства, играющего роль
катализатора и помощника, стимулирующего
и дополняющего деятельность частного бизнеса и отдельных лиц, – важная предпосылка
успешного социально-экономического развития страны. Здесь же говорится о том, что тем
странам, которые решили сокращать роль государства, следует обратить внимание на то,
каким образом, например, стал возможен беспрецедентный экономический рост в странах
Восточной Азии, а также на роль качества государственного управления для обеспечения
общественного благосостояния.
Отвечая на вопрос, каким образом государство должно эффективно выполнять свои
функции, авторы данного доклада пришли
к выводу, что в мире не существует единого
рецепта построения такого государства. Тем
не менее они выдвинули свою модель построения такого государства, которая состоит из
двух частей:
соответствие роли государства его фактическим возможностям (различные государства пытаются достичь слишком многого,
используя весьма ограниченные ресурсы, что
зачастую приносит больше вреда, чем пользы.
Отсюда вывод: большая эффективность деятельности государства может быть обеспечена благодаря переориентации на те основные
государственные задачи, которые не в состоянии решить рыночные силы или добровольные объединения граждан);
расширение возможностей государства
путем придания новых стимулов работе государственных учреждений (подчеркивается
необходимость наличия эффективных правил и ограничений, которые создали бы государственным служащим стимулы для более качественного выполнения их функций и
проявления большей гибкости, в то же время
исключив возможность государственного
произвола и способствуя борьбе с глубоко
укоренившейся коррупцией).
Наряду с этим авторы доклада указывают
на то, что любое государство призвано вы-
полнять определенное число ключевых задач,
таких как:
создание правовой основы;
сохранение устойчивой макроэкономической ситуации, включая эффективно функционирующие финансовые учреждения;
осуществление капиталовложений в развитие инфраструктуры и сферы насущных
социальных услуг;
оказание комплексной поддержки социально незащищенным членам общества;
охрана окружающей среды.
Концепция эффективного государства
фактически строится на потребности достижения определенной гармонии в отношениях
личности и государства в рамках развития
гражданского общества. Для формирования
принципов деятельности такого государства
как основополагающих идей, определяющих
модель последнего, важен не только уровень
развития информационных технологий и умение ими пользоваться, но и наличие справедливых правовых начал в функционировании
государственного механизма. В концептуальном плане обеспечение таких начал должно
рассматриваться в качестве важнейшей цели
государственно-правовой деятельности.
Вместе с тем очевидно, что для обеспечения эффективной государственной деятельности необходим приоритет права во всех
сферах общественной жизни, который предполагает создание оптимальных условий свободного развития личности, охрану ее прав и
интересов во всех направлениях деятельности государства.
По образному выражению французского
философа А. Камю, свобода есть только в том
мире, где четко определены как возможное,
так и невозможное2.
Эффективно действующее государство
не может не определить как для личности,
так и для своих органов таких рамок свободы, выход за которые ни для личности, ни
для государства недопустим. Поэтому право
Камю А. Бунтующий человек / пер. с фр. М., 1990. С. 472.
2
12
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
Нельзя не замечать и того, что механизм
законодательной (правотворческой) деятельности все более политизируется. Объединение
политических и правовых институтов призвано обеспечивать непрерывное взаимодействие
политических и правовых компонентов. Институциональная совместимость структурных
элементов (идеи, нормы, отношения, организации) правовой и политической систем общества и конституционных принципов формирования этих систем в концептуальном плане позволяет говорить о возможности становления
единой политико-правовой системы общества,
призванной выполнять институциональную,
проективную, регулятивную, идеологическую
и коммуникативную задачи.
Институциональная задача связана с деятельностью государства, политических партий, общественных организаций и движений,
коммерческих структур, религиозных организаций и личности, которые призваны исполнять законы. Суть такой задачи сводится к
тому, чтобы технологии, стимулирующие общественное развитие, не отрывались от уровня контролирующих возможностей общества.
Решение данной задачи обусловлено формированием в главных институтах власти понимания того, что причины негативных проявлений в значительной мере связаны с системой управления обществом в целом. При
этом речь может идти о совершенствовании
как формального (деятельность правоохранительных органов), так и неформального
(общественное мнение) контроля за действиями личности.
Проективная задача сводится к установлению (разработке) форм и направлений политической и правовой деятельности личности
и государства, связанных с функционированием и развитием информационно-электронных систем как внутри государства, так и на
международной арене.
Решение регулятивной задачи должно быть
направлено на обеспечение реализации правовых, политических, корпоративных норм,
религиозных догм, исторически сложивших-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
становится всеобщим масштабом свободы,
реальное проявление которого охватывается
формулой: «Все, что не дозволено, то запрещено», т.е. запрет оставляет свободным любое поведение за пределами запрета. Кроме
того, в запрещающих нормах содержится информация о степени риска, связанного с нарушением правовых предписаний (последствий
их нарушения).
Особое место в рамках анализа концептуальных начал эффективного государства
занимает проблема соотношения законодательной, исполнительной и судебной власти,
которые призваны осуществлять тесное взаимодействие друг с другом. Вместе с тем расстановка приоритетов среди составляющих
системы государственной власти с учетом
выполнения свойственных им задач и функций должна быть изменена в пользу судебной
власти, поскольку именно судебная защита
может рассматриваться в качестве гаранта
обеспечения баланса между интересами личности и государства.
В связи с этим вполне уместно привести
слова Ч. Беккариа: «Мнение, что каждый
гражданин вправе делать все, что не противно законам, не опасаясь никаких последствий… является политическим догматом…
без которого не может существовать законное
общество»3.
Право – не только средство осуществления
политики государства, но и инструмент, определяющий функционирование всех элементов политической системы и очерчивающий
рамки политической деятельности данных
элементов. И такие традиционно политические понятия, как «политическая партия»,
«политическое участие», «процедура согласования», «доверие», «уход в отставку» и ряд
других, а также процедуры принятия политических решений (обсуждение, референдум) и
формирования политических структур (выборы) перешли сегодня в категорию юридических понятий и процедур.
Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1939. С. 203.
3
13
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
ся в обществе обычаев и традиций, которые
направлены на обеспечение необходимых
гарантий безопасности общества со стороны
государства.
Идеологическая задача связана с разработкой и реализацией созидательно-объединительной национальной идеологии на базе политических и правовых идей, политико-правовых концепций, теорий, взглядов, а также с
развитием индивидуального, группового, общественного, политического и правового сознания, политической и правовой культуры,
направленных на обеспечение безопасности
человека, общества, государства.
Решение коммуникативной задачи предполагает установление такой связи между политической и правовой системами общества,
которая обеспечивает достижение баланса
интересов личности и государства (за счет
использования политических, правовых или
силовых форм) и позволяет установить «критические рубежи» в деятельности людей, переход через которые может привести к необратимым последствиям в развитии общества.
Реализация указанных задач позволяет
рассчитывать на исключение возможности
перерождения эффективного государства в
тоталитарное государство, где политические
нормы не имеют правовой опоры, а право не
является ограничителем политической власти
и граждане не могут осуществлять контроль
за политическими акциями руководителей государства.
Важно отметить, что практическая реализация идеи эффективного государства в России связана не только с дальнейшим прогрессом в государственно-правовых отношениях,
но и с развитием культуры. В рамках функционирования такого государства должна
формироваться культура не «подчинения», а
«участия» в общественных процессах граждан, которые непосредственно вовлекаются в
процесс выработки и принятия требований и
решений, в том числе с помощью использования телекоммуникационных технологий.
С учетом этого важно выделить две базовые функции, которые должно выполнять
государство, претендующее на статус эффективного, – обеспечение действенных рычагов
контроля общества над государством на основе выборных начал формирования структуры власти, форм и методов воздействия на
деятельность правящих элит, и гарантии социальной регуляции, обеспечивающей прозрачность и открытость механизмов власти,
поступательное развитие экономики.
Кроме того, в качестве важнейших составляющих построения эффективного государственного механизма следует рассматривать:
дальнейшую оптимизацию структуры органов государственного управления, начиная
с аппарата Президента и Правительства;
исключение дублирования деятельности
министерств и других государственных органов с целью недопущения возникновения
в ряде сфер государственной деятельности
«управленческого вакуума»;
определение исключительной компетенции министерств, в рамках которой за любой
вопрос отвечает только один руководитель,
обладающий всей полнотой принятия решений в этой сфере;
определение для каждого министерства и
другого органа государственной власти его
главной функции (например, для прокуратуры России главная функция состоит в осуществлении надзора за исполнением Конституции Российской Федерации и действующего законодательства).
Библиографический список
1 Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. – Москва, 1939.
2 Камю А. Бунтующий человек / пер. с
фр. – Москва, 1990.
14
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
Татьяна Александровна
ДИКАНОВА
доктор юридических наук
УДК 347.963
Законодательство Таможенного союза
и направления его совершенствования
В
лением также предусмотрен ряд мер, направленных на обеспечение сбалансированности
товарных рынков и недопущение ускорения
роста цен, на увеличение предложения вышеуказанных товаров, а также осуществление
мониторинга и контроля за ситуацией на продуктовых рынках.
ФТС России издан приказ от 07.08.2014
№ 1496 «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 6 августа
2014 г. № 560». В приказе подчеркнута значимость определения страны происхождения
товаров, ввозимых на таможенную территорию Таможенного союза (ТС), определено
требование принимать меры к немедленному
вывозу запрещенных к ввозу товаров с указанной территории. Приказ предусматривает осуществление мониторинга ситуации в пунктах
пропуска через государственную границу Российской Федерации в целях выявления тенденций, связанных с изменением номенклатуры
и страны происхождения ввозимых товаров,
оценки рисков недекларирования и недостоверного декларирования товаров, запрещенных к ввозу. Особое внимание в приказе уделяется использованию системы управления
рисками (СУР) для минимизации рисков недекларирования и недостоверного декларирования ввозимых товаров, проведению при необходимости фактического контроля в рамках
этой системы, выявлению и пресечению нарушений таможенного законодательства.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
целях защиты национальных интересов Российской Федерации и в соответствии с федеральными законами от
30.12.2006 № 281-ФЗ «О специальных экономических мерах» и от 28.12.2010 № 390-ФЗ
«О безопасности» Президентом Российской
Федерации издан Указ от 06.08.2014 № 560
«О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации». Согласно Указу в течение одного года со дня вступления
его в силу запрещается либо ограничивается
осуществление внешнеэкономических операций, предусматривающих ввоз на территорию Российской Федерации отдельных видов
сельскохозяйственной продукции, сырья и
продовольствия, страной происхождения которых является государство, принявшее решение о введении экономических санкций в
отношении российских юридических и (или)
физических лиц или присоединившееся к
такому решению. В целях реализации Указа
принято постановление Правительства Российской Федерации от 07.08.2014 № 778, где
уточнено, что запрет распространяется на
указанную продукцию установленного перечня, страной происхождения которой являются США, страны Европейского союза, Канада,
Австралия и Королевство Норвегия. Этим
постановлением Федеральной таможенной
службе (ФТС России) поручено обеспечить
контроль за исполнением запрета. Постанов15
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
Поскольку все эти меры должны осуществляться в рамках таможенного законодательства Таможенного союза1, проблема его
совершенствования значительно актуализировалась. Законодательство непрерывно
обновляется, что обусловлено новизной наднационального регулирования таможенных
отношений, постоянно изменяющейся конъюнктурой внешней торговли и новыми вызовами, связанными с процессами глобализации, мировым экономическим кризисом и
обострением конкуренции между странами в
экономической сфере.
Обеспечению соблюдения требований
по запрету ввоза вышеуказанных товаров
посвящено и письмо Россельхознадзора от
08.08.2014 № ФС-ЕН-7/14742, обращенное к
руководителям территориальных управлений
Россельхознадзора.
Как отмечено в приказе Генерального прокурора Российской Федерации от 15.07.2011
№ 211 «Об организации надзора за исполнением законов на транспорте и в таможенной
сфере», создание ТС требует внесения корректив в организацию прокурорского надзора в сфере исполнения законов на транспорте
и в таможенной сфере. Коррективы должны
не только касаться действующего законодательства ТС, но и учитывать готовящиеся изменения в нем. Сейчас можно считать оконченным период создания основы таможенного законодательства ТС. Им регулируются
отношения, связанные с перемещением товаров через таможенную границу ТС, их перевозкой по единой таможенной территории
ТС под таможенным контролем с временным
хранением, таможенным декларированием,
выпуском и использованием в соответствии
с таможенными процедурами, с проведением таможенного контроля, уплатой таможенных платежей, а также властные отношения
между таможенными органами и лицами, ре-
ализующими права владения, пользования и
распоряжения указанными товарами. Те таможенные отношения, которые не урегулированы законодательством ТС, регулируются
законодательством государств – членов ТС на
их территории.
Первый пакет документов ТС – документы
по регулированию внешней торговли, таможенно-тарифному и нетарифному регулированию, специальным защитным мерам. Это:
Соглашение о едином таможенно-тарифном
регулировании от 25 января 2008 г.; Соглашение о вывозных таможенных пошлинах в отношении третьих стран от 25 января 2008 г.;
Договор о порядке перемещения физическими
лицами наличных денежных средств и (или)
денежных инструментов через таможенную
границу Таможенного союза от 5 июля 2010 г.;
Договор об Объединенной коллегии таможенных служб государств – членов Таможенного
союза от 22 июня 2011 г.; Договор о Евразийской экономической комиссии от 18 ноября
2011 г. Важнейшими решениями Комиссии
Таможенного союза, имеющими силу закона и
приоритет над национальным законодательством, являются решения: от 19.12.2009 № 154
«О Перечне товаров, в отношении которых с
1 января 2010 г. устанавливаются тарифные
квоты, а также объемы тарифных квот для
ввоза этих товаров на территории Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации», от 18.06.2010 № 333 «О применении мер нетарифного регулирования в
рамках единой таможенной территории», от
28.05.2010 № 299 «О применении санитарных
мер в таможенном союзе».
Решением Межгосударственного Совета
Евразийского экономического сообщества на
уровне глав государств от 27.11.2009 № 17 был
принят Договор о Таможенном кодексе Таможенного союза. С июля 2010 г. действует протокол о внесении изменений в ТК ТС, которые
решили ряд серьезных вопросов, возникших
при применении первой редакции кодекса.
Положения Таможенного кодекса ТС (ТК ТС)
имеют преимущественную силу над иными
Следует иметь в виду, что 29 мая 2014 г. подписан Договор о
Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) на базе Таможенного союза ЕврАзЭС (вступает в силу с 1 января 2015 г., участники – Россия, Казахастан, Белоруссия и Армения).
1
16
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
знали для себя обязательными правила ВТО3.
Таким образом, обязательства перед ВТО и
его нормативная база – набор определенных
ограничений – должны учитываться законодательством ТС.
Присоединение к ВТО, снижение ставок
Единого таможенного тарифа вызвало проблемы в различных отраслях российской экономики. Так, масштабы импорта в Россию,
особенно молочной продукции, свинины,
возросли на 21%4. Доминирующее положение
на рынке заняли дешевые импортные товары
легкой промышленности. Вместе с тем тот
уровень, до которого опущены размеры пошлин, все же позволил российским производителям остаться на рынке, хотя стала значительно острее конкуренция с иностранными
производителями.
Однако ситуация с ввозом продовольственных товаров не может не измениться после
принятия вышеназванных запретных мер. Как
уже отмечалось, предусмотрены мероприятия, направленные на увеличение предложения сельскохозяйственной продукции, и они
предполагают не только импортозамещение,
т.е. ввоз вышеуказанной продукции из других
стран, не попавших под запретительные меры,
но и замену на товарных рынках импортной
продовольственной продукции отечественной. Дальнейшие тенденции импорта покажет
мониторинг, о котором шла речь выше.
Совершенствование российского законодательства в направлении адаптации его к
правилам ВТО будет продолжено, поскольку
Россия, несмотря на введение ею запретительных мер, не только не планирует выхода
из ВТО, но и, наоборот, будет шире использовать механизмы ВТО для отстаивания своих
экономических интересов.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
положениями таможенного законодательства ТС и национальным законодательством
стран-участниц.
Однако предстоит дальнейшая работа над
этим законодательством, а также другими
отраслями законодательства, регламентирующими сферу экономики ТС, и, кроме того,
унификация соответствующего национального законодательства стран ТС.
Присоединение России к ВТО и взятые в
связи с этим обязательства определяют направление совершенствования законодательства ТС. Изменений в законодательстве
потребует и предстоящее присоединение к
ТС Армении и Киргизии, которое, по мнению специалистов, является определенным
вызовом, поскольку структура управления
в ТС и новые векторы взаимодействия еще
не отработаны даже для трех стран2. Ситуация осложняется тем, что Армения не имеет
общих границ ни с одним из участников ТС.
По-видимому, будет принято специфическое,
именно для Армении, решение вопроса о регулировании ее участия в ТС.
19 мая 2011 г. в Минске заключен Договор
о функционировании Таможенного союза в
многосторонней торговой системе. Согласно Договору с даты присоединения любой из
сторон к ВТО положения Соглашения ВТО,
определенные в Протоколе о присоединении этой Стороны к ВТО, становятся частью
правовой системы ТС. С момента присоединения такой Стороны к ВТО ставки Единого
таможенного тарифа ТС не будут превышать
ставок импортного тарифа, предусмотренных
Перечнем уступок и обязательств по доступу
на рынок товаров, являющимся приложением
к Протоколу о присоединении этой стороны к
ВТО, за исключением случаев, предусмотренных Соглашением ВТО. По сути, этим договором Республика Беларусь и Республика Казахстан, хотя и не являются членами ВТО, при-
Таможенный союз: вчера, сегодня и завтра: интервью с заместителем начальника Управления таможенного сотрудничества ФТС России Е. Козыревым // Таможня. 2014. № 1–2.
С. 10–11.
4
Повысить качество, освоить диверсификацию: интервью с
президентом Торгово-промышленной палаты России С. Катыриным // Таможня. 2014. № 3. С. 5.
3
Один плюс один плюс один равно пять: интервью с директором Департамента торговой политики Евразийской экономической комиссии А. Точиным // Таможня. 2014. № 8. С. 21.
2
17
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
Присоединение к ВТО должно стимулировать создание равных условий на внутреннем рынке между продукцией российских
предприятий и импортеров, гармонизацию
и корректировку таможенных тарифов. В настоящее же время разброс уровня пошлин в
одной ассортиментной группе товаров отрицательно сказывается на российском бизнесе.
В таможенном и налоговом законодательстве
следует устранить существующие неравные с
зарубежными производителями условия для
российских компаний, инвестирующих в оте­
чественное производство5.
Правовое регулирование в ТС было бы существенно облегчено, если бы можно было
полностью учесть опыт Евросоюза. Однако
этот опыт может быть использован весьма
выборочно. Законодательство ТС основано
на компромиссах, установлении изъятий и
преференций на отдельные виды товаров для
Республики Беларусь и Республики Казахстан, тогда как в ЕС о компромиссах не может
идти речи. Не учитывалось также, страдает
ли от регламентов ЕС экономика отдельных
государств. В результате она могла лишиться
целых отраслей, что произошло со скотоводством в странах Балтии6.
Перспективы развития законодательства
ТС связаны с перестройкой системы управления. Хотя имеется наднациональный орган
управления – Евразийская экономическая
комиссия (ЕЭК) и ей делегированы отдельные полномочия национальных таможенных
администраций7, в целом вопрос о наднациональных органах ТС, их функциях находится
на начальном этапе решения8.
Для стран ТС требуется унификация национальных систем таможенного контроля,
в том числе системы управления рисками
(СУР). В России СУР основывается на стандартах Всемирной таможенной организации:
таможенный контроль должен быть минимальным для выполнения требований законодательства и должен учитывать рисковость
контролируемых товаров и организаций9.
Стандартами Всемирной таможенной организации предусмотрено категорирование организаций – субъектов ВЭД на четыре уровня:
низкий, средний, высокий и очень высокий
в зависимости от таможенной и налоговой
истории организации, времени работы в сфере ВЭД, возможности использовать постаудит.
В рамках СУР в России досматривается всего
4,1% партий товаров при ввозе и 0,7% – при
вывозе. Вне рамок СУР досмотры не проводятся. С 1 января 2014 г. не применяются
«интуитивные» профили риска – это давало
возможность таможенным органам принимать субъективное решение о проведении до ЕЭК действует с февраля 2012 г., до этого высшим органом
была Комиссия таможенного союза.
8
Например, какие именно функции национальных таможенных администраций, в том числе ФТС России, будут переданы
наднациональному органу, а какие останутся за национальной
администрацией – этот вопрос еще не решен окончательно.
Тем более не решен вопрос о том, какие другие наднациональные органы, кроме имеющихся, должны быть созданы. В частности, речь идет о правоохранительных органах.
9
Основными инструментами СУР являются профиль риска, в котором содержится описание риска (риски, связанные с занижением таможенной стоимости; недостоверным
декларированием веса, количества, наименования, страны
происхождения, кода товара по Товарной номенклатуре
внешнеэкономической деятельности ТС (ТН ВЭД ТС); риски
от несоблюдения запретов и ограничений, прав интеллектуальной собственности); область риска, используемая для выявления риска и воздействия на него путем применения мер
минимизации риска. К мерам минимизации риска относятся
проверка документов и сведений, получение пояснений, таможенный осмотр товаров, таможенный досмотр товаров,
направление требования представить дополнительные документы, направление документов для проведения последующего контроля, запрос оригиналов документов и др. Имеется
40 критериев для категорирования участников ВЭД.
7
Голубь О.В. Законодательство Таможенного союза по вопросу предоставления таможенных льгот иностранным инвесторам // Юрист. 2013. № 2. С. 5; Гармонников С.Н. О развитии института таможенного администрирования изъятий из
режима функционирования единой таможенной территории
Таможенного союза // Таможенное дело. 2012. № 3.
6
Евразийский компромисс против европейского диктата:
интервью с заместителем председателя Совета ТПП РФ по
таможенной политике, президентом таможенного холдинга «Группа Тарго» Т. Кругловой // Таможня. 2014. № 8. С. 22;
Каширкина А.А., Морозов А.Н. Международно-правовые
модели Европейского союза и Таможенного союза: сравнительный анализ : монография / отв. ред. А.Я. Капустин. М. :
ИзиСП ; КОНТРАКТ, 2012.
5
18
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
мым проверяемыми лицами для уклонения от
уплаты таможенных платежей, незаконного
использования льгот и преференций, функционирования фирм-однодневок. Проверки
после выпуска товаров составляют около 6%
от общего количества проверок, проведенных
таможенными органами. Поскольку охватить
постконтролем весь рынок импортных товаров невозможно, в целях декриминализации
этого рынка так же, как и в СУР, используется принцип выборочности. Для определения
объектов постконтроля задействуются ресурсы правоохранительных и контролирующих
органов, ассоциаций и бизнес-сообществ. Так,
в 2014 г. таможенными органами был организован постаудит законности ввоза меховых
изделий. Установлено, что оптово-розничной
продажей этих товаров занимались фирмыоднодневки. Документы, подтверждающие
таможенное декларирование, уплату таможенных платежей, соответствие товаров санитарно-эпидемиологическим требованиям,
у этих фирм отсутствовали. Их учредителями
и генеральными директорами были лица, отбывшие уголовное наказание в местах лишения свободы. Для регистрации таких фирм,
как и прежде, использовались паспорта, похищенные у граждан или потерянные ими11.
Совершенствование законодательства о
постконтроле требует разработки механиз-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
смотров. В настоящее время удалось достичь
сближения позиций стран ТС по ряду вопросов СУР10, однако работа далека от завершения. Поскольку СУР – основа таможенного
контроля, исполнение законов о СУР – важный участок надзора. Этот вопрос регламентируется гл. 18 ТК ТС, ст. 162 Федерального
закона от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном
регулировании в Российской Федерации», гл. 4
«Проведение отдельных форм таможенного
контроля с применением системы управления рисками» Соглашения о взаимной административной помощи таможенных органов
государств – членов Таможенного союза (заключено в г. Санкт-Петербурге 21 мая 2010 г.).
Совершенствуется и законодательство ТС
о постконтроле (или постаудите), что связано
с переносом акцента таможенного контроля
на этап после выпуска товаров, обеспечением взаимосвязи контроля до и после выпуска.
Имеется в виду контроль лиц, осуществляющих оптовую и розничную торговлю импортными товарами. Если у них отсутствуют документы, свидетельствующие о таможенном
выпуске товаров, есть основания считать, что
товары ввезены в Россию незаконно. Постау­
дит – механизм контроля, одобренный Всемирной таможенной организацией. Задача
совершенствования таможенного законодательства о постаудите обозначена в Стратегии
развития таможенной службы Российской
Федерации до 2020 года, плане мероприятий
(«дорожной карте») «Совершенствование
таможенного администрирования», Концепции развития таможенного контроля после
выпуска товаров до 2016 года. Совершенствование законодательства по указанному
направлению предполагает установление барьеров многочисленным схемам, используе-
Проблема фирм-однодневок стоит весьма остро; с их использованием финансово-хозяйственная деятельность организаций скрывается от налогообложения, осуществляется
незаконное возмещение налога на добавленную стоимость
и представляются фиктивные документы. Краткосрочность
использования фирм-однодневок для осуществления внешнеторговых операций существенно осложняет выявление
нарушителей и привлечение их к ответственности. В связи с
этим нельзя не отметить, что внесение изменений в законодательство о регистрации юридических лиц мало повлияло на
использование фирм-однодневок, в том числе в сфере ВЭД.
Постконтроль позволяет выявить весьма существенные
нарушения, причиняющие значительный ущерб государственному бюджету. В частности, постконтролем были выявлены факты продажи 37 пассажирских автобусов марки
Volvo, ввезенных с предоставлением льгот по уплате таможенных платежей, поскольку автобусы были декларированы
как вклад иностранных инвесторов в уставный капитал организаций. Неуплаченные платежи составили 47 млн руб.
11
Унифицированы значения индикаторов риска по контролю таможенной стоимости в отношении 5600 подсубпозиций
ТН ВЭД ТС, унифицированы индикаторы риска заявления
недостоверных сведений о стране происхождения отдельных
видов товаров и уклонения от антидемпинговой пошлины,
недостоверной классификации по ТН ВЭД. См. подробнее:
Герапсютина О. О новой концепции СУР (материалы круглого стола) // Таможня. 2014. № 11. С. 3–4.
10
19
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
мов идентификации находящихся в обороте на таможенной территории ТС товаров,
особенно товаров, не имеющих идентификационных признаков, доля которых среди
импортной продукции на российском рынке весьма велика, с товарами, заявленными
в декларации. Рассматривается, в частности,
вопрос об установлении требований к маркировке такой продукции, нанесению идентификационных знаков на каждую единицу
продукции. С другой стороны, предполагается усилить права лиц, осуществляющих оптово-розничную торговлю. Им предоставится
возможность удостовериться в законности
товаров, обратившись в ФТС России.
Однако уже в настоящее время законодательная база вполне достаточна для осуществления надзора за исполнением законов
о контроле после выпуска товаров, это ст. 99,
100, гл. 16 и 19 ТК ТС, ст. 219 закона о таможенном регулировании. Можно назвать также приказ ФТС России от 25.08.2009 № 1560
«Об утверждении Порядка проведения проверки документов и сведений после выпуска
товаров и (или) транспортных средств».
Законодательство ТС требует внесения изменений в части регулирования взыскания
задолженностей по уплате таможенных платежей и пени, порядка оформления результатов
таможенной проверки и принятия решений
по этим результатам, применения постконтроля для предупреждения незаконного оборота объектов интеллектуальной собственности. Подготовлены соответствующие предложения по внесению изменения в ТК ТС, закон
о таможенном регулировании.
Требует регламентации на законодательном уровне контроль за ситуацией, связанной
с рынком интернет-торговли. Согласно данным бизнес-сообщества, доля контрафактной продукции на рынке интернет-торговли
импортной бытовой техникой – около 20%,
детскими игрушками – 55%, ювелирными изделиями – более 50%, что наносит ущерб бюджету из-за неуплаты таможенных и налоговых
платежей, способствует обману покупателей.
Решением ЕЭК от 24 декабря 2013 г. этот
орган взял на себя полномочия по контролю
за соблюдением единых правил конкуренции
на трансграничных рынках на территориях
государств – членов ТС и Единого экономического пространства. Раньше национальные
антимонопольные органы не могли расследовать трансграничные нарушения в сфере
конкуренции. Теперь это – компетенция ЕЭК,
если нарушения негативно влияют на конкуренцию на трансграничных рынках двух и
более стран ЕЭП: рынках железнодорожных и
авиаперевозок, телекоммуникаций, электроэнергетики и др.12
Департамент антимонопольного регулирования ЕЭК уполномочен рассматривать
заявления, проводить расследования, возбуждать и рассматривать дела о нарушении
правил конкуренции, выносить определения,
в том числе о применении к хозяйствующим
субъектам санкций, исполнение которых будет обязательным. Если субъект-нарушитель
и субъект, чьи права нарушены, зарегистрированы в одном государстве, рассмотрение
вопроса о нарушении – компетенция национальных антимонопольных органов.
24 октября 2014 г. главами государств – членов ТС подписан Модельный закон «О конкуренции», который, хотя и носит рекомендательный характер13, является основой для
унификации национальных законодательств
о конкуренции, что отражено в решении
Высшего Евразийского экономического совета от 24.10.2013 № 50. Для российского законодательства модельный закон содержит
новые нормы по контролю участия государства в экономике. Дальнейшее направление
Единый кодекс для единого пространства: интервью с директором Департамента антимонопольного регулирования
Евразийской экономической комиссии А. Курильчиком // Таможня. 2014. № 9. С. 18–19.
13
Закон подготовлен с учетом Соглашения о единых принципах и правилах конкуренции от 9 декабря 2010 г. (вступило в силу с 1 января 2012 г.), действующего законодательства
указанных стран и ЕС о защите конкуренции, предложений
Организации экономического сотрудничества и развития;
получил положительную оценку Отделения по конкуренции
Конференции ООН по торговле и развитию.
12
20
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
необходимость реагирования на массовые нарушения. Противоречивость тормозит разработку валютного законодательства ТС.
Создается законодательство ТС о техническом регулировании. Разработка регламентов – весьма ответственная задача: они могут
активизировать российский рынок или, наоборот, тормозить его развитие. Уже принят ряд технических регламентов. Принятие
других регламентов, в частности регламента
о безопасности рыбной продукции, затягивается, что отрицательно влияет на внешнеторговый рынок этой продукции.
Решением Межгосударственного Совета
ЕврАзЭС от 05.07.2010 № 50 «О международных договорах Таможенного союза в сфере
сотрудничества по уголовным и административным делам» были приняты Договор об
особенностях уголовной и административной
ответственности за нарушения таможенного
законодательства Таможенного союза и государств – членов Таможенного союза и Соглашение о правовой помощи и взаимодействии
таможенных органов государств – членов Таможенного союза по уголовным делам и делам об административных правонарушениях.
Правительствам государств – членов ТС поручено обеспечить приведение национального законодательства в соответствие с этими
договорами. Остаются неурегулированными много проблем, отсутствует даже единый
перечень нарушений таможенных правил и
таможенных преступлений. Необходима унификация законодательства стран ТС об уголовной и административной ответственности
за таможенные правонарушения16.
ТС сталкивается с проблемами, связанными с неунифицированностью норм гражданского, налогового законодательства, законодательства о банках, о разрешительной
системе и др. Без унификации невозможно
создание равных условий бизнеса в государствах – членах ТС.
С 1 октября 2013 г. изменился порядок проведения валютных операций – вступило в силу указание Банка России «О внесении изменений в Инструкцию Банка России от
4 июля 2012 года № 138-И «О порядке предоставления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации, связанных с проведением валютных
операций, порядке оформления паспортов сделок, а также
порядке учета уполномоченными банками валютных операций и контроля за их проведением». Изменения внесены
и постановлением Правительства РФ от 28.12.2012 № 1459
«О порядке передачи таможенными органами Центральному
банку Российской Федерации и уполномоченным банкам в
электронном виде информации о зарегистрированных таможенными органами декларациях на товары».
15
По-прежнему имеют место: заключение фиктивных импортных контрактов с бестоварным переводом денежных
средств; заключение с нерезидентами в Великобритании, на
Виргинских островах, на Кипре, в других оффшорах контрактов, в которых не оговариваются условия поставки товаров и возврата авансового платежа нерезидентом в случае непоставки товаров; проведение операций по поддельным документам, после чего фирмы «закрывают» паспорта сделок в
уполномоченных банках в связи с исполнением обязательств
по договору, а затем исчезают, меняют учредительные документы и место государственной регистрации.
14
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
развития законодательства о конкуренции в
ТС – разработка проекта Договора о Евразийском экономическом союзе, один из разделов
которого будет посвящен законодательству о
конкуренции; принятие Единого антимонопольного кодекса ТС.
Задача либерализации валютного законодательства отражена в Стратегии развития
таможенной службы Российской Федерации
до 2020 года и в плане мероприятий («дорожной карте») «Совершенствование таможенного администрирования». Ряд мер в этом
направлении уже принят14. Между тем нарушения валютного законодательства причиняют ущерб в десятки миллиардов рублей15.
В связи с этим весьма своевременным явился
Федеральный закон от 28.06.2013 № 134-ФЗ
«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям», существенно расширивший
полномочия таможенных органов. Таким образом, российское законодательство, относящееся к валютной сфере, развивается весьма
противоречиво: с одной стороны, взят курс
на либерализацию, с другой – учитывается
Быченков А.Б. Административное правонарушение, связанное с нарушением таможенного законодательства Таможенного союза // Таможенное дело. 2013. № 2.
16
21
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
К началу 2014 г. была завершена работа по
кодификации договорно-правовой базы ТС и
ЕЭП; на этой основе готовится проект договора о Евразийском экономическом союзе. Кодификацией обеспечено единообразное толкование норм, формирование единого понятийного аппарата, устранение дублирования.
Учитывая вышеизложенное, можно сделать
вывод, что законодательство ТС развивается
в направлении гармонизации его с правилами ВТО с использованием заложенных в этих
правилах механизмов обеспечения равных
конкурентных условий для национальных и
иностранных производителей; в направлении
совершенствования тарифного регулирования, системы управления рисками, контроля
после выпуска товаров, контроля за интернет-торговлей, технического регулирования,
о борьбе с таможенными правонарушениями
и преступлениями. Вместе с тем основа этого законодательства уже создана, что требует
унификации законодательства стран ТС. Создание этой основы дает возможность прокурорам осуществлять надзор за исполнением
соответствующего законодательства ТС. В то
же время надзор в условиях функционирования ТС, по-видимому, должен постоянно
адаптироваться к новеллам законодательства,
для чего в первую очередь требуется мониторинг законодательства ТС.
режима функционирования единой таможенной территории Таможенного союза // Таможенное дело. – 2012. – № 3.
3 Герапсютин О. О новой концепции СУР
(материалы круглого стола) // Таможня. –
2014. – № 11.
4 Голубь О.В. Законодательство Таможенного союза по вопросу предоставления таможенных льгот иностранным инвесторам //
Юрист. – 2013. – № 2.
5 Евразийский компромисс против европейского диктата: интервью с заместителем
председателя Совета ТПП РФ по таможенной
политике, президентом таможенного холдинга «Группа Тарго» Т. Кругловой // Таможня. –
2014. – № 8.
6 Единый кодекс для единого пространства: интервью с директором Департамента
антимонопольного регулирования Евразийской экономической комиссии А. Курильчиком // Таможня. – 2014. – № 9.
7 Каширкина А.А., Морозов А.Н. Международно-правовые модели Европейского союза
и Таможенного союза: сравнительный анализ : монография / отв. ред. А.Я. Капустин. –
Москва : ИЗиСП ; КОНТРАКТ, 2012.
8 Один плюс один плюс один равно пять:
интервью с директором Департамента торговой политики Евразийской экономической комиссии А. Точиным // Таможня. – 2014. – № 8.
9 Повысить качество, освоить диверсификацию: интервью с президентом Торгово-промышленной палаты России С. Катыриным //
Таможня. – 2014. – № 3.
10 Таможенный союз: вчера, сегодня и
завтра: интервью с заместителем начальника Управления таможенного сотрудничества
ФТС России Е. Козыревым // Таможня. –
2014. – № 1–2.
Библиографический список
1 Быченков А.Б. Административное правонарушение, связанное с нарушением таможенного законодательства Таможенного союза // Таможенное дело. – 2013. – № 2.
2 Гармонников С.Н. О развитии института
таможенного администрирования изъятий из
22
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
Михаил Петрович
ФОМИЧЕНКО
доктор юридических наук
УДК 352.075
Основные направления реформы местной
власти в свете Федерального закона
от 27 мая 2014 г. № 136-ФЗ
В
Федерации В.В. Путин подписал Федеральный
закон № 136-ФЗ «О внесении изменений в статью 263 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской
Федерации» и Федеральный закон «Об общих
принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Этап носит
особый характер, заключающийся в тех изменениях, которые внесены в два обозначенных
федеральных закона. Изменения эти сводятся
к трем основным положениям, каждое из которых составляет конкретное направление реформы местной власти.
1.Изменение территориальных основ местного самоуправления.
Существующую двухуровневую модель организации местного самоуправления предлагается распространить на крупные городские
округа. Для этого редакцией от 27 мая 2014 г.
Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ
«Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»
были введены два новых вида муниципальных
образований: городской округ с внутригородским делением (абз. 7 ч. 1 ст. 2) и внутригородской район (абз. 8 ч. 1 ст. 2) (помимо пяти существующих – городские, сельские поселения,
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
своем Послании Федеральному Собранию Российской Федерации от
12.12.2013 Президент Российской Федерации отметил: «Местная власть должна
быть устроена так – а ведь это самая близкая
власть к людям, – чтобы любой гражданин,
образно говоря, мог дотянуться до нее рукой.
В этой связи обращаюсь к Всероссийскому
совету местного самоуправления, Конгрессу
муниципальных образований, к губернаторам, членам Федерального Собрания, Правительству Российской Федерации. Давайте
посмотрим на эти проблемы еще раз со всех
сторон, чтобы наконец привести ситуацию в
соответствие со здравым смыслом, с требованием времени. Повторю, считаю важнейшей
задачей уточнение общих принципов организации местного самоуправления, развитие
сильной, независимой, финансово состоятельной власти на местах. И такую работу мы
должны начать и в основном законодательно
обеспечить уже в следующем, 2014 году – в
год 150-летия знаменитой Земской реформы».
Конкретным шагом в этом направлении стал
4-й, начиная с 1991 г., этап реформы местной
власти1. 27 мая 2014 г. Президент Российской
1-й этап: июль 1991 – август 1995 гг.; ознаменован принятием
и реализацией Закона РСФСР от 06.07.1991 «О местном самоуправлении в РСФСР» и Конституции Российской Федерации.
2-й этап: август 1995 – октябрь 2003 гг.; ознаменован принятием и реализацией Федерального закона от 28.08.1995 № 154ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». 3-й этап: октябрь 2003 – май
1
2014 гг.; ознаменован принятием и реализацией Федерального
закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».
23
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
городские округа, муниципальные районы,
внутригородские муниципальные образования
городов федерального значения). Городской
округ с внутригородским делением – это городской округ, в котором в соответствии с законом
субъекта Российской Федерации образованы
внутригородские районы как внутригородские
муниципальные образования. Внутригородской район – внутригородское муниципальное
образование на части территории городского
округа с внутригородским делением, в границах
которой местное самоуправление осуществляется населением непосредственно и (или) через
выборные и иные органы местного самоуправления. Критерии для деления городских округов с внутригородским делением на внутригородские районы устанавливаются законами
субъекта Российской Федерации и уставом городского округа с внутригородским делением.
В связи с предусмотренными изменениями
в системе организации местного самоуправления предлагается установить определенный
порядок и расширить перечень случаев преобразования муниципальных образований:
изменение статуса городского округа в связи
с наделением его статусом городского округа
c внутригородским делением либо лишением
его статуса городского округа c внутригородским делением; присоединение поселения к
городскому округу c внутригородским делением и выделение внутригородского района из городского округа с внутригородским
делением; изменение статуса городского поселения в связи с наделением его статусом
сельского поселения и изменение статуса
сельского поселения в связи с наделением его
статусом городского поселения (ч. 1 ст. 13 Федерального закона № 131-ФЗ).
Преобразование обычных городских округов в городские округа с внутригородским делением будет осуществляться законами соответствующих субъектов Российской Федерации и только в тех случаях, когда по усмотрению соответствующих субъектов Российской
Федерации для этого возникнет объективная
необходимость.
Следует также отметить, что изменение
статуса городского поселения в связи с наделением его статусом сельского поселения
и изменение статуса сельского поселения в
связи с наделением его статусом городского
поселения имеет существенное значение для
населения соответствующих муниципальных
образований, поскольку от статуса зависит не
только установление того ли иного перечня
вопросов местного значения для поселения,
решение которых обеспечивает жизнедеятельность населения этого муниципального
образования, особенностей формирования
(избрания) органов местного самоуправления поселения, но и действие ряда льгот и
преференций, установленных законодательством Российской Федерации для отдельных
категорий граждан. В связи с этим, согласно
Федеральному закону № 131-ФЗ, такое изменение статуса поселения отнесено к одному
из видов преобразования муниципальных
образований, которое должно осуществляться с согласия населения соответствующего
муниципального образования, выраженного
путем голосования, и по установленной федеральным законом для преобразований муниципалитетов процедуре (ст. 13).
2.Изменение принципов формирования органов местного самоуправления.
Прежде всего, согласно ч. 4 ст. 35 Федерального закона № 131-ФЗ представительный орган муниципального района в соответствии
с законом субъекта Российской Федерации и
уставом муниципального района:
1)может состоять из глав поселений, входящих в состав муниципального района, и из
депутатов представительных органов указанных поселений, избираемых представительными органами поселений из своего состава в
соответствии с равной независимо от численности населения поселения нормой представительства;
2)может избираться на муниципальных
выборах на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании.
24
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
ставительного органа указанного городского
округа;
2)может избираться на муниципальных
выборах на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании.
Федеральный закон № 131-ФЗ (ч. 2 ст. 36)
предусматривает и то, что глава муниципального образования в соответствии с законом
субъекта Российской Федерации и уставом
муниципального образования:
1)избирается на муниципальных выборах
либо представительным органом муниципального образования из своего состава;
2)в случае избрания на муниципальных
выборах либо входит в состав представительного органа муниципального образования с
правом решающего голоса и исполняет полномочия его председателя, либо возглавляет
местную администрацию;
3)в случае избрания представительным
органом муниципального образования исполняет полномочия его председателя;
4)не может одновременно исполнять полномочия председателя представительного органа муниципального образования и полномочия главы местной администрации.
Таким образом, анализируемым Федеральным законом предусматривается возможность избирать депутатов представительных
органов муниципальных районов, представительных органов городских округов с внутригородским делением, глав муниципальных
образований на муниципальных выборах, а
также осуществлять формирование в муниципальных образованиях – как одного вида,
так и в отдельных муниципальных образованиях – различных по структуре органов
местного самоуправления в соответствии с
законом субъекта Российской Федерации и
уставами соответствующих муниципальных
образований. То есть субъект Российской Федерации может установить как определенную
структуру органов местного самоуправления в
соответствующих видах или в отдельных муниципальных образованиях, так и вариатив-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
В первом случае по общему правилу норма
представительства поселений независимо от
их численности в представительном органе
муниципального района должна быть равной.
В то же время законом субъекта Российской
Федерации и в соответствии с ним уставом
муниципального района и уставами поселений может быть установлена норма представительства поселений, входящих в состав
муниципального района, в представительном
органе данного муниципального района исходя из численности населения поселения. При
этом норма такого представительства не может превышать одну треть от установленной
численности представительного органа указанного муниципального района.
Во втором случае число депутатов, избираемых от одного поселения, не может превышать две пятые от установленной численности представительного органа муниципального района.
Также согласно ч. 5 ст. 35 рассматриваемого федерального закона представительный
орган городского округа с внутригородским
делением в соответствии с законом субъекта
Российской Федерации и уставом соответствующего муниципального образования:
1)может формироваться путем избрания
из состава представительных органов внутригородских районов в соответствии с равной независимо от численности населения
внутригородских районов нормой представительства. Законом субъекта Российской Федерации и в соответствии с ним уставом городского округа с внутригородским делением
и уставами внутригородских районов может
быть установлена норма представительства
внутригородских районов, входящих в состав городского округа с внутригородским
делением, в представительном органе данного
городского округа исходя из численности населения внутригородских районов. При этом
норма представительства одного внутригородского района, входящего в состав городского округа с внутригородским делением, не
может превышать одну треть состава пред25
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
ный подход, оставив окончательное решение
за муниципальным образованием (через принятие соответствующих положений устава).
В муниципальном районе, городском округе, городском округе с внутригородским делением, во внутригородском муниципальном
образовании города федерального значения
половина членов конкурсной комиссии по
отбору кандидатов на назначение на должность главы местной администрации будет
назначаться представительным органом соответствующего муниципального образования,
а другая половина – высшим должностным
лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации).
В поселении, во внутригородском районе
половина членов конкурсной комиссии по отбору кандидатов на назначение на должность
главы местной администрации будет назначаться представительным органом поселения,
внутригородского района, а другая половина –
главой местной администрации соответствующего муниципального района, городского
округа с внутригородским делением.
В конечном счете реформа связана с усилением самостоятельности и ответственности регионов. Каждый субъект Российской
Федерации должен найти оптимальную форму, как построить систему местной власти на
своей территории. Например, самим определять способы избрания глав муниципальных
образований – напрямую населением или из
состава предста­вительного органа власти, а
также формирования всех органов местного самоуправления на своей территории. Закон максимально приблизит муниципальный
уровень власти в больших городах к жителям,
к их проблемам. А муниципальным чиновникам придется больше времени вплотную
заниматься повседневными вопросами, волнующими людей, и меньше заседать в своих
кабинетах.
Кроме того, реформа местной власти предоставляет возможность быть избранным
большому числу людей в поселениях, представлять интересы в районных думах. Расширение депутатского корпуса позволяет, в том
числе и исполнительной власти, увидеть людей, имеющих интерес к публичной политике.
Отсюда же идут процессы: а) консолидации
общества и б) улучшения качества управления всеми сферами повседневной жизни. Это
и есть движение местного самоуправления
вперед.
Предлагаемая система – это еще и дополнительные возможности для избрания на
выборах представителей внепарламентских
партий. Как отметил Президент Российской
Федерации 26 мая 2014 г. на заседании президентского Совета по местному самоуправлению в г. Иванове, активным людям, болеющим за порядок в своем доме или районе,
«станет проще избираться в местные органы
власти, если, конечно, они реально настроены
на конкретную работу с гражданами»2.
3.Изменение компетенции муниципальных
районов и сельских поселений по решению вопросов местного значения, расширение полномочий субъектов Российской Федерации по
определению пределов компетенции муниципальных образований.
Законодателем установлены случаи, когда субъектам Российской Федерации предоставляется возможность изменять перечни
вопросов местного значения муниципальных
образований, установленные нормами федерального закона № 131-ФЗ, а также перераспределять полномочия между органами
местного самоуправления и органами государственной власти субъектов Российской
Федерации.
1.В федеральном законе № 131-ФЗ устанавливается раздельный перечень вопросов
местного значения городских и сельских поселений (ч. 1 и 3 ст. 14). При этом в связи со
спецификой и особенностями обеспечения
жизнедеятельности населения на сельских
территориях в рассматриваемом федеральном
www.kremlin.ru/news/21097
2
26
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
местного самоуправления. В связи с этим законами субъектов Российской Федерации
могут устанавливаться дополнительные вопросы местного значения городских округов
с внутригородским делением с передачей необходимых для их осуществления материальных ресурсов и финансовых средств (ч. 3 ст. 16
федерального закона № 131-ФЗ). Речь здесь в
первую очередь идет о закреплении за названными городскими округами дополнительных
вопросов местного значения, необходимых
для развития их экономического и инновационного потенциала (участие в определении
вопросов промышленной и научно-технической политики, здравоохранения, высшего и
среднего профессионального образования и
др.). Но при этом имеется в виду, что отмеченные вопросы могут устанавливаться законами субъектов Российской Федерации только в
сфере общественных отношений, на которые
не распространяются пределы действия государственных полномочий Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.
Другими словами, они не могут одновременно являться государственными полномочиями Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.
3.Федеральным законом № 131-ФЗ установлен перечень из 13 вопросов местного значения внутригородских районов, который не
является исчерпывающим (ст. 162). Законами
субъекта Российской Федерации и уставом городского округа с внутригородским делением
и принятым в соответствии с ними уставом
внутригородского района за внутригородскими районами могут закрепляться также иные
вопросы из числа установленных в соответствии с этим федеральным законом вопросов
местного значения городских округов. При
этом необходимо учитывать, что полномочия
органов местного самоуправления городского
округа с внутригородским делением и органов местного самоуправления внутригородских районов по решению указанных вопросов местного значения внутригородских районов могут разграничиваться законами субъ-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
законе перечень вопросов местного значения
сельских поселений по отношению к перечню
вопросов местного значения городских поселений предлагается сократить. Иные вопросы местного значения, установленные федеральным законом № 131-ФЗ для поселений и
не отнесенные к вопросам местного значения
сельских поселений в соответствии с данным
федеральным законом, на территории сельских поселений будут осуществляться органами местного самоуправления соответствующих муниципальных районов (ч. 4 ст. 14).
В сельских поселениях органы местного самоуправления муниципальных районов смогут
осуществлять полномочия по решению указанных иных вопросов местного значения,
отнесенных к ведению муниципальных районов, с учетом специфики и особенностей обеспечения жизнедеятельности населения соответствующих сельских территорий.
В то же время, учитывая, что уровень социально-экономического развития сельских поселений, система организации в них местного
самоуправления существенно различаются
в разных субъектах Российской Федерации,
федеральным законом предоставляется возможность законами субъекта Российской Федерации и принятыми в соответствии с ними
уставами муниципальных районов и уставами сельских поселений закреплять за сельскими поселениями также другие вопросы из
числа установленных нормами федерального
закона № 131-ФЗ вопросов местного значения
городских поселений (например, утверждение правил застройки и землепользования).
2.При принятии рассматриваемого федерального закона законодатель исходил из
того, что субъекты Российской Федерации будут принимать законы о наделении статусом
городских округов с внутригородским делением тех городских округов, которые обладают высоким уровнем социально-экономического развития и в которых проживает политически активное население, для введения
на территориях соответствующих городских
округов двухуровневой модели организации
27
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
екта Российской Федерации между органами
местного самоуправления городского округа
с внутригородским делением и органами
местного самоуправления внутригородских
районов. Данная норма позволяет, не нарушая единства городского хозяйства, избежать
дублирования полномочий по решению вопросов местного значения городского округа
с внутригородским делением и внутригородских районов, а также возможных правовых
споров между органами местного самоуправления указанных муниципальных образований относительно пределов их компетенции.
4.Перераспределение полномочий между
органами местного самоуправления и органами государственной власти субъектов Российской Федерации федеральный закон № 131ФЗ предусматривает осуществлять законами
субъекта Российской Федерации (ч. 12 ст. 17).
Это положение муниципалитеты восприняли
с воодушевлением, так как существуют системные вопросы, которые необходимо решать комплексно. А поскольку у многих муниципалитетов недостаточно ресурсов для
комплексного, системного развития территорий, принцип «двух ключей» (перераспределение полномочий от муниципалитета на
уровень региона) видится обнадеживающим3.
При этом не допускается отнесение к полномочиям органов государственной власти
субъекта Российской Федерации полномочий
органов местного самоуправления в сферах
управления муниципальной собственностью,
формирования, утверждения и исполнения
местного бюджета, осуществления охраны
общественного порядка, установления структуры органов местного самоуправления, изменения границ территории муниципального
образования, а также полномочий, отнесенных нормами федерального закона № 131-ФЗ к
исключительной компетенции представительных органов муниципальных образований.
В целом для реализации рассмотренных
положений необходима кропотливая, предметная работа как федеральных органов власти, так и органов власти субъектов Российской Федерации. В числе первоочередных мер
представляется необходимым:
1.Внесение изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации и Налоговый
кодекс Российской Федерации, предусматривающих:
а) уточнение системы выравнивания уровня расчетной бюджетной обеспеченности муниципальных районов, городских, сельских
поселений из бюджетов вышестоящего уровня,
а также закрепление за муниципальными районами дополнительных источников доходов;
б)закрепление принципов формирования
межбюджетных отношений между: городскими округами с внутригородским делением и
внутригородскими районами и субъектами
Российской Федерации;
в)установление порядка закрепления за
внутригородскими районами своих источников доходов и объектов муниципальной собственности, необходимых для решения закрепленных за ними вопросов местного значения;
г) создание правовых механизмов по перераспределению источников доходов между
бюджетами субъектов Российской Федерации
и местными бюджетами.
2. Выработка общего подхода к реализации
федеральных законов, имеющих отношение к
реформе местного самоуправления. В соответствующем законопроекте необходимо:
а)предусмотреть учет интересов не только органов государственной власти субъекта
Российской Федерации и органов местного
самоуправления, но и мнение населения;
б)предметно проработать механизмы реализации на территории субъекта Российской
Федерации таких нововведений и представить оптимальную модель, обоснованную как
с политической, так и с экономической точки
зрения;
в) прописать порядок формирования, полномочия, подотчетность, подконтрольность
Агафонова О.В. Закон будет эффективен потому, что у многих муниципалитетов недостаточно ресурсов для комплексного развития территории // Вести Власихи. 2014. № 12(85).
28 июня.
3
28
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
органов местного самоуправления и другие
вопросы.
Например, по данным мониторинга реализации федерального закона № 131-ФЗ, ежегодно проводимого Минрегионом России, по
состоянию на начало 2014 г. система делегирования при формировании представительных
органов муниципальных образований применялась в 15 процентах муниципальных районов. При этом подчеркивалось, что система
делегирования позволяет достичь баланса и
взаимного учета интересов поселений и муниципальных районов в деятельности органов местного самоуправления.
В то же время применение системы делегирования в некоторых регионах может быть
сопряжено с некоторыми затруднениями организационного характера. Так, жители межселенных территорий, не имеющие возможности принять участие в выборах депутатов
представительных органов поселений, при
применении на районном уровне системы делегирования могут оказаться вообще без своих представителей в органах местного само-
управления. Вероятно, в таких муниципальных районах будет более целесообразным
применение системы прямых выборов.
В целом принятие Федерального закона от
27.05.2014 № 136-ФЗ есть особое движение в
направлении использования многообразия
моделей устройства местной власти, составляющее содержание нового этапа ее реформы. Предложенные варианты проведения муниципальной реформы наиболее ярко отражают потребности людей в общении с теми,
кто принимает решения, влияющие на жизнедеятельность того или иного муниципального
образования. У жителей появляется больше
возможностей быть услышанными, достучаться до органов местного самоуправления.
Библиографический список
Академией Генеральной прокуратуры Российской Федерации
подготовлена и издана книга:
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
1 Агафонова О.В. Закон будет эффективен
потому, что у многих муниципалитетов недостаточно ресурсов для комплексного развития территории // Вести Власихи. – 2014. –
№ 12(85). – 28 июня.
Проблемы обеспечения законности, правопорядка, прав и свобод человека и гражданина в современных
условиях: сб. материалов науч.-практ. семинара (Москва, 16 апреля 2014 г.) / [под общ. ред. О.Д. Жука]; Акад. Ген.
прокуратуры Рос. Федерации. – М., 2014. – 213 с.
Сборник содержит материалы научно-практического семинара, проведенного кафедрой государственно-правовых дисциплин и юридическим факультетом Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, в ходе
которого обсуждались актуальные вопросы защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.
Для прокурорских работников, научных сотрудников, преподавателей, аспирантов и соискателей высших образовательных учреждений системы органов прокуратуры.
29
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
Михаил Александрович
СИЛЬНОВ
кандидат юридических наук, доцент
УДК 343.131.2
Категория истины в условиях
состязательного правосудия
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
В
последнее время все чаще слышатся
призывы вернуть в уголовно-процессуальный закон упоминание об объективной истине1. За подобные изменения выступают представители Следственного комитета
Российской Федерации2.
На первый взгляд подобные предложения
кажутся оправданными. И действительно,
что плохого в том, чтобы в любом деле «докопаться до сути»? Не в том ли состоит главная задача следствия и суда? И не благими ли
намерениями правового закрепления такого
рода задач продиктован внесенный в этом
году в Государственную Думу законопроект,
предусматривающий, в частности, закрепление объективной истины в числе основных
понятий УПК РФ3?
Ответы на эти вопросы, однако, при кажущейся простоте не столь однозначны.
Попробуем разобраться. В соответствии
с ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на
основе принципов состязательности и равноправия сторон. А в доктрину состязательного
правосудия не вписывается так называемое
доследование, т.е. процедура, позволяющая
многократно исправлять ошибки следствия
в рамках новых сроков следствия и последующих судебных разбирательств, как это, собственно, имело место в практике советского
периода. Законопроект предполагает дополнение ст. 237 УПК РФ нормой, в соответствии с которой уголовное дело может быть
возвращено прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом только
по ходатайству стороны в случае неполноты
предварительного следствия или дознания, не
восполняемой в судебном заседании, а также
если такая неполнота возникла в результате признания доказательства недопустимым
и исключения его из перечня доказательств,
предъявляемых в судебном разбирательстве.
Очевидно, что прежняя практика возвращения судами дел для дополнительного расследования закрепляла серьезное преимущество стороны обвинения по отношению к
стороне защиты, что весьма характерно для
розыскного процесса. Основы же состязательного правосудия несколько иные. Actum
est, ilicet – дело закончено, можно расходиться – говорили римские юристы. Действительно: выиграл или проиграл. Третьего нет.
Представим боксеров на ринге. Один оказывается ловчее и каждый раз точным ударом
отправляет соперника в нокаут. А арбитр,
вместо того чтобы объявить победителя, про-
Доля Е.А. Проблема истины в современном уголовном судопроизводстве // Современные проблемы развития уголовного процесса, криминалистики, оперативно-розыскной деятельности. М., 2013. С. 44.
2
Бастрыкин А. Суть суда // Рос. газ. 2012. 16 марта.
3
Проект федерального закона № 440058-6 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с введением института установления объективной истины по уголовному делу».
1
30
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
казательств, кроме того, наделяет следователя
правом оценивать каждое доказательство по
своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств, руководствуясь при этом законом и
совестью (ст. 17 УПК РФ).
Представляется, что суть этой дискуссии
состоит вовсе не в философской полемике о
природе истины в состязательном процессе
(объективная или формальная), а во вполне
конкретных желаниях представителя следственной власти вернуть в УПК РФ в полном
объеме институт судебного доследования и
возродить ведущую роль суда в исследовании
обстоятельств дела, что сегодня противоречит принципу состязательности и равноправия сторон.
Идеи возврата к розыскным началам уголовного судопроизводства неоднократно озвучиваются в последнее время6 и, на первый
взгляд, имеют определенную основу. Ведь
состязательность сторон (ст. 15 УПК РФ), по
сути, так и не стала всепроникающим, обусловливающим взаимодействие норм и институтов, всеобъемлющим принципом уголовного судопроизводства. А соотношение
обвинительных и оправдательных приговоров и вовсе свидетельствует в пользу законодательства советского периода7. Все чаще
специалисты, говоря о запутанности и противоречивости УПК РФ 2001 г., заявляют о необходимости принятия нового кодекса8.
Разделяя общий тезис о необходимости существенного обновления действующего уголовно-процессуального закона, полагаем, что
отказываться от демократических принципов
состязательности и равноправия сторон сегодня нельзя. В то же время необходимо исходить
из того, что изменения такой сложной, взаи-
Часть 4 ст. 237 УПК РФ, препятствовавшая производству
по делу, возвращенному прокурору, каких-либо следственных или иных процессуальных действий, была исключена в 2008 г. См. Федеральный закон от 02.12.2008 № 226-ФЗ
«О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс
Российской Федерации».
5
Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. М. :
Юристъ, 2002.
4
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
изводит замену побежденного бойца свежим.
При этом нас пытаются убедить в том, что в
итоге победит сильнейший. Скорее всего, так
и произойдет, но только в результате не поединка, а действа совсем иного рода.
Уже сегодня принцип состязательности
фактически не работает. Ведь под «советское
доследование» путем внесения многих поправок и исправлений по сути «переформатирован» институт возвращения дела прокурору
(ст. 237 УПК РФ)4. Разве для того он создавался? Нет. Его целью мыслилось исправление
огрехов обвинительного заключения и других
препятствий к рассмотрению дела техникоюридического свойства. Но никак не восполнение доказательственной базы, пробелов и
ошибок следствия5.
Решения по законопроекту пока нет. В качестве одного из аргументов в обоснование
законопроекта приводится довод о неоднородности задач участников процесса, выступающих на стороне обвинения. Утверждается, что следователь – единственный представитель стороны обвинения, заинтересованный в сборе не только уличающих, но и
оправдывающих доказательств. Логическая
конструкция, лежащая в основе данного тезиса, весьма шаткая. Прокурор в той же степени
заинтересован в объективном рассмотрении
дела (ч. 7 ст. 246 УПК РФ), как и другие представители государства со стороны обвинения
(следователь, руководитель следственного
органа). А требование расследовать уголовное дело с позиций всесторонности, объективности и полноты, хоть и опосредованно,
но все же содержится в действующем законодательстве (ч. 1 ст. 33, ч. 4 ст. 152, ч. 2 ст. 154
и др. УПК РФ). Правило свободы оценки до-
Зажицкий В.И. Нужны ли уголовному процессу задачи? //
Рос. юстиция. 2011. № 4. С. 22–26.
7
Сегодня количество оправдательных приговоров составляет менее 1%. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79 (дата
обращения: 19.08.2014).
8
Толмосов В.И. Не пора ли принять новую редакцию УПК
РФ? // Вестн. Самар. гуманит. акад. Серия : Право. 2011.
№ 1(9). С. 51.
6
31
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
мообусловленной, сбалансированной системы,
как УПК РФ, должны носить взвешенный и
тщательно продуманный характер. Точечные
изменения в угоду интересам отдельных правоохранительных ведомств без учета общепризнанных принципов и норм международного
права, системообразующих конституционных
принципов уголовного судопроизводства, прав
и законных интересов всех участников уголовного судопроизводства могут лишь усугубить
внутренние противоречия закона, ухудшить
его регулятивные, профилактические, воспитательные свойства, что мы сегодня, к сожалению, часто наблюдаем.
На наш взгляд, современные задачи уголовно-процессуальной деятельности могут
быть решены только в условиях состязательности. Лишь при реализации этого принципа может существовать суд присяжных, быть
эффективно реализована функция судебного
контроля за действиями и решениями органов и должностных лиц, осуществляющих
уголовное преследование.
Для того чтобы принцип состязательности
не превратился в пустую декларацию, в свое
время, при принятии УПК РФ, потребовалось
принести ряд жертв: отказаться от доктрины
объективной истины и даже некоторых привычных процессуальных институтов, например направления судами дел для производства дополнительного расследования.
Назначение уголовного судопроизводства,
его принципы, в том числе состязательное
построение судопроизводства, объясняют
отказ в новом УПК РФ от возложения на суд
обязанности устанавливать истину по делу.
Поэтому трудно согласиться с позицией некоторых авторов, предпринимающих попытки примирить состязательный процесс и доктрину объективной истины9.
С наметившимся переходом к состязательному правосудию в научный оборот были возвращены теоретические положения, обосно-
вывающие юридическую (формальную) истину, выработанные еще в досоветский период10.
И конечно, трудно не заметить интенсивную динамику развития уголовно-процессуального законодательства, приведение его в
соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права и возникшие в связи с этим реалии в области правоприменения, не позволяющие однозначно
рассматривать истину как цель доказывания.
Так, принцип презумпции невиновности
и вытекающие из него правила иммунитетов
могут служить объективным препятствием
для установления обстоятельств дела. Преду­
смотрев право на свидетельский иммунитет,
законодатель явно предпочел охрану лежащих в основе этого иммунитета ценностей
(презумпция невиновности, сохранение родственных отношений и др.) установлению истины «любыми средствами». Закрепленное
в Конституции Российской Федерации и развитое в нормах УПК РФ правило о недопустимых доказательствах также служит существенной гарантией прав обвиняемого. И в
то же время перечисленные гарантии могут
стать препятствием для уголовного преследования. Неслучайно установление «истины»
«любыми средствами» было одним из постулатов инквизиционного (розыскного) процесса, в котором «царицей доказательств»,
определявшей истинность приговора, было
признание обвиняемым своей вины11.
Как справедливо отмечала Н.В. Радутная,
отсутствие борьбы между противоположными интересами сторон превращает уголовную
процедуру в административный механизм
применения закона. В таком случае предметом исследования становится не индивидуальная, т.е. личная, вина, а реализация формальных предписаний закона12.
Михайловский И.В. Основные принципы организации уголовного суда. Томск, 1905. С. 93; Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. СПб., 1914. С. 303.
11
Уголовно-процессуальное право Российской Федерации :
учебник / под ред. П.А. Лупинской. M. : Юристъ, 2003. С. 221.
12
Радутная Н.В. Особенности воплощения принципа состязательности и равноправия сторон в уголовно-процессу10
Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс : учебник / под общ. ред. А.В. Смирнова. 4-е изд., перераб. и доп.
М. : КНОРУС, 2008. С. 64.
9
32
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
Характерные преимущественно для розыскного процесса попытки вывести стороны
из процессуальной деятельности неизбежно влекут возложение их функций на суд13.
На недопустимость подобной практики в
свое время обращал внимание И.Я. Фойницкий, справедливо утверждая, что она приводит к «совершенному извращению судебной
деятельности»14.
Справедливости ради следует отметить, что
сторонники концепции достижения объективной истины опираются в своих умозаключениях
на ряд действующих процессуальных норм. Так,
согласно ч. 4 ст. 152 УПК РФ предварительное
расследование может быть произведено по местонахождению обвиняемого или большинства
свидетелей в целях обеспечения его полноты,
объективности. В ч. 2 ст. 154 УПК РФ указано, что выделение уголовного дела в отдельное
производство для завершения предварительного расследования допустимо, если это не отразится на всесторонности и объективности
предварительного расследования и разрешения
уголовного дела и др.
Подобные положения, однако, носят единичный и несистемный характер, в какой-то
мере являются «атавизмами» некогда существовавшего принципа всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела.
Таким образом, в состязательном процессе
поиск истины, безусловно, присутствует, но не
является самоцелью и уж тем более не определяет процедуру доказывания. Именно по этой
причине в рамках указанного типа процесса
принято говорить о юридической (формальной) истине. Гораздо более важной задачей в
нем является обеспечение сторонам равных
условий для отстаивания своих позиций на
всех стадиях уголовного судопроизводства.
Библиографический список
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
1 Бастрыкин А. Суть суда // Рос. газ. –
2012. – 16 марта.
2 Доля Е.А. Проблема истины в современном уголовном судопроизводстве // Современные проблемы развития уголовного процесса, криминалистики, оперативно-розыскной деятельности. – Москва, 2013.
3 Зажицкий В.И. Нужны ли уголовному
процессу задачи? // Рос. юстиция. – 2011. – № 4.
4 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / отв.
ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. – Москва :
Юристъ, 2002.
5 Михайловский И.В. Основные принципы
организации уголовного суда. – Томск, 1905.
6 Радутная Н.В. Особенности воплощения принципа состязательности и равноправия сторон в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации : учеб.методич. пособие. – Москва : Рос. правовая
акад. М-ва юстиции Рос. Федерации, 2003.
7 Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. – Санкт-Петербург, 1914.
8 Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс : учебник / под общ. ред.
А.В. Смирнова. – 4-е изд., перераб. и доп. –
Москва : КНОРУС, 2008.
9 Толмосов В.И. Не пора ли принять новую
редакцию УПК РФ? // Вестн. Самарск. гуманит. акад. – Серия : Право. – 2011. – № 1(9).
10 Уголовно-процессуальное право Российской Федерации : учебник / под ред. П.А. Лупинской. – Mосква : Юристъ, 2003.
11 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. – Санкт-Петербург : Альфа,
1996.
альном законодательстве Российской Федерации : учеб.-методич. пособие. М : Рос. правовая акад. М-ва юстиции Рос.
Федерации, 2003. С. 3.
13
Например, если в 1970–80-х гг. прокуроры поддерживали
обвинение в 80–85% уголовных дел, то в 2000–2001 гг. они
участвовали лишь в 40% уголовных дел. См.: Петрухин И.Л.
Реформа уголовного судопроизводства: проблемы и перспективы // Законодательство. 2001. № 3.
14
Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб. :
Альфа, 1996. С. 63.
33
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
Ирина Адольфовна
ПОБЕРЕЖНАЯ
кандидат юридических наук, доцент
УДК 342.537
Конституционное регулирование порядка
опубликования нормативных правовых
актов на государственных языках республик
в составе Российской Федерации
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
П
рактически все основные законы республик в составе Российской Федерации содержат нормы, определяющие
статус государственных языков, а также положения, касающиеся многоязычия, свободы
пользования родными языками и др. Вместе с
тем единства в регулировании вопросов, связанных с установлением и использованием
языков, в конституционном законодательстве
нет. В республиках используются различные
юридико-технические подходы к закреплению статуса государственных языков и порядка опубликования нормативных правовых
актов на их государственных языках.
Из 22 республик в составе Российской
Федерации 21 республика (за исключением
Республики Карелия) предусматривает в качестве одного из государственных языков национальные языки своих титульных наций1.
В конституциях республик Северная Осетия – Алания, Алтай и Калмыкия указано, что
национальные государственные языки являются основой национального самосознания
их народа.
С точки зрения техники правового регулирования выделяются положения Конституции Республики Дагестан, касающиеся опре-
деления статуса государственных языков. В
ст. 11 этой Конституции государственными
языками Республики Дагестан названы русский язык и языки народов Дагестана. Однако
данная норма является общей, ею не установлен перечень государственных языков республики. Дагестан – это многонациональная республика, на территории которой проживают
представители 102 национальностей. Согласно переписи населения 2002 г., в национальный
состав республики входят следующие народности: аварцы, даргинцы, кумыки, лезгины,
русские, лакцы, табасаранцы, чеченцы, ногайцы, азербайджанцы, таты, рутульцы, агулы,
цахуры2. Возникает вопрос, языки всех ли народов Дагестана являются государственными
или только языки основных народностей. Такая полиэтничность национального состава
республики, безусловно, создает проблему с
конкретизацией перечня государственных
языков. С одной стороны, установление широкого перечня может негативно сказаться на
управленческой сфере республики. С другой
стороны, его сужение до двух-трех языков,
по нашему мнению, может привести к нарушению конституционного принципа равноправия народов, предусмотренного в ст. 5
Конституции Российской Федерации, и формированию межнациональных конфликтов
Подготовлено при информационной поддержке СПС «КонсультантПлюс». При написании статьи и цитировании нормативных правовых актов использован информационный
ресурс СПС «КонстультантПлюс» и «КонстультантПлюсРегион» [Электронный ресурс].
1
Гордость Отчизны. Издательский дом «КСН», 2007. URL:
http://topqualitty.ru/book5.html
2
34
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
Российской Федерации: Ингушетия, Адыгея,
Бурятия и Татарстан.
Статья 79 Конституции Республики Ингушетия лишь устанавливает, что законы Республики Ингушетия публикуются на русском и
ингушском языках.
Статьей 73 Конституции Республики Адыгея предусматривается, что Конституция Республики Адыгея, конституционные законы
Республики Адыгея, законы Республики Адыгея, постановления Государственного Совета
– Хасэ Республики Адыгея публикуются на
русском и адыгейском языках. Конституция,
конституционный закон, закон Республики
Адыгея вступают в силу после их официального опубликования. Конституционные законы, законы и иные нормативные правовые
акты Республики Адыгея по вопросам защиты
прав и свобод человека и гражданина вступают в силу не ранее чем через десять дней после их официального опубликования.
Частями 6 и 7 ст. 90 Конституции Республики Бурятия предусмотрено, что официальным опубликованием закона Республики
Бурятия считается первая публикация его
полного текста в официальных изданиях Республики Бурятия. Тексты закона Республики
Бурятия, опубликованные на государственных языках – бурятском и русском, имеют
одинаковую юридическую силу. Порядок опубликования и вступления в силу законов Республики Бурятия устанавливается законом
Республики Бурятия.
Статьей 80 Конституции Республики Татарстан предусмотрено, что законы Республики Татарстан принимаются и публикуются на татарском и русском языках, тексты
законов на татарском и русском языках проходят идентификацию.
В основных законах всех остальных республик устанавливается только общее положение, что законы и иные нормативные правовые
акты должны быть опубликованы, а неопубликованные не действуют, а также предусматривается общее положение о порядке опубликования как стадии правотворческого процесса.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
на этой основе. С учетом изложенного полагаем, что в Республике Дагестан не следует закреплять в качестве государственных языков
языки титульных наций, а стоит использовать
опыт правового регулирования Республики
Карелия, которая не установила собственного
государственного языка наряду с общероссийским государственным языком. В связи с
этим считаем возможным внести изменения в
ст. 11 Конституции Республики Дагестан, исключив норму о том, что государственными
языками Республики Дагестан являются языки народов Дагестана.
Частью 3 ст. 15 Конституции России преду­
сматривается, что все законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права,
свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.
Таким образом, если закон или иной нормативный правовой акт, затрагивающий права
и свободы, не опубликован, то он не влечет
правовых последствий как не вступивший в
юридическую силу. Установленный Конституцией России принцип обязательности опубликования нормативных правовых актов
стал основой для регулирования порядка их
опубликования и вступления в силу.
В литературе нет единого подхода к определению понятия порядка опубликования нормативных правовых актов. Мы под ним понимаем правовое регулирование совокупности
всех действий и процедур государственных
органов и должностных лиц, направленных на
осуществление официального опубликования
нормативных правовых актов, а также непосредственно совокупность этих действий и процедур, включая особенности опубликования на
различных государственных языках, процедуру
идентификации текстов, установления равной
юридической силы текстов, опубликованных на
разных государственных языках, и т.д.
Такой порядок в том или ином виде преду­
сматривают четыре республики в составе
35
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
Вопрос же о том, на каком из предусмотренных государственных языков республики осуществляется опубликование, не регулируется.
В этих случаях языком опубликования может быть как только государственный язык
Российской Федерации – русский, который
одновременно является государственным
языком республик в составе Российской Федерации, так и одновременно с русским и национальный государственный язык республик в составе Российской Федерации.
В большинстве республик в составе Российской Федерации этот вопрос является
пробелом в правовом регулировании. Только
исходя из общих положений федерального
законодательства во взаимосвязи с законодательством республик можно предположить,
что в республиках, не урегулировавших вопросы языка опубликования нормативных
правовых актов, им выступает русский язык.
По нашему мнению, норму, предусматривающую процедуру опубликования законов
и иных нормативных правовых актов, следует
конкретизировать и закрепить во всех республиках, установивших свои государственные
языки. Установление дву- и многоязычия в
отношении государственного языка порождает неоднозначность в правоприменении и
неясность статуса нормативных правовых актов, которые публикуются только на одном из
установленных государственных языков. Как
один из вариантов решения образовавшейся
проблемы можно предложить предусмотреть
норму, которой наряду с установлением государственных языков будет закреплен статус
официального языка делопроизводства. При
этом следует предусмотреть, что официальным языком делопроизводства является государственный язык России – русский язык.
В этом случае отпадет необходимость дополнительного регулирования процедуры опубликования нормативных правовых актов,
документооборота в органах власти на установленных государственных языках.
К особой области правового регулирования порядка опубликования нормативных
правовых актов следует отнести установление соотношения текстов актов на бумажном
и электронном носителях, поскольку в настоящее время в правовую среду все активнее
включаются технологические процессы, обеспечивающие электронную доступность официальных текстов нормативных правовых актов. Например, Закон Республики Бурятия от
26.10.1994 № 47-I «О порядке опубликования
и вступления в силу законов Республики Бурятия, актов Главы Республики Бурятия, Народного Хурала Республики Бурятия и Правительства Республики Бурятия» в ст. 21 предусматривает, что электронная копия закона Республики Бурятия и оригинал закона должны
быть идентичны. При несоответствии оригинала закона Республики Бурятия и электронной копии приоритет имеет оригинал закона Республики Бурятия. Порядок заверения
электронной копии закона устанавливается
распоряжением Председателя Народного Хурала Республики Бурятия в соответствии с
федеральным законодательством. После подписания закона Республики Бурятия Главой
Республики Бурятия электронная копия закона заверяется электронной подписью в порядке, установленном правовым актом Главы
Республики Бурятия. Однако данным законом
в отличие от Конституции не регулируется
вопрос опубликования на государственных
языках республики – бурятском и русском, а
также не закрепляются положения об идентичности текстов законов на разных языках в
отличие от электронной копии текста закона.
Неурегулированным также остается вопрос
о приоритете действия законов, опубликованных на разных языках, в случаях их противоречия. Вместе с тем рассматриваемый закон
должен быть направлен на конкретизацию положений Конституции Республики Бурятия о
порядке опубликования нормативных правовых актов, в том числе и на государственных
языках республики. С учетом этого полагаем
необходимым внести изменения в рассматриваемый закон, дополнив его положениями,
направленными на конкретизацию норм Кон36
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
становлении Народного Хурала Республики
Бурятия от 16.04.2002 № 1037-II «О Регламенте Народного Хурала Республики Бурятия»,
указе Председателя Правительства Республики Тыва от 06.09.2011 № 136 «О Регламенте
Канцелярии Председателя Правительства и
Аппарата Правительства Республики Тыва».
В большей степени законодательством
субъектов урегулированы вопросы идентификации текстов договоров субъектов о международных и внешнеэкономических отношениях, которые подписываются на государственном и иностранном языках. Например,
указом Президента Республики Саха (Якутия) от 04.04.2011 № 569 «О Порядке работы с
договорами и соглашениями, заключаемыми
Президентом Республики Саха (Якутия), вице-президентом Республики Саха (Якутия) и
Правительством Республики Саха (Якутия)»
предусмотрено, что документы представляются на русском языке. В случае представления документов, составленных на иностранном языке, должен быть представлен также
надлежащим образом оформленный перевод
этих документов на русский язык. Проект соглашения (договора), одной из сторон которого является иностранный партнер, оформляется на русском языке и на официальном
языке иностранного партнера или на языке,
выбранном по согласованию сторон. Министерство по федеративным отношениям и
внешним связям Республики Саха (Якутия)
проводит экспертизу на аутентичность текста
перевода и визирует каждый лист проекта соглашения (договора).
Таким образом, следует отметить крайние
разнообразие, неоднозначность, недостаточность, противоречивость, пробельность
правового регулирования конституциями и
законодательством республик в составе Российской Федерации порядка опубликования
нормативных правовых актов на их государственных языках.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ституции Республики Бурятия, предусматривающих опубликование нормативных правовых актов на государственных языках республики – бурятском и русском. Это является необходимым, поскольку конституции как акты
наиболее общего характера не содержат, как
правило, конкретных процедур и в силу общерегулятивности содержащихся в них норм требуют установления особого порядка их реализации. Отсутствие данного порядка приводит
к декларативности содержащихся в конституциях предписаний. Это означает, что норма
существует, но не может применяться ввиду
отсутствия процедуры, что недопустимо с точки зрения обеспечения принципа реальности
конституционных норм.
Вопросы соотношения текстов нормативных правовых актов на бумажном и магнитном носителях регулируются отдельными
республиками также на уровне подзаконных
правовых актов. Законодательством республик Марий Эл, Бурятия и Тыва устанавливаются положения об идентичности текстов
на бумажном и магнитном носителях. Так, в
приказе Министерства юстиции Республики
Марий Эл от 17.02.2010 № 4-нпа «Об утверждении Административного регламента Министерства юстиции Республики Марий Эл по
исполнению государственной функции по организации и ведению регистра муниципальных нормативных правовых актов в Республике Марий Эл» закреплено, что при приеме
муниципальных нормативных правовых актов специалисты отдела регистра проверяют
соблюдение требований к муниципальным
нормативным правовым актам, определенных п. 14 Административного регламента.
Заявителем могут быть представлены дополнительные сведения, указанные в п. 30 регламента. Специалист отдела регистра проверяет
идентичность текста акта на бумажном носителе и в электронном виде. Аналогичные положения содержатся также, например, в по-
37
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПРАВА
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
Павел
Валерьевич
АГАПОВ
доктор
юридических наук
Ольга
Николаевна
КОРШУНОВА
доктор
юридических наук,
профессор
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
УДК 343.163
Особенности поддержания государственного обвинения
по делам о преступлениях, совершенных организованными
группами и преступными сообществами
У
сложнение способов совершения организованными группами и преступными сообществами преступлений,
активное противодействие установлению истины со стороны их участников обусловливают возникновение существенных трудностей
при выявлении таких преступлений и привлечении виновных лиц к уголовной ответственности.
Подавляющее большинство уголовных дел
об указанных преступлениях – многоэпизодные, с большим числом фигурантов, поэтому
при поддержании государственного обвинения возникают проблемы не только методического, но и организационного характера.
Многоэпизодность таких дел, большое
число подсудимых часто диктуют необходимость участия в судебном разбирательстве
группы государственных обвинителей. С целью обеспечения эффективного поддержания
государственного обвинения, установления
всех обстоятельств, имеющих значение для
вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора, большое значение имеет правильная организация взаимодействия
входящих в такую группу прокуроров. Груп-
пы государственных обвинителей могут быть
постоянными или создаваемыми для участия
в судебном рассмотрении одного, двух и более связанных между собой уголовных дел.
Преимущество первых заключается в том,
что входящие в них прокуроры имеют возможность от дела к делу совершенствовать
тактику участия в судебном разбирательстве,
повышать эффективность взаимодействия на
тех или иных его этапах. Представляется, что
при формировании группы государственных
обвинителей следует учитывать наличие либо
отсутствие у каждого из них опыта поддержания государственного обвинения по делам
о преступлениях рассматриваемой категории
и принимать во внимание то, в каких именно
судебных действиях тот или иной прокурор
участвует наиболее успешно. Так, один способен быстро ориентироваться при отборе кандидатов в присяжные заседатели, другой логично и аргументированно выступает в прениях. Один владеет достаточным арсеналом
тактических приемов для допроса взрослых,
другой умело использует тактические приемы для установления психологического контакта с подростками и получения значимой
38
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
каждого из подсудимых в совершении тех
или иных видов преступлений (участие в создании организованной группы (преступного
сообщества), руководство ею (им), организация и руководство совершением отдельных
преступлений и т.д.).
Положительный эффект может быть получен и при включении в группу государственных обвинителей уполномоченного прокурора, надзирающего за исполнением законов
органами, осуществляющими оперативнорозыскную деятельность. Поскольку расследование преступлений рассматриваемой
категории требует, как правило, проведения
большого комплекса оперативно-розыскных
мероприятий, участие в группе государственных обвинителей такого прокурора может
оказать существенную помощь в оценке результатов проведенных мероприятий, а также
при определении тактики предъявления имеющихся доказательств суду.
Самостоятельную группу вопросов организационного характера, которые должны
разрешаться государственными обвинителями при подготовке к участию в судебном разбирательстве и в ходе судебного следствия,
образуют проблемы, связанные с необходимостью представить суду большое количество
доказательств, прежде всего свидетельских
показаний. Однако не всегда даже обеспечение явки отдельных свидетелей в суд оказывается простой для решения задачей. Так,
проблемы с получением свидетельских показаний возникают по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств.
Как правило, свидетелями по таким делам
выступают наркозависимые лица, зачастую
не имеющие постоянного места жительства,
либо знакомые обвиняемых. Обеспечить их
явку в суд без своевременной организации
соответствующей деятельности сотрудников
уполномоченных органов и должностных
лиц бывает просто невозможно. Кроме того,
сложно прогнозировать, как именно такие
свидетели могут изменить свои показания,
данные в ходе следствия. Представляется, что
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
для дела информации от них. Один успешно
решает тактические задачи в процессе осмотра места происшествия или следственного
эксперимента, другой более эффективно участвует в изучении документов или различных
вещественных доказательств.
Зная сильные и слабые стороны каждого из
входящих в группу государственных обвинителей, проще принимать решения о наиболее
целесообразном их взаимодействии. Поскольку по делам о преступлениях, совершенных
организованными группами и преступными
сообществами, как правило, приходится сталкиваться с хорошо организованным противодействием уголовному преследованию, в том
числе и в суде, государственным обвинителям
важно правильно решить организационные
вопросы.
Роли в группе государственных обвинителей могут быть распределены различным
образом. Полномочия по участию в тех или
иных судебных действиях могут быть распределены:
по эпизодам преступной деятельности
(каждый из государственных обвинителей
участвует в исследовании обстоятельств одного или нескольких эпизодов преступной
деятельности);
по подсудимым (эпизоды преступной деятельности группируются в зависимости от того,
кто из подсудимых принимал в них участие);
по видам судебных действий (одни прокуроры участвуют в допросах, другие в следственных экспериментах и т.д.; один участвует в допросах потерпевших, другой – свидетелей и т.д.);
по этапам судебного разбирательства (один
участвует в предварительном слушании, другой – в судебном следствии, третий – в прениях сторон и т.д.).
В каждом случае принимаемые решения
могут различаться в зависимости от: числа
эпизодов преступной деятельности; количества подсудимых; места, которое занимал
подсудимый в иерархии организованной
группы или преступного сообщества; участия
39
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
государственным обвинителям еще при подготовке к участию в судебном разбирательстве по таким делам следует прогнозировать
вероятность наиболее типичного изменения
показаний (например, путем выдвижения версии о том, что ранее они давали ложные показания в результате применения к ним незаконных методов расследования и т.д.), оценивать
имеющиеся по делу доказательства с учетом
возможного изменения показаний, а также
выбирать методику и тактику участия в судебном следствии с учетом высокой вероятности
такой возможности. Аналогичные трудности
характерны и для других дел о преступлениях, совершаемых организованными группами
и преступными сообществами, например об
организации занятия проституцией.
Часто государственные обвинители сталкиваются с необходимостью решения организационных проблем защиты свидетелей
и потерпевших. Нередко комплекс предусмотренных законом мер оказывается малоэффективным. Встречаются случаи, когда по
одному уголовному делу анкетные данные
одного и того же лица, как правило свидетеля (например, по делам о незаконном обороте
наркотических средств), по одному из эпизодов преступной деятельности засекречены,
а по другому – приведены полностью. Существенному незаконному воздействию подвергаются свидетели, содержащиеся в местах
лишения свободы. Указанные обстоятельства
должны учитываться государственными обвинителями для своевременного принятия
соответствующих мер, прежде всего организационного характера, чтобы исключить
возможность изменения показаний такими
свидетелями в результате оказания на них незаконного воздействия со стороны подсудимых, их знакомых или родственников.
Деятельность государственного обвинителя по делам о преступлениях, совершенных
организованными группами и преступными
сообществами, осложняется тем, что материалы уголовного дела, представляемые органом предварительного расследования, в
большинстве случаев содержат существенные
недостатки, в ходе судебного разбирательства
часто вскрываются неполнота расследования
и нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные на предыдущих стадиях
уголовного судопроизводства.
Представляется, что эффективность поддержания государственного обвинения по
любым делам, и особенно по сложным, многоэпизодным, к которым относятся дела в отношении участников организованных групп
и преступных сообществ, во многом зависит
от того, насколько правильно определены и
реализованы прокурором методика и тактика действий при подготовке к участию в
судебном разбирательстве и собственно при
поддержании государственного обвинения
по делу.
Несмотря на то что различные вопросы
методики и тактики государственного обвинения традиционно, на протяжении многих
десятилетий находятся в поле зрения ученых1
и практиков, единого подхода к определению
указанных понятий, а также к структуре методики государственного обвинения нет. Не
ставя задачи разработки теоретических основ
деятельности прокурора, поддерживающего
обвинение в суде, остановимся на тех особенностях, которые характеризуют его деятельность по делам рассматриваемой категории.
Выбор методики и тактики поддержания
государственного обвинения по делам о преступлениях, совершенных организованными группами и преступными сообществами,
зависит от ряда факторов. При подготовке
к участию в судебном разбирательстве прокурор должен изучить материалы уголовного дела для решения взаимосвязанных задач
процессуального и тактико-методического
См., напр.: Бойков А.Д. и др. Выявление и устранение следственных ошибок при судебном рассмотрении уголовных
дел : методич. пособие. М., 1990; Исаенко В.Н. Методика поддержания государственного обвинения (понятие, принципы,
содержание) : монография. М. : Юрлитинформ, 2011; Кореневский Ю.В. Государственное обвинение в условиях судебной реформы (процессуальный, тактический и нравственный аспекты) : методич. пособие. М., 1994.
1
40
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
следования. Поэтому представляется оправдавшей себя практика изучения материалов
уголовного дела будущим государственным
обвинителем еще до утверждения обвинительного заключения, когда существует возможность восполнения имеющихся пробелов
предварительного расследования, устранения
допущенных нарушений, например, при возвращении уголовного дела для производства
дополнительного расследования, если не истекли предельные сроки содержания обвиняемых под стражей.
Учитывая особенности деятельности организованных групп и преступных сообществ,
расследование совершаемых ими преступлений обычно строится следующим образом: от
раскрытия и расследования отдельного преступления к преступной деятельности группы (сообщества) или от выявления организованной группы (сообщества) – к расследованию конкретных преступлений. Целесообразность выбора в каждом случае определяется
спецификой следственной ситуации, складывающейся на первоначальном этапе.
Для государственного обвинителя важно
определить не только круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, и круг доказательств, которые будут предъявлены суду, но
и тактически обоснованный порядок исследования доказательств, что позволит целенаправленно и логично представить суду позицию обвинения, подкрепляя ее имеющимися
доказательствами. По делам о преступлениях
рассматриваемой категории это имеет особое
значение в силу ряда факторов.
В любом случае обстоятельства формирования, существования и функционирования
организованной группы (преступного сообщества) должны быть предметом самостоятельного исследования в ходе судебного следствия. К числу типичных ошибок относятся
попытки государственных обвинителей вслед
за органами предварительного расследования
доказывать существование такой группы (сообщества) только посредством доказывания
отдельных эпизодов преступной деятельно-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
характера. Прежде всего, результаты предварительного расследования необходимо оценивать с точки зрения того, как они могут
быть использованы при формировании позиции государственного обвинителя, трансформироваться в ходе судебного следствия и,
соответственно, как это может повлиять на
позицию стороны обвинения.
Так, по результатам рассмотрения уголовного дела в отношении К., М., Н. и Е. на
основании исследованных доказательств
Московский областной суд пришел к выводу о недоказанности совершения разбойного
нападения на потерпевшую организованной
группой, поскольку существование такой
группы не нашло своего подтверждения в
судебном заседании. При этом судом были
признаны недопустимыми доказательствами
протокол допроса К. в качестве подозреваемого и протокол его дополнительного допроса в качестве обвиняемого в связи с нарушением права на защиту, поскольку в первом
случае его интересы представлял адвокат Б.,
участвовавший в качестве защитника при
допросе М., а во втором – адвокат Т., защищавший также Е. и Н., интересы которых
противоречили интересам К. Кроме того, из
числа доказательств были исключены протокол осмотра места происшествия с участием
К. и фототаблицы к нему, так как при проведении этого следственного действия не был
установлен его процессуальный статус, ему
не были разъяснены его права, защитник участия в нем не принимал, что также повлекло
нарушение права К. на защиту. Представляется, что указанные обстоятельства должны
были привлечь внимание государственного
обвинителя еще при подготовке к судебному
разбирательству и повлиять на выбор методики и тактики его действий в суде.
В случаях отказа государственных обвинителей от обвинения основанием такого отказа является отсутствие доказательств вины
подсудимого, которые могли быть собраны,
если бы на это своевременно было обращено
внимание органами предварительного рас41
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
сти. В то же время, устанавливая уголовную
ответственность за организацию, руководство преступным сообществом и участие в
нем, законодатель исходил из повышенной
общественной опасности такого рода деятельности, что требует самостоятельной квалификации содеянного виновными лицами
(даже при отсутствии доказанных фактов совершения преступлений), а значит, и отдельного внимания к такой деятельности в процессе доказывания.
Однако часто государственные обвинители не уделяют серьезного внимания проблемам, связанным с отсутствием либо недостаточностью доказательств, подтверждающих
обоснованность предъявленного обвинения
именно в части наличия организованности
группы (сообщества), чья незаконная деятельность была предметом расследования.
В частности, возникают трудности в установлении взаимосвязи между самостоятельно
действующими организованными группами,
входящими в состав преступного сообщества,
и их членами между собой. Зачастую в ходе
предварительного следствия большее внимание уделяется доказыванию отдельных эпизодов преступной деятельности, а не установлению всех признаков преступного сообщества. В таких случаях лица, осуществлявшие
координацию преступных действий, создание
устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными
группами и иные действия, в том числе с использованием своего влияния на участников
организованных групп, избегают уголовной
ответственности.
Распространенный недостаток – отсутствие в материалах уголовного дела достаточных сведений о структурных подразделениях
преступных сообществ, которые позволили
бы квалифицировать определенную группу
людей как лиц, их образующих. Отсутствуют
сведения о руководителях организованных
групп, признаках устойчивости, взаимоотношениях между членами каждой группы,
а также о том, в чем именно выражалась орга-
низованность. Например, по делам об организации преступного сообщества или участии
в нем основной причиной изменения предъявленного органами предварительного расследования обвинения является отсутствие
доказательств, свидетельствующих о высоком
уровне организованности групп, их устойчивости, наличии иерархии и структуры внутри
группы, стабильности состава участников,
тесной взаимосвязи между ними, согласованности их действий, длительности существования групп, тщательном планировании и подготовке к совершению преступлений, распределении ролей и доходов, полученных от
преступной деятельности. Не установив всех
признаков вмененного состава преступления,
суд в соответствии с позицией государственного обвинителя или по собственной инициативе исключает из обвинения ст. 210 УК РФ
и квалифицирует действия виновных по признаку «совершение преступления в составе
организованной группы».
Как отмечалось ранее, дела рассматриваемой категории, как правило, являются многоэпизодными с большим числом подсудимых,
свидетелей и потерпевших. Выше были рассмотрены некоторые наиболее значимые проблемы организационного характера, возникающие в связи с этим, однако специфика рассматриваемых уголовных дел обусловливает
и существование целого ряда проблем тактико-методического характера. Определенная
группа проблем связана с правильным и обоснованным с тактической точки зрения выбором предлагаемой государственными обвинителями последовательности исследования
доказательств. Недопустимой представляется позиция государственных обвинителей,
предлагающих исследовать доказательства в
обычном, или традиционном, порядке: выслушать показания потерпевших, свидетелей, осмотреть вещественные доказательства,
огласить материалы уголовного дела. Учитывая результаты предварительного расследования, позицию, которую занимал каждый из
процессуальных лиц в ходе предварительного
42
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
пользования дополнительных доказательств,
например показаний допрошенных в ходе
предварительного расследования лиц, которых
не планировалось по тем или иным причинам
вызывать для допроса в суде.
В заключение хотелось бы подчеркнуть,
что при поддержании государственного обвинения группой государственных обвинителей
входящие в нее прокуроры вырабатывают согласованную позицию по каждому из рассмотренных выше вопросов. От того, насколько
законной, обоснованной, единой и последовательной будет эта позиция, зависит эффективность поддержания государственного
обвинения по делам о деятельности организованных групп и преступных сообществ.
Поскольку такие дела отличаются особой
сложностью, рассмотренные выше вопросы
и проблемы должны решаться в комплексе.
Только такой подход сможет обеспечить необходимую эффективность деятельности государственных обвинителей.
Библиографический список
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
расследования, а также то, как эта позиция
может измениться или уже меняется к моменту начала судебного разбирательства или в
ходе судебного следствия, государственному
обвинителю следует заранее продумать, в какой последовательности целесообразно допрашивать потерпевших и свидетелей с учетом характера сведений, которыми они располагают, их готовности давать правдивые,
полные и объективные показания и т.д.
Для достижения целей уголовного судопроизводства и безусловной законности уголовного преследования государственному обвинителю, начиная с этапа подготовки к участию в рассмотрении уголовного дела судом,
следует уделять особое внимание исполнению
процессуального законодательства. Нередко
суды обращают внимание прокуроров и руководителей следственных органов на допущенные по делу нарушения уголовно-процессуального закона, повлекшие в свою очередь
нарушения прав участников процесса и признание доказательств недопустимыми. Именно нарушениями уголовно-процессуального
законодательства, допущенными в ходе предварительного расследования уголовных дел
и проведения оперативно-розыскных мероприятий, и обусловлены, в первую очередь,
проблемы, возникающие при поддержании
обвинения по делам о деятельности организованных групп и преступных сообществ.
В случае выявления таких нарушений государственному обвинителю важно своевременно корректировать свою позицию, методику
и тактику участия в судебном разбирательстве
в целом, тактику участия в отдельных судебных действиях, рассмотреть возможность ис-
1 Бойков А.Д. и др. Выявление и устранение следственных ошибок при судебном рассмотрении уголовных дел : методич. пособие. – Москва, 1990.
2 Исаенко В.Н. Методика поддержания государственного обвинения (понятие, принципы, содержание) : монография. – Москва :
Юрлитинформ, 2011.
3 Кореневский Ю.В. Государственное обвинение в условиях судебной реформы (процессуальный, тактический и нравственный
аспекты) : методич. пособие. – Москва, 1994.
43
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
Наталья Викторовна
СУБАНОВА
кандидат юридических наук
УДК 342.745
Требование прокурора
о привлечении лиц, нарушивших закон,
к дисциплинарной ответственности:
оптимизация правовой модели
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
П
редъявление прокурором требований о привлечении лиц, нарушивших
закон, к установленной законом ответственности (ст. 22 Федерального закона
«О прокуратуре Российской Федерации») занимает существенное место в рамках реализации им полномочий по надзору за исполнением законов. Прежде всего, речь идет об
использовании прокурором потенциала дисциплинарного преследования.
Статистика привлечения лиц к дисциплинарной ответственности по представлениям
прокуроров показывает наличие устойчивой тенденции к наращиванию объема инициируемого прокурорами дисциплинарного
преследования (в противовес отмечаемому
в последние годы снижению многих других
показателей «общенадзорной» работы): если
в 2010 г. к дисциплинарной ответственности
по представлениям прокуроров привлечено
411 392 лица, то в 2011 г. – 474 893 (+15,4%),
в 2012 г. – 537 933 (+13,3%), в 2013 г. – 552 701
лицо (+2,7%)1.
Наибольшую долю лиц, привлеченных к
дисциплинарной ответственности по представлениям прокуроров, в 2013 г. составили
не государственные служащие, а лица, работающие в коммерческих и иных организациях, а также исполнительных органах мест-
ного самоуправления. Так, суммарная доля
лиц, привлеченных к дисциплинарной ответственности по представлениям прокуроров в
2013 г. в федеральных органах исполнительной власти, их территориальных подразделениях в федеральных округах, в территориальных подразделениях федеральных органов исполнительной власти в субъектах Российской
Федерации, в органах исполнительной власти
субъектов Российской Федерации, в представительных органах местного самоуправления
и общественных организациях, составила
лишь 4% от общего числа привлеченных лиц.
А доля лиц, привлеченных к дисциплинарной
ответственности по представлениям прокуроров в 2013 г. в территориальных подразделениях федеральных органов исполнительной
власти в городах и районах, – 7% от общего
числа привлеченных лиц (см. рисунок). Хотя
именно федеральные органы исполнительной
власти (федеральные службы) осуществляют
основной объем государственных функций
по контролю и надзору2, что определяет ключевое значение их деятельности с позиции организации прокурорского надзора за исполнением законов.
Подавляющая часть проверок в рамках осуществления
государственного контроля (надзора) (80%) проводится федеральными органами исполнительной власти (см.: Об осуществлении государственного контроля (надзора), муниципального контроля в соответствующих сферах деятельности
и об эффективности такого контроля (надзора): доклад /
Мин­экономразвития России. М., 2013. С. 49).
2
Статистические данные по форме ОН: сводный отчет по
Российской Федерации за 2013 г.
1
44
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
можность проведения служебной проверки в
отношении сотрудника органов внутренних
дел по инициативе прокурора и направления
прокурору копии материалов служебной проверки законодательством прямо не предусмотрена18 (п. 45.6 Порядка проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях Министерства внутренних дел
Российской Федерации устанавливает лишь
необходимость направления копии ответа
лицу, чье обращение послужило основанием
для проведения служебной проверки).
В соответствии с подп. 12 п. 142 Положения
о правоохранительной службе в органах по
контролю за оборотом наркотических средств
и психотропных веществ19 к грубым нарушениям служебной дисциплины относится в том
числе: невыполнение сотрудником обязанности: соблюдать Конституцию Российской
Федерации, федеральные конституционные
законы, федеральные законы, указы Президента Российской Федерации, постановления
Правительства Российской Федерации, международные договоры Российской Федерации
и нормативные правовые акты ФСКН России.
Однако возможность проведения служебной
проверки в отношении сотрудника органов
ФСКН по инициативе прокурора и направления прокурору копии материалов служебной
проверки законодательством также прямо не
предусмотрена20.
Недостатки правового регулирования являются веским основанием для кардиналь-
ного преобразования системы привлечения
к дисциплинарной ответственности государственных служащих, унификации существующего порядка (в том числе в рамках принятия соответствующего кодифицированного
акта федерального уровня).
Как представляется, одним из вариантов
оптимизации правовой модели предъявления
прокурором требований о привлечении нарушивших закон государственных служащих
к дисциплинарной ответственности могло бы
явиться более четкое закрепление его формы и
роли прокурора при инициировании служебных проверок (в частности, путем внесения соответствующих дополнений в ст. 59 Федерального закона «О государственной гражданской
службе Российской Федерации» и федеральные законы, регламентирующие осуществление иных видов государственной службы).
Библиографический список
1 Березовская С.Г. Прокурорский надзор в
советском государственном управлении (общий надзор). – Москва, 1954.
2 Березовская С.Г. Прокурорский надзор за
законностью правовых актов органов управления в СССР. – Москва, 1959.
3 Васьков. За расширение связи науки с
практикой // Соц. законность. – 1950. – № 3.
4 Добробаба М.Б. Дисциплинарная ответственность в служебно-деликтном праве: понятие и правовая природа // Акт. проблемы
рос. права. – 2013. – № 6.
5 Добробаба М.Б. Проблема систематизации служебно-дисциплинарных деликтов //
Администрат. право и процесс. – 2013. – № 7.
6 Долежан В.В. Общенадзорные полномочия прокурора и их применение // XXVI
съезд КПСС и вопросы совершенствования
деятельности прокуратуры : сб. науч. тр. /
Всесоюзн. ин-т по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности. –
Москва, 1983.
7 Карпов Н.Н. Теоретические и прикладные проблемы деятельности прокуратуры по
Статья 52 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ
«О службе в органах внутренних дел Российской Федерации
и внесении изменений в отдельные законодательные акты
Российской Федерации»; приказ МВД России от 26.03.2013
№ 161 «Об утверждении Порядка проведения служебной
проверки в органах, организациях и подразделениях Министерства внутренних дел Российской Федерации».
19
Указ Президента РФ от 05.06.2003 № 613 «О правоохранительной службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ».
20
Приказ ФСКН России от 28.11.2008 № 424 «Об утверждении Инструкции по организации работы по применению
поощрений и дисциплинарных взысканий в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных
веществ».
18
50
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
10Прокурорский надзор в СССР. – Москва,
1966.
11Прокурорский надзор / под ред. А.Я. Су­
харева. – Москва, 2003.
12Чаннов С.Е. Административно-правовая модель регулирования служебных отношений в Российской Федерации: понятие и
основные черты : автореф. дис. … д-ра юрид.
наук. – Саратов, 2010.
Станислав Васильевич
БАЖАНОВ
доктор юридических наук, профессор
УДК 343.985
Прокурорский надзор за исполнением
законов субъектами розыскной деятельности
В
теории уголовно-процессуального, оперативно-розыскного права и криминалистики одной из острейших проблем,
нуждающихся в глубокой научной проработке,
остается розыскная деятельность следователей
органов внутренних дел, оперативно-розыскных органов. Достаточно сказать, что в п. 38 ст. 5
УПК РФ розыскные меры (основной инструмент розыска) определяются как меры, принимаемые дознавателем, следователем, а также органом дознания по поручению дознавателя или
следователя для установления лица, подозреваемого в совершении преступления. Порочность
указанной формулировки очевидна, поскольку
розыскная деятельность перечисленных субъектов должна ориентироваться на установление
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
обеспечению законности в сфере прохождения военной службы : автореф. дис. … д-ра
юрид. наук. – Москва, 2012.
8 Купко П. Обязательность прокурорских
постановлений о возбуждении дисциплинарного преследования // Соц. законность. –
1950. – № 11.
9 Павленко К.А. Служебная дисциплина в
системе правоохранительной службы Российской Федерации : автореф. дис. … канд. юрид.
наук. – Воронеж, 2011.
не лица, подозреваемого в преступлении (т.е. подозреваемого), а его (или обвиняемого) местонахождения1, что, безусловно, не одно и то же.
К тому же ст. 210 УПК РФ регламентирует
правовой режим розыска лишь подозреваемого
(обвиняемого), хотя потенциально в качестве
его объектов могут выступать и другие участники уголовного процесса (например, потерпевший, свидетель), а также самые разнообразные материальные носители доказательственной информации, могущие впоследствии приобретать статус вещественных доказательств.
Бажанов С.В. Розыскная деятельность следователя (по обнаружению скрывшихся от следствия подозреваемых и обвиняемых) : учеб. пособие. М. : Акад. экономич. безопасности
МВД России, 2010. С. 3–4.
1
51
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
В криминалистике рассматриваемый правовой институт проявляется под «вывеской»
частной криминалистической теории, в которой достаточно часто речь ведется о розыске
не собственно подозреваемых и обвиняемых
(как должно было бы быть при соответствующем прочтении буквы закона), а преступников2, что с юридико-семантических позиций
вызывает серьезные возражения.
Дело в том, что термин «преступник» инвариантен и может быть истолкован как
минимум четырьмя способами. Во-первых,
преступником является всякое лицо, совершившее уголовно наказуемое деяние, вне зависимости от того, был ли факт совершения
преступления данным лицом установлен
уполномоченным на то государственным органом. Во-вторых, преступником является
лицо, совершившее уголовно наказуемое деяние, если факт совершения преступления
данным лицом установлен уполномоченным
на то государственным органом. В-третьих,
преступником является лицо, привлеченное
к уголовной ответственности. В-четвертых,
преступником является осужденный. Такой
точки зрения придерживается, например,
Ю.Д. Блувштейн3.
При этом нельзя не учитывать, что уголовно-процессуальное выражение «привлечение
в качестве обвиняемого» по содержанию не
совпадает с родственным уголовно-правовым
термином «привлечение к уголовной ответственности», на чем настаивает, в частности,
А.И. Трусов4, с мнением которого следует согласиться.
Не в меньшей степени разногласия ученых
просматриваются и в вопросе, касающемся
субъектов розыска, к числу которых в юридической литературе обычно относят и следователей, и органы дознания (дознавателей),
и органы внутренних дел, и органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность (оперативно-розыскные органы)5.
Отсутствие в науках уголовно-правового
блока единого подхода к интерпретации понятий розыска, его объектов и субъектов, а
также принципов и правового режима реализации порождает в теории многочисленные
инсинуации схоластического толка.
К числу последних можно отнести суждения, в частности, Ю.Д. Лившица и М.Б. Джанкобаева, которые в одной из своих публикаций,
говоря о совершенствовании розыска обвиняемого, тут же заявляют о необходимости легализации в УПК РСФСР специальной нормы,
обязывающей следователя непосредственно
или через милицию (ныне полицию), принимать меры к установлению лица, подлежащего
привлечению в качестве обвиняемого6.
Несколько иную, но равно неверную интерпретацию предоставляют С.М. Титов, Е.С. Титова, В.К. Джикия и С.В. Ваганов в своей статье «Организация розыска лиц, совершающих
преступления в сфере грузовых перевозок»,
сводя розыск подозреваемого (обвиняемого),
т.е. «известного» участника уголовного процесса, к установлению лица, совершившего
преступление7.
Отчасти поэтому полагаем возможным высказать мнение об искусственности категории
«розыскные меры», привнесенной в теорию
уголовно-процессуального,
оперативно-розыскного права и криминалистики. Обусловлено это тем, что термин «розыскные меры» олицетворяет собой «морфологический кастрат»
Об этом см.: Буряков Е.В. Оперативно-розыскное учение о
розыске : монография. Омск, Омск. акад. МВД России, 2007.
6
Лившиц Ю.Д., Джанкобаев М.Б. Некоторые проблемы теории и практики приостановления производства предварительного расследования // Вопр. криминалистики и судебной
экспертизы по уголовным делам о тяжких преступлениях :
сб. науч. тр. Караганда : ВШ МВД СССР, 1985. С. 15.
7
См.: Титов С.М., Титова Е.С., Джикия В.К., Ваганов С.В.
Организация розыска лиц, совершающих преступления в
сфере грузовых перевозок // Проблемы расследования нераскрытых преступлений прошлых лет : материалы межвузовск.
науч. семинара 13 ноября 2008 г. М. : Акад. управления МВД
России, 2008. С. 359–367.
5
Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. М. : Юрид. лит., 1987.
С. 177–192.
3
Блувштейн Ю.Д. Криминология и математика. М. : Юрид.
лит., 1974. С. 53.
4
Уголовный процесс : учеб. для студентов юрид. вузов и фак.
М. : Зерцало ; ТЕИС, 1996. С. 208.
2
52
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
является соблюдение прав и свобод человека
и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных
и готовящихся преступлениях, выполнения
оперативно-розыскных мероприятий и проведения расследования, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность,
дознание и предварительное следствие.
Заметим, что, акцентируя внимание лишь
на уголовно-процессуальной и оперативнорозыскной составляющей в деятельности поднадзорных прокуратуре правоохранительных
органов, рассматриваемая норма совершенно
упускает из виду розыскную деятельность
следователей (оперативно-розыскных органов, органов внутренних дел)9, игнорируя тем
самым чрезвычайно значимое направление
прокурорско-надзорной практики.
Вместе с тем понятия «органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность» и «органы дознания» в ней разводятся,
что является принципиальным для уяснения
не только предмета, но и пределов полномочий прокуроров за исполнением законов поднадзорными объектами, осуществляющими
розыскную деятельность.
Уяснение предмета прокурорского надзора
за исполнением законов субъектами розыска
весьма важно, поскольку в ее законодательной
регламентации остается большое количество
«белых пятен», актуализирующих потребность
в долгосрочной (системной) организации
«вневедомственного» наблюдения со стороны
прокуратуры за законностью действий следственных и оперативно-розыскных органов.
Пока правовой режим розыскной деятельности должностных лиц различных правоохранительных органов концептуально плохо
вписывается в уголовно-процессуальный и
оперативно-розыскной регламент их функци-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
устоявшегося понятия «оперативно-розыскные мероприятия», где слово «оперативный»
означает не конспиративный (тайный, секретный), а быстрый и неотложный их характер.
Согласно ст. 1 Федерального закона от
12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» оперативно-розыскная деятельность, основным инструментом которой
являются оперативно-розыскные мероприятия,
осуществляется гласно и негласно. Именно к
оперативно-розыскным мероприятиям гласного толка и следовало бы относить так называемые розыскные меры, отсутствующие (как понятие) в рассматриваемом законодательном акте.
Что же касается так называемой розыскной деятельности следователей, то основной
и единственной их функцией следовало бы
считать расследование преступлений (ныне –
уголовное преследование)8, неотъемлемым
компонентом которого является розыск подозреваемого, обвиняемого. Однако осуществляться ими он должен исключительно официально, т.е. посредством целевых следственных (процессуальных) действий, всевозможных запросов, организационно-распорядительных мероприятий и только.
Подобный подход расставляет все по своим местам, нивелируя попытки отдельных
авторов придать по сути оперативно-розыскной работе органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, комбинированный характер, сочетающий в себе уголовно-процессуальные и оперативно-розыскные
средства (с нежелательными последствиями).
Сказанное приобретает главенствующее
значение в связи с предписаниями ст. 29 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», согласно
которой предметом прокурорского надзора
за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие,
Следует заметить, что в ст. 1 закона об оперативно-розыскной деятельности понятия «органы» и «подразделения» в
приложении к оперативно-розыскной деятельности рассматриваются как синонимы, что вызывает серьезные нарекания
в адрес законодателя с точки зрения теории управления.
9
Автор настоящей статьи указанные понятия взаимозаменяемыми не считает. Термин «уголовное преследование» некорректен, поскольку не имеет собственного юридического
содержания.
8
53
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
5 Лившиц Ю.Д., Джанкобаев М.Б. Некоторые проблемы теории и практики приостановления производства предварительного
расследования // Вопр. криминалистики и
судебной экспертизы по уголовным делам о
тяжких преступлениях : сб. науч. тр. – Караганда : ВШ МВД СССР, 1985.
6 Титов С.М., Титова Е.С., Джикия В.К.,
Ваганов С.В. Организация розыска лиц, совершающих преступления в сфере грузовых
перевозок // Проблемы расследования нераскрытых преступлений прошлых лет : материалы межвузовск. науч. семинара 13 ноября
2008 г. – Москва : Акад. управления МВД России, 2008.
7 Уголовный процесс : учеб. для студентов
юрид. вузов и фак. – М. : Зерцало; ТЕИС, 1996.
онирования, что не соответствует основным
акцентам совершенствования государственно-правовой политики Российской Федерации в области борьбы с преступностью.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Библиографический список
1 Бажанов С.В. Розыскная деятельность
следователя (по обнаружению скрывшихся
от следствия подозреваемых и обвиняемых) :
учеб. пособие. – Москва : Акад. экономич.
безопасности МВД России, 2010.
2 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы,
тенденции, перспективы. Общая и частные
теории. – Москва : Юрид. лит., 1987.
3 Блувштейн Ю.Д. Криминология и математика. – Москва : Юрид. лит., 1974.
4 Буряков Е.В. Оперативно-розыскное учение о розыске : монография. – Омск: Омская
акад. МВД России, 2007.
Владимир Григорьевич
БЕССАРАБОВ
доктор юридических наук, профессор
УДК 325.11
Миграция населения
в Российской Федерации и деятельность
прокуратуры по укреплению
законности в этой сфере
В
современном мире миграция населения
как объективный социально-экономический процесс обретает черты глобального и динамично развивающегося явления.
Согласно данным Международной организации по миграции, с 1990 г. численность международных мигрантов в мире в целом возросла
почти на 40 млн человек, а в период с 2005 по
2010 г. – на 10,5 млн человек. В настоящее время в мире насчитывается более 214 млн ми-
грантов. К 2050 г. число международных мигрантов достигнет 405 млн человек1. Но это,
как говорится, самые оптимистические прог­
нозы ученых, без поправок на мнение различного рода предсказателей о возможности всемирного потопа, других катастроф вселенского масштаба, когда в движение придут целые
страны и даже континенты…
URL: http://tengrinews.kz/world_news/922260/
1
54
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
можность проведения служебной проверки в
отношении сотрудника органов внутренних
дел по инициативе прокурора и направления
прокурору копии материалов служебной проверки законодательством прямо не предусмотрена18 (п. 45.6 Порядка проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях Министерства внутренних дел
Российской Федерации устанавливает лишь
необходимость направления копии ответа
лицу, чье обращение послужило основанием
для проведения служебной проверки).
В соответствии с подп. 12 п. 142 Положения
о правоохранительной службе в органах по
контролю за оборотом наркотических средств
и психотропных веществ19 к грубым нарушениям служебной дисциплины относится в том
числе: невыполнение сотрудником обязанности: соблюдать Конституцию Российской
Федерации, федеральные конституционные
законы, федеральные законы, указы Президента Российской Федерации, постановления
Правительства Российской Федерации, международные договоры Российской Федерации
и нормативные правовые акты ФСКН России.
Однако возможность проведения служебной
проверки в отношении сотрудника органов
ФСКН по инициативе прокурора и направления прокурору копии материалов служебной
проверки законодательством также прямо не
предусмотрена20.
Недостатки правового регулирования являются веским основанием для кардиналь-
ного преобразования системы привлечения
к дисциплинарной ответственности государственных служащих, унификации существующего порядка (в том числе в рамках принятия соответствующего кодифицированного
акта федерального уровня).
Как представляется, одним из вариантов
оптимизации правовой модели предъявления
прокурором требований о привлечении нарушивших закон государственных служащих
к дисциплинарной ответственности могло бы
явиться более четкое закрепление его формы и
роли прокурора при инициировании служебных проверок (в частности, путем внесения соответствующих дополнений в ст. 59 Федерального закона «О государственной гражданской
службе Российской Федерации» и федеральные законы, регламентирующие осуществление иных видов государственной службы).
Библиографический список
1 Березовская С.Г. Прокурорский надзор в
советском государственном управлении (общий надзор). – Москва, 1954.
2 Березовская С.Г. Прокурорский надзор за
законностью правовых актов органов управления в СССР. – Москва, 1959.
3 Васьков. За расширение связи науки с
практикой // Соц. законность. – 1950. – № 3.
4 Добробаба М.Б. Дисциплинарная ответственность в служебно-деликтном праве: понятие и правовая природа // Акт. проблемы
рос. права. – 2013. – № 6.
5 Добробаба М.Б. Проблема систематизации служебно-дисциплинарных деликтов //
Администрат. право и процесс. – 2013. – № 7.
6 Долежан В.В. Общенадзорные полномочия прокурора и их применение // XXVI
съезд КПСС и вопросы совершенствования
деятельности прокуратуры : сб. науч. тр. /
Всесоюзн. ин-т по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности. –
Москва, 1983.
7 Карпов Н.Н. Теоретические и прикладные проблемы деятельности прокуратуры по
Статья 52 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ
«О службе в органах внутренних дел Российской Федерации
и внесении изменений в отдельные законодательные акты
Российской Федерации»; приказ МВД России от 26.03.2013
№ 161 «Об утверждении Порядка проведения служебной
проверки в органах, организациях и подразделениях Министерства внутренних дел Российской Федерации».
19
Указ Президента РФ от 05.06.2003 № 613 «О правоохранительной службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ».
20
Приказ ФСКН России от 28.11.2008 № 424 «Об утверждении Инструкции по организации работы по применению
поощрений и дисциплинарных взысканий в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных
веществ».
18
50
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
10Прокурорский надзор в СССР. – Москва,
1966.
11Прокурорский надзор / под ред. А.Я. Су­
харева. – Москва, 2003.
12Чаннов С.Е. Административно-правовая модель регулирования служебных отношений в Российской Федерации: понятие и
основные черты : автореф. дис. … д-ра юрид.
наук. – Саратов, 2010.
Станислав Васильевич
БАЖАНОВ
доктор юридических наук, профессор
УДК 343.985
Прокурорский надзор за исполнением
законов субъектами розыскной деятельности
В
теории уголовно-процессуального, оперативно-розыскного права и криминалистики одной из острейших проблем,
нуждающихся в глубокой научной проработке,
остается розыскная деятельность следователей
органов внутренних дел, оперативно-розыскных органов. Достаточно сказать, что в п. 38 ст. 5
УПК РФ розыскные меры (основной инструмент розыска) определяются как меры, принимаемые дознавателем, следователем, а также органом дознания по поручению дознавателя или
следователя для установления лица, подозреваемого в совершении преступления. Порочность
указанной формулировки очевидна, поскольку
розыскная деятельность перечисленных субъектов должна ориентироваться на установление
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
обеспечению законности в сфере прохождения военной службы : автореф. дис. … д-ра
юрид. наук. – Москва, 2012.
8 Купко П. Обязательность прокурорских
постановлений о возбуждении дисциплинарного преследования // Соц. законность. –
1950. – № 11.
9 Павленко К.А. Служебная дисциплина в
системе правоохранительной службы Российской Федерации : автореф. дис. … канд. юрид.
наук. – Воронеж, 2011.
не лица, подозреваемого в преступлении (т.е. подозреваемого), а его (или обвиняемого) местонахождения1, что, безусловно, не одно и то же.
К тому же ст. 210 УПК РФ регламентирует
правовой режим розыска лишь подозреваемого
(обвиняемого), хотя потенциально в качестве
его объектов могут выступать и другие участники уголовного процесса (например, потерпевший, свидетель), а также самые разнообразные материальные носители доказательственной информации, могущие впоследствии приобретать статус вещественных доказательств.
Бажанов С.В. Розыскная деятельность следователя (по обнаружению скрывшихся от следствия подозреваемых и обвиняемых) : учеб. пособие. М. : Акад. экономич. безопасности
МВД России, 2010. С. 3–4.
1
51
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
В криминалистике рассматриваемый правовой институт проявляется под «вывеской»
частной криминалистической теории, в которой достаточно часто речь ведется о розыске
не собственно подозреваемых и обвиняемых
(как должно было бы быть при соответствующем прочтении буквы закона), а преступников2, что с юридико-семантических позиций
вызывает серьезные возражения.
Дело в том, что термин «преступник» инвариантен и может быть истолкован как
минимум четырьмя способами. Во-первых,
преступником является всякое лицо, совершившее уголовно наказуемое деяние, вне зависимости от того, был ли факт совершения
преступления данным лицом установлен
уполномоченным на то государственным органом. Во-вторых, преступником является
лицо, совершившее уголовно наказуемое деяние, если факт совершения преступления
данным лицом установлен уполномоченным
на то государственным органом. В-третьих,
преступником является лицо, привлеченное
к уголовной ответственности. В-четвертых,
преступником является осужденный. Такой
точки зрения придерживается, например,
Ю.Д. Блувштейн3.
При этом нельзя не учитывать, что уголовно-процессуальное выражение «привлечение
в качестве обвиняемого» по содержанию не
совпадает с родственным уголовно-правовым
термином «привлечение к уголовной ответственности», на чем настаивает, в частности,
А.И. Трусов4, с мнением которого следует согласиться.
Не в меньшей степени разногласия ученых
просматриваются и в вопросе, касающемся
субъектов розыска, к числу которых в юридической литературе обычно относят и следователей, и органы дознания (дознавателей),
и органы внутренних дел, и органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность (оперативно-розыскные органы)5.
Отсутствие в науках уголовно-правового
блока единого подхода к интерпретации понятий розыска, его объектов и субъектов, а
также принципов и правового режима реализации порождает в теории многочисленные
инсинуации схоластического толка.
К числу последних можно отнести суждения, в частности, Ю.Д. Лившица и М.Б. Джанкобаева, которые в одной из своих публикаций,
говоря о совершенствовании розыска обвиняемого, тут же заявляют о необходимости легализации в УПК РСФСР специальной нормы,
обязывающей следователя непосредственно
или через милицию (ныне полицию), принимать меры к установлению лица, подлежащего
привлечению в качестве обвиняемого6.
Несколько иную, но равно неверную интерпретацию предоставляют С.М. Титов, Е.С. Титова, В.К. Джикия и С.В. Ваганов в своей статье «Организация розыска лиц, совершающих
преступления в сфере грузовых перевозок»,
сводя розыск подозреваемого (обвиняемого),
т.е. «известного» участника уголовного процесса, к установлению лица, совершившего
преступление7.
Отчасти поэтому полагаем возможным высказать мнение об искусственности категории
«розыскные меры», привнесенной в теорию
уголовно-процессуального,
оперативно-розыскного права и криминалистики. Обусловлено это тем, что термин «розыскные меры» олицетворяет собой «морфологический кастрат»
Об этом см.: Буряков Е.В. Оперативно-розыскное учение о
розыске : монография. Омск, Омск. акад. МВД России, 2007.
6
Лившиц Ю.Д., Джанкобаев М.Б. Некоторые проблемы теории и практики приостановления производства предварительного расследования // Вопр. криминалистики и судебной
экспертизы по уголовным делам о тяжких преступлениях :
сб. науч. тр. Караганда : ВШ МВД СССР, 1985. С. 15.
7
См.: Титов С.М., Титова Е.С., Джикия В.К., Ваганов С.В.
Организация розыска лиц, совершающих преступления в
сфере грузовых перевозок // Проблемы расследования нераскрытых преступлений прошлых лет : материалы межвузовск.
науч. семинара 13 ноября 2008 г. М. : Акад. управления МВД
России, 2008. С. 359–367.
5
Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. Общая и частные теории. М. : Юрид. лит., 1987.
С. 177–192.
3
Блувштейн Ю.Д. Криминология и математика. М. : Юрид.
лит., 1974. С. 53.
4
Уголовный процесс : учеб. для студентов юрид. вузов и фак.
М. : Зерцало ; ТЕИС, 1996. С. 208.
2
52
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
является соблюдение прав и свобод человека
и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных
и готовящихся преступлениях, выполнения
оперативно-розыскных мероприятий и проведения расследования, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность,
дознание и предварительное следствие.
Заметим, что, акцентируя внимание лишь
на уголовно-процессуальной и оперативнорозыскной составляющей в деятельности поднадзорных прокуратуре правоохранительных
органов, рассматриваемая норма совершенно
упускает из виду розыскную деятельность
следователей (оперативно-розыскных органов, органов внутренних дел)9, игнорируя тем
самым чрезвычайно значимое направление
прокурорско-надзорной практики.
Вместе с тем понятия «органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность» и «органы дознания» в ней разводятся,
что является принципиальным для уяснения
не только предмета, но и пределов полномочий прокуроров за исполнением законов поднадзорными объектами, осуществляющими
розыскную деятельность.
Уяснение предмета прокурорского надзора
за исполнением законов субъектами розыска
весьма важно, поскольку в ее законодательной
регламентации остается большое количество
«белых пятен», актуализирующих потребность
в долгосрочной (системной) организации
«вневедомственного» наблюдения со стороны
прокуратуры за законностью действий следственных и оперативно-розыскных органов.
Пока правовой режим розыскной деятельности должностных лиц различных правоохранительных органов концептуально плохо
вписывается в уголовно-процессуальный и
оперативно-розыскной регламент их функци-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
устоявшегося понятия «оперативно-розыскные мероприятия», где слово «оперативный»
означает не конспиративный (тайный, секретный), а быстрый и неотложный их характер.
Согласно ст. 1 Федерального закона от
12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» оперативно-розыскная деятельность, основным инструментом которой
являются оперативно-розыскные мероприятия,
осуществляется гласно и негласно. Именно к
оперативно-розыскным мероприятиям гласного толка и следовало бы относить так называемые розыскные меры, отсутствующие (как понятие) в рассматриваемом законодательном акте.
Что же касается так называемой розыскной деятельности следователей, то основной
и единственной их функцией следовало бы
считать расследование преступлений (ныне –
уголовное преследование)8, неотъемлемым
компонентом которого является розыск подозреваемого, обвиняемого. Однако осуществляться ими он должен исключительно официально, т.е. посредством целевых следственных (процессуальных) действий, всевозможных запросов, организационно-распорядительных мероприятий и только.
Подобный подход расставляет все по своим местам, нивелируя попытки отдельных
авторов придать по сути оперативно-розыскной работе органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, комбинированный характер, сочетающий в себе уголовно-процессуальные и оперативно-розыскные
средства (с нежелательными последствиями).
Сказанное приобретает главенствующее
значение в связи с предписаниями ст. 29 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», согласно
которой предметом прокурорского надзора
за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие,
Следует заметить, что в ст. 1 закона об оперативно-розыскной деятельности понятия «органы» и «подразделения» в
приложении к оперативно-розыскной деятельности рассматриваются как синонимы, что вызывает серьезные нарекания
в адрес законодателя с точки зрения теории управления.
9
Автор настоящей статьи указанные понятия взаимозаменяемыми не считает. Термин «уголовное преследование» некорректен, поскольку не имеет собственного юридического
содержания.
8
53
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
5 Лившиц Ю.Д., Джанкобаев М.Б. Некоторые проблемы теории и практики приостановления производства предварительного
расследования // Вопр. криминалистики и
судебной экспертизы по уголовным делам о
тяжких преступлениях : сб. науч. тр. – Караганда : ВШ МВД СССР, 1985.
6 Титов С.М., Титова Е.С., Джикия В.К.,
Ваганов С.В. Организация розыска лиц, совершающих преступления в сфере грузовых
перевозок // Проблемы расследования нераскрытых преступлений прошлых лет : материалы межвузовск. науч. семинара 13 ноября
2008 г. – Москва : Акад. управления МВД России, 2008.
7 Уголовный процесс : учеб. для студентов
юрид. вузов и фак. – М. : Зерцало; ТЕИС, 1996.
онирования, что не соответствует основным
акцентам совершенствования государственно-правовой политики Российской Федерации в области борьбы с преступностью.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Библиографический список
1 Бажанов С.В. Розыскная деятельность
следователя (по обнаружению скрывшихся
от следствия подозреваемых и обвиняемых) :
учеб. пособие. – Москва : Акад. экономич.
безопасности МВД России, 2010.
2 Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы,
тенденции, перспективы. Общая и частные
теории. – Москва : Юрид. лит., 1987.
3 Блувштейн Ю.Д. Криминология и математика. – Москва : Юрид. лит., 1974.
4 Буряков Е.В. Оперативно-розыскное учение о розыске : монография. – Омск: Омская
акад. МВД России, 2007.
Владимир Григорьевич
БЕССАРАБОВ
доктор юридических наук, профессор
УДК 325.11
Миграция населения
в Российской Федерации и деятельность
прокуратуры по укреплению
законности в этой сфере
В
современном мире миграция населения
как объективный социально-экономический процесс обретает черты глобального и динамично развивающегося явления.
Согласно данным Международной организации по миграции, с 1990 г. численность международных мигрантов в мире в целом возросла
почти на 40 млн человек, а в период с 2005 по
2010 г. – на 10,5 млн человек. В настоящее время в мире насчитывается более 214 млн ми-
грантов. К 2050 г. число международных мигрантов достигнет 405 млн человек1. Но это,
как говорится, самые оптимистические прог­
нозы ученых, без поправок на мнение различного рода предсказателей о возможности всемирного потопа, других катастроф вселенского масштаба, когда в движение придут целые
страны и даже континенты…
URL: http://tengrinews.kz/world_news/922260/
1
54
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
этноконфессионального «размыва» общества
нарастающей миграцией, возникает угроза
территориальной целостности и суверенитету Российской Федерации»4. И не случайно в
Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года неконтролируемая и незаконная миграция обозначается
как угроза национальной безопасности.
Это факт, что на протяжении 90-х годов
ХХ в. Российская Федерация оказалась в
центре миграционных процессов и стала на
территории стран СНГ основной принимающей стороной5. В настоящее время ситуация
по-прежнему остается крайне непростой,
поскольку развитие миграционных процессов на постсоветском пространстве сопровождается расширением незаконной миграции.
Причем особенностью миграции между государствами, образовавшимися в связи с распадом СССР, стало превалирование незаконной
миграции над законной6.
Вообще же незаконная миграция – чрезвычайно сложное социальное явление с неоднозначными последствиями как для стран
выезда, так и для принимающих эмигрантов
государств. Прежде всего она привлекла к
себе внимание тем, что создала множество
новых социальных проблем для всех стран,
возникших на постсоветском пространстве, в
том числе для государств – участников СНГ,
включая Россию.
Одно из последствий неконтролируемых
миграционных процессов – существенное осложнение в стране криминальной обстановки.
Особенно ярко это проявляется у нас в столичном регионе (в Москве и Московской области), традиционно испытывающем на себе
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Таким образом, для большинства современных государств реализация эффективной
миграционной политики, законность в этой
сфере все более отчетливо приобретает значение первостепенной национальной задачи.
В Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на
период до 2025 года переселение мигрантов
становится одним из источников увеличения
численности населения страны и ее регионов, а привлечение иностранных работников
по приоритетным профессионально-квалификационным группам в соответствии с потребностями российской экономики является
необходимостью для ее дальнейшего поступательного развития2. Но здесь говорится о
легальных, законных мигрантах.
Однако развитые страны Европы и мира
все больше сталкиваются с проблемами незаконной миграции, когда демократические
подходы к вопросам охраны и защиты прав
и свобод человека и гражданина порой попросту не срабатывают, поскольку мигранты
признают законными только свои права, свое
желание жить там, где они хотят и как хотят.
В России управление миграционными процессами также представляет чрезвычайно
актуальную и сложную комплексную общегосударственную проблему. По масштабам
миграции из-за рубежа Россия первенствует в
мире вместе с США. Так, в 2013 г. Российская
Федерация заняла второе место в мировом
рейтинге по количеству иностранных граждан и лиц без гражданства3.
«Влияние миграции на жизнь нашего общества многообразно и неоднозначно. С одной стороны, она оказывает воздействие на
экономическую, политическую и социальную стороны, на нее возлагаются надежды по
преодолению демографического кризиса. С
другой стороны, вырисовывается опасность
Антонов-Романовский Г.В., Коимшиди Г.Ф., Чирков Д.К.,
Литвинов А.А. Преступность мигрантов-иностранцев и ее
предупреждение : монография М. : Юрлитинформ, 2013. С. 3.
5
Щерба С.П. и др. Влияние миграционных процессов на преступность в государствах – участниках СНГ. Сравнительное
исследование / НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Ген. прокуратуре Рос. Федерации. М., 2001. С. 4–5.
6
См., напр.: Деятельность прокуратур государств – участников СНГ по противодействию незаконной миграции: науч.-методич. пособие / под ред. Р.С. Тамаева ; Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. М., 2011.
4
Концепция государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года (утв. Президентом
Российской Федерации 13.06.2012).
3
Доклад Департамента ООН по экономическим и социальным вопросам от 11.09.2013 // www.un.org/
2
55
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
наибольшее давление миграционных потоков7. При этом основные потоки нелегальной
миграции тяготеют к регионам, являющимся крупными финансово-экономическими
центрами, – г. Санкт-Петербургу, Поволжью,
Уралу, Югу России, Брянской, Воронежской,
Калининградской, Смоленской, Тюменской
областям и ряду других. Вызывают тревогу и
складывающиеся миграционные процессы на
территории Дальневосточного федерального
округа, что связано, прежде всего, с масштабностью миграции населения в этом регионе,
резко увеличившейся за последнее десятилетие и предопределяющей возникновение комплекса взаимосвязанных последствий в виде
угроз, которые проявляются в сфере социально-демографической динамики занятости населения, этнокультурного и этнополитического баланса на соответствующих территориях.
Нелегальными мигрантами совершается
значительная часть имущественных преступлений, преступлений против жизни и здоровья граждан, в сфере незаконного оборота
оружия, наркотических средств и психотропных веществ. Незаконные мигранты способствуют массовому распространению фальсифицированных, некачественных и контрабандных товаров, процветанию коррупции во
властных структурах.
Нелегальная миграция способствует усилению напряжения в сфере межэтнических
отношений и возникновению конфликтов.
В потоках нелегальных мигрантов на территорию принимающей страны могут проникать боевики и участники незаконных вооруженных формирований, в том числе прошедшие диверсионную подготовку8.
В своем интервью Российской газете от
8 января 2014 г. Генеральный прокурор Российской Федерации Ю.Я. Чайка отметил:
«Особую тревогу вызывает то обстоятельство,
что иностранными гражданами и лицами без
гражданства совершено свыше 10 тысяч тяжких и особо тяжких преступлений. Выявлять
правонарушения в среде мигрантов затрудняет коррупционная составляющая в действиях некоторых должностных лиц. Прокуроры
и полицейские постоянно находят десятки и
сотни мигрантов, зарегистрированных в так
называемых «резиновых» квартирах и домах.
И все это делается нашими «доморощенными» чиновниками. Такие случаи были в Москве, Московской, Иркутской, Тюменской
областях, Республике Башкортостан и других
регионах»9.
По сути, организованная преступность
иностранцев в значительной мере представляет органическую часть транснациональной преступности. По мнению экспертов
Англии и США, можно говорить о формировании особой «организованной миграционной преступности»10. Она должна изучаться
в рамках исследования международной преступности, включая и ее российскую часть.
Но нас не может не обеспокоить другая проблема. Дело в том, что положение усугубляется
еще и тем, что с середины 90-х годов прошлого века начали меняться тенденции и объемы
внутренней миграции населения Российской
Федерации. Казалось бы, сам по себе этот вполне естественный процесс не противоречит
нормам действующего законодательства, тем
более что ч. 1 ст. 27 Конституции Российской
Федерации гласит, что «каждый, кто законно
находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства». Но
вследствие социально-экономической нестабильности в то время в стране и сворачивания
производства в регионах началось активное
Былыков В.Н. Преступность иностранных граждан и лиц
без гражданства (по материалам Москвы и Московской области) : автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. С. 3.
8
Магеррамов М.А. Нелегальная миграция: понятие, общественная опасность, уголовно-правовое и криминологическое противодействие (по материалам России и Азербайджана) : автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008. С. 3.
7
Интервью Генерального прокурора Российской Федерации
Ю.Я. Чайки Российской газете // Федер. вып. № 275 (3). 2014.
10 янв.
10
Собольников В.В. Миграционная преступность: криминологический анализ и предупреждение. Новосибирск : Наука,
2004. С. 116.
9
56
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
страны, состояние законности в Российской
Федерации в целом и в отдельных ее субъектах во многом зависят от эффективного, скоординированного противодействия нарушениям в миграционной сфере, причем нарушениям, совершенным как иностранными, так и
российскими гражданами.
Учитывая изложенное, можно сделать вывод, что прокурорский надзор за исполнением законов государственными органами и
их должностными лицами, ответственными
за исполнение и соблюдение миграционного
законодательства, остается актуальным, необходимым и действенным средством укрепления законности в сфере миграционных
правоотношений, на что в последние годы
обращается особое внимание в нормативных
документах Генеральной прокуратуры Российской Федерации11. Хотя нельзя не отметить, что уже назрела настоятельная необходимость издания специального приказа Генерального прокурора Российской Федерации,
регулирующего всю многоаспектную деятельность прокуратуры в рассматриваемой сфере
правовых отношений.
Как же выполняются эти нормативные
предписания?
В 2013 г. существенно возросло количество выявляемых прокурорами нарушений
законов в сфере миграции – зарегистрировано 60 878 правонарушений (в 2012 г. – 32 118,
в 2011 г. – 39 098). Неблагополучное состояние законности в рассматриваемой сфере
подтверждают статистические данные ФМС
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
перемещение людей в крупные мегаполисы,
развитые промышленные центры. Северные
и восточные регионы России с богатейшими
природными ресурсами, и прежде имевшие
невысокую плотность заселения, в последние
годы стали еще менее заселенными.
Судите сами. Плотность населения таких
развитых европейских стран, как Германия,
Голландия, составляет в среднем 300 человек на 1 кв. км, в России этот показатель составляет 8 человек на 1 кв. км. В Сибирском
и Дальневосточном федеральных округах
средняя плотность населения на 1 кв. км составляет около 4 человек. И при этом нельзя
не учитывать, что там располагаются такие
крупные города, как Новосибирск, Красноярск, Норильск, Омск, Хабаровск, Владивосток, соответственно между ними – огромные практически пустынные территории. За
период с 1992 г. население этих федеральных
округов в результате миграционных процессов
уменьшилось, при этом уезжает из регионов
в основном трудоспособное, экономически
активное население, а его место нередко занимают незаконные мигранты или же различные
слабоконтролируемые сплоченные этнические
группы российских граждан из других субъектов Российской Федерации, зачастую не желающие следовать сложившимся в местах, куда
они прибывают, традициям, обычаям, а порой
и просто уважать коренное население. Причем
это относится не только к указанным регионам.
В связи с этим полагаем, что на государственном уровне с подключением представителей Генеральной прокуратуры Российской
Федерации следует разработать нормативную
правовую базу, регулирующую внутрироссийскую миграцию населения, не ограничивая при этом предусмотренные Конституцией
России основные права и свободы человека и
гражданина.
В целом же неоднократные случаи дестабилизации правопорядка на почве эскалации
межнациональных конфликтов свидетельствуют о том, что национальная безопасность
См. информационные письма первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 23.01.2008
3 72/1-15д-2008 «Об опыте прокуратуры Тюменской области
по надзору за исполнением миграционного законодательства», от 03.09.2008 № 72/1-35д-2008 «О нарушениях в деятельности территориальных подразделений Федеральной
миграционной службы по соблюдению прав граждан на получение заграничных паспортов», от 02.09.2009 № 72/1-42д2009 «О состоянии законности в сфере соблюдения трудового и миграционного законодательства работодателями,
использующими иностранную рабочую силу», от 24.01.2011
№ 72/1-9д-2011 «Об опыте работы прокуратуры Республики
Башкортостан по надзору за исполнением миграционного законодательства» и др.
11
57
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
России, согласно которым в целом в Российской Федерации наблюдается негативная
тенденция значительного распространения
в сфере миграции административных правонарушений, общее число которых возросло с
525,5 тыс. в 2006 г. почти до 2 млн 531 тыс. в
2013 г., т.е. более чем в 4,8 раза12.
Такая ситуация стала следствием крайне неудовлетворительного состояния законности в данной сфере, что потребовало
в соответствии с поручением Президента
Российской Федерации активизации и совершенствования прокурорского надзора
и всей деятельности прокуратуры в целях
противодействия незаконной миграции и
зло­
употреблениям в деятельности органов
ФМС России и полиции. Особую актуальность рассматриваемая проблематика приобрела в связи с необходимостью обеспечения защищенности реализуемых страной
инициатив мировой значимости – проведения в Российской Федерации XXVII Всемирной летней Универсиады в г. Казани в июле
2013 г., подготовки и проведения XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских
зимних игр 2014 года в г. Сочи.
В связи с этим отрадно заметить, что прокуроры стали стремиться всемерно обеспечивать законность при реализации программ
добровольного переселения соотечественников, проживающих за рубежом, и по итогам
проверок по всем выявленным нарушениям
федерального законодательства принимать
исчерпывающий комплекс мер прокурорского реагирования13.
Благотворно на эффективности принимаемых мер и в целом на правоприменительной
практике также сказались законодательные
новеллы, направленные на ужесточение уголовной и административной ответственности.
Собственно нарушения законов выявляются прокурорами повсеместно, на всех стадиях миграционного процесса и в деятельности практически всех участников этих отношений. Но положение усугубляется еще и тем,
что деятельность органов миграционного
контроля, региональных и местных властей
по противодействию нарушениям в сфере
миграции зачастую не носит системного характера и даже сопровождается коррупционными злоупотреблениями.
Прокуроры всех уровней в последнее время активизировали надзор и за соблюдением
правил пребывания и проживания в стране
иностранных трудовых мигрантов, получения ими разрешений на работу в Российской
Федерации, соблюдением работодателями
требований Трудового кодекса Российской
Федерации о социальных гарантиях для трудовых мигрантов, оплате их труда, исполнением миграционного законодательства всеми
участниками этих отношений. Тем более важно, что за последние три года удвоилось количество легально работающих в нашей стране
иностранных граждан14.
Так, в 2013 г. в целях устранения нарушений миграционного законодательства прокурорами принесено 2965 протестов, направлено в суд 6888 исков (заявлений), внесено 6679
представлений, по результатам рассмотрения
которых 5691 лицо привлечено к дисциплинарной ответственности, по постановлениям
прокуроров 11 211 лиц привлечены к административной ответственности, а 621 должностное лицо предостережено о недопустимости
нарушения закона. По материалам, направленным прокурорами в следственные органы,
было возбуждено 730 уголовных дел.
Только за три месяца 2014 г. прокурорами
установлено более тысячи так называемых
резиновых квартир, где регистрацию получили свыше 19 тыс. иностранцев. В целях прекращения их фиктивной регистрации прокурорами в суды направлено свыше трех тысяч
Данные статистики ФМС России за 2006–2013 гг. (форма 1-РД).
13
Прокурорский надзор за исполнением миграционного законодательства: актуальные вопросы : пособие / А.В. Паламарчук и др. ; Ген. прокуратура Рос. Федерации ; Акад. Ген.
прокуратуры Рос. Федерации. М., 2014. С. 11–12.
12
www.rg.ru/2013/10/03/migraciya-site-anons.html.
14
58
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
анализе работы уполномоченных органов в
сфере миграции. Для этого следует поддерживать оперативный обмен информацией
с территориальными управлениями ФМС
России, органами внутренних дел и другими
структурами, в компетенцию которых входит осуществление полномочий по контролю,
надзору и оказанию государственных услуг
в сфере миграции и др., исходя из того, что
деятельность прокуратуры в области противодействия незаконной трудовой миграции
должна включать комплексный мониторинг
ситуации, охватывающий целый ряд вопросов во всех сферах, где используется труд мигрантов: жилищно-коммунальное хозяйство,
торговля, строительство и др.
При проверке исполнения требований законодательства при выдаче органами ФМС
России иностранным гражданам разрешения
на работу необходимо обращать внимание на
соблюдение сроков разрешительных процедур, недопустимость выдачи разрешений на
работу не иностранным гражданам, а их доверенным лицам в отсутствие либо при представлении поддельных медицинских документов, при непредоставлении иных документов,
предусмотренных законодательством.
Надзор за законностью применения мер
административной ответственности в сфере
миграционных отношений в первую очередь
должен быть направлен на пресечение бездействия уполномоченных органов. Прокурорами должны приниматься меры к соблюдению органами службы судебных приставов,
внутренних дел, ФМС России установленного
порядка и сроков административного выдворения иностранных граждан, их содержания
в специально предназначенных для этого помещениях.
Проверка полноты регистрации сообщений о преступлениях, связанных с организацией незаконной миграции (ст. 3221 УК РФ),
торговлей людьми (ст. 1271 УК РФ), и иных
сопутствующих им криминальных деяниях
должна включать изучение материалов административной практики, обращений граждан,
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
заявлений15. Эти показатели значительно превышают уровень предшествующих лет.
Важными элементами правильной организации надзорной работы прокуроров, определяющими эффективность реализации каждого из средств прокурорского воздействия
на правонарушителей, являются постоянный
контроль за выполнением предъявляемых к
ним требований, оценка результативности и
достаточности принятых мер.
Вообще же результаты проведенных по
рассматриваемому вопросу в предшествующие годы в Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации исследований,
обобщение практики деятельности в этой
сфере прокуратур субъектов Российской Федерации, личного опыта участия в заседаниях рабочей группы экспертного совета при
Управлении Президента Российской Федерации по обеспечению конституционных прав
граждан подтверждают выводы о необходимости наращивания органами прокуратуры
усилий по достижению надзорными и иными
средствами прокурорской деятельности исполнения требований действующих законов
всеми субъектами миграционных отношений.
Прежде всего, прокурорам всех уровней
при осуществлении надзора за исполнением
миграционного законодательства важно обеспечивать действенный надзор за исполнением законов в этой сфере Федеральной миграционной службой, Министерством внутренних дел Российской Федерации, Федеральной
службой по труду и занятости, органами государственной власти субъектов Российской
Федерации, органами местного самоуправления, налоговыми органами. По фактам нарушений законов прокуроры должны применять весь комплекс мер для наказания винов­
ных лиц и восстановления законности.
Оценку состояния законности прокурорам
следует давать, прежде всего, основываясь на
Петров И. Миграция. Вчера в Генпрокуратуре России состоялось Координационное совещание руководителей правоохранительных органов, посвященное проблемам нелегальной миграции // Вечерняя Москва. 2014. 7 авг.
15
59
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
публикаций в СМИ, документов, содержащихся в номенклатурном деле отдела полиции, материалов контрольно-надзорной и разрешительной деятельности органов ФМС России,
Гострудинспекции, налоговых органов.
В ходе указанных проверочных мероприятий необходимо пресекать практику, когда
при наличии признаков преступления, преду­
смотренного ст. 3221 УК РФ, решения в порядке ст. 144, 145 УПК РФ не принимаются, соответствующие материалы в органы дознания
и следствия не направляются, в том числе по
мотиву наличия в действиях должностных лиц
признаков административного правонарушения, предусмотренного ст. 18.9 КоАП РФ16.
В обязательном порядке неослабное внимание необходимо уделять прокурорскому
надзору за исполнением законодательства
о порядке рассмотрения обращений граждан в региональных органах исполнительной
власти, органах местного самоуправления,
территориальных органах внутренних дел и
ФМС России, повышению эффективности
взаимодействия с органами государственной
власти, местного самоуправления и правоохранительными органами, которые в своей
деятельности обязаны добиваться соблюдения прав легальных мигрантов на свободный
труд, его вознаграждение, права на безопасные условия труда и проживания, права на
медицинскую помощь17.
Таким образом, эффективность работы
органов прокуратуры по укреплению законности в сфере миграции может быть существенно повышена, для чего прокуроры всех
уровней должны быть ориентированы на постоянный поиск внутренних и внешних мобилизационных резервов повышения эффективности своей надзорной и иной деятельности посредством совершенствования органи-
зационных, методических, тактических элементов этой работы и внесения предложений
прокуратуры по изменению и дополнению
организационно-распорядительных документов Генеральной прокуратуры Российской
Федерации, прокуратур субъектов Федерации по отмеченным вопросам.
В Концепции государственной миграционной политики на период до 2025 года отмечается, что миграционное законодательство
Российской Федерации не в полной мере соответствует текущим и будущим потребностям
экономического, социального и демографического развития, интересам работодателей и
российского общества в целом, оно ориентировано на привлечение временных иностранных работников и не содержит мер, способствующих переезду на постоянное место жительства, адаптации и интеграции мигрантов,
во взаимодействии с другими национальными
структурами государственной власти. Прокурорам следует активизировать работу по разработке предложений по совершенствованию
миграционного законодательства с учетом необходимости усиления контроля и надзора за
пребыванием и деятельностью в нашей стране
мигрантов, ответственности хозяйствующих
субъектов за незаконное использование труда
нелегальных мигрантов и др.
В своей повседневной деятельности прокуроры всех уровней должны ориентироваться
на Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 12 декабря 2013 г., в котором он отметил следующее:
«Нужно упорядочить прием на работу иностранных граждан, прибывающих в Россию
в безвизовом порядке, усилить ответственность работодателей за использование труда
иностранных работников. И конечно, если
они живут и работают в России, пользуются
системами образования и здравоохранения,
они должны нести соответствующие обязательства, платить налоги и другие платежи…»
И далее: «Эти меры поставят дополнительный барьер для иностранных граждан, которые, если говорить прямо, занимаются тене-
Зайцев С.П. Организация прокурорского надзора за исполнением законодательства в миграционной сфере // Законность. 2012. № 11.
17
Паламарчук А.В. Задачи прокурорского надзора за исполнением миграционного законодательства // Законность. 2014.
№ 1. С. 9–13.
16
60
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
4 Зайцев С.П. Организация прокурорского
надзора за исполнением законодательства в
миграционной сфере // Законность. – 2012. –
№ 11.
5 Интервью Генерального прокурора Российской Федерации Ю.Я. Чайки Российской
газете // Федер. вып. № 275 (3). 2014. 10 янв.
6 Магеррамов М.А. Нелегальная миграция:
понятие, общественная опасность, уголовноправовое и криминологическое противодействие (по материалам России и Азербайджана) : автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Москва, 2008.
7 Паламарчук А.В. Задачи прокурорского
надзора за исполнением миграционного законодательства // Законность. – 2014. – № 1.
8 Петров И. Миграция. Вчера в Генпрокуратуре России состоялось Координационное
совещание руководителей правоохранительных органов, посвященное проблемам нелегальной миграции // Вечерняя Москва. –
2014. – 7 авг.
9 Прокурорский надзор за исполнением
миграционного законодательства: актуальные вопросы : пособие / А.В. Паламарчук и
др. ; Ген. прокуратура Рос. Федерации ; Акад.
Ген. прокуратуры Рос. Федерации. – Москва,
2014.
10 Собольников В.В. Миграционная преступность: криминологический анализ и
предупреждение. – Новосибирск : Наука,
2004.
11 Щерба С.П. и др. Влияние миграционных
процессов на преступность в государствах –
участниках СНГ. Сравнительное исследование / НИИ проблем укрепления законности и
правопорядке при Ген. прокуратуре Рос. Федерации. – Москва, 2001.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
вой, а то и криминальной деятельностью или
работают нелегально, зачастую в нечеловеческих условиях и сами, к сожалению, становятся жертвами преступников».
Конечно же, ситуация в сфере миграционных отношений в России может стать еще
более сложной в связи с событиями на Украине и неуклонным увеличением числа беженцев из районов соседнего государства. В этих
условиях с учетом остроты сложившейся ситуации, разнообразия правовых и управленческих форм контроля и надзора за миграционными потоками требуется обеспечить незамедлительное межведомственное взаимодействие заинтересованных органов и должностных лиц в целях совместного разрешения
с участием органов прокуратуры назревших
проблем в рассматриваемой сфере правовых
отношений, включая проведение совместных
научных исследований и разработку научнометодических рекомендаций и пособий для
практических работников.
Библиографический список
1 Антонов-Романовский Г.В., Коимшиди
Г.Ф., Чирков Д.К., Литвинов А.А. Преступность мигрантов-иностранцев и ее предупреждение : монография М. : Юрлитинформ,
2013. – 208 с.
2 Былыков В.Н. Преступность иностранных
граждан и лиц без гражданства (по материалам
Москвы и Московской области) : автореф. дис.
… канд. юрид. наук. – Москва, 2009.
3 Деятельность прокуратур государств –
участников СНГ по противодействию незаконной миграции : науч.-методич. пособие /
под ред. Р.С. Тамаева ; Акад. Ген. прокуратуры
Рос. Федерации. – Москва, 2011.
61
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
Игорь Викторович
ТКАЧЕВ
кандидат юридических наук
УДК 343.326
Проблемы противодействия экстремизму
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Как только людей начинают различать
по крови в том, что касается прав, –
это начало бесчеловечности.
В. Чалидзе
Э
кстремистские воззрения существовали в различных проявлениях на протяжении всей истории человечества. Однако мировая тенденция к возрастанию числа людей, придерживающихся радикальных
взглядов, вызывает особую озабоченность и
требует адекватного противодействия.
Начало XXI столетия на постсоветском пространстве ознаменовалось всплеском националистических проявлений, пропагандой нео­
фашистской идеологии, идей, основанных на
признании социального, расового, этнического, национального, религиозного и языкового
превосходства, а также необходимости ограничения прав граждан по признакам социальной,
расовой, этнической, национальной, языковой
или религиозной принадлежности. Практическими шагами экстремистски настроенных лиц
стали преступления против представителей
других национальностей, пропаганда исключительности той или иной нации. Особую тревогу
и возмущение вызывают случаи пропаганды,
публичного демонстрирования нацистской
атрибутики и идей фашизма в странах, народы
которых претерпели все ужасы Второй мировой войны и побороли фашизм.
К сожалению, на современной Украине
возрождаются идеи фашизма, а на улицах Киева проходят массовые шествия людей с нацистской символикой, вскидывающих руку
в характерном приветствии. Потомки поко-
ления, героически сражавшегося за Родину с
фашистскими захватчиками, внуки и правнуки людей, прошедших через концлагеря, невзирая на уроки истории, публично высказывают преступные идеи о превосходстве одних
людей над другими по признакам расового,
национального и языкового превосходства.
А ведь прошло лишь несколько десятилетий
с того момента, когда украинцы боролись с
фашизмом на полях сражений Великой Оте­
чественной войны. Подобные факты противоречат нормам международного права и
являются недопустимыми как с точки зрения
морали, так и по смыслу закона.
Российский законодатель идет по пути
планомерного ужесточения ответственности
за любые националистические проявления,
пропаганду фашистской идеологии и другие
формы экстремизма. События на Украине
подтверждают адекватность применяемых в
борьбе с экстремизмом мер во внутренней государственной политике на территории Российской Федерации.
В российском законодательстве, как и в
международном праве, отсутствует определение термина «экстремизм». Однако Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»
содержит перечень противоправных деяний,
являющихся по своей сущности экстремистскими. Одним из самых распространенных
62
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
области во взаимодействии с Центром по
противодействию экстремизму УМВД России по Оренбургской области непрерывно
проводит работу по выявлению, пресечению
и преду­преждению деятельности отдельных
лиц и организаций, содержащей признаки
экстремизма. В целях противодействия экстремизму в прокуратуре создан специальный
отдел. Однако достижение столь масштабной
задачи требует совместной согласованной работы всех органов государственной власти и
социальных институтов.
Большая часть идей о разжигании межнациональной вражды и ненависти, нетерпимости к представителям определенных народов
зарождается в молодежной среде. Именно на
сознание молодых людей направлена массированная пропаганда межнациональной нетерпимости в сети Интернет.
Наибольшее количество преступлений
экстремистской направленности зарегистрировано на территории Центрального федерального округа, затем, в порядке убывания –
в Приволжском, Уральском, Северо-Кавказском федеральных округах2.
К сожалению, экстремистские проявления
имеют место и на территории Оренбургской
области. Так, правоохранительными органами региона разоблачена преступная деятельность Л., 1987 г. рождения, организовавшего
деятельность религиозного объединения, запрещенного на территории Российской Федерации. В 2005 г. восемнадцатилетний оренбуржец был вовлечен гражданами Турции в
деятельность экстремистской организации
«Нурджулар», имеющей своей целью создание всемирного исламского государства Халифат с помощью подрыва конституционного
строя страны и установления мусульманского
религиозного правления на основе шариата.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
видов экстремизма, вызывающим особую
озабоченность органов прокуратуры и органов государственной власти в целом, является преступная деятельность лиц, выражающаяся в возбуждении социальной, расовой,
национальной или религиозной розни, пропаганде исключительности, превосходства
либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной,
религиозной или языковой принадлежности
или отношения к религии, а также в нарушении прав, свобод и законных интересов человека и гражданина по указанному принципу.
В состав Российской Федерации входят 85
субъектов, население каждого из которых обладает собственными традициями, специфическими чертами регионального устройства
и исторически сложившимся менталитетом.
В связи с этим особенностям борьбы с экстремизмом в каждом из регионов присуща определенная специфика.
Оренбургская область является приграничной территорией и находится на основных
транспортных магистралях, связывающих государства Средней Азии и центральные регионы Российской Федерации. В Оренбуржье
проживают представители 126 национальностей и 6 национальных групп населения. Сосредоточение на территории одного региона
столь значительного числа национальностей
требует постоянного прокурорского надзора
в сфере исполнения законов о федеральной
безопасности, межнациональных отношениях и противодействии экстремизму.
Выступая 5 марта 2013 г. на расширенной
коллегии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, посвященной итогам работы за прошлый год, Президент Российской
Федерации В.В. Путин призвал прокуроров
решительнее реагировать на любые попытки
разжигания межнациональной и межрелигиозной вражды, на пропаганду ксенофобии
и шовинизма1. Прокуратура Оренбургской
См.: Денисенко Ю.В. Об эффективности противодействия
экстремизму в Российской Федерации // Совершенствование
деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях : материалы междунар.
науч.-практ. конф. (1–2 ноября 2013 г.). Вып. 10. В 2 ч. Ч. 2. Тюмень: Тюменская гос. акад. мировой экономики, управления
и права, 2013. С. 96–97.
2
URL: http://www.interfax.ru/russia/news.asp?id=293912 (дата
обращения: 05.03.2013).
1
63
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
С 2008 г. Л. поддерживал деятельность так называемых домашних медресе, в которых проживали 14 студентов.
Одним из факторов дестабилизации межнациональных отношений продолжает оставаться деятельность отдельных националистически настроенных лиц в сети Интернет.
Проводится огромная работа, направленная на
выявление и пресечение распространения радикальных воззрений через электронные сети.
Так, приговором Ленинского районного
суда г. Оренбурга от 7 октября 2013 г. по ч. 1
ст. 282 УК РФ осуждена И., разместившая на
своей странице в одной из социальных сетей
видеоролик, содержание которого было направлено на возбуждение ненависти между
народами, унижение чести и достоинства по
признакам национальности, языка и происхождения3.
Нередко экстремисты скрывают свои помыслы за ширмой благотворительной деятельности. Так, в 2011 г. в Оренбургской
области разоблачена общественная организация, деятельность которой была сопряжена с причинением вреда здоровью граждан,
побуждением к отказу от исполнения гражданских обязанностей и совершению иных
противоправных деяний, в том числе развратных действий в отношении несовершеннолетних. Согласно приговору суда, в 1992 г.
В., врач-психиатр по образованию, начал
проводить на территории Оренбургской области и Республики Башкортостан психологические тренинги, целью которых являлся
якобы личностный рост. Однако в ходе занятий В. внушал обратившимся к нему за психологической помощью идеи аморального
поведения, формировал мотивацию отказа
от семьи и отрицания основных институтов
общества и государства. В рамках созданного
и возглавляемого В. объединения культивировалась расистская, неофашистская идеология превосходства, публично производились
действия, направленные на унижение достоинства людей по расовому, национальному
происхождению, отношению к религии, социальной группе. С 1998 г. созданное В. объединение стало именоваться Школой самосовершенствования, а по существу являлось
тоталитарно-деструктивной сектой. С целью легализации преступной деятельности в
2001 г. В. был создан и позже зарегистрирован Оренбургский городской общественный
фонд самосовершенствования. При этом для
вовлечения в свою деятельность большего
количества участников, а также предотвращения разоблачения правоохранительными
органами в уставных документах фонда декларировались содействие духовному развитию личности, улучшению морально-психологического состояния граждан, пропаганда
здорового образа жизни, укрепления престижа и роли семьи в обществе, предотвращение
социальных конфликтов. В действительности
идеологическим обоснованием созданного В.
объединения являлось поэтапное формирование у участников секты раскрепощенного
поведения и отрицания основополагающих
институтов человеческого общества. Приговором Соль-Илецкого районного суда Оренбургской области от 5 ноября 2013 г. В. был
признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 135, ч.1 ст. 239,
ч.1 ст. 282 УК РФ, и ему было назначено наказание по ч. 4 ст. 135 УК РФ в виде лишения
свободы сроком на 9 лет 9 месяцев. При этом
В. был освобожден от наказания, назначенного за преступления, предусмотренные ч. 1
ст. 282 и ч. 1 ст. 239 УК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Активные участники экстремистской
организации также были освобождены от наказания за аналогичные преступления на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.
Понятие преступлений экстремистской
направленности содержится в примечании к
ст. 2821 УК РФ, согласно которому под таковыми понимаются преступления, совершенные по мотивам политической, идеологиче-
Уголовное дело № 1-43-2013 в отношении И. // Действующий архив Ленинского районного суда г. Оренбурга за 2013 г.
3
64
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
не может оказать достаточного превентивного воздействия на радикально настроенных
граждан. До внесения изменений в уголовное законодательство Федеральным законом
от 03.02.2014 № 5-ФЗ предусмотренное ч. 1
ст. 282 УК РФ преступление относилось к категории небольшой тяжести.
Ввиду проблематичности привлечения к
уголовной ответственности за совершение
преступлений экстремистской направленности, требующего проведения длительных
психолого-лингвистических,
религиоведческих, нейролингвистических экспертиз, в
большинстве своем уголовное преследование
виновных в совершении подобных действий
заканчивалось прекращением уголовных дел
в связи с истечением сроков давности. Сложность установления наличия в действиях
причастных лиц признаков экстремизма усугубляется отсутствием на территории Поволжья достаточного количества экспертов, компетентных проводить специализированные
виды исследований, положительные заключения по которым являются неотъемлемой составляющей доказательственной базы по анализируемой категории уголовных дел.
Так, в 2009 г. была разоблачена деятельность существовавших на территории Оренбургской области двух ячеек международной
экстремистской религиозной организации
«Таблиги Джамаат». Приговором мирового судьи Центрального района г. Оренбурга
от 22 марта 2013 г. организатор ячейки религиозного экстремистского объединения в
г. Оренбурге Ш. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1
ст. 2822 УК РФ, и ему назначено наказание в
виде штрафа в размере 200 000 руб. Приговором мирового судьи Соль-Илецкого района
от 12 апреля 2013 г. организатору ячейки религиозного экстремистского объединения в
г. Соль-Илецке Б. назначено наказание в виде
штрафа в размере 250 000 руб. Два других
активных участника объединения «Таблиги
Джамаат» приговорены к штрафу в размере
150 000 и 100 000 руб. соответственно. Не-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ской, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам
ненависти или вражды в отношении какойлибо социальной группы, предусмотренные
соответствующими статьями Особенной части УК РФ и п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ. Таким
образом, к преступлениям экстремистской
направленности относятся, во-первых, уголовно наказуемые деяния, которые предусматривают наличие экстремистского мотива в
самой диспозиции уголовно-правовой нормы
либо в составе одного из ее квалифицирующих признаков, а во-вторых, преступления,
совершенные по мотиву политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы при отсутствии
прямого указания на то в соответствующей
статье УК РФ. В этом случае экстремистский
мотив является отягчающим наказание обстоятельством, предусмотренным п. «е» ч. 1
ст. 63 УК РФ.
Установление экстремистских мотивов вызывает значительные трудности. До сих пор УК
РФ в полной мере не раскрывает рассматриваемого широкого понятия. При этом совершение преступления по экстремистским мотивам
является проявлением не личностного, а социального, межнационального конфликта.
Несмотря на внесение федеральными законами от 03.02.2014 № 5-ФЗ и от 21.07.2014
№ 274-ФЗ в УК РФ изменений, ужесточивших
наказание за совершение преступлений экстремистской направленности, Уголовный кодекс предусматривает довольно мягкое, учитывая их высокую общественную опасность,
наказание за действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на
унижение достоинства человека либо группы
лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения и отношения к религии. Так, совершение указанных действий
при отсутствии отягчающих обстоятельств
влечет наказание до четырех лет лишения
свободы. Бесспорно, столь мягкое наказание
65
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
сколько лиц и вовсе освобождены от наказания в связи с истечением сроков давности
привлечения к уголовной ответственности.
Следует отметить, что предусмотренное федеральными законами от 03.02.2014
№ 5-ФЗ и от 21.07.2014 № 274-ФЗ ужесточение
наказания за совершение преступлений экстремистской направленности охватило лишь
специальные составы анализируемой группы
деяний. Наказание за совершение общеуголовных преступлений по мотивам расовой,
национальной ненависти осталось прежним.
Так, за умышленное причинение легкого вреда здоровью, совершенное по мотивам
политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или
вражды в отношении какой-либо социальной
группы, а также за нанесение побоев из аналогичных побуждений предусмотрено наказание
от обязательных работ до лишения свободы на
срок до двух лет. Таким образом, столь опасные
преступления относятся к категории небольшой тяжести. А с учетом требований ч. 1 ст. 56
УК РФ, согласно которым наказание в виде лишения свободы не может быть назначено впервые совершившему преступление небольшой
тяжести, такой преступник фактически избежит справедливого наказания за содеянное.
В настоящее время идеология ряда экстремистских организаций направлена на нарушение целостности Российского государства. В
связи с этим видится оправданным решение
законодателя о введении в уголовное законодательство специальной нормы, предусматривающей ответственность за публичные призывы к осуществлению действий, направленных
на нарушение территориальной целостности
Российской Федерации. Однако, несмотря на
высокую общественную опасность подобной
деятельности, законодатель вновь посчитал
достаточным наказание за такие преступления
в виде штрафа, обязательных работ либо лишения свободы на срок до четырех лет4.
Столь мягкое наказание не вполне согласуется с положениями Федерального закона
от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии
экстремистской деятельности», анализ норм
которого позволяет говорить об особой общественной опасности преступлений, совершенных по мотивам расовой, религиозной,
межнациональной вражды и ненависти. Несомненно, негативное отношение к представителям той или иной национальности или
религии разобщает нации, создает препятствия на пути к международному сотрудничеству и нагнетает политическую напряженность в отношениях между народами. Случаи
нападения на представителей различных национальностей на территории Российской
Федерации осложняют отношения России с
другими странами, создают угрозу нормальному межгосударственному сотрудничеству
в области культуры, политики, экономики.
В мировой истории имеют место примеры,
когда нарушение прав граждан определенного государства на территории другой страны
приводило к вооруженному столкновению,
унесшему немало жизней.
Так, поводом к началу Первой мировой
вой­
ны послужило убийство австрийского
эрцгерцога Франца Фердинанда сербским
террористом – одним из членов экстремистской организации «Млада Босна», боровшейся за объединение всех славянских народов в
одно государство. В результате кровопролитной войны прекратили свое существование четыре империи, погибло более 22 млн человек.
Следует учитывать, что нередко радикально настроенные лица воспринимают привлечение к уголовной ответственности за
преступления экстремистской направленности как своего рода факт признания эффективности своей незаконной деятельности. В
условиях отсутствия предусмотренного законом справедливого наказания за преступления в рассматриваемой сфере судимость
по ст. 280–2822 УК РФ лишь повышает авторитет конкретного экстремиста в среде его
сторонников.
Федеральный закон от 21.07.2014 № 274-ФЗ «О внесении
изменений в статью 2801 Уголовного кодекса Российской Федерации».
4
66
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
Полагаем, что наказание за совершение
преступлений из расовой, межнациональной
и религиозной вражды и ненависти должно
соответствовать характеру и степени общественной опасности таких преступных проявлений, а потому деяния экстремистской
направленности не могут быть отнесены к
преступлениям небольшой тяжести. Лица, занимающиеся экстремистской деятельностью,
должны нести справедливое наказание за содеянное.
Борьбу с расизмом, национальной и религиозной нетерпимостью нужно начинать с
совершенствования законодательства. Закон
как инструмент организации общественных
отношений пока является непревзойденным
и всеобъемлющим среди всех средств социального регулирования и контроля.
Россия всегда была многонациональным
государством. Примечательно, что в странах Европы и Америки представителей всех
стран, входивших ранее в состав СССР, считают русскими. В Концепции государственной национальной политики Российской
Федерации содержится важное положение:
«своеобразие российского федерализма состоит в сочетании территориального и национального начал». Таким образом, Россия
является Федерацией не только территорий,
но и народов.
Библиографический список
Академией Генеральной прокуратуры Российской Федерации
подготовлены и изданы книги:
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
1 Денисенко Ю.В. Об эффективности противодействия экстремизму в Российской Федерации // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе
с преступностью в современных условиях :
материалы междунар. науч.-практ. конф.
(1–2 ноября 2013 г.). Вып. 10. В 2 ч. Ч. 2. – Тюмень : Тюменская гос. акад. мировой экономики, управления и права (ТГФМЭУП), 2013.
Взаимодействие органов прокуратуры и органов юстиции в обеспечении единства правового пространства Российской Федерации: материалы круглого стола / [под общ. ред. Ф.М. Кобзарева]; Акад. Ген. прокуратуры
Рос. Федерации. – М., 2014. – 192 с.
В сборник включены доклады и выступления участников круглого стола «Взаимодействие органов прокуратуры и органов юстиции в обеспечении единства правового пространства Российской Федерации», состоявшегося в
Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, а также статьи научных и практических работников по
рассматриваемым проблемам и рекомендации, выработанные по результатам работы круглого стола.
Для прокурорских работников, сотрудников Минюста России, научных и педагогических работников, аспирантов, соискателей, студентов юридических вузов.
Колыхалов Д.В. Правоохранительные органы и правоохранительная деятельность в СССР в 1928–1941 гг.:
монография / Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. – М., 2014. – 108 с.
В монографии на основе исследования исторической литературы, документов и архивных материалов рассмотрены эволюция правоохранительных органов СССР в 1928–1941 гг. и особенности их деятельности. Исследованы
причины, предпосылки, правовое обеспечение, процесс централизации органов правоохранительной системы, их
усиления в середине – второй половине 30-х гг. ХХ в. Прослеживаются судьбы людей, служивших в правоохранительных органах, дается характеристика руководителей.
Для специалистов, студентов юридических вузов и широкого круга читателей, интересующихся историей правоохранительных органов.
67
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
Оксана Сергеевна
КАПИНУС
доктор юридических наук, профессор
УДК 325.11
Противодействие преступности
мигрантов-иностранцев
в Российской Федерации
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Р
оссийская Федерация является активным участником миграционных процессов, что обусловлено развитием экономики нашей страны и соответственно растущей привлекательностью труда в ней мигрантов, особенно из государств – участников
Содружества Независимых Государств. По
данным Федеральной миграционной службы,
в 2013 г. в страну въехало свыше 17,3 млн иностранцев, что на 9,3% больше, чем в 2012 г.1
С одной стороны, приток мигрантов способствует дальнейшему развитию страны, с
другой – несет дополнительные риски дестабилизации социально-экономической обстановки и общественного порядка, ухудшения
этнополитической ситуации, нарастания экстремистских проявлений, эскалации межнациональных конфликтов, развития этнической
организованной преступности. В Стратегии
национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года прямо указано, что к числу
угроз национальной безопасности Российской
Федерации относится деятельность международных террористических и экстремистских
организаций по переброске на российскую
территорию своих эмиссаров, средств террора
и организации диверсий, а также активизация
трансграничных преступных групп по организации незаконной миграции (п. 41).
В 2013 г. в Российской Федерации раскрыто
46 797 преступлений, совершенных иностранцами и лицами без гражданства, что на 4008
преступлений (или 9,4%) больше, чем в 2012 г.
(42 789)2. При этом наибольшее число преступлений совершается мигрантами в нескольких экономически развитых регионах нашей
страны: 47,3% преступлений иностранцев и
лиц без гражданства совершены в Москве –
23,3% (10 882), Московской области – 17,8%
(8320) и в Санкт-Петербурге – 6,2% (2923).
Число тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных мигрантами-иностранцами в 2013 г., составило 8769 и 3277 соответственно. В структуре этой преступности
преобладающими являются преступления
против собственности и в сфере незаконного
оборота наркотиков, а также преступления
против личности. Так, преступления против
жизни и здоровья граждан совершили почти 4,5 тыс. человек (4385), что больше, чем в
2012 г., на 10% (3946). При этом значительно
возросло число иностранцев, совершивших
убийства: с 410 в 2012 г. до 493 в 2013 г.
Учитывая, что преступность мигрантов
обладает высоким уровнем латентности,
приведенные цифры отражают не реальную
картину состояния преступности, а, скорее,
результативность деятельности правоохра Форма 493 ЕГС Генеральной прокуратуры Российской Федерации.
2
1
URL: http://www.fms.gov.ru/about/statistics/data/details/81106.
68
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
Криминализация мигрантов тесно связана
с социальными факторами. Недобросовестных работодателей привлекает возможность
экономии на оплате труда мигрантов, сокрытия производственного травматизма. Свою
роль в развитии правонарушаемости мигрантов играют и языковые, культурные барьеры,
незнание российского законодательства.
Значительную криминогенную роль играют трансформации в сознании и жизни иммигрантов: жесткость межличностных отношений; неудовлетворенность условиями жизни
и труда, чувство безысходности; нежелание
или невозможность возвращения в родную
страну. В результате иммигранты нередко,
осуществляя трудовую деятельность, совершают корыстные преступления. Наличие
рабочего места позволяет им свободно организовывать свою преступную деятельность,
выбирать объекты посягательства4. Зачастую
со стороны таких лиц наблюдается сознательная демонстрация нежелания следовать законам и правилам принявшего их государства,
стремление к повсеместному установлению
собственных обычаев, что значительно обостряет напряженность в межнациональных
отношениях.
Обстоятельством, способствующим криминализации миграционных процессов, являются упущения в деятельности государственных органов по выявлению, устранению
и предупреждению нарушений миграционного законодательства.
Результаты опроса иностранцев, отбывающих уголовное наказание в исправительных
учреждениях ФСИН5, свидетельствуют о серьезных недостатках в практике выявления
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
нительных органов. Преступность мигрантов-иностранцев все в большей степени приобретает характер организованной, транснациональной; все чаще ее видами являются
незаконный оборот наркотиков, торговля
людьми, коррупция, терроризм, экстремизм.
В значительной степени росту преступности мигрантов-иностранцев способствует нелегальная миграция, которая позволяет
лицам, имеющим судимость за рубежом или
находящимся в международном розыске,
проникать на территорию Российской Федерации, а иностранцам, совершившим преступления в нашей стране, скрываться от правоохранительных органов.
Внешняя миграция в большинстве случаев
происходит с нарушением норм закона, поскольку даже при правомерном пересечении
границы Российской Федерации мигранты
нередко превышают установленные сроки
пребывания на территории страны. Такие мигранты прибывают в Россию по поддельным
документам, зачастую вопреки имеющемуся запрету, проживают без регистрации или
с поддельной регистрацией, осуществляют
трудовую деятельность на основании подложного разрешения на работу. По различным оценкам, уровень нелегальной миграции
в России составляет от 3 до 10 млн человек.
Подразделениями Федеральной миграционной службы, во многих случаях совместно с
подразделениями МВД России, а также представителями органов власти субъектов Федерации и местного самоуправления только за
2013 г. проведено около 800 тыс. проверок,
выявлено свыше 2,5 млн иностранцев, нарушающих миграционное законодательство.
В отношении них, их работодателей и лиц,
предоставлявших жилище, возбуждены дела
об административных правонарушениях, наложено штрафов на сумму более 10 млн руб.3
Антонов-Романовский Г.В., Коимшиди Г.Ф., Чирков Д.К.,
Литвинов А.А. Преступность мигрантов-иностранцев и ее
предупреждение. М. : Юрлитинформ, 2013. С. 103–107.
5
Результаты проведенного сотрудниками НИИ Академии
Генеральной прокуратуры Российской Федерации опроса
отбывающих уголовное наказание в семи исправительных
учреждениях УФСИН России по Республике Мордовия и
двух исправительных учреждениях УФСИН России по Московской области. Опрошено 429 иностранцев и лиц без
гражданства.
4
Доклад первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации А.Э. Буксмана на Координационном совещании руководителей правоохранительных органов. URL:
http://www.genproc.gov.ru/smi/news/genproc/news-252347.
3
69
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
иностранцев, не имеющих права пребывания
на территории России, а также в практике административного выдворения их за пределы
Российской Федерации. Опрос показал, что в
76,6% случаев мигрантов отпускали и для них
не наступали правовые последствия.
Незаконные мигранты значительно чаще
попадают в поле зрения сотрудников органов
внутренних дел, чем Федеральной миграционной службы. Согласно результатам этого
опроса, в 85,4% всех случаев их задержание
было осуществлено сотрудниками органов
внутренних дел, а 14,6% – сотрудниками миграционной службы6.
Кроме того, в сферу покровительства незаконной миграции вовлечены представители
территориальных органов государственной
власти, а также контролирующих органов, на
чьей территории базируются хозяйствующие
субъекты, использующие труд мигрантов.
Так, распространена регистрация большого
числа иностранцев по одному адресу – так называемые резиновые квартиры. Например, в
Курганской области в 33 жилых помещениях
были зарегистрированы 2 тыс. иностранных
граждан, в связи с чем материалы прокурорской проверки направлены в полицию для решения вопроса об уголовном преследовании
организаторов «резиновых квартир»7. Прокурорами наработана практика предъявления в суды исковых заявлений о признании
недействительной постановки на миграционный учет по месту пребывания иностранных
граждан и об обязании снять их с миграционного учета.
Нередко остаются без внимания органов
внутренних дел и ФМС России факты организации незаконного бизнеса с использованием
труда мигрантов. Например, в одном из нежи-
лых помещений в г. Москве было организовано
незаконное пребывание 64 граждан Республики
Вьетнам. В связи с выявленными прокурором
нарушениями материалы проверки в порядке
п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ направлены в полицию,
где возбуждено уголовное дело по ст. 3221 УК
РФ (организация незаконной миграции).
Условия для нелегальной миграции создаются и при ненадлежащей организации
работы участковых уполномоченных полиции. Так, зачастую не ведется учет постоянно
проживающих на административном участке
иностранных граждан и лиц без гражданства.
Проверка мест их фактического проживания,
регистрации и работы проводится только
в рамках разовых оперативно-профилактических мероприятий. Недобросовестными
должностными лицами игнорируются обращения граждан о скоплениях мигрантов,
нарушении ими общественного порядка. Направляемые органами прокуратуры Российской Федерации, ФМС России сведения о проживающих иностранных гражданах органами
внутренних дел не всегда проверяются.
Нарушения закона допускаются при постановке на миграционный учет иностранных граждан и снятии их с учета, оформлении
приглашений на въезд, разрешений на временное проживание и видов на жительство.
В ряде случаев к административной ответственности не привлекаются должностные и
юридические лица, виновные в использовании труда мигрантов без оформления необходимых документов.
Одной из проблем противодействия незаконной миграции является обеспечение выдворения незаконных мигрантов из России,
его несоответствие масштабам и остроте проблемы нелегальной миграции. Так, в 2013 г.
доля выдворенных из России иностранцев при
оценочной численности незаконных мигрантов в 3,5 млн человек8 составляет примерно
2,5% (82 413 человек). При столь низкой доле
выдворяемых из России незаконных мигран-
Антонов-Романовский Г.В., Литвинов А.А. Преступность
мигрантов-иностранцев в России и противодействие ей.
Криминологическое исследование. М. : Рос. криминологич.
ассоциация, 2012. С. 48.
7
Справка Главного управления по надзору за исполнением
федерального законодательства Генеральной прокуратуры
Российской Федерации «Функции и полномочия прокуроров
в борьбе с торговлей людьми и нелегальной миграцией».
6
URL: http://www.rg.ru/2012/10/15/fms-site.html
8
70
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
устранение обстоятельств, способствующих
данным преступлениям, обеспечения надлежащего взаимодействия органов государственной власти.
По инициативе Генеральной прокуратуры
Российской Федерации в августе 2014 г. проведено Координационное совещание руководителей правоохранительных органов Российской Федерации, посвященное вопросам
противодействия незаконной миграции. На
совещании обсуждались вопросы состояния
и организации работы правоохранительных
органов Российской Федерации по выявлению, пресечению, расследованию и профилактике правонарушений и преступлений,
связанных с незаконной миграцией, в том
числе при использовании миграционного ресурса в экономической деятельности, а также
преступлений, совершаемых на территории
Российской Федерации иностранными гражданами и лицами без гражданства. По результатам Координационного совещания дана
оценка эффективности деятельности правоохранительных органов на данном направлении и выработаны меры по активизации этой
деятельности.
Одним из эффективных способов преду­
преждения преступлений мигрантов-иностранцев является совместное проведение
государственными органами профилактических мероприятий и специальных операций,
направленных на выявление мест незаконной
концентрации иностранных граждан, а также пресечение противоправной деятельности
физических и юридических лиц, транснациональных преступных групп, действующих в
сфере незаконной миграции.
Подобная деятельность включает комплексный мониторинг ситуации во всех сферах, где
широко используется труд мигрантов: жилищно-коммунальном хозяйстве, торговле, строительстве и др. Принимаются меры по обращениям граждан о местах скопления нелегальных
мигрантов, фактах незаконной торговли, создания общежитий на объектах строительства,
коммунального хозяйства, промышленности.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
тов этот вид административного воздействия
оказывает слабое профилактическое воздействие на тех иностранцев, которые намерены
остаться в России на нелегальном положении.
На исполнение требований закона о выдворении мигрантов-иностранцев отрицательно влияют отдельные недостатки в
деятельности судебных приставов-исполнителей: несоблюдение порядка и сроков
возбуждения исполнительных производств
и вынесения постановлений о препровождении лица через государственную границу, непринятие мер по объявлению в розыск
подлежащих выдворению иностранных
граждан, уклонявшихся от выполнения постановлений суда. В других случаях допускаются волокита и затягивание сроков исполнения постановлений судов о принудительном выдворении иностранных граждан;
исполнительные производства оканчиваются при отсутствии актов о пересечении
выдворяемыми в принудительном порядке
иностранными гражданами границы Российской Федерации.
Не во всех регионах налажено взаимодействие органов внутренних дел с органами
ФМС России и судебными приставами-исполнителями по вопросам противодействия
нелегальной миграции, что ставит под угрозу
обеспечение общественной безопасности.
В результате за пределы Российской Федерации в первую очередь выдворяются менее
склонные к совершению правонарушений работающие незаконные мигранты, в то же время вне поля зрения государственных органов
остаются более склонные к совершению правонарушений нелегальные мигранты, не имеющие работы. Все эти обстоятельства влияют
на развитие противоправной миграции и ее
укоренение в России.
В таких условиях противодействие преступности мигрантов-иностранцев становится одной из важнейших задач в деятельности
правоохранительных и иных государственных органов, которая требует комплексного подхода, направленного на выявление и
71
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
В местах предполагаемого проживания иностранцев-нелегалов, их работы, а также в местах транспортной инфраструктуры сотрудниками органов полиции, службы безопасности, наркополиции в пределах компетенции
систематически проводятся проверки, по результатам которых выявляются и пресекаются
факты незаконной миграции и незаконного
использования труда мигрантов.
Важная роль в противодействии незаконной миграции, предупреждении преступности мигрантов-иностранцев принадлежит
прокурорам. В целях противодействия незаконной миграции прокурорами в 2013 г. выявлено более 60 тыс. нарушений миграционного законодательства, что в два раза больше,
чем в 2012 г. В прошедшем и текущем годах на
объектах строительства, торговли, транспорта и промышленности прокурорами установлены почти 13 тыс. не имевших документов на
жительство и трудоустройство иностранцев.
По материалам прокуроров органами предварительного расследования возбуждено более
300 уголовных дел9.
Прокурорские проверки исполнения миграционного законодательства проводились с
участием сотрудников Федеральной миграционной службы, органов внутренних дел, территориальных управлений Роспотребнадзора,
Ростехнадзора, Гострудинспекции, Госстройнадзора. Повышенное внимание в ходе проверок уделялось соблюдению порядка привлечения иностранной рабочей силы в сельском
хозяйстве и лесном комплексе. В результате
выявлены многочисленные нарушения и системные недостатки в организации работы Федеральной миграционной службы и полиции,
должностными лицами которых повсеместно
допускались упущения в работе по осуществлению контроля пребывания иностранных
граждан, а также отсутствовало надлежащее
взаимодействие при реализации полномочий.
По итогам данной работы предложена система
дополнительных мер по выявлению иностран-
ных граждан, нарушающих миграционное законодательство, а также лиц, занимающихся
организацией незаконной миграции.
Анализ практики противодействия преступности мигрантов-иностранцев позволяет
выделить ряд направлений совершенствования деятельности государственных органов в
рассматриваемой сфере:
в целях эффективного противодействия
незаконной трудовой миграции необходимо
осуществлять комплексный мониторинг исполнения законов о труде и миграции в жилищно-коммунальном хозяйстве, торговле,
строительстве;
на системной основе следует проверять исполнение миграционного законодательства,
регулирующего процессы внешней миграции.
Выявлять нарушения работодателями порядка направления в налоговые органы и органы
занятости сведений о привлечении иностранцев к трудовой деятельности, неисполнение
требований закона о выплате зарплаты, привлекать к ответственности лиц, совершивших
административные правонарушения;
обеспечить надлежащее реагирование на
обращения граждан о местах скопления нелегальных мигрантов, фактах незаконной
торговли, создания общежитий на объектах
строительства, коммунального хозяйства,
промышленности;
оптимизировать взаимодействие прокуратуры, органов государственной власти, местного самоуправления и правоохранительных
органов для оперативного обмена информацией о состоянии законности в сфере миграции;
усилить прокурорский надзор за исполнением законодательства, устанавливающего
требования к специальным учреждениям для
содержания иностранных граждан и лиц без
гражданства, подлежащих выдворению или
депортации;
продолжить координацию работы контролирующих и правоохранительных органов по
пресечению каналов незаконной миграции,
устранению последствий незаконной трудовой деятельности нелегальных мигрантов.
URL: http://www.genproc.gov.ru/smi/news/genproc/news-252347
9
72
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
Библиографический список
2 Антонов-Романовский Г.В., Литвинов А.А.
Преступность мигрантов-иностранцев в России и противодействие ей. Криминологическое исследование. – Москва : Рос. криминологич. ассоциация, 2012.
Сергей Валерьевич
СКЛЯРОВ
доктор юридических наук, профессор
У
УДК 343.61
Квалификация убийства, сопряженного
с разбоем, и разбоя с причинением тяжкого
вреда здоровью, повлекшего
по неосторожности смерть потерпевшего
бийство, сопряженное с разбоем, как
разновидность квалифицированного
убийства, ответственность за которое
предусмотрена п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, известно отечественному уголовному праву еще
с Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. Практика квалификации указанного вида убийства
за прошедшее время устоялась, стабильна,
как правило, вопросов не вызывает и характеризуется в большинстве случаев отсутствием ошибок. Также не вызывает трудности у
правоприменителя квалификация разбоя с
причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.
Вместе с тем при анализе действующих
разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации (далее – Пленум ВС РФ),
касающихся квалификации убийства, сопряженного с разбоем, квалификации разбоя с
причинением тяжкого вреда здоровью потер-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
1 Антонов-Романовский Г.В., Коимшиди Г.Ф.,
Чирков Д.К., Литвинов А.А. Преступность мигрантов-иностранцев и ее преду­преждение. –
Москва : Юрлитинформ, 2013. – 208 с.
певшего, повлекшего по неосторожности его
смерть, и практики применения уголовного
закона в данной части возникают определенные вопросы, связанные с соответствием
сложившей правоприменительной практики
принципам уголовного права.
В п. 11 постановления Пленума ВС РФ от
27.01.1999 № 1 «О судебной практике по делам
об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указывается: «Как
сопряженное с разбоем, вымогательством
или бандитизмом следует квалифицировать
убийство в процессе совершения указанных
преступлений. Содеянное в таких случаях
квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ в
совокупности со статьями УК, предусматривающими ответственность за разбой, вымогательство или бандитизм». По каким именно
частям статей УК РФ, предусматривающим
ответственность за разбой, вымогательство
или бандитизм, – в данном постановлении не
упоминается. Аналогичное разъяснение дава73
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
лось Пленумом ВС РФ в п. 5 постановления
от 22.12.1992 № 15 «О судебной практике по
делам об умышленных убийствах».
В п. 22 постановления Пленума ВС РФ от
27.12.2002 № 29 «О судебной практике по делам
о краже, грабеже и разбое» разъясняется, что
если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им
следует квалифицировать по п. «з» ч. 2 ст. 105
УК РФ, а также по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ,
предусматривающему ответственность за разбой с причинением тяжкого вреда здоровью
потерпевшего. Подобным образом данный вопрос решался и в п. 7 постановления Пленума
Верховного Суда РСФСР (далее – Пленум ВС
РСФСР) от 22.03.1966 № 31 «О судебной практике по делам о грабеже и разбое».
В указанных постановлениях также дается
ответ на вопрос, как квалифицировать действия лица, если в ходе разбойного нападения
потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, что повлекло за собой наступление его
смерти по неосторожности. В этом случае, по
мнению Пленума ВС РФ (п. 21) и Пленума ВС
РСФСР (п. 9), содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, преду­
смотренных п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (п. «в» ч. 2
ст. 91 или п. «в» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР) и ч. 4 ст.
111 УК РФ (ч. 2 ст. 108 УК РСФСР).
Таким образом, в судебно-следственной
практике при совершении убийства, сопряженного с разбоем, действия лица квалифицируются как убийство, сопряженное с разбоем (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ), и разбой с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ), при совершении
разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть
потерпевшего, – как разбой с причинением
тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в»
ч. 4 ст. 162 УК РФ) и причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшего по неосторожности его смерть (ч. 4 ст. 111 УК РФ)1.
Между тем п. «в» ч. 4 ст. 162 и ч. 4 ст. 111
УК РФ предусматривают ответственность за
преступления, составы которых сконструированы законодателем из нескольких преступлений, одно из которых выполняет роль
квалифицирующего признака основного преступления. Так, в п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ объединены два преступления: разбой (основное
преступление) и причинение тяжкого вреда
здоровью (дополнительное преступление –
квалифицирующий признак основного); в ч. 4
ст. 111 УК РФ также объединены два самостоятельных преступления: причинение тяжкого
вреда здоровью (основное преступление) и
причинение смерти по неосторожности. При
этом если при разбое был причинен тяжкий
вред здоровью, содеянное полностью охватывается п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 111 УК РФ не
требует. Аналогично решается вопрос квалификации действий лица по ч. 4 ст. 111 УК РФ
при причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.
Если же следовать разъяснениям Пленума
ВС РФ, то при квалификации действий лица,
совершившего разбой с причинением тяжкого
вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, по совокупности
преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4
ст. 162 и ч. 4 ст. 111 УК РФ, фактически винов­
ный будет дважды осужден за причинение
тяжкого вреда здоровью, поскольку и в п. «в»
ч. 4 ст. 162, и в ч. 4 ст. 111 УК РФ уже реализована ответственность за данное преступление.
Также небесспорна позиция Пленума ВС
РФ и в части квалификации убийства, сопряженного с разбоем. При осуждении виновного
в этом случае по совокупности преступлений,
предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 105 и п. «в» ч. 4
Российской Федерации [Офиц. сайт]. URL: http://www.vsrf.
ru/stor_pdf.php?id=593708 (дата обращения: 22.08.2014); кассационное определение Судебной коллегии по уголовным
делам Верховного Суда Российской Федерации от 22.07.2014
по делу № 4-О14-4 // Верховный Суд Российской Федерации
[Офиц. сайт]. URL: http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=600056
(дата обращения: 22.08.2014).
См., напр.: кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 21.05.2014 по делу № 45-О14-6 // Верховный Суд
1
74
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
Вопрос квалификации убийства, сопряженного с бандитизмом, решается несколько
проще. Поскольку в ст. 209 УК РФ предусмотрена ответственность за создание банды, руководство и участие в ней или в совершаемых
ею нападениях, поэтому совершение членами банды в процессе нападения преступных
действий, образующих самостоятельные составы преступлений, влечет квалификацию
действий виновных в соответствии со ст. 17
УК РФ по совокупности преступлений, преду­
смотренных ст. 209 и соответствующими статьями УК РФ3.
Позиция высшей судебной инстанции в
отношении квалификации убийства, сопряженного с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера,
в последние десятилетия претерпела значительные изменения.
Так, в п. 3 постановления Пленума ВС РФ
«О судебной практике по делам об изнасиловании» указывалось, что действия лица,
совершившего убийство в процессе изнасилования, должны быть квалифицированы по
совокупности преступлений, предусмотренных п. «е» ст. 102 УК РСФСР (убийство, сопряженное с изнасилованием) и ч. 4 ст. 117
УК РСФСР (изнасилование, повлекшее особо
тяжкие последствия)4. Данная рекомендация
была достаточно спорной, поскольку убийство как самостоятельное преступное деяние
не может быть последствием изнасилования.
Вместе с тем она перекликалась с рекомендацией высшей судебной инстанции по квали-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ст. 162 УК РФ, он будет фактически привлечен к ответственности за три преступления:
убийство, причинение тяжкого вреда здоровью и разбой. Хотя первые два преступления
одним действием в отношении одного и того
же потерпевшего совершить невозможно.
В ч. 2 ст. 105 УК РФ наряду с убийством,
сопряженным с разбоем, предусмотрена ответственность еще за несколько квалифицированных разновидностей убийства, сопряженных с совершением иных преступлений:
убийство, сопряженное с вымогательством
или бандитизмом (п. «з» ч. 2), убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2). Вывод, что подход к квалификации убийств, сопряженных с иными
преступлениями, должен быть одинаковым,
выглядит достаточно логично.
В п. 12 постановления Пленума ВС РФ от
04.05.1990 № 3 «О судебной практике по делам
о вымогательстве» судам рекомендуется вымогательство с причинением тяжких телесных повреждений квалифицировать по совокупности
преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 148
УК РСФСР (вымогательство, соединенное с
насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего) и соответствующей частью ст. 108
УК РСФСР (умышленное тяжкое телесное повреждение), а вымогательство, сопряженное с
убийством, – по совокупности преступлений,
предусмотренных п. «а» ст. 102 УК РСФСР
(убийство из корыстных побуждений) и ч. 5
ст. 148 УК РСФСР (вымогательство, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья
потерпевшего). Каких-либо изменений, связанных с принятием в 1996 г. нового УК РФ, в данное постановление не вносилось. Однако суды
квалифицируют действия виновных лиц в подобных ситуациях аналогично квалификации
разбоя, сопряженного с убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшего
по неосторожности смерть потерпевшего2.
Российской Федерации [Офиц. сайт]. URL: http://www.vsrf.ru/
stor_pdf.php?id=568380 (дата обращения: 22.08.2014); апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным
делам Верховного Суда Российской Федерации от 22.01.2014
по делу № 66-АПУ13-83 // Верховный Суд Российской Федерации [Офиц. сайт]. URL: http://www.vsrf.ru/stor_pdf.
php?id=577840 (дата обращения: 22.08.2014).
3
О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм: постановление Пленума Верх.
Суда Рос. Федерации от 17.01.1997 № 1 // Бюл. Верх. Суда Рос.
Федерации. 1997. № 3.
4
Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР
и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М. :
СПАРК, 1995.
См., напр.: апелляционное определение Судебной коллегии
по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13.11.2013 по делу № 49-АПУ13-44 // Верховный Суд
2
75
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
фикации убийства, сопряженного с разбоем,
по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (п. «в» ч. 2
ст. 146 УК РСФСР).
При принятии в 2004 г. нового постановления Пленум ВС РФ по вопросу квалификации
убийства, сопряженного с изнасилованием,
занял иную позицию, указав, что при совершении убийства в процессе изнасилования
или насильственных действий сексуального
характера содеянное виновным лицом подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных п. «к» ч. 2 ст. 105
УК РФ и ч. 1 ст. 131 или ч. 1 ст. 132 УК РФ,
либо по соответствующим частям этих статей, если изнасилование или насильственные
действия сексуального характера совершены
при наличии квалифицирующих признаков5.
Конечно, такая позиция Пленума ВС РФ
объясняется, прежде всего, изменением уголовного закона и исключением из статьи,
предусматривающей ответственность за изнасилование, квалифицирующего признака «повлекшее особо тяжкие последствия». Вместе с
тем при разъяснении порядка квалификации
действий лица, умышленно причинившего в
процессе изнасилования или насильственных действий сексуального характера тяжкий
вред здоровью потерпевшего, что повлекло
по неосторожности его смерть, Пленум ВС
РФ рекомендует квалифицировать действия
виновного при отсутствии других квалифицирующих признаков по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 131 или
ч. 1 ст. 132 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ, несмотря на наличие в п. «а» ч. 4 ст. 131 (п. «а» ч. 4
ст. 132) УК РФ квалифицирующего признака
«повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей».
Таким образом, учитывая положения ч. 2
ст. 6 УК РФ «Принцип справедливости» о
том, что никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление, представляется, что наиболее верным
решением проблемы квалификации убийства,
сопряженного с разбоем, и разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего,
повлекшего по неосторожности его смерть,
следует признать следующее:
при совершении убийства, сопряженного с
разбоем, действия лица квалифицировать по
совокупности преступлений, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и соответствующей (в зависимости от наличия или отсутствия других квалифицирующих признаков, за
исключением п. «в» ч. 4) частью ст. 162 УК РФ;
при совершении разбоя, сопряженного с
причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, действия лица квалифицировать по
совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 111 УК РФ и соответствующей
(в зависимости от наличия или отсутствия
других квалифицирующих признаков, за исключением п. «в» ч. 4) частью ст. 162 УК РФ.
О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской
Федерации: постановление Пленума Верх. Суда Рос. Федерации // Бюл. Верх. Суда Рос. Федерации. 2004. № 8.
5
76
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
Сергей Петрович
ЩЕРБА
доктор юридических
наук, профессор
Павел Алексеевич
СМИРНОВ
кандидат юридических
наук, доцент
Елизавета Юрьевна
ЧЕТВЕРТАКОВА
кандидат юридических
наук, доцент
Non bis in idem – алмаз, нуждающийся в огранке
Правило non bis in idem – одно из фундаментальных достижений римского права
и непреходящая юридическая ценность, воплотившая в себе самые высокие идеи справедливости и гуманизма1, ныне широко известно и применяется в международном праве2, а также во всех правовых системах мира.
Сегодня оно в равной степени олицетворяет
требование правосудия, юридический факт,
основу соразмерности наказания, а также авторитетность судебных решений3.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
УДК 343.13
Во многих государствах данное правило
закреплено на самом высоком – конституционном – уровне, в силу чего заслуженно рассматривается в качестве общего принципа
права4. Более того, законодательная практика закрепления его в Конституции, в УК или
УПК многих стран вдохновляет современных
исследователей даже считать его универсальным принципом, т.е. исходным положением, имеющим одинаковые смысл и значение
в межгосударственных отношениях и национальном праве различных государств5.
Следует, однако, признать, что в римском праве данное
правило (буквально – «не дважды за одно и то же») изначально служило цели оптимизации судопроизводства.
2
На международном уровне правило non bis in idem закреплено в Международном пакте о гражданских и политических
правах 1966 г. (ч. 7 ст. 14), Римском статуте Международного
уголовного суда 1998 г. (ст. 20), Европейской конвенции о выдаче 1957 г. (ст. 9), Европейской конвенции о правонарушениях,
связанных с культурной собственностью, 1985 г. (ст. 17), Европейской конвенции о передаче разбирательства уголовных дел
1972 г. (ст. 35) и других международно-правовых актах.
3
Итоговое решение 4-й секции 17-го Международного конгресса по уголовному праву (Бейджин, Китай, 12–19 сент.
2004 г.).
1
См., напр.: Игнатенко Г.В. Запрет повторного привлечения к ответственности (non bis in idem) как общий принцип
права // Рос. юрид. журн. 2005. № 1. С. 75–87; Рабцевич О.И.
Принцип однократности привлечения к ответственности за
одно правонарушение (ne bis in idem): международные и внутригосударственные аспекты // Междунар. уголовное право
и междунар. юстиция. 2010. № 4. С. 17–22.
5
См., напр.: Гончаренко А.И. Принцип non bis in idem в уголовном праве // Теория и практика общественного развития.
2014. № 5. Режим доступа: URL: http://teoria-practica.ru/rus/
files/arhiv_zhurnala/2014/5/yurisprudentsiya/goncharenko.pdf;
Додонов В.Н. Сравнительное уголовное право. Общая часть
4
77
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
Безусловно, принцип non bis in idem наряду с другими гениальными юридическими конструкциями римского права достоин
того, чтобы стать универсальным правовым
принципом. Между тем детальное изучение
международных документов, национальных
законодательств, научной литературы и правоприменительной практики показывает, что
далеко не всегда данная формула воспринимается и действует как всеобщий и единый
стандарт.
Различия и нюансы проявляются уже в базовых международных документах глобального уровня. Так, в Международном пакте
о гражданских и политических правах 1966 г.
правило non bis in idem «привязано» к повторному привлечению к суду или наказанию
(ч. 7 ст. 14), в то время как в Дополнительном протоколе от 8 июля 1977 г. к Женевской
конвенции от 12 августа 1949 г. относительно
защиты жертв международных вооруженных конфликтов говорится уже не собственно о привлечении к суду, а о преследовании
в целом (п. «h» ст. 75), т.е. здесь правило non
bis in idem затрагивает не только сферу правосудия, но и деятельность органов уголовного
и/или административного преследования.
Характерно, что по мере сужения географического сектора нормативного регулирования
степень различия в содержании формулы non
bis in idem неизменно увеличивается. В этом
смысле весьма показательно сравнение ряда
региональных многосторонних международных договоров в разрезе типологии юридических фактов, с которыми связывается действие
рассматриваемого правила. Так, в Американской конвенции о правах человека (заключена
22 ноября 1969 г. в г. Сан-Хосе) оговаривается,
что запрет на повторное привлечение к суду по
одному и тому же делу «работает» только в отношении оправданного лица.
Иной вариант регламентации данного
принципа представлен в Конвенции Содру-
жества Независимых Государств о правах и
основных свободах человека, подписанной
26 мая 1995 г. в Москве, где установлено, что
вторичное осуждение или наказание кого-либо недопустимы только при его первоначальном осуждении и/или наказании. Тем самым
возможность распространения правила non bis
in idem на случаи, в которых лицо было оправдано, очевидно, остается неопределенной.
В связи с этим заметим, что исследователями обращается внимание и на другой отличительный терминологический оттенок названной Конвенции СНГ – использование словоформы «вторичное осуждение», буквально
означающей конечный результат судебного
рассмотрения дела по существу, вместо общепринятой формулировки «повторно судим»,
выражающей судебный процесс в целом6.
На наш взгляд, в данном случае первый
вариант имеет явно более широкий смысл,
включающий в себя и судебную процедуру,
и ее результат. Очевидно, что некорректное
восприятие рассматриваемой нормы обусловлено излишне формальным подходом, не
вполне приемлемым для оценки международных конвенционных документов.
В Протоколе № 7 к Конвенции о защите
прав человека и основных свобод (подписан
22 ноября 1984 г. в г. Страсбурге) объединены
все перечисленные варианты. В соответствии
с протоколом никто не должен быть повторно судим или наказан в уголовном порядке
за преступление, за которое уже был оправдан или осужден в соответствии с уголовным
и уголовно-процессуальным законом.
Необходимо отметить, что в контексте нашей статьи названный протокол имеет особое значение, поскольку одновременно открывает исследовательскому взору несколько
острых краев правила non bis in idem. Здесь
действие данного принципа перетекает из
общей парадигмы прав и свобод человека и
гражданина (чему изначально посвящен данный документ) в сферу совершенно иного ха-
: монография / под общ. и науч. ред. С.П. Щербы. М. : Юрлитинформ, 2010. С. 71.
Рабцевич О.И. Указ. соч. С. 18.
6
78
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
жает отбываться или не может быть исполнено в соответствии с законами Договаривающейся Стороны, где был вынесен обвинительный приговор.
Как видно, в данной конвенции принцип
non bis in idem, подобно Конвенции СНГ, действует лишь в отношении негативного для
лица результата – осуждения.
В то же время уже в ст. 4 Шенгенской конвенции установлен обширный перечень исключений для применения вышеописанного правила, в котором «юрисдикционный
аспект» вновь отыгрывает свои позиции.
Таким образом, очевидно, что сочетание
указанных, разнородных по своей природе компонентов (основные права человека и
юрисдикция в рамках международного сотрудничества) создает при реализации принципа non bis in idem условия для возникновения различного рода внутренних логических
и юридических противоречий, о чем красноречиво свидетельствует правоприменительная практика ряда государств.
Например, постановлением Перовского районного суда г. Москвы от 24 сентября
2012 г. Перовскому межрайонному прокурору г. Москвы в порядке ст. 237 УПК РФ возвращено уголовное дело по обвинению К. в
совершении преступлений, предусмотренных
ч. 4 ст. 111, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, для устранения препятствий его рассмотрения судом.
Согласно материалам уголовного дела, в
ходе предварительного расследования российскими следственными органами в отношении К. заочно предъявлялось обвинение,
объявлялся международный розыск и избиралась мера пресечения в виде заключения
под стражу. Затем обвиняемый был задержан
на территории Азербайджанской Республики,
вследствие чего были инициированы международные сношения между компетентными
органами Российской Федерации и Азербайджанской Республики.
Выдачи К. российской стороне, а также
полноценной передачи уголовного судопроизводства из России не состоялось, поскольку
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
рактера – в механизмы передачи юрисдикции
от одного государства другому в рамках международного сотрудничества по уголовным
делам. Причем, как можно понять, последнее
значение формально оказывается в приоритетном положении.
Так, в п. 1 ст. 4 протокола подчеркивается,
что принцип non bis in idem в полной мере
действует лишь в рамках юрисдикции одного
и того же государства. При этом определенно
допускается возможность повторного уголовного преследования лица за то же деяние
в другой стране в соответствии с ее уголовным и уголовно-процессуальным законодательством. Более того, ч. 3 ст. 35 Европейской
конвенции о передаче судопроизводства по
уголовным делам от 15 мая 1972 г. установлено, что государство, в котором деяние было
совершено или в котором оно рассматривается как таковое в соответствии с законом этого
государства, не обязано признавать последствия применения принципа non bis in idem,
если только это государство само не запросило проведение разбирательства. Очевидно,
что в этом случае принципы справедливости
и гуманизма принесены в жертву идее государственного суверенитета.
Между тем в другом региональном международном документе – Конвенции о применении Шенгенского соглашения от 14 июня
1985 г. между правительствами государств
Экономического союза БЕНИЛЮКС, Федеративной Республики Германии и Французской Республики о постепенной отмене проверок на общих границах (заключена 19 июня
1990 г. в г. Шенгене), где принципу non bis in
idem посвящена отдельная (3-я) глава, изначально обозначено предпочтение «человеческому аспекту».
В частности, в ст. 54 установлено, что лицо,
в отношении которого был вынесен окончательный приговор одной Договаривающейся
Стороной, не может за те же деяния подвергаться преследованию другой Договаривающейся Стороной, при условии, что в случае
осуждения наказание было отбыто, продол79
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
обвиняемый обладал иммунитетом, обусловленным наличием у него гражданства одновременно обеих сотрудничающих сторон.
В итоге на основе полученной из Российской Федерации информации (в виде копий
материалов уголовного дела) прокуратурой
г. Сумгаита Азербайджанской Республики в
отношении К. инициировано уголовное судопроизводство, в котором уголовное преследование К. в части убийства и разбоя прекращено следователем в связи с недоказанностью,
а предположительно совершенное им деяние
переквалифицировано на кражу, и уголовное
дело в этой части обвинения направлено в
Сумгаитский городской суд.
В ходе судебного разбирательства Сумгаитский городской суд 7 декабря 2010 г. прекратил уголовное дело с освобождением подсудимого К. от уголовной ответственности в
связи с истечением срока давности.
Данные обстоятельства впоследствии были
расценены российскими судами как исключающие возможность проведения ими судебного разбирательства в отношении К. в силу
принципа non bis in idem, что, однако, выглядит весьма спорным в свете упомянутых
выше положений Протокола № 7 и Европейской конвенции о передаче судопроизводства
по уголовным делам.
В данном контексте нам представляется
весьма перспективным углубленное сравнительно-правовое исследование согласованности основных элементов содержания принципа non bis in idem в нормах международного
права, посвященных фундаментальным правам человека и международному сотрудничеству в сфере уголовной юстиции.
Для разрешения такой задачи возвратимся к рассмотрению значения Протокола № 7
к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в котором установлено важное
исключение для действия принципа non bis
in idem, призванное более надежно обеспечивать правосудность приговоров.
Так, в соответствии с п. 2 ч. 4 протокола вытекающее из данного принципа право не при-
влекаться повторно к суду или повторному
наказанию не препятствует повторному рассмотрению дела в соответствии с уголовнопроцессуальными нормами соответствующего государства, если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах
или если в ходе предыдущего разбирательства
было допущено существенное нарушение, повлиявшее на исход уголовного дела.
Данное исключение, несмотря на кажущуюся простоту и неоднократные разъяснения
его значения Конституционным Судом Российской Федерации7, является весьма тонкой
материей. В вопросе пересмотра судебных решений принцип non bis in idem реализуется во
взаимосвязи с принципом презумпции невиновности. В таком сочетании он приобретает
качественно новые оттенки, порождающие
соответствующие юридические механизмы и
решения. Именно отсюда, например, вытекает правило о недопустимости возвращения к
вопросу о виновности за то же самое деяние
в вышестоящем суде по инициативе стороны
обвинения, поскольку обвинитель в течение
отведенного ему времени не смог доказать виновность обвиняемого, т.е. обеспечить бремя
доказывания, предусмотренное принципом
презумпции невиновности, и, напротив, о наличии такой возможности у стороны защиты. Между тем, по справедливому замечанию
А.В. Смирнова, в новом порядке российского
кассационного и надзорного производства
этот юридический механизм не всегда учитывается8.
Кроме того, в протоколе прямо указывается на необходимость взаимосвязи и согласованности нормативных положений в национальном уголовном и уголовно-процессу Например, в постановлениях от 2 февраля 1996 г. по делу
о проверке конституционности положений ст. 371, 374 и 384
УПК РСФСР, от 6 июля 1998 г. по делу о проверке конституционности ч. 5 ст. 325 УПК РСФСР, от 14 февраля 2000 г.
по делу о проверке конституционности положений ч. 3, 4 и 5
ст. 377 УПК РСФСР.
8
Смирнов А.В. Реформа порядка пересмотра судебных решений по уголовным делам: кассация // СПС «КонсультантПлюс», 2011.
7
80
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
утверждать: принцип non bis in idem, как алмаз, нуждается в системной научной «огранке» с целью конкретизации его содержания и
последующей реализации в международном
сотрудничестве в сфере уголовного судопроизводства, а также при модернизации международных и национальных норм права.
В связи с этим считаем целесообразным организацию и проведение комплексного сравнительно-правового монографического научного исследования, в рамках которого, как
минимум, были бы рассмотрены следующие
актуальные вопросы: сущность и значение
принципа non bis in idem для защиты прав и
свобод человека и гражданина; принцип non
bis in idem как фундаментальное положение
международных договоров в сфере уголовной
юстиции; принцип non bis in idem как конституционная гарантия прав и свобод человека
и гражданина; принцип non bis in idem и его
реализация в национальном уголовном законодательстве России и зарубежных стран;
механизмы реализации принципа non bis in
idem в уголовном судопроизводстве России
и зарубежных стран; реализация принципа
non bis in idem в сфере выдачи для уголовного
преследования и исполнения приговора.
Поисковые научно-исследовательские работы по обозначенной фундаментальной
теме в свете компаративистики осуществляются авторами в рамках плана отдела международного сотрудничества и сравнительного
правоведения НИИ Академии Генеральной
прокуратуры Российской Федерации9.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
альном законодательстве. Однако системный
анализ соответствующих норм УК и УПК РФ
позволяет говорить о наличии в них определенных расхождений.
Так, в ч. 2 ст. 6 УК РФ введен запрет наложения на кого-либо повторной уголовной ответственности за одно и то же преступление.
Очевидно, в данном случае содержание понятия привлечения к уголовной ответственности включает в себя признание человека
виновным в совершении преступления и назначение ему наказания, что является важнейшим элементом правосудия и прерогативой суда (ч. 1 ст. 118 Конституции Российской
Федерации, ч. 1, 2 ст. 8 УПК РФ).
Однако УПК РФ шагнул намного дальше
норм материального права и отнес к основаниям для прекращения уголовного преследования не только наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в
законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела
по тому же обвинению, но и наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания,
следователя или прокурора о прекращении
уголовного дела по тому же обвинению либо
об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 5
ч. 1 ст. 27 УПК РФ).
Следует заметить, что в Конституции Российской Федерации и приведенных выше
международных документах принцип non bis
in idem связывается лишь с окончательными итоговыми судебными решениями, а не с
действиями и решениями органов уголовного
преследования, имеющих для суда предварительный характер.
Таким образом, круг проблем и вопросов,
связанных с четким пониманием и обоснованным применением принципа non bis in idem, в
действительности намного шире. Эпизодически некоторые из них становятся предметом
узкого (ограниченного) научного анализа.
Мы полагаем, что приведенные выше суждения вполне достаточны для того, чтобы
См., напр.: Щерба С.П. Принцип NON BIS IN IDEM (не
дважды за одно и то же) и проблемы его реализации в российском уголовном процессе // Имплементация европейских
принципов и стандартов, касающихся места и роли прокуратуры в системе уголовного права Российской Федерации :
междунар. семинар 30 июня – 1 июля 2004 г., г. Москва. М. :
НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при
Ген. прокуратуре Рос. Федерации. 2004. С. 38–45; Его же. Реализация в уголовном процессе России и Казахстана принципа «nоn bis in idem» // Проблемы уголовно-процессуального
права : материалы междунар. науч.-практ. конф., посвящ.
20-летию кафедры уголовного процесса / отв. ред. А.Н. Ахпанов. Караганда: КЮИ МВД РК им. Б. Бейсенова, 2006. Вып. 5.
С. 270–275.
9
81
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Библиографический список
5 Смирнов А.В. Реформа порядка пересмотра судебных решений по уголовным делам:
кассация // СПС «КонсультантПлюс», 2011.
6 Щерба С.П. Принцип NON BIS IN IDEM
(не дважды за одно и то же) и проблемы его
реализации в российском уголовном процессе // Имплементация европейских принципов и стандартов, касающихся места и роли
прокуратуры в системе уголовного права
Российской Федерации : междунар. семинар
30 июня – 1 июля 2004 г., г. Москва. – Москва :
НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Ген. прокуратуре Рос. Федерации, 2004. – С. 38–45.
7 Щерба С.П. Реализация в уголовном процессе России и Казахстана принципа «nоn
bis in idem» // Проблемы уголовно-процессуального права : материалы междунар. науч.практ. конф., посвящ. 20-летию кафедры уголовного процесса / отв. ред. А.Н. Ахпанов. –
Караганда: КЮИ МВД РК им. Б. Бейсенова,
2006. – Вып. 5. – С. 270–275.
1 Гончаренко А.И. Принцип non bis in idem
в уголовном праве // Теория и практика общественного развития. – 2014. – № 5. Режим
доступа: URL: http://teoria-practica.ru/rus/
files/arhiv_zhurnala/2014/5/ yurisprudentsiya/
goncharenko.pdf
2 Додонов В.Н. Сравнительное уголовное
право. Общая часть : монография / под общ.
и науч. ред. С.П. Щербы. – Москва : Юрлитинформ, 2010.
3 Игнатенко Г.В. Запрет повторного привлечения к ответственности (non bis in idem)
как общий принцип права // Рос. юрид.
журн. – 2005. – № 1. – С. 75–87.
4 Рабцевич О.И. Принцип однократности
привлечения к ответственности за одно правонарушение (ne bis in idem): международные
и внутригосударственные аспекты // Междунар. уголовное право и междунар. юстиция. –
2010. – № 4. – С. 17–22.
Чинтир Магомедович
ИСМАИЛОВ
кандидат юридических наук
А
УДК 343.123.51
Правовое регулирование вопросов приема,
проверки и разрешения сообщений
о преступлениях, в том числе связанных
с безвестным исчезновением граждан:
проблемы и пути совершенствования
нализ практики применения норм УПК
РФ, регламентирующих рассмотрение
сообщения о преступлении (в том числе связанном с безвестным исчезновением
граждан), выявил пробелы в правовом регу-
лировании. Особого внимания заслуживает
правовое регулирование порядка принятия
по результатам рассмотрения сообщения о
преступлении решений о передаче сообщения по подследственности в соответствии с
82
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
предварительного следствия, необходимо совершенствовать межведомственное правовое
регулирование вопросов приема, проверки и
разрешения сообщений о безвестном исчезновении. Чтобы положения названного приказа стали обязательными для следователей СК
России при принятии его в новой редакции,
необходимо участие Председателя СК России2.
Часть 1 ст. 152 УПК РФ предусматривает
общее правило, согласно которому предварительное расследование производится по месту
совершения деяния, содержащего признаки
преступления. Исходя из буквального толкования, данная норма регулирует отношения в
стадии предварительного расследования, но
из-за пробела в законодательном регулировании правоприменители придерживаются
такого порядка и в стадии возбуждения уголовного дела.
Отсутствие законодательного регулирования затронутых вопросов предопределяет и
сложности организации прокурорского надзора за исполнением требований ведомственных
правовых актов правоохранительных органов
в стадии возбуждения уголовного дела. Между
тем предметом прокурорского надзора является надзор за исполнением законов (ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской
Федерации»), а не подзаконных актов.
Представляется, что в случае внесения дополнений в п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ, предусматривающих возможность передачи сообщений о преступлениях по территориальности,
решения, принимаемые органами расследования, будут основаны на законе; выработанные практикой положения получат законодательное закрепление. В этих целях предлагаем
п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ изложить в следующей редакции: «о передаче сообщения по подследственности в соответствии со статьями 151, 152 настоящего Кодекса…» Таким
образом, одним из решений, принимаемых
по результатам рассмотрения сообщения о
См. подробнее пп. 38, 38.1, 53, 64 приказа МВД России от
01.03.2012 № 140 «Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации предоставления государственной услуги по приему, регистрации и разрешению в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации заявлений,
сообщений и иной информации о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях».
1
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ. Устоявшейся практикой является передача сообщения по территориальности. Такие решения принимаются в
форме постановления.
Однако существует ряд проблем, которые
можно решить только путем внесения изменений в уголовно-процессуальный закон.
1.В УПК РФ не регламентирован порядок
передачи сообщения о преступлении по территориальности. Пункт 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ
предусматривает передачу сообщения по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК
РФ, т.е. по ведомственной подследственности.
В ведомственных правовых актах МВД России предусмотрена возможность подачи заявления о преступлении в любой территориальный орган МВД России или любому уполномоченному сотруднику органов внутренних
дел и последующей их передачи в другой территориальный орган (по месту обслуживания) МВД России, т.е. по территориальности
по месту совершения преступления1.
Аналогичное положение применительно
к приему и регистрации сообщений о безвестном исчезновении содержится в п. 3 совместного приказа Генерального прокурора
Российской Федерации и министра внутренних дел Российской Федерации от 27.02.2010
№ 70/122 «Об утверждении Инструкции о порядке рассмотрения заявлений, сообщений о
преступлениях и иной информации о происшествиях, связанных с безвестным исчезновением граждан».
С учетом внесенных Федеральным законом от 04.03.2013 № 23-ФЗ изменений в ст. 144
УПК РФ, которые существенно расширили
полномочия органа расследования в стадии
возбуждения уголовного дела, и с учетом того,
что СК России стал самостоятельным органом
См. подробнее: Исмаилов Ч.М. Безвестное исчезновение
как признак преступления и как повод уголовно-процессуальной проверки // Рос. следователь. 2014. № 2. С. 21–25.
2
83
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
преступлении (в том числе связанном с безвестным исчезновением гражданина), будет
являться его передача по подследственности
в соответствии со ст. 151 УПК РФ и в порядке,
предусмотренном ст. 152 УПК РФ.
Из буквального толкования п. 3 ч. 1 ст. 145
УПК РФ следует, что по подследственности
нужно передавать только одно сообщение.
Однако устоявшейся практикой является передача сообщения с материалами проверки,
подтверждающими принятое решение, поскольку по одному сообщению сложно или
невозможно определить подследственость.
Принимаемое процессуальное решение должно быть мотивированным, т.е. основанным на
материалах проверки. Поэтому указанную
норму закона необходимо толковать расширительно в соответствии со смыслом, придаваемым ей правоприменительной практикой.
В целях обеспечения единообразного применения п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ текст статьи
после слов «настоящего Кодекса» необходимо
дополнить следующими словами: «с приложением документов, подтверждающих принятое решение».
2.Согласно ч. 4 ст. 146 УПК РФ копия постановления о возбуждении уголовного дела
направляется прокурору незамедлительно,
а при отказе в возбуждении уголовного дела
копия соответствующего постановления передается прокурору в течение 24 часов (ч. 4
ст. 148 УПК РФ). В то же время УПК РФ не
предусматривает направление прокурору копии постановления о передаче сообщения по
подследственности. Между тем анализ состояния законности разрешения сообщений о
преступлениях в правоохранительных органах г. Каспийска за 2012 и 2013 гг. показывает
следующее. Всего ими разрешено более 4 тыс.
сообщений о преступлениях, из которых в 989
случаях принято решение о передаче сообщения по подследственности в соответствии с
п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ, что составляет 25%, из
них большинство – по территориальной подследственности. В то же время по сообщениям
о безвестном исчезновении решения о пере-
даче такого сообщения по подследственности
приняты по каждому третьему сообщению.
По результатам процессуальной проверки
сообщения о преступлении каждое четвертое
решение принимается в порядке, предусмотренном п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ, а по сообщению о безвестном исчезновении – каждое
третье. Эти решения могут «выпадать» из своевременного прокурорского надзора, так как
УПК РФ не предусматривает направление копии такого постановления прокурору.
Предусмотренное п. 11 Инструкции, введенной в действие совместным приказом Генерального прокурора и министра внутренних дел Российской Федерации от 27.02.2010
№ 70/122, требование об одновременном направлении прокурору копии постановления
о передаче сообщения о безвестном исчезновении, которое содержит сведения о признаках преступления, подследственного следователям СК России, не решает в полной мере
существующую проблему.
Под безвестное исчезновение могут быть
замаскированы не только преступления,
подследственные следователям СК России
(ст. 105–110, 126 УК РФ), но и преступления,
подследственные следователям МВД России
(ч. 1–3 ст. 111, ч. 2, 3 ст. 117, ст. 1271, 1272, 264
УК РФ и др.). В этих случаях (по сообщениям о безвестном исчезновении, в которых
содержатся сведения о признаках преступления, подследственного следователям МВД)
направление копии постановления прокурору не предусмотрено. Какие-либо различия
в процессуальных средствах проверки по сообщению о преступлении и по сообщению о
безвестном исчезновении отсутствуют. Сообщение о безвестном исчезновении при передаче по подследственности направляется как
сообщение о преступлении3.
См. подробнее: Исмаилов Ч.М. Стадия возбуждения уголовного дела в уголовном процессе России: проблемы теории
и практики // Уголовный процесс: от прошлого к будущему
(Ч. 1) : сб. материалов междунар. науч.-практ. конф. 21 марта
2014 г. / Акад. СК РФ. М., 2014.
3
84
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
вении, так как преступление может быть замаскировано под исчезновение, а имеющиеся
данные, указывающие на признаки преступления и место его совершения, недостаточны. В результате по сообщению о преступлении длительное время не принимается окончательное решение или принятые решения
являются необоснованными. Это отрицательно влияет на соблюдение принципа разумного срока уголовного судопроизводства.
Обращая внимание на несовершенство
правового регулирования порядка направления сообщения о преступлении по территориальности, С. Дмитриев верно отмечает,
что УПК РФ не содержит такого понятия, как
«территориальная подследственность». Характерными для всех ОМВД являются многочисленные нарушения закона, связанные с неоднократным необоснованным направлением
сообщений в другой орган обслуживания без
принятия решения о возбуждении уголовных
дел. Поэтому нарушение подследственности
может повлечь за собой и признание доказательств недопустимыми5.
Кроме того, возникают проблемы при реализации прокурором надзорных полномочий
по проверке законности передачи сообщения
по территориальности, поскольку по месту
первоначальной регистрации материал отсутствует, а по месту поступления прокурор
при выявлении нарушений, связанных с необоснованной передачей сообщения о преступлении, не являясь уполномоченным по отмене необоснованного постановления, может
вернуть материал прокурору по месту обслуживания или ходатайствовать перед вышестоящей прокуратурой о его отмене и возврате, что связано с потерей времени и упущением возможностей. Этот процесс особенно
усложняется в случаях, когда территориальный следственный орган (орган дознания), в
который поступило сообщение, находится в
другом субъекте Федерации, значительно от-
Ушаков А.Ю. О некоторых случаях, затрудняющих доступ
граждан к правосудию в рамках стадии возбуждения уголовного дела // Юрид. мир. 2012. № 10. С. 50–51.
5
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Представляется, что если требование п. 11
названного совместного приказа в части обязательности направления копии постановления о передаче сообщения о преступлении
прокурору получит законодательное закрепление, то это повысит и ответственность органа
расследования, и эффективность надзора.
Предусмотренное п. 1.2 указания Генеральной прокуратуры Российской Федерации от
15.04.2013 № 154/36 «Об усилении прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности по розыску без вести пропавших лиц и установлению личности граждан по неопознанным
трупам» требование о проверке обоснованности передачи материалов розыска из одного органа, осуществляющего ОРД, в другой, с одной
стороны, является условием принятия своевременного и обоснованного процессуального
решения в случае проведения процессуальной
проверки, а с другой – действием, направленным на оптимизацию розыска.
В юридической литературе отмечается, что
в связи с отсутствием правового регулирования распространены случаи неоднократной
«передачи-возврата» сообщения о преступлении из органа дознания в орган предварительного следствия по причине неполноты
проведенной проверки или отсутствия достаточных данных о признаках каких-либо преступлений4.
То обстоятельство, что передача сообщения по подследственности является промежуточным решением, не снижает остроты
проблемы.
Такие решения показывают, что направление по подследственности, особенно в другой
территориальный отдел органа предварительного расследования, может быть неокончательным. Подобное сообщение может быть
возвращено или направлено еще и в другой
правоохранительный орган. Особенно это
касается сообщений о безвестном исчезно-
Дмитриев С. Проблемы определения территориальной под­
следственности по делам о кражах в поездах // Законность.
2009. № 4.
4
85
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
даленном от места первоначальной регистрации сообщения.
Непростым является и вопрос оценки данных, на основании которых принято решение
о передаче сообщения о преступлении, связанном с безвестным исчезновением, по территориальной подследственности, поскольку
место совершения преступления и (или) последнее место нахождения исчезнувшего лица
разные лица могут указать по-разному.
3.Практика принятия по одному сообщению двух процессуальных решений (одновременно разными органами расследования) хотя
может быть и обоснованной, но является нежелательной с точки зрения мобилизации сил
и средств. Одно сообщение может быть учтено и разрешено два раза в разных правоохранительных органах. Двойной учет сообщения
возможен из-за недостаточности данных, позволяющих определить подследственность.
Так, в сентябре 2013 г. в ОМВД г. Каспийска
зарегистрировано сообщение, распространенное в сети Интернет, о незаконном удержании граждан М. и К., и по результатам его
рассмотрения принято процессуальное решение об отказе в возбуждении уголовного дела
в связи с отсутствием состава преступления,
предусмотренного ч. 1 ст. 127 УК РФ (незаконное лишение свободы). Аналогичное сообщение зарегистрировано и территориальным отделом СК России; по результатам его
рассмотрения также принято процессуальное
решение об отказе в возбуждении уголовного
дела в связи с отсутствием состава преступления, предусмотренного ч. 2 и 3 ст. 127 УК РФ
(незаконное лишение свободы).
Учет одного и того же сообщения в разных
органах предварительного расследования и их
разрешение возможны в связи с тем, что в соответствии со ст. 151 УПК РФ преступления,
предусмотренные ст. 1271 (торговля людьми)
и ст. 1272 (использование рабского труда) УК
РФ, отнесены к подследственности следователей органов внутренних дел (п. 3 ч. 2 ст. 151
УПК РФ). В то же время преступления, преду­
смотренные частями вторыми и третьими
указанных статей, относятся к подследственности следователей СК России (подп. «а» п. 1
ч. 2 ст. 151 УПК РФ).
В УПК РФ не оговаривается, что предварительное следствие по преступлениям, преду­
смотренным частями вторыми и третьими
ст. 1271 и 1272 УК РФ, может производиться
также следователями органа, выявившего эти
преступления, или они имеют альтернативную подследственность.
Сообщения о безвестном исчезновении
одного и того же лица, под которое маскируются указанные преступления, одновременно могут быть приняты, зарегистрированы и
разрешены как следователями ОМВД России,
так и следователями СК России. Особенно
часто двойной учет сообщения и дублирование его рассмотрения в разных правоохранительных органах имеют место в случаях, когда сообщение об исчезновении поступает из
разных источников. При этом по результатам
процессуальной проверки таких сообщений
не исключается и принятие разными органами расследования разных взаимно исключающих друг друга процессуальных решений,
предусмотренных ч. 1 ст. 145 УПК РФ, в том
числе и передача сообщения для проверки по
подследственности в другой территориальный орган предварительного расследования.
Такое применение норм УПК РФ не способствует формированию единообразной правоприменительной практики, которое возможно «только при наличии их формальной
определенности, точности, ясности, недвусмысленности и согласованности в системе
действующего правового регулирования. Отступление же от указанных критериев с неизбежностью приводит к нарушению конституционных гарантий государственной, в том
числе судебной, защиты прав, свобод и законных интересов граждан»6. Неопределенным,
неясным, несогласованным представляется
Постановление Конституционного Суда РФ от 18.10.2011
№ 23-П «По делу о проверке конституционности положений
статей 144, 145 и 448 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 8 статьи 16 Закона Российской
6
86
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
шения, принятые в другом территориальном
органе предварительного расследования, поэтому участие в суде и проверка законности
принятого судебного решения также являются проблематичными.
Для обеспечения надлежащей защиты прав
участников уголовно-процессуальной проверки сообщения о преступлении и законности принимаемых решений нормы, регулирующие передачу сообщения по подследственности, нуждаются в совершенствовании.
В этих целях предлагаем дополнить п. 3 ч. 1
ст. 145 УПК РФ обязанностью направлять над­
зирающему прокурору в течение 24 часов копию постановления о передаче сообщения по
территориальности, а в случаях направления в
другой территориальный орган предварительного расследования – безотлагательно представлять постановления с приложением копий
документов, данных, подтверждающих принятое процессуальное решение.
В случае внесения в УПК РФ указанных дополнений прокурорский надзор и пресечение
нарушений будут своевременными, а в случаях обжалования таких решений в суд в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, копии
документов, подтверждающих направление
сообщения о преступлении в другой территориальный орган предварительного расследования, могут быть представлены в суд, т.е.
защита прав участников уголовного судопроизводства станет действенной.
Нельзя отрицать и профилактический потенциал предлагаемых дополнений в п. 3 ч. 1
ст. 145 УПК РФ по противодействию укрытию
преступлений. На наш взгляд, верно замечено
А.А. Проскуряковым, что частые незаконные
передачи сообщений о преступлениях из военного следственного отдела в территориальные отделы МВД России являются и способом укрытия преступлений, которые должны
быть выявлены прокурором при реализации
надзорных полномочий7.
Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина С.Л. Панченко».
7
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
определение подследственности преступлений, предусмотренных частями вторыми и
третьими ст. 1271 и 1272 УК РФ, одновременно
двум органам расследования.
В целях исключения двойных регистрации и
разрешения одного и того же сообщения разными органами расследования, обеспечения
правовой определенности норм закона и надлежащей защиты прав участников проверки
сообщения о преступлении представляется
возможным определить подследственность названных составов преступлений следователям
только одного органа расследования – Следственного комитета Российской Федерации.
Для этого во втором предложении подп. «а»
п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ после цифр «1271» и
«1272» необходимо исключить выражения «частями второй и третьей», одновременно исключив статьи 1271 и 1272 УК РФ из п. 3 ч. 2 ст. 151
УПК РФ, т.е. исключив их из подследственности следователей органов внутренних дел.
4.В связи с обжалованием передачи сообщения о преступлении по территориальной
подследственности неурегулированным является представление материалов как прокурору в порядке, предусмотренном ст. 124 УПК
РФ, так и в суд при их обжаловании в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ.
Как указано выше, в случаях неоднократной передачи или возвращения материалов
нарушаются сроки проведения проверок, а
конкретное должностное лицо, ответственное за представление материалов прокурору
или в суд, как бы отсутствует, поскольку материал находится «в пути к адресату», а сроки рассмотрения жалобы, предусмотренные
ст. 124 и 125 УПК РФ, являются жестко ограниченными: три и пять дней соответственно.
По месту первоначальной регистрации сообщения материал и данные, подтверждающие
передачу сообщения, отсутствуют, а по месту
поступления – должностные лица правоохранительных органов не ответственны за ре-
Проскуряков А.А. Надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия при приеме, реги-
87
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
Поэтому совершенствование законодательства, регулирующего прием, проверку и
разрешение сообщения о преступлении, имеет важное значение, поскольку от уровня правовой регламентации названных вопросов
зависит эффективность прокурорского надзора и фактическая защита прав участников
уголовного судопроизводства.
ловно-процессуальной проверки // Рос. следователь. – 2014. – № 2.
3 Исмаилов Ч.М. Стадия возбуждения уголовного дела в уголовном процессе России:
проблемы теории и практики // Уголовный
процесс: от прошлого к будущему (Ч. 1): сб.
материалов междунар. науч.-практ. конф. 21
марта 2014 г. / Акад. СК РФ. – Москва, 2014.
4 Проскуряков А.А. Надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия при приеме, регистрации и
разрешении сообщений о преступлениях //
Воен.-юрид. журн. – 2013. – № 7.
5 Ушаков А.Ю. О некоторых случаях, затрудняющих доступ граждан к правосудию в
рамках стадии возбуждения уголовного дела
// Юрид. мир. – 2012. – № 10.
Библиографический список
1 Дмитриев С. Проблемы определения территориальной подследственности по делам о
кражах в поездах // Законность. – 2009. – № 4.
2 Исмаилов Ч.М. Безвестное исчезновение
как признак преступления и как повод уго-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
страции и разрешении сообщений о преступлениях // Воен.юрид. журн. 2013. № 7. С. 13.
Марина Петровна
СУХОМЛИНОВА
кандидат юридических наук
Ф
УДК 347
Об иммунитетах некоммерческих
организаций при проведении
контрольных мероприятий
едеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ
«О некоммерческих организациях»
устанавливает дополнительные обязательства для некоторых некоммерческих организаций, работающих в Российской Федерации. Требования закона касаются регистрации некоммерческих организаций в качестве
иностранных агентов при наличии определенных условий, оговоренных законом.
Согласно п. 6 ст. 2 закона № 7-ФЗ под некоммерческой организацией, выполняющей
функции иностранного агента, понимается
российская некоммерческая организация,
которая получает денежные средства и иное
имущество от иностранных государств, их
государственных органов, международных
и иностранных организаций, иностранных
граждан, лиц без гражданства либо упол88
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
ституционного Суда Российской Федерации,
который в своем постановлении от 08.04.2014
№ 10-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 6 статьи 2 и пункта 7
статьи 32 Федерального закона «О некоммерческих организациях», части шестой статьи
29 Федерального закона «Об общественных
объединениях» и части 1 статьи 19.34 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобами Уполномоченного по правам человека в
Российской Федерации, фонда «Костромской
центр поддержки общественных инициатив»,
граждан Л.Г. Кузьминой, С.М. Смиренского
и В.П. Юкечева» отметил, что возложение на
некоммерческие организации, получающие
иностранное финансирование и участвующие
в политической деятельности на территории
Российской Федерации, обязанности в уведомительном порядке заявить о себе в качестве
некоммерческих организаций, выполняющих
функции иностранного агента, по смыслу статей 2, 18, 24 (часть 2), 29 (часть 4) и 30 (часть 1)
Конституции Российской Федерации не может рассматриваться как несовместимое с
конституционными целями и ценностями,
поскольку оно направлено на обеспечение
информированности всех заинтересованных
лиц об участии иностранных субъектов (государств, организаций или индивидов) в денежной и (или) иной материальной поддержке некоммерческих организаций, принимающих участие в политической деятельности,
имеющей целью оказание воздействия на содержание решений органов государственной
власти и проводимую ими государственную
политику, а также на формирование соответствующего общественного мнения.
Не противоречит приведенное правовое
регулирование и европейским правовым стан­
дартам (рекомендациям), акцентирующим
внимание на прозрачности и подотчетности
неправительственных организаций как важнейшем условии их правомерной (законной)
деятельности. Так, согласно Основополагающим принципам статуса неправительствен-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
номоченных ими лиц и (или) от российских
юридических лиц, получающих денежные
средства и иное имущество от указанных источников (за исключением открытых акционерных обществ с государственным участием
и их дочерних обществ) (далее – иностранные
источники), и которая участвует, в том числе
в интересах иностранных источников, в политической деятельности, осуществляемой на
территории Российской Федерации.
Контрольные мероприятия, проводимые
компетентными органами, направлены на выявление фактов, относящих некоммерческую
организацию к числу иностранных агентов, и
соблюдение требований о регистрации.
Законом № 7-ФЗ предусмотрена обязанность при наличии у некоммерческой организации признаков, указанных в его п. 6 ст. 2, т.е.
финансирования деятельности такой организации из иностранных источников и ведения
политической деятельности в Российской Федерации, зарегистрироваться в качестве иностранного агента с внесением в соответствующий реестр. Законодательно установлены административные меры за неисполнение этого
требования.
Некоторые некоммерческие организации
со ссылкой на недопустимость установления
специальных правовых режимов для определенного вида юридических лиц считают названные требования противоречащими свободе деятельности и принципу равноправия.
Меры, принятые по результатам проверок и
выявления признаков иностранных агентов,
неоднократно оспаривались в судах. Так, Пресненским судом г. Москвы по иску Ассоциации
некоммерческих организаций «В защиту прав
избирателей «Голос» было вынесено решение о
законности наложения штрафа и приостановлена деятельность Ассоциации в связи с тем,
что заявление о включении ее в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, не было подано в
порядке и в сроки, предусмотренные законом.
Вопросы законности принятых законодателем мер выносились на рассмотрение Кон89
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
ных организаций в Европе (приняты Решением Комитета министров Совета Европы
16 апреля 2003 г.) в целях отражения различий
в финансовых и иных видах поддержки, получаемой неправительственными организациями, в дополнение к правосубъектности они
могут пользоваться различным статусом в
соответствии с национальным законодательством (п. 5), допускающим – с учетом того, что
возможность таких организаций привлекать
финансирование не является безусловной и
может быть предметом регулирования для защиты целевых категорий лиц, – установление
как единых правил, так и некоторых различий
в привлечении денежных средств из национальных источников или из-за рубежа, в том
числе в части, касающейся требований отчетности. В этом аспекте выделение российским
законодателем некоммерческих организаций,
выполняющих функции иностранного агента, не противоречит указанным принципам.
Таким образом, можно считать сформировавшимися и определенными нормы закона
№ 7-ФЗ, касающиеся признаков иностранного агента и порядка учета таких организаций.
Вопросы надзора за исполнением норм
закона № 7-ФЗ отнесены к компетенции органов прокуратуры, которые уполномочены
проводить соответствующие проверочные
мероприятия. С момента вступления в силу
норм, касающихся некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранных
агентов, Генеральная прокуратура Российской Федерации проводила плановые проверки свыше 100 организаций. В их числе
«Агора», Amnesty International, «Мемориал»,
«Общественный вердикт», «Гражданское содействие», московские офисы Human Rights
Watch и Transparency International. Большинство из этих организаций позже обратились в
суд с жалобой на действия прокуратуры.
В связи с тем, что иногда некоммерческие
организации, считая проводимые в отношении них проверочные мероприятия нарушающими их права, приводят различные аргументы для препятствования проведению кон-
трольных действий, на наш взгляд, требуется
разъяснение некоторых норм закона № 7-ФЗ.
Так, отдельного внимания заслуживает правило, содержащееся в п. 5 ст. 32 закона № 7-ФЗ.
Статья оговаривает, что в отношении некоммерческой организации уполномоченный орган и его должностные лица в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, имеют право, в частности, проводить
проверки соответствия деятельности некоммерческой организации, в том числе по расходованию денежных средств и использованию
иного имущества, целям, предусмотренным
ее учредительными документами. Такие проверки могут проводиться в отношении структурного подразделения иностранной некоммерческой неправительственной организации,
за исключением структурных подразделений
иностранной неправительственной некоммерческой организации, обладающих иммунитетом от указанных действий.
В связи с тем, что при проведении проверочных мероприятий иностранные некоммерческие организации, осуществляющие
свою деятельность на территории России,
иногда указывают на наличие у них иммунитета и на неправомерность проведения в
отношении них контрольных действий, требуются дополнительные разъяснения по вопросу наличия у организации иммунитетов,
предоставляемых на территории иностранного государства. Такие вопросы традиционно
относятся к сфере международного права и
разрешаются на основе его принципов.
Правовая природа иммунитетов в международном праве опирается прежде всего на субъектный состав участников правоотношений.
Если международные иммунитеты государств
основаны на их суверенитете («равный над
равными власти не имеет»), то международные
иммунитеты организаций возникают только
на договорной основе. Наделение организаций
иммунитетами необходимо для беспрепятственного осуществления ими своих функций,
в связи с чем иммунитет организаций признается не суверенным, а функциональным.
90
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
сударства, регулирующим формы и порядок
деятельности, объединенным в правовой режим, предоставляемый иностранным лицам
государством пребывания. Такие режимы основаны на принципах международного права и
подчиняют деятельность всех иностранных организаций, работающих в одной сфере, национальному праву государства, на территории
которого такая деятельность осуществляется.
По этому же принципу построено правовое
регулирование некоммерческих организаций,
работающих за рубежом. Такие организации
подчиняются нормам внутреннего права государства ведения деятельности. Законодательство о некоммерческих организациях в различных странах в общих вопросах организации
и осуществления деятельности имеет общие
положения, однако различается по частным
вопросам, таким, как, например, порядок регистрации, отчетности и участия иностранных
граждан в некоммерческих организациях.
Правовое положение иностранных некоммерческих организаций (ИНКО) на территории Российской Федерации определяется в
совокупности нормами закона государства, в
котором учреждено юридическое лицо, в части правоспособности организации (личного закона) и нормами российского законодательства в части правил и пределов осуществления деятельности на территории России.
Договорные отношения между ИНКО и
российским юридическим (или физическим)
лицом могут регулироваться как российским
правом, так и иностранным. Это правило
содержится в ст. 1210 ГК РФ и заключается
в том, что стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право,
которое подлежит применению к их правам
и обязанностям по этому договору. Так, в договоре пожертвования, заключенном между
российской НКО и английским фондом, может быть указано, что ко всем условиям, которые не урегулированы данным договором,
будет применяться право Англии и Уэльса, а
в случае возникновения спора стороны дого-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Функциональная природа иммунитетов
иностранных организаций предопределяет
необходимость их защиты от контроля со стороны отдельных государств-участников, обеспечения неподконтрольности их имущества
по месту нахождения международной организации и освобождения от налогов. Иммунитет межправительственных организаций
закрепляется в основном в их уставах, иных
учредительных документах. Уточнение иммунитетов имеет место в соглашениях (международных договорах), положениях уставов
межправительственных организаций, в постановлениях их органов, которые, как правило, включают несколько видов иммунитетов.
Среди них следует различать иммунитеты от
применения национального законодательства, от судопроизводства, изъятия собственности, контрольных мероприятий.
Таким образом, иммунитетом от какихлибо действий национальных властей на территории того или иного государства организация наделяется только в том случае, если
имеется соответствующий международный
договор. Такими иммунитетами наделяются,
например, представительства международных (межправительственных) организаций.
Некоммерческие организации, созданные в одном государстве и осуществляющие
свою деятельность за рубежом, подчиняются
в совокупности нормам двух правовых национальных систем – праву государства, в
котором учреждена организация (личному
закону), и праву государства, в котором организация ведет свою деятельность. Согласно
ст. 1202 ГК РФ, личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо. Это означает, что если
организация создана в иностранном государстве, то и требования к ее организационноправовой форме, наименованию, внутренней
структуре, а также отношениям с учредителями определяются правом этого государства.
Вместе с тем любое юридическое лицо, работающее в иностранном государстве, подчиняется нормам внутреннего права этого го91
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
вора будут руководствоваться правом страны
грантодателя. Если стороны в заключаемом
договоре не пришли к соглашению, нормами
какой страны руководствоваться, то в этом
случае действует другое правило, согласно
которому при отсутствии соглашения сторон
о подлежащем применению праве к договору
применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан.
ИНКО нельзя отнести к организациям,
традиционно наделяющимся иммунитетами.
Такие некоммерческие организации подпадают под режим иностранных организаций,
осуществляющих свою деятельность на территории иностранного государства. Данный
вывод подтверждается пп. 4 и 5 ст. 2 того же
закона № 7-ФЗ, который определил, что «под
иностранной некоммерческой неправительственной организацией… понимается организация, не имеющая извлечение прибыли в
качестве основной цели своей деятельности
и не распределяющая полученную прибыль
между участниками, созданная за пределами
территории Российской Федерации в соответствии с законодательством иностранного
государства, учредителями (участниками) которой не являются государственные органы.
Иностранная некоммерческая неправительственная организация осуществляет
свою деятельность на территории Российской
Федерации через свои структурные подразделения – отделения, филиалы и представительства». При этом если отделения признаются формой некоммерческой организации
и подлежат государственной регистрации
в качестве юридических лиц, то филиалы и
представительства иностранных некоммерческих неправительственных организаций
приобретают правоспособность на территории Российской Федерации со дня внесения
соответствующих сведений в реестр филиалов и представительств международных организаций и иностранных некоммерческих
неправительственных организаций.
Иностранным некоммерческим организациям в России предоставлен национальный
режим с некоторыми исключениями, связанными прежде всего с публичными правоотношениями. Так, ИНКО не вправе включать
в состав органов управления, попечительских
(наблюдательных) советов и иных своих органов лиц, занимающих в России государственные и муниципальные должности, деятельность которых осуществляется на территории
Российской Федерации, подчиняется действующему в России законодательству, при этом
российское законодательство предоставляет
ИНКО тот же объем гражданских прав и обязанностей, что и российским организациям.
Данное положение содержится в п. 1 ст. 2 ГК
РФ.
Таким образом, правовое регулирование
деятельности иностранных некоммерческих
организаций на территории Российской Федерации касается особенностей, вытекающих
из факта регистрации таких организаций в
иностранных государствах. В российском
праве при этом не закреплен специальный
режим, содержащий иммунитеты для данных
видов юридических лиц при осуществлении
ими деятельности на территории Российской
Федерации. Также не предусмотрен механизм
для наделения иностранных некоммерческих
организаций иммунитетами, в том числе от
проверок контрольными органами.
В случае если иностранные некоммерческие организации осуществляют сотрудничество с различными международными организациями с консультативной, организационной, иными целями, такое сотрудничество
оформляется специальными договорами, в
которых оговариваются привилегии ИНКО
с целью осуществления предусмотренных в
каждом конкретном случае задач.
На основании изложенного при решении
вопроса о возможности проведения контрольных мероприятий по отношению к
российским представительствам некоммерческих организаций необходимо определить,
является такая организация международной
(ООН, ЮНЕСКО, МОТ, ВОИС, ВОЗ и др.)
или иностранной (учрежденной на террито92
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
права оптимальным было бы исключить из
подп. 4 п. 5 ст. 32 Федерального закона «О некоммерческих организациях» правило об изъятии из числа организаций, в отношении которых проводятся контрольные мероприятия,
структурных подразделений иностранной неправительственной некоммерческой организации, обладающих иммунитетом от указанных
действий, поскольку, как описано выше, юридическое лицо, деятельность которого носит
трансграничный характер, может быть наделено иммунитетами только при наличии соответствующих международных договоров.
Академией Генеральной прокуратуры Российской Федерации
подготовлены и изданы книги:
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
рии иностранного государства), а также установить, имеется ли международное соглашение, предусматривающее данные привилегии.
В случае отсутствия таких соглашений иностранная некоммерческая организация не может ссылаться на наличие иммунитета, ограничивающего действия контрольных органов
в отношении такого юридического лица.
На наш взгляд, для устранения разночтений в сфере единого порядка контроля за деятельностью иностранных некоммерческих
организаций и приведения такого порядка в
соответствие с принципами международного
Актуальные проблемы прокурорского надзора за исполнением законов в валютной сфере в условиях функционирования Таможенного союза: сб. материалов круглого стола (Москва, 25 октября 2013 г.) / Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. – М., 2014. – 112 с.
Сборник посвящен вопросам контроля и надзора за исполнением законов в сфере валютного контроля в условиях функционирования Таможенного союза. В сборник включены статьи транспортных прокуроров, представителей
органов, осуществляющих валютный контроль, научных работников. Статьи содержат информацию о состоянии
законности в валютной сфере, положительном опыте и недостатках работы контролирующих органов. Даются рекомендации по проведению прокурорских проверок, предложения по совершенствованию валютного законодательства и системы валютного регулирования и контроля.
Предназначен для транспортных прокуроров, работников органов, осуществляющих валютный контроль, а также правоохранительных органов. Сборник может быть использован в работе по повышению квалификации прокурорских кадров.
Современные тенденции развития российского уголовного законодательства: сб. материалов круглого стола
(Москва, 10 июня 2014 г.) / [под общ. ред. О.Д. Жука]; Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. – М., 2014. – 188 с.
Сборник содержит материалы круглого стола «Современные тенденции развития российского уголовного законодательства», проведенного Академией Генеральной прокуратуры Российской Федерации, в ходе которого обсуждались следующие актуальные проблемы: социально-криминологическая обусловленность российского уголовного
законодательства; уголовно-политические основы реформирования российского уголовного законодательства; пределы уголовно-правового воздействия; основные тенденции развития российского уголовного законодательства;
факторы, влияющие на развитие российского уголовного законодательства; поиск оптимального баланса между
стабильностью и динамизмом российского уголовного законодательства; обеспечение системности российского
уголовного законодательства в условиях интенсивного реформирования; межотраслевое согласование российского
уголовного законодательства; технико-юридические аспекты реформирования российского уголовного законодательства; перспективы развития российского уголовного законодательства.
Для научных сотрудников, преподавателей, аспирантов, практикующих юристов.
93
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО
Роман Владимирович
ЖУБРИН
доктор юридических наук
УДК 341
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Международно-правовое сотрудничество
в борьбе с легализацией преступных доходов
Л
егализация преступных доходов достигла транснационального уровня и
стала представлять опасность не только для отдельных государств, но и для всего
международного сообщества. Являясь высшей точкой криминализации экономических отношений на национальном уровне и в
трансграничном пространстве, легализация
преступных доходов позволяет транснациональной организованной преступности с ее
несметными криминальными капиталами
успешно противостоять всему цивилизованному миру. Под давлением триллионных объемов «грязных» финансовых ресурсов рушатся политические режимы, государственные
и общественные устройства, финансовые системы и международные структуры.
Противодействие транснациональной лега­
лизации преступных доходов требует объе­
динения усилий различных государств.
Международное сотрудничество государств
в борьбе с легализацией преступных доходов
осуществляется на основе международных
договоров и их положений, имплементированных в национальное законодательство. В
соответствии со ст. 7 Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 8 ноября 1990 г., ст. 7 Конвенции ООН
о борьбе против незаконного оборота нарко-
тических средств и психотропных веществ от
20 декабря 1988 г., ст. 18 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г., ст. 46 Конвенции ООН против коррупции от 31 октября
2003 г. участники конвенций в максимально
возможной степени сотрудничают друг с другом и предоставляют самую широкую взаимную юридическую помощь в расследовании
легализации преступных доходов.
Международно-правовое сотрудничество
основано на общих принципах суверенного
равенства и территориальной целостности
государств, невмешательства во внутренние
дела других стран. Непосредственно правовая помощь осуществляется в соответствии с
принципами взаимной наказуемости, ненаказуемости за одно и то же преступление, целевого использования доказательств.
При осуществлении правовой помощи
по делам о легализации преступных доходов
принцип взаимной наказуемости трактуется
достаточно широко: от требования наличия
двойной криминализации как предикатного
преступления, так и отмывания до ограничения лишь сведениями об отмывании, что связано с различным уголовным законодательством стран. Согласно 37 рекомендации ФАТФ
взаимная юридическая помощь должна предоставляться независимо от того, размещают ли
94
МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО
ного разбирательства, к которым относятся
просьбы, а также наименование и функции
органа, осуществляющего это расследование,
уголовное преследование или судебное разбирательство;
c) краткое изложение соответствующих фак­
тов, за исключением того, что касается просьб
об ознакомлении с судебными документами;
d)описание запрашиваемой помощи и
подробная информация о любой конкретной
процедуре, которую желает применить обращающаяся с просьбой сторона;
e) по возможности данные о личности, местонахождении и гражданстве соответствующего лица;
f)цель сбора доказательств, информации
или принятия мер.
В России порядок направления запроса об
оказании правовой помощи регламентирован уголовно-процессуальным законодательством. Согласно ст. 453 УПК РФ при необходимости производства на территории иностранного государства допроса, осмотра, выемки, обыска, судебной экспертизы или иных
процессуальных действий, предусмотренных
указанным Кодексом, суд, прокурор, следователь, руководитель следственного органа, дознаватель вносит запрос об их производстве
компетентным органом или должностным
лицом иностранного государства в соответствии с международным договором Российской Федерации, международным соглашением или на основе принципа взаимности.
Запрос может быть направлен только по
возбужденному и находящемуся в производстве уголовному делу в пределах установленных уголовно-процессуальным законом
сроков предварительного следствия. Данное
требование связано с необходимостью обоснования проведения процессуальных действий в иностранном государстве. Запрос и
прилагаемые к нему документы переводятся
на официальный язык того иностранного государства, в которое они направляются.
В запросе могут быть указаны информация о соответствующем лице, а также, если
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
обе страны правонарушение в пределах одной и
той же категории правонарушений или обозначают правонарушение той же терминологией,
при условии, что обе страны криминализируют
поведение, лежащее в основе правонарушения.
ФАТФ рекомендует странам, насколько это
возможно, оказывать взаимную юридическую
помощь, несмотря на отсутствие такого преступления в законодательстве запрашиваемой
страны. Подобные стандарты закреплены и в
Конвенции ООН против коррупции (ст. 46), и
в Конвенции ООН против транснациональной
организованной преступности (ст. 18).
Условием эффективного сотрудничества
является принятие странами законодательных и иных мер, позволяющих удовлетворять
просьбы о правовой помощи. Например, в
Швейцарии действует Федеральный закон от
20 марта 1981 г. «О международной правовой
помощи по уголовным делам», который регулирует все процедуры международного сотрудничества по уголовным делам.
Основной формой международного сотрудничества в борьбе с легализацией преступных доходов является направление запросов об оказании правовой помощи, что
дает достоверную и полную информацию об
имуществе, полученном преступным путем
и находящемся за пределами страны, где совершено основное преступление, а также
предоставляет новые доказательства об обстоятельствах легализации преступных доходов, позволяет принять меры по обеспечению
возмещения причиненного преступлением
ущерба, гражданского иска, конфискации.
В соответствии с Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, Конвенцией ООН против транснациональной
организованной преступности, Конвенцией
ООН против коррупции в просьбе о взаимной правовой помощи указываются:
a) информация об органе, обратившемся с
просьбой;
b)существо вопроса и характер расследования, уголовного преследования или судеб95
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО
речь идет о юридическом лице, – о его штабквартире; информация об имуществе, являющемся объектом запроса, его местонахождении, связи с соответствующим лицом или лицами, а также с преступлением и любые имеющиеся сведения о правах других лиц на это
имущество. В запросе о наложении ареста на
имущество, которое может стать объектом постановления о конфискации, содержащего требование выплатить определенную сумму, указывается также максимальная сумма, которая
должна быть получена за счет этого имущества.
Для получения сведений о банковских операциях и счетах в запросе о правовой помощи необходимо указать точное наименование
кредитно-финансовых учреждений, их отделений; номера счетов или полные анкетные
данные лиц, на которых они открыты; наименование и реквизиты юридических лиц, для
которых открыты счета; данные о финансовых, банковских операциях и, если имеются,
о договорах, послуживших основанием для
проверки и получения документов по банковским счетам (с обязательным приложением
документов, содержащих сведения о запрашиваемых банковских счетах).
При необходимости проведения обыска
помещений или наложения ареста на имущество представляются сведения о принадлежности обвиняемому помещений, собственности, судебные решения о производстве данных следственных действий. Для того чтобы
просьба об аресте имущества и о замораживании счетов могла быть исполнена, от запрашивающего государства, как правило, требуется обосновать преступное происхождение
имущества, иначе исполнение просьбы может
быть затруднено1.
При подготовке и направлении ходатайств
о правовой помощи следует учитывать различия уголовного процесса России и запрашиваемых стран. К ходатайству о правовой
помощи должны прилагаться копии поста-
новления о возбуждении уголовного дела,
протоколов следственных действий, документов, постановления о привлечении в качестве
обвиняемого, постановления о выемках, обысках и наложении ареста. В целях сокращения
сроков исполнения ходатайств второй экземпляр ходатайства рекомендуется направлять
в Национальное бюро Интерпола России для
передачи по каналам Интерпола2.
Поступившее ходатайство о правовой помощи рассматривается компетентными органами запрашиваемой страны, которые обязаны и уполномочены выполнять просьбы
об оказании взаимной юридической помощи
или передавать их на исполнение соответствующим органам.
Генеральной прокуратурой Российской Федерации проводится значительная работа по
укреплению международного сотрудничества
с компетентными органами иностранных государств, расширению договорно-правовой базы
и совершенствованию практики применения
международных договоров о правовой помощи.
Учитывая транснациональный характер
легализации преступных доходов, актуальна
проблема возвращения таких доходов, вывезенных за рубеж. Имеются положительные
примеры возврата незаконно выведенных за
пределы России активов и имущества из Великобритании, Испании, Норвегии, США,
Швейцарии, принятия решений об аресте и
конфискации денежных средств и имущества
на основании российских запросов о правовой помощи в Латвии, Лихтенштейне, Монако, Сербии, Франции, Швейцарии.
В частности, в Латвии компетентными органами арестовано элитное жилье в г. Риге,
принадлежащее бывшему руководителю ОАО
«Банк Москвы», обвиняемому в многомиллионных хищениях средств этого банка. В рамках
исполнения запроса Генеральной прокуратуры
Волеводз А.Г. Правовые и методические основы деятельности органов предварительного следствия России по розыску, аресту и обеспечению конфискации за рубежом денежных средств и имущества, полученных преступным путем :
дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. С. 179.
2
Тамаев Р.С. Правовые и организационные особенности
получения доказательств по уголовным делам за рубежом //
Следственная практика. 2002. № 1. С. 240.
1
96
МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО
ных государств без перевода на русский язык,
хотя этого требуют оговорки, сделанные Российской Федерацией при ратификации Европейской конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 г.
Для исключения подобных фактов организуются встречи с представителями компетентных органов зарубежных государств,
разъясняются положения российского законодательства, разрабатываются двухсторонние договоры о правовой помощи по уголовным делам.
Работа по установлению и аресту преступных доходов осложняется длительными сроками рассмотрения ходатайств о правовой
помощи. Иногда длительность рассмотрения
запросов о правовой помощи обусловлена
особенностями национального законодательства. Например, недостатком ранее действовавшей редакции закона Швейцарии «О международной правовой помощи по уголовным
делам» являлась чрезмерная продолжительность процедуры предоставления международной правовой помощи, что было связано
с многочисленными средствами судебной защиты, которые зачастую использовались для
затягивания исполнения запроса. Изменения,
вступившие в силу с 1 февраля 1997 г., ужесточили и упростили процедуру оказания правовой помощи: отменено право подачи апелляции, решение о выдаче лицом документов и
имущества теперь является безотзывным.
Некоторые страны создают специальные
условия для сокрытия капиталов независимо от их происхождения. В черном списке
Министерства финансов Российской Федерации числится 41 страна и территория, где
затруднено или вообще невозможно получение достоверной информации о зарегистрированных там компаниях или счетах даже на
основании запроса о правовой помощи по
уголовным делам. Это, в частности, Британские Виргинские острова, Гибралтар, Гренада,
Содружество Доминики.
В последние годы Генеральной прокуратурой Российской Федерации принимались
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Российской Федерации о правовой помощи по
делу о мошенничестве в особо крупном размере в Италии наложен арест на автомобиль, три
банковских счета и другое имущество. Кроме
того, компетентными органами Италии в ходе
собственного расследования по факту легализации похищенных денежных средств наложен
арест на два дорогостоящих объекта недвижимости общей стоимостью свыше 2 млн евро и
два банковских счета3.
В целом сотрудничество прокуратуры
Российской Федерации с компетентными
органами зарубежных государств носит конструктивный характер. Тем не менее существует ряд проблем, затрудняющих оказание
международной правовой помощи. Органами
предварительного следствия нашей страны
при подготовке запросов продолжают допускаться нарушения уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации,
которые связаны с отсутствием процессуальных решений о проведении обыска или выемки, ходатайства о допросе в качестве свидетелей лиц, фактически являющихся подозреваемыми, истребование характеризующих
материалов в отношении свидетелей. В целях
повышения качества оформления запросов в
Генеральной прокуратуре Российской Федерации проводятся оперативные совещания с
участием прокуроров субъектов Российской
Федерации и приравненных к ним специализированных прокуроров, на которых рассматриваются вопросы практики организации
работы в сфере оказания правовой помощи
по уголовным делам, готовятся информационные письма по данному вопросу.
Компетентные органы иностранных государств в отдельных случаях направляют
запросы в нашу страну, минуя Генеральную
прокуратуру Российской Федерации, что не
соответствует международным договорам.
Некоторые запросы о правовой помощи поступают из компетентных органов иностран Справка об основных итогах работы Главного управления
международно-правового сотрудничества Генеральной прокуратуры Российской Федерации за 2013 г.
3
97
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО
меры к налаживанию международного сотрудничества с такими государствами. Была
проделана большая работа по подготовке, согласованию и подписанию межведомственных
соглашений о сотрудничестве с компетентными органами Кипра, Люксембурга, Черногории, Ливана, Доминиканской Республики,
республик Сейшельские Острова и ШриЛанка4. Готовы к подписанию семь соглашений
Генеральной прокуратуры Российской Федерации о сотрудничестве с компетентными органами Гибралтара, Мальдив, Непала, Нигерии,
Новой Зеландии и Эквадора.
Работа по повышению эффективности
международного сотрудничества в борьбе с
транснациональной легализацией преступных доходов должна включать укрепление
правовой базы сотрудничества как на международном уровне, так и посредством имплементации положений международных соглашений, рекомендаций ФАТФ. На повестке дня
стоит вопрос о ратификации Россией Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии, конфискации доходов от
преступной деятельности и финансировании
терроризма от 16 мая 2005 г.
Важной задачей для нашей страны представляется имплементация в национальное
законодательство в рамках 40 рекомендаций
ФАТФ норм о предоставлении органу финансовой разведки полномочий по приостановлению финансовых операций, связанных с
легализацией преступных доходов, введению
института гражданско-правовой конфискации доходов, полученных незаконным путем.
Повышению эффективности противодействия транснациональной легализации преступных доходов должно способствовать приведение его в соответствие с мировыми стандартами противодействия отмыванию, закрепленными в международных конвенциях.
Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г. предусматривает в ст. 12 возможность установления в законодательстве странучастниц требования о том, чтобы лицо, совершившее преступление, доказало законное
происхождение предполагаемых доходов от
преступления или другого имущества, подлежащего конфискации. Третья рекомендация ФАТФ говорит о том, что страны могут
принять меры, требующие от обвиняемого
подтверждения законного происхождения
собственности, подлежащей конфискации, с
учетом того, что такое требование допускается их внутренним законодательством. Согласно п. 39 Парижской декларации против отмывания денег странам – членам Европейского
союза предлагается ввести механизм распределения бремени доказывания незаконного
происхождения капиталов в духе соблюдения
положений Европейской конвенции о защите
прав человека и основных свобод.
Таким образом, международное сообщество не считает презумпцию невиновности
непреодолимым препятствием для возложения на обвиняемого обязанности доказать законное происхождение имущества, подлежащего конфискации как преступный доход или
орудие преступления. Данную обязанность
возможно регламентировать при соблюдении
всех прав человека и свобод. В определенных
случаях это бремя доказывания даже поможет обвиняемому отстоять имущество, нажитое законным путем.
Имплементация данных положений связана с определенными трудностями, которые
обусловлены особенностями российской правовой системы, а именно отсутствием в российском законодательстве института гражданско-правовой конфискации имущества
(«in rem», или «вещная конфискация»), законность происхождения которого не доказана.
В мировой практике уже давно апробирован данный институт. В некоторых странах
(Великобритания, Италия) вопросы конфискации преступно нажитого имущества ре-
Интервью заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Александра Звягинцева Российской газете.
Официальный сайт Генеральной прокуратуры Российской
Федерации. URL: http//genproc.gov.ru/smi/news
4
98
МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО
что данное имущество получено в результате
террористической деятельности и (или) является доходом от такого имущества, и проводить проверку на предмет достоверности этих
сведений. В случае отсутствия достоверных
сведений о законности происхождения денег,
ценностей, иного имущества и доходов от них
соответствующие материалы направляются в
органы прокуратуры Российской Федерации.
Генеральный прокурор Российской Федерации или подчиненные ему прокуроры при
получении указанных материалов в порядке,
установленном законодательством Российской Федерации о гражданском судопроизводстве, обращаются в суд с заявлением об
обращении в доход Российской Федерации
денег, ценностей, иного имущества и доходов
от них, в отношении которых лицом не представлены сведения, подтверждающие законность их приобретения.
Представляется необходимым законодательно регламентировать подобную процедуру и для изъятия доходов, полученных
от иных видов преступлений, например, совершенных организованными преступными
группами или сообществами. В этих целях
ст. 45 Гражданского процессуального кодекса
Российской Федерации может быть дополнена положением о том, что прокурор вправе
обратиться в суд с заявлением об обращении
в доход государства – Российской Федерации – имущества, в отношении которого не
представлено сведений, подтверждающих его
приобретение на законные доходы.
Одним из эффективных способов международного сотрудничества в борьбе с легализацией преступных доходов является прикомандирование сотрудников российских правоохранительных органов к спецслужбам зарубежных государств с целью обмена опытом.
Подобный подход позволит в последующем
более эффективно расследовать уголовные
дела, возбуждаемые по преступлениям международного характера. В дальнейшем может
быть рассмотрена возможность заключения
международных договоров, предусматриваю-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
шаются в рамках не только уголовного, но и
гражданского процесса, в основу которых положен иной порядок доказывания. Если есть
обоснованные подозрения, ответчик должен
сам доказать законность происхождения своего имущества.
Изменения российского законодательства
последних лет сделали возможным установление процедуры доказывания законности
происхождения имущества в рамках гражданского судопроизводства. Так, в ст. 17 Федерального закона от 03.12.2012 № 230-ФЗ
«О контроле за соответствием расходов лиц,
замещающих государственные должности, и
иных лиц их доходам» предусмотрено право
Генерального прокурора Российской Федерации или подчиненных ему прокуроров при
получении материалов, свидетельствующих
о несоответствии расходов лиц, указанных в
п. 1 ч. 1 ст. 2 данного закона, супруги (супруга)
и несовершеннолетних детей их общему доходу, а также материалов, полученных в результате осуществления контроля за расходами в
порядке, установленном законодательством
о гражданском судопроизводстве, обращаться в суд с заявлением об обращении в доход
Российской Федерации земельных участков,
других объектов недвижимости, транспортных средств, ценных бумаг, акций (долей участия, паев в уставных (складочных) капиталах
организаций), в отношении которых не представлено сведений, подтверждающих их приобретение на законные доходы.
Кроме того, согласно ч. 1.2 ст. 18 Федерального закона от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» федеральные органы
исполнительной власти, осуществляющие в
пределах своих полномочий противодействие
терроризму и уполномоченные на осуществление оперативно-розыскной деятельности,
вправе истребовать сведения о законности
происхождения денег, ценностей, иного имущества и доходов от них у близких родственников, родственников и близких лиц лица,
совершившего террористический акт, при
наличии достаточных оснований полагать,
99
МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО
щих создание на постоянной или временной
основе органов по проведению совместных
расследований преступлений международного характера.
Библиографический список
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
1 Волеводз А.Г. Правовые и методические
основы деятельности органов предварительного следствия России по розыску, аресту
и обеспечению конфискации за рубежом
денежных средств и имущества, получен-
ных преступным путем : дис. … канд. юрид.
наук. – Москва, 1999.
2 Интервью заместителя Генерального
прокурора Российской Федерации Александра Звягинцева Российской газете. Официальный сайт Генеральной прокуратуры Российской Федерации. URL: http//genproc.gov.
ru/smi/news.
3 Тамаев Р.С. Правовые и организационные особенности получения доказательств по
уголовным делам за рубежом // Следственная
практика. – 2002. – № 1.
Вячеслав Николаевич
ДОДОНОВ
кандидат юридических наук
УДК 347.962
Институт специальных (независимых)
прокуроров в зарубежных странах
и целесообразность его введения
в Российской Федерации
С
пециальные прокуроры в узком смысле
– это институт независимых прокуроров, которые находятся вне иерархии
исполнительной власти и вне общей системы
прокурорских органов, поскольку на них возлагается задача расследования деяний высших должностных лиц либо руководителей
самой прокуратуры или иных дел, имеющих
особый резонанс в обществе. В таком понимании институт специального прокурора существует в США, Индии, Республике Корея,
Швейцарии, Эфиопии. При этом, однако, он
нигде не закреплен конституционно и, как
правило, не имеет четкой законодательной
регламентации, поскольку создается в особых, чрезвычайных случаях и действует на
основе специальных постановлений. Например, в США закон, касающийся специальных
прокуроров, утратил силу в 1999 г., и в настоящее время деятельность таких прокуроров
(точнее, специальных советников) регламентируется подзаконным актом.
В Республике Корея временные должности специальных прокуроров учреждаются
особыми парламентскими актами в связи с
необходимостью расследования случаев политической коррупции. Специальный прокурор назначается президентом по инициативе
100
МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО
URL: http://koreanlii.or.kr/w/index.php/Special_prosecutor
Отчет о семинаре «Опыт организации аппаратов омбудсманов в Швеции» (26–28 апреля 2007 г., Санкт-Петербург).
URL: http://law.edu.ru/script/cntsource.asp?cntID=100119948
3
URL: http://www.serstakursaksoknari.is/english/special-prosecutor/
4
URL: http://www.serstakursaksoknari.is/english/laws-and-regu­
lations/
5
Организация и деятельность органов прокуратуры зарубежных стран: информ.-аналит. справ. / В.Н. Додонов, Э.Н.
Примова, Т.А. Решетникова, С.П. Щерба; под общ. науч. ред.
С.П. Щербы. М.: Юрлитинформ, 2010. С. 75.
1
2
В Швейцарии специального прокурора назначает Федеральный Совет (правительство)
для расследования нарушений, связанных с
деятельностью прокуратуры.
В Эфиопии в 1993–2007 гг. действовала
группа специальных прокуроров, уполномоченных осуществлять уголовное преследование деятелей бывшего военного режима Менгисту Хайле Мариама. Руководители
этой группы были назначены парламентом по
представлению премьер-министра6.
Понятие специальных прокуроров встречается в законодательстве и других стран,
однако в него вкладывается иной смысл. Например, в Косово институт специальных прокуроров учрежден для преследования за деяния исключительной тяжести, такие как терроризм или международные преступления. В
таких случаях правильнее было бы говорить о
специализированных прокурорах.
Ввиду своего исключительного характера рассматриваемый институт остается
пока практически не исследованным в оте­
чественной науке и вообще малозаметным,
оказывается за рамками при рассмотрении
устройства и деятельности зарубежных правоохранительных органов, в том числе прокурорских. Например, о нем нет упоминаний
даже в весьма обстоятельном энциклопедическом справочнике «Правовые системы стран
мира», изданном в России в 2003 г.7
Относительную известность получил, пожалуй, лишь институт специальных прокуроров в США.
История института специальных прокуроров в США может быть условно разделена на
три этапа. Первый – до 1977 г., когда законодательного регулирования института не было
вовсе, тем не менее специальные прокуроры
осуществляли свою деятельность. Второй –
до 1999 г., когда деятельность специальных
прокуроров регламентировалась особым за-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
спикера Национальной ассамблеи (парламента) из двух кандидатур, предложенных Корейской ассоциацией юристов1.
В Индии специальные государственные
обвинители назначаются правительством
штатов для ведения особых дел (например,
затрагивающих действия полиции и злоупотребления властью).
В Швеции парламентский омбудсман может действовать как специальный прокурор,
если необходимо провести расследование и
уголовное преследование в отношении высших должностных лиц по обвинениям в злоупотреблении властью2.
В Исландии офис специального прокурора
был учрежден в 2008 г. для расследования обстоятельств, предшествовавших банковскому
коллапсу в стране и сопровождавших его3. Он
регулируется законом № 135 от 11 декабря
2008 г.4 Специальный прокурор назначается
на должность министром юстиции и обладает
всеми полномочиями как по проведению полицейского расследования, так и поддержанию обвинения в суде.
Очевидно, образцом для исландских законодателей послужил специальный прокурор
Дании, действующий в масштабах всей страны и занимающийся особо сложными финансовыми и экономическими преступлениями.
Он возглавляет бюро по серьезным мошенничествам, в котором работают три заместителя
и штат помощников. Это единственный прокурор, которому напрямую подчинен штат
полицейских следователей5. Данный пример
показывает отсутствие четких границ между
специализированным и специальным прокурорами.
URL: http://www.usip.org/publications/special-prosecutors-officeethiopia
7
Правовые системы стран мира : энцикл. справ. / под ред.
А.Я. Сухарева. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2003.
6
101
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО
коном. И наконец, третий – с 1999 г. по настоящее время, когда деятельность специальных
прокуроров регулируется исключительно ведомственным актом.
На протяжении этого времени менялось
наименование специальных прокуроров (независимые прокуроры, специальные советники
и т.д.), порядок назначения и др. Оставалась
неизменной суть их деятельности: специальный прокурор – это внештатное, тем не менее процессуальное лицо, уполномоченное на
проведение расследования уголовно наказуемого
деяния, совершенного с участием или с заинтересованностью высокопоставленных лиц, когда
имеются основания сомневаться, что расследование обычным порядком будет объективным8.
Специальный прокурор назначается, как
правило, из числа бывших прокуроров, пользующихся доверием общества. Он наделяется
всеми без исключения полномочиями штатного прокурора и осуществляет свою деятельность независимо от каких-либо органов
или должностных лиц. При необходимости
ему предоставляются требуемый персонал
и средства из бюджета для финансирования
деятельности. Отстранение специального
прокурора или его замена возможны в исключительных случаях совершения дисциплинарных проступков или процессуальных
нарушений и только с ведома Конгресса.
Первый в истории США специальный прокурор Арчибальд Кокс был назначен Президентом Никсоном в 1973 г. для расследования
Уотергейтского скандала. В это время отсутствовало законодательство, регламентирующее назначение специальных прокуроров, и
решение о его назначении было, скорее, политическим.
После Уотергейта, в 1977 г., Конгресс принял Акт об этике в правительстве (Акт), ко Сообщение представителя Министерства юстиции США
Томаса Файерстоуна на заседании группы экспертов Центра правовых и экономических исследований 21 февраля
2012 г. URL: http://lecs-enter.hse.ru/index.php?option=com_
content&view=article&id=230:on-special-prosecutorsusa&catid=44:events
8
торый впервые определил процедуры назначения специальных прокуроров. В соответствии с Актом при наличии подозрений в совершении преступления в отношении особых
лиц Генеральный прокурор (Attorney General)
был обязан инициировать предварительное
расследование. Если предварительное расследование подтверждало обоснованность подозрений, Генеральный прокурор был обязан
обратиться к коллегии из трех судей, формируемой в соответствии с названным Актом,
именуемой Cпециальной коллегией (Special
Division), которая и назначала независимого
прокурора (independent council).
В 1999 г. после завершения расследования
дела Уайтвотер–Левински вышеуказанный
Акт прекратил свое действие.
В настоящее время деятельность специальных прокуроров, точнее специальных советников (special counsel), регламентируется гл. 6
Свода федеральных правил (СФП), который
является подзаконным актом. СФП наделяет Генерального прокурора более широкими
полномочиями в принятии решения о назначении специального прокурора и большими
возможностями влияния на расследование,
проводимое специальными прокурорами.
Секция 600.1 СФП предоставляет право
Генеральному прокурору назначать специального прокурора всякий раз, когда Генеральный прокурор решает, что уголовное расследование требуется, и когда расследование
Департаментом юстиции влечет конфликт
интересов или «другие чрезвычайные обстоятельства» и «эти обстоятельства требуют
назначения стороннего специального прокурора в публичных интересах». Решение Генерального прокурора окончательное9.
Секция 600.3 СФП требует, чтобы специальный прокурор был юристом, не состоящим на государственной службе, имел хорошую репутацию честного и беспристрастного
лица и необходимый опыт, свидетельствующий, что расследование будет осуществлять Там же.
9
102
МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО
ются коллективный профессиональный опыт
и навыки, чтобы разобраться, где поступки,
содержащие признаки преступлений, а где
действия, влекущие политическую ответственность. Он позволит главе государства
устранять причины межведомственных противоречий, призывать к ответу любого, кто
противопоставляет интересам государства
личные или ведомственные амбиции».
На наш взгляд, закрепление в России на
конституционном или даже на законодательном уровне института специального (независимого) прокурора представляется нецелесообразным по нескольким причинам.
Прежде всего, российская прокуратура
исторически действует на основе принципа
независимости прокуроров от любых других
органов власти. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» (ст. 5) подчеркивает недопустимость вмешательства в
осуществление прокурорского надзора. Появление некоего «независимого специального
прокурора» автоматически означало бы признание, что все другие прокуроры в Российской Федерации зависимы и не в состоянии
беспристрастно выполнять свой долг.
Во-вторых, выделение должности специального прокурора нарушило бы другой не
менее фундаментальный принцип деятельности российской прокуратуры, а именно ее
единства и централизации. Хотя с принятием Закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации
от 05.02.2014 № 2-ФКЗ «О Верховном Суде
Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации» из ст. 129 Конституции
Российской Федерации было исключено положение о том, что «прокуратура Российской
Федерации составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих
прокуроров вышестоящим и Генеральному
прокурору Российской Федерации», оно попрежнему сохраняется в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации»
(ч. 1 ст. 1): «Прокуратура Российской Федерации – единая федеральная централизованная
103
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ся компетентно в соответствии с полным пониманием уголовного закона и процедурных
правил.
Компетенция специального прокурора
определяется Генеральным прокурором и
обязательно включает правомочия по расследованию и поддержанию обвинения по делам
о федеральных преступлениях, совершенных
в процессе и с целью противодействия расследованию специального прокурора, таким как
дача заведомо ложных показаний, неуважение к суду. Компетенция специального прокурора может быть при необходимости расширена Генеральным прокурором.
Специальный прокурор может быть подвергнут дисциплинарному наказанию или
отстранен от расследования только на основании решения Генерального прокурора
и только в случае нарушения обязанностей,
невозможности продолжения деятельности,
конфликта интересов или по иной уважительной причине, включая нарушение процедур
Департамента юстиции (секция 600.7 СФП).
В целом можно утверждать, что в мире
отсутствует достаточный опыт законодательного регулирования данного института,
который мог бы быть обобщен, осмыслен и
использован Россией. В каждой стране этот
опыт по-своему уникален и слишком сильно
привязан к особенностям ее политической и
правовой культуры.
Тем не менее в последние годы в России стал
подниматься вопрос о необходимости введения в нашу правовую систему должности специального прокурора (прокуроров). Например, 18 мая 2011 г. в Российской газете была
опубликована статья председателя Комитета
Совета Федерации по правовым и судебным
вопросам Анатолия Лыскова, в которой он
предложил создать в России правовой институт независимого прокурора или коллегию
уполномоченных прокуроров. По мнению сенатора, такой орган «сможет обеспечить объективное расследование в отношении высших
должностных лиц государственной власти,
для чего помимо специальных знаний требу-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО
система органов, осуществляющих от имени
Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации»10.
В-третьих, подлинная независимость прокурора определяется не только механизмами
его назначения и положением в системе государственных органов, но и личностными качествами, уровнем правосознания и степенью
зрелости гражданского общества. В нашей недавней истории уже были примеры, когда Генеральный прокурор при исполнении своего
служебного долга действовал даже наперекор
мнению главы государства.
С другой стороны, пример США показывает, что специальный прокурор там не является институционально независимым, поскольку назначается и смещается генеральным атторнеем (министром юстиции) по указанию
президента. Первый специальный прокурор
был уволен по приказу президента Никсона,
против которого проводил расследование.
Независимость американских спецпрокуроров определяется совсем другими факторами
политического порядка.
Наконец, нельзя не заметить, что появление фигуры специального прокурора окончательно нарушило бы логику эволюции
полномочий российских прокуроров в части
уголовного преследования и вступило бы в
противоречие с общим направлением реформы уголовного процесса, проводившейся на
протяжении последних лет. Дело в том, что
функцией специальных (независимых) прокуроров в тех странах, опыт которых был
рассмотрен выше, является расследование и
уголовное преследование по особо значимой
категории преступлений в досудебных стадиях уголовного судопроизводства, а у прокуратуры России с 2007 г. нет функции расследования и полномочий уголовного преследования в досудебном производстве вообще.
Хотя, конечно, ничто не мешает российскому
законодателю, если он все же учредит пост
специального прокурора, наделить его любыми полномочиями, которых нет у обычных
прокуроров.
Библиографический список
1 Организация и деятельность органов
прокуратуры зарубежных стран. информ.аналит. справочник / В.Н. Додонов, Э.Н. Примова, Т.А. Решетникова, С.П. Щерба; под общ.
науч. ред. С.П. Щербы. – Москва : Юрлитинформ, 2010.
2 Правовые системы стран мира : энцикл.
справ. / под ред. А.Я. Сухарева. 3-е изд., перераб. и доп. – Москва : Норма, 2003.
URL: http://base.garant.ru/10164358/1/#block_100
10
104
ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
Михаил Владимирович
КОЛЕСОВ
УДК 343.10
Еще раз к вопросу о возбуждении
уголовного дела прокурором
фактически «проводится повторная проверка
доводов, представленных прокуратурой, но
уже лицами, полномочными возбудить уголовное дело»1, что, на наш взгляд, ведет к волоките и нарушению права гражданина на доступ к правосудию.
Наше мнение в данной части совпадает с
мнениями О.А. Малышевой, Ф.Г. Абдуллаева
и О.А. Зайцева, указывающих, что несвоевременность возбуждения уголовного дела ведет
к затягиванию сроков расследования, усложняет сбор доказательств по делу, но самое
главное – нарушает права и законные интересы пострадавших от преступлений2.
Принятая процессуальная модель приводит
к затягиванию возбуждения уголовного дела.
Помимо прочего, нелогична позиция законодателя, предписывающего в п. 2 ст. 27 закона о прокуратуре прокурору при наличии
оснований, с одной стороны, полагать, что нарушение прав и свобод человека и гражданина имеет характер преступления, принимать
меры к тому, чтобы лица, его совершившие,
были подвергнуты уголовному преследова-
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
В
озбуждение уголовного дела – самостоятельная и обязательная стадия
уголовного судопроизводства России,
которая включает комплекс процессуальных
действий, осуществляемых уполномоченными должностными лицами на основании нормативных требований УПК РФ и связанных с
принятием сообщений о преступлениях, проверкой содержащихся в них сведений и вынесением решения по существу поступившего
сообщения.
Фактически с момента возбуждения уголовного дела начинается уголовное преследование. Оно опирается на принцип публичности, который раскрывается в ч. 2 ст. 21
УПК РФ, где отмечается, что в каждом случае
обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают предусмотренные УПК РФ
меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в
совершении преступления.
Прокурор, инициируя вопрос о возбуждении уголовного дела, выносит постановление
и направляет материалы в компетентный орган, что, однако, не обязывает должностных
лиц этого органа соглашаться с мнением прокурора. Они могут принять решение об отказе в возбуждении уголовного дела. В этом случае, как верно подмечено В. Стрельниковым,
Стрельников В. Уголовное преследование прокуратурой //
ЭЖ-Юрист. 2012. № 1–2.
2
Абдуллаев Ф.Г., Зайцев О.А. Уголовно-процессуальная деятельность начальника исправительного учреждения. М. : Северный город-7, 2004. С. 80; Малышева О.А. Возбуждение уголовного дела: теория и практика : монография. М., 2008. С. 49.
1
105
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
нию, однако, с другой стороны, инициировать
процесс уголовного преследования самостоятельно – т.е. принять решение о возбуждении
уголовного дела – не позволяет. В то же время
функция осуществления прокурором уголовного преследования законодательно закреплена в Федеральном законе «О прокуратуре
Российской Федерации».
Усматривается, что наличие у прокурора
полномочия по принятию решения о возбуждении уголовного дела представляется однозначно необходимым и действенным орудием в борьбе с различными нарушениями, в
том числе сокрытием преступлений от учета
должностными лицами правоохранительных
органов. Обнаружив сокрытое от учета преступление, прокурор мог бы без промедления
возбудить уголовное дело и направить его для
предварительного расследования в соответствующий орган согласно правилам территориальной подследственности. Сокращение
срока между обнаружением сокрытого преступления и принятием решения о возбуждении уголовного дела оказывает явное положительное воздействие на дальнейшее расследование уголовного дела и возможность
привлечения виновных лиц к уголовной ответственности.
Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 02.06.2011 № 162 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия» обязывает прокуроров,
«выявляя нарушения порядка приема, регистрации и разрешения сообщений о преступлениях, добиваться их устранения, а при обнаружении признаков должностного правонарушения принимать меры к привлечению
виновных лиц к ответственности, в том числе
уголовной». Однако реальных возможностей
для этого у прокурора нет.
Вместе с тем имеются и оппоненты, указывающие на отсутствие необходимости возвращать прокурору право возбуждать уголовное дело. По нашему мнению, особенно
заслуживают внимания исследования, про-
веденные Б.Я. Гавриловым, который рассматривает проблему сокрытия уголовных дел
от учета через призму уголовно-правовой
статистики. Мы разделяем его мнение о том,
что «состояние преступности в России позволяют сделать вывод о наличии все эти годы в
регистрации и учете преступлений административного фактора. Его существо заключается в том, что... в первый год после назначения руководителя органа внутренних дел (от
городского, районного отдела милиции до
министра внутренних дел включительно) количество зарегистрированных преступлений
увеличивалось... Но уже в следующий год отмечалось сокращение показателя количества
регистрируемых преступлений, на основании
чего руководители правоохранительных органов отчитывались о своей «успешной» работе по борьбе с преступностью»3.
Однако, как справедливо указывает Б.Я. Гаврилов, противоправное посягательство как
объективно свершившееся событие и преступление в его уголовно-правовом понимании
являются по своей сути различными явлениями, отождествление которых недопустимо.
Также необходимо подчеркнуть, что упомянутый «административный фактор», негативно влияющий на деятельность правоохранительных органов, является следствием
оценки результатов их работы исключительно на основании статистических показателей.
Таким образом, необходимость снижения
преступности влечет за собой необходимость
сокрытия преступлений от учета.
Кроме того, Б.Я. Гаврилов приводит иное
обоснование своей позиции об отсутствии
необходимости наделения прокурора правом
лично возбуждать уголовное дело: «…кроме
популистских фраз о необходимости незамедлительного возбуждения прокурором уголовного дела при выявлении признаков преступления никаких реальных аргументов, в том
Гаврилов Б.Я. Изменение криминальной ситуации в России в аспекте проблем формирования уголовной статистики
// Преступность, организованная преступность и проблемы
безопасности. М., 2010. С. 19.
3
106
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
Гаврилов Б.Я. Перераспределение процессуальных и надзорных полномочий между прокурором и руководителем
следственного органа: объективная необходимость или волюнтаризм в праве // Уголовное судопроизводство. 2009. № 4.
С. 35–44.
5
Гаврилов Б.Я. Изменение криминальной ситуации в России
в аспекте проблем формирования уголовной статистики //
Преступность, организованная преступность и проблемы
безопасности. М., 2010. С. 21.
6
URL:http://news.rambler.ru/22242147/
7
URL:http://www1.umn.edu/humanrts/russian/euro/RRec(87)18.html
4
следствия должны являться в весомой степени подчиненными и подотчетными, чего в соответствии с действующим процессуальным
законодательством применительно к органам
предварительного следствия не наблюдается.
Отсутствие полномочия у российских прокуроров возбуждать уголовное дело – бесспорно, негативный фактор, поскольку предполагает длительный по времени процесс рассмотрения сообщения о преступлении по существу и является прямым нарушением ст. 61
УПК РФ.
Кроме того, данное обстоятельство оказывает негативное влияние и на количество
сокрытых от учета преступлений, которое
остается стабильно высоким. Так, благодаря
вмешательству прокуратуры в 2009 г. восстановлено на учет 5977 преступлений, в 2010 г. –
6639, в 2011 г. – 5803; уголовные же дела, возбужденные в отношении должностных лиц
по фактам сокрытия преступлений от учета,
фактически единичны.
Такие статистические данные позволяют
признать, что сотрудниками правоохранительных органов ежегодно скрываются от
учета тысячи преступлений, расследование
по которым если впоследствии и проводится,
то является крайне затруднительным и малоэффективным.
Исходя из изложенного, считаем, что наделение прокуроров правом на возбуждение
уголовного преследования могло бы оказать
положительное влияние как на криминогенную обстановку в целом, так и на уровень сокрытия преступлений от учета в частности.
Однако внесение подобной новеллы в отечественное законодательство, например по образу правовой модели, действующей в США
или действовавшей в нашей стране до 1917 г.,
должно неизбежно повлечь за собой и другие
реформы норм уголовного процесса, что потребует значительных финансовых затрат и
сложных организационных мероприятий.
Также следует отметить, что уголовный
процесс в соответствии с имеющимися нормативными правилами может работать толь-
107
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
числе и статистических данных, сторонники
этого предложения в обоснование своих требований не приводят»4.
Б.Я. Гаврилов предлагает на нормативном
уровне ввести новую дефиницию «единицы
учета преступления»5 и упразднить стадию
возбуждения уголовного дела. В этом случае,
по его мнению, не будет смешения понятия
«преступление» с уголовно-правовой и статистической точек зрения, что в результате
исключит манипуляции со статистическими
данными.
На наш взгляд, существуют и иные пути
решения данной проблемы. Стадия возбуждения уголовного дела в отечественном праве
является наследием советского уголовно-процессуального законодательства, а наличие у
прокурора права на возбуждение уголовного дела – олицетворением его ведущей роли.
Вместе с тем правом на возбуждение уголовного преследования или отказа в нем наделялся прокурор и в дореволюционной России. В
частности, Генеральным прокурором Российской Федерации Ю.Я. Чайкой в ходе парламентских слушаний в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации,
проходивших 18 ноября 2013 г., было указано:
«Прокуроры должны быть наделены правом
возбуждения уголовного преследования – по
этому пути идут все ведущие страны: США,
Франция, ФРГ, Великобритания и другие»6.
Так, согласно Рекомендации № R (87)18
Комитета министров Совета Европы, принятым 17 сентября 1987 г., «на этапе полицейского расследования судебный орган должен
руководить действиями полиции и контролировать их»7, т.е. органы предварительного
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
ко в условиях полного отсутствия нарушений, разногласий между прокуратурой и органами предварительного расследования и
без влияния различных «административных
факторов». В этой части стоит полностью согласиться с С.Э. Арзиани, поскольку к такой
идеальной модели можно только стремиться8.
Исходя из изложенного, мы приходим к
выводу, что оптимальным решением рассмотренных проблем следует считать возвращение прокурору права на возбуждение уголовного дела. Подобный шаг не следует рассматривать как нарушение системы сдержек
и противовесов, поскольку, как справедливо
указано К.И. Амирбековым, «полномочия
прокурора по возбуждению уголовного дела
по материалам собственной надзорной проверки есть не вторжение в компетенцию по
расследованию преступления, а всего лишь
логическое завершение его надзорной работы по выявлению нарушений уголовного
закона»9.
Арзиани С.Э. Надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования // Законность. 2011.
№ 1. С. 44.
9
Амирбеков К.И. Баланс полномочий прокурора и руководителя следственного органа: концептуальный подход // Вестн.
Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. 2013. № 1(33). С. 30.
8
Библиографический список
1 Абдуллаев Ф.Г., Зайцев О.А. Уголовнопроцессуальная деятельность начальника исправительного учреждения. – Москва : Северный город-7, 2004.
2 Амирбеков К.И. Баланс полномочий прокурора и руководителя следственного органа: концептуальный подход // Вестн. Акад.
Ген. прокуратуры Рос. Федерации. – 2013. –
№ 1(33).
3 Арзиани С.Э. Надзор за процессуальной
деятельностью органов предварительного
расследования // Законность. – 2011. – № 1.
4 Гаврилов Б.Я. Изменение криминальной
ситуации в России в аспекте проблем формирования уголовной статистики // Преступность, организованная преступность и проблемы безопасности. – Москва, 2010.
5 Гаврилов Б.Я. Перераспределение процессуальных и надзорных полномочий между
прокурором и руководителем следственного
органа: объективная необходимость или волюнтаризм в праве // Уголовное судопроизводство. – 2009. – № 4.
6 Малышева О.А. Возбуждение уголовного
дела: теория и практика : монография. – Москва, 2008.
7 Стрельников В. Уголовное преследование прокуратурой // ЭЖ-Юрист. – 2012.
108
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
Андрей Васильевич
ОНУФРИЕНКО
УДК 343.352
Понятие коррупции в международном
и российском праве
Эстрин А.Я. Взяточничество // Тр. кружка уголовного права при С.-Петерб. ун-те. СПб., 1913.
2
Подгрушный М.А. Взяточничество и коррупция: вопросы терминологии и средства противодействия // Вестн. Удмуртск. ун-та экономики и права. Вып. 2. 2012. С. 41.
1
Согласно Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции, принятой резолюцией 58/4 Генеральной Ассамблеи ООН 31 октября 2003 г. и являющейся
одним из универсальных международных
юридических документов по противодействию этому явлению, которую Российская
Федерация подписала в числе первых стран
9 декабря 2003 г. и ратифицировала 8 марта
2006 г., коррупция поражает общество самым различным образом, подрывает основы демократии и верховенства права, ведет
к нарушению прав человека, препятствует
работе рынков, ухудшает качество жизни и
создает условия для процветания организованной преступности, терроризма и других явлений, угрожающих безопасности
человека.
Вместе с тем Конвенция Организации
Объединенных Наций против коррупции не
дает определения коррупции, видимо, чтобы
государства – участники Конвенции имели
право самостоятельно трактовать это явление
в наиболее приемлемой для их законодательства формулировке.
По линии ООН определение коррупции
дано в справочных материалах по борьбе с
коррупцией. Согласно им коррупция представляет собой отсутствие порядочности и
честности, подверженность взяточничеству,
использование должностного положения для
получения выгоды нечестным путем, злоупо-
109
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
К
оррупция пока не имеет общепринятого определения. Сложность заключается в том, что она постоянно видоизменяется, адаптируясь к нововведениям в законодательстве, направленном на борьбу с ней,
пытаясь тем самым легализоваться.
В российской литературе впервые термин
«коррупция» был употреблен А.Я. Эстриным
в 1913 г. в работе «Взяточничество» и определялся как подкупаемость и продажность государственных чиновников, должностных лиц,
а также общественных и политических деятелей вообще1. Однако официально данный
термин в тот период в российском законодательстве не употреблялся. В этом определении
отчетливо прослеживалась его обязательная
составляющая – наличие имущественных выгод или привилегий. На протяжении 50 лет он
наиболее точно отражал суть не только преступлений, которые с позиции современных
подходов, в том числе отраженных в международных конвенциях и российском законодательстве, можно было бы назвать коррупционными, но и различных проявлений коррупции, имеющих характер административных правонарушений, гражданско-правовых
деликтов и дисциплинарных проступков2.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
требление служебным положением для личной выгоды3.
Данное определение довольно поверхностно описывает коррупцию, тем не менее оно
отражает два свойственных коррупции признака – противоправность использования
служебного положения и его направленность
на извлечение личной выгоды.
Коррупция не определена и в Конвенции
Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию, принятой в г. Страсбурге
27 января 1999 г., которую Российская Федерация подписала в тот же день, а ратифицировала 25 июля 2006 г.
А вот в Конвенции о гражданско-правовой
ответственности за коррупцию, принятой
Советом Европы 4 ноября 1999 г. в г. Страсбурге, которую Россия в отличие от большинства других стран еще не подписала, указано,
что коррупция представляет собой просьбу,
предложение, дачу или принятие, прямо или
косвенно, взятки или любого другого ненадлежащего преимущества или обещания такового, которые искажают нормальное выполнение любой обязанности или поведение,
требуемое от получателя взятки, ненадлежащего преимущества или обещания такового.
При описании коррупции в Конвенции
сделан акцент на том, что этому явлению
свойственны не только активные действия со
стороны должностных лиц, проявляющиеся
в виде просьбы или получения взятки, но и
активные действия иных лиц, а именно граждан, которые предлагают или дают взятки за
совершение в их пользу действий, искажающих нормальное выполнение обязанностей
или поведение должностных лиц.
Целесообразно обратить внимание на еще
один малоизвестный документ международного характера, до сих пор имеющий юридическую силу, а именно на Кодекс поведения
должностных лиц по поддержанию право Справочник материалов по борьбе с коррупцией // Официальный интернет-сайт Управления ООН по наркотикам и
преступности. 2004 г. URL: http://www.unodc.org/pdf/9dec04/
resourceguide_r.pdf (дата обращения: 21.08.2014).
3
порядка, принятый резолюцией Генеральной
Ассамблеи ООН еще 17 декабря 1979 г. Как
и Конвенция ООН против коррупции, Кодекс хотя и предлагает определять понятие
коррупции в соответствии с национальным
правом, но при этом рекомендует характеризовать ее как совершение или несовершение
какого-либо действия при исполнении обязанностей или по причине этих обязанностей
в результате требуемых или принятых подарков, обещаний или стимулов или их незаконное получение всякий раз, когда имеет место
такое действие или бездействие. В этом же
Кодексе указано, что «акт коррупции» следует
понимать как попытку коррупцирования.
Как видно из этого определения, под коррупцией наряду с активными действиями
должностных лиц, направленными на приобретение для себя различных преимуществ
путем использования своих обязанностей,
предлагается понимать и бездействие должностных лиц при исполнении ими своих обязательств. Однако здесь не раскрыто, в чем
именно заключается подкуп должностных
лиц и с какой целью он совершается.
Похожее определение коррупции дает свободная энциклопедия «Википедия», на интернет-страницах которой содержится огромное
количество антикоррупционных материалов
и коррупция определяется термином, обычно обозначающим использование должностным лицом своих властных полномочий и
доверенных ему прав в целях личной выгоды,
противоречащее законодательству и моральным установкам. Кроме того, под коррупцией
принято понимать подкуп должностных лиц,
их продажность.
Согласно ст. 8 Конвенции Организации
Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности,
принятой резолюцией № 55/25 Генеральной
Ассамблеи ООН 15 ноября 2000 г. в г. НьюЙорке, которую Российская Федерация подписала в г. Палермо 12 декабря 2000 г. и ратифицировала 26 апреля 2004 г., коррупционными деяниями признаются:
110
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
иного неправомерного преимущества в связи
с осуществлением международной коммерческой сделки.
Логично, что в данном документе коррупционными деяниями признаются только те,
которые направлены на подкуп должностных
лиц, однако никакой речи о коррупционных
деяниях самих должностных лиц в данном
определении не ведется.
Короткое определение коррупции дает
Центр антикоррупционных исследований
и инициатив «Трансперенси Интернешнл –
Россия», нацеленный на противодействие
коррупции в России и распространение антикоррупционного мировоззрения. На официальном сайте Центра указано, что коррупция – это не только взятки, это целый комплекс явлений, связанных с использованием
служебного положения для извлечения личной выгоды4.
Данное определение описывает коррупцию односторонне, т.е. затрагивает только использование служебного положения для извлечения личной выгоды. О противоправных
действиях со стороны иных лиц, в том числе
граждан, в нем не говорится.
Приведенное в Большом энциклопедическом словаре определение также не в полной
мере раскрывает, по мнению автора, понятие
коррупции, описывая ее только как прямое
использование должностным лицом своего
служебного положения в целях личного обогащения, которое, как правило, сопровождается нарушением законности5. Указаний на
бездействие должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей с целью
обогащения, а также на противоправные
действия граждан, направленных на подкуп
должностных лиц, в данном определении нет.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
«а)обещание, предложение или предоставление публичному должностному лицу,
лично или через посредников, какого-либо
неправомерного преимущества для самого
должностного лица или иного физического или юридического лица, с тем чтобы это
должностное лицо совершило какое-либо
действие или бездействие при выполнении
своих должностных обязанностей;
b) вымогательство или принятие публичным должностным лицом, лично или через
посредников, какого-либо неправомерного
преимущества для самого должностного лица
или иного физического или юридического
лица, с тем чтобы это должностное лицо совершило какое-либо действие или бездействие при выполнении своих должностных
обязанностей».
В данном определении, в отличие от приведенных выше, под коррупцией прежде всего
предлагается понимать незаконные действия,
направленные на склонение публичного
должностного лица к злоупотреблению своими полномочиями, а потом уже самостоятельные деяния должностного лица, совершаемые
вопреки уставу службы с целью незаконного
обогащения.
Конвенция по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок, принятая в г. Стамбуле 21 ноября 1997 г.
Конференцией полномочных представителей
стран – членов Организации экономического
сотрудничества и развития, к которой Россия присоединилась 1 февраля 2012 г., в ст. 1
к коррупционным относит такие деяния, как
умышленное предложение, обещание или
предоставление любым лицом прямо или
через посредников любых неправомерных
имущественных или иных преимуществ иностранному должностному лицу, в пользу такого должностного лица или третьего лица с
тем, чтобы это должностное лицо совершило
действие или бездействие при выполнении
своих должностных обязанностей для получения или сохранения коммерческого или
Рейтинг коррупции в мире // Официальный интернет-сайт
«Трансперенси Интернешнл – Россия». Центр антикоррупционных исследований и инициатив. URL: http://transparency.
org.ru/nashi-publikatcii/o-nas-transperensi-nterneshnl-rossia
(дата обращения: 01.09.2014).
5
Большой энциклопедический словарь / под ред. И.К. Лапиной и др. М. : АСТ ; Астрель. 2008. С. 332.
4
111
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
В Большом юридическом словаре коррупция описывается как общественно опасное
явление в сфере политики или государственного управления, выражающееся в умышленном использовании представителями власти
своего служебного статуса для противоправного получения имущественных и неимущественных благ и преимуществ в любой форме,
а равно подкуп этих лиц6. В этом определении
коррупции более детально описано, в чем
именно заключается использование представителями власти своего служебного статуса:
не просто в обогащении, а в приобретении
материальных и нематериальных благ.
В Российской Федерации правовую основу
противодействия коррупции составляют Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного
права, международные договоры Российской
Федерации, Федеральный закон от 25.12.2008
№ 273-ФЗ «О противодействии коррупции»,
Федеральный закон от 07.08.2001 № 115-ФЗ
«О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 03.12.2013 № 33 «О внесении изменений в постановления Пленума
Верховного Суда Российской Федерации от 11
января 2007 года № 2 «О практике назначения
судами Российской Федерации уголовного наказания» и от 9 июля 2013 года № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве
и об иных коррупционных преступлениях» и
другие нормативные правовые акты, направленные на противодействие коррупции.
В России борьбе с коррупцией уделяется
огромное внимание, однако в большом количестве различных нормативных правовых актов, регламентирующих антикоррупционные
меры, определение коррупции дает только основной антикоррупционный закон в Российской Федерации: в ст. 1 Федерального закона
Додонов В.Н. и др. Большой юридический словарь / под ред.
А.Я. Сухарева. М. : Инфра-М, 2009. С. 304.
6
«О противодействии коррупции» указано, что
коррупция – это злоупотребление служебным
положением, дача взятки, получение взятки,
злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам
общества и государства в целях получения
выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера,
иных имущественных прав для себя или для
третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими
физическими лицами, а также от имени или в
интересах юридического лица.
В определении не указано, что, совершая
коррупционные деяния, заинтересованное
лицо помимо материальных благ может приобретать еще и нематериальные блага.
В трудах российских ученых можно встретить разные определения коррупции. В.С. Комиссаров определяет коррупцию как использование субъектом управления своих властных полномочий вопреки интересам службы
из личной заинтересованности7. Это определение крайне узко трактует изучаемое явление, определяя его только как незаконные
действия лиц, обладающих определенными
полномочиями.
Коррупцию как разложение управленческого аппарата, основанное на использовании
чиновниками своего служебного положения в
корыстных целях, определяет в своих трудах
Г.Н. Борзенков8.
Б.В. Волженкин дает коррупции более широкое трактование, определяя ее как социальное явление, заключающееся в разложении
власти, когда государственные (муниципальные) служащие и иные лица, уполномоченные
на выполнение государственных функций,
используют свое служебное положение, статус и авторитет занимаемой должности в ко Комиссаров В.С. Уголовно-правовые аспекты борьбы с коррупцией // Вестн. Моск. ун-та. Серия 11. Право. 1993. № 1. С. 28.
8
Борзенков Г.Н. Уголовно-правовые меры борьбы с коррупцией // Вестн. Моск. ун-та. Серия 11. Право. 1993. № 1. С. 30.
7
112
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
Волженкин Б.В. Коррупция: Серия «Современные стандарты в уголовном праве и уголовном процессе». СПб., 1998. URL:
http://forum.yurclub.ru/index.php?app=downloads&showfile=875
(дата обращения: 10.09.2014).
10
Долгова А.И. Криминология : учеб. для юрид. вузов. М.,
1997. С. 501.
9
ных лиц совершать коррупционные деяния,
также носят коррупционный характер и
преследуются по закону, в том числе и уголовному.
В-третьих, действия и тех и других направлены на извлечение материальных и нематериальных благ для себя или в пользу третьих
лиц.
И в-четвертых, эти действия противоречат
законным интересам общества и государства.
В связи с этим автор предлагает объединить ключевые признаки коррупции, выявленные в ходе исследования, и выработать такое определение коррупции, которое
всесторонне охватывало бы все основные
ее аспекты, изложив его в следующей редакции: коррупция – это любые противоправные действия и(или) бездействие, связанные с использованием должностных или
служебных полномочий с целью получения
материальных и (или) нематериальных преимуществ для себя либо в пользу третьих
лиц, равно как и обещание, предложение
или предоставление государственному служащему или должностному лицу лично или
через посредников каких-либо материальных или нематериальных преимуществ с
тем, чтобы это лицо совершило противоправные действия и(или) бездействие, связанные с использованием своих должностных или служебных полномочий с целью
получения материальных и (или) нематериальных преимуществ для себя либо в пользу
третьих лиц.
Предлагается включить данное определение в ст. 1 Федерального закона «О противодействии коррупции» взамен имеющегося,
поскольку, по мнению автора, данное определение более точно и полно характеризует
коррупцию и раскрывает тот факт, что коррупционеры помимо корыстных (материальных) могут иметь еще и другие цели – нематериальные. Автор полагает, что использование данного термина будет способствовать
более эффективному противодействию коррупции.
113
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
рыстных целях для личного обогащения или в
групповых интересах9.
А.И. Долгова определяет коррупцию как
социальное явление, характеризующееся подкупом-продажностью государственных или
иных служащих и на этой основе корыстным
использованием ими в личных либо в узкогрупповых, корпоративных интересах официальных служебных полномочий, связанных с
ними авторитета и возможностей10.
Как видно, в разработанных российскими
учеными определениях коррупция описывается как явление, проявляющееся только в
ходе выполнения государственными служащими и иными лицами, обладающими определенными полномочиями, своих должностных и служебных обязанностей. Какой-либо
речи о коррупции со стороны граждан в данных определениях не ведется.
В результате анализа определений коррупции, изложенных в международном законодательстве, в российском праве, а также в ряде
других источников, можно сделать следующие выводы.
Во-первых, общепринятого определения
коррупции не существует.
Во-вторых, изученные определения имеют общеродовые признаки, в частности, в
них коррупция описывается как социальное
явление, в котором с одной стороны участвуют должностные лица, с другой – иные
лица, в том числе и граждане, но, к сожалению, такая позиция прослеживается не во
всех определениях. Часть исследователей
по-прежнему считают, что коррупционные
преступления совершаются исключительно
лицами, занимающими различные должности в органах власти, что, конечно же, является заблуждением, ведь действия граждан,
направленные на побуждение должност-
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Библиографический список
1 Большой энциклопедический словарь /
под ред. И.К. Лапиной и др. – Москва : АСТ ;
Астрель. 2008.
2 Борзенков Г.Н. Уголовно-правовые меры
борьбы с коррупцией // Вестн. Моск. ун-та. –
Серия 11. Право. – 1993. №1.
3 Волженкин Б.В. Коррупция: Серия «Современные стандарты в уголовном праве и
уголовном процессе». – Санкт-Петербург,
1998.
URL:
http://forum.yurclub.ru/index.
php?app=downloads&showfile=875 (дата обращения: 10.09.2014).
4 Додонов В.Н. и др. Большой юридический
словарь / под ред. А.Я. Сухарева. – Москва :
Инфра-М, 2009.
5 Долгова А.И. Криминология : учеб. для
юрид. вузов. – Москва, 1997.
6 Комиссаров В.С. Уголовно-правовые ас­
пекты борьбы с коррупцией // Вестн. Моск.
ун-та. – Серия 11. Право. – 1993. №1.
7 Подгрушный М.А. Взяточничество и коррупция: вопросы терминологии и средства
противодействия // Вестн. Удмуртск. ун-та
экономики и права. – Вып. 2. – 2012.
8 Рейтинг коррупции в мире // Официальный интернет-сайт «Трансперенси Интернешнл – Россия». Центр антикоррупционных исследований и инициатив. URL: http://
transparency.org.ru/nashi-publikatcii/o-nastransperensi-nterneshnl-rossiia (дата обращения: 01.09.2014).
9 Справочник материалов по борьбе с
коррупцией // Официальный интернет-сайт
Управления ООН по наркотикам и преступности. 2004 г. URL: http://www.unodc.org/
pdf/9dec04/resourceguide_r.pdf (дата обращения: 21.08.2014).
10 Эстрин А.Я. Взяточничество // Тр.
кружка уголовного права при С.-Петерб. унте. – Санкт-Петербург, 1913.
Юлия Сергеевна
ЗАБУДЬКО
Н
УДК 343.44
Участие органов прокуратуры в обеспечении
защиты конституционного права
на неприкосновенность частной жизни
ациональная безопасность Российской Федерации существенным образом зависит от обеспечения информационной безопасности, под которой
понимается состояние защищенности ее национальных интересов в информационной
сфере, определяющихся совокупностью сбалансированных интересов личности, общества и государства1. Конституция Российской
Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, утвержденная Президентом Российской Федерации
09.09.2000 № Пр-1895.
1
114
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
Утекшие персональные данные в России все чаще используются для «кражи личности»: URL: http://www.infowatch.ru/
presscenter/news/7858 (дата обращения: 25.09.2014).
за соблюдением указанного конституционного права.
Федеральным законом от 17.01.1992
№ 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» уста­новлено, что органы прокуратуры осуществ­
ляют надзорную деятельность
в целях обеспечения верховенства закона,
единства и укрепления законности, защиты
прав и свобод человека и гражданина, а также
охраняемых законом интересов общества и
государства (п. 2 ст. 1). Иными словами, прокурор обязан не только выявить нарушение
нормативных правовых актов, но и принять
меры к его устранению, восстановлению нарушенных прав и интересов, привлечению
виновных лиц к установленной законом ответственности и недопущению впредь подобных нарушений3.
Согласно этому закону на прокуратуру
возложен надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением
законов, а также за соблюдением прав и свобод человека и гражданина. Таким образом,
надзор прокуратуры охватывает соблюдение
конституционных прав, в том числе права
на неприкосновенность частной жизни, исполнение законодательства о персональных
данных и соблюдение прав и свобод человека
при обработке персональных данных и иной
информации, относящейся к частной жизни.
При осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы. Проверки
исполнения законов проводятся на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором (п. 2 ст. 21
закона о прокуратуре).
В распоряжении прокурора имеется значительный арсенал полномочий по профилактике и обеспечению устранения нарушений
требований законодательства о персональных данных: направление предостережений
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Федерации закрепляет право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и
семейную тайну (ч. 1 ст. 23). Сбор, хранение,
использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не
допускаются (ч. 1 ст. 24).
Обеспечение защиты конституционного
права на неприкосновенность частной жизни,
а вместе с нею и защиты персональных данных жизненно важно для граждан. Поскольку
мы становимся все более зависимы от использования технологий и личная информация
собирается или генерируется во все возрастающих масштабах, очень важно, чтобы наши
индивидуальные свободы были надлежащим
образом защищены.
Согласно результатам глобального исследования утечек информации за первую половину 2014 г., проведенного аналитическим
центром компании InfoWatch, Россия удерживает второе место в мире по количеству инцидентов. За этот период было выявлено 96
случаев утечки конфиденциальной информации из российских компаний и государственных организаций. Количество таких фактов
по сравнению с первым полугодием 2013 г.
выросло более чем вдвое; 90,7% их связано с
утечками персональных или платежных данных. Эти данные впоследствии использовались в мошеннических схемах – при оформлении кредитов с использованием чужих персональных данных, предъявлении фальшивых
требований по возврату налогов и пр.2
Таким образом, интересы личности применительно к информационной безопасности
выражаются не только в законодательном закреплении, но и в обеспечении фактической
реализации и эффективной защиты конституционного права человека и гражданина на
неприкосновенность частной жизни.
В России разными государственными органами осуществляются надзор и контроль
2
Стрельников В. Арсенал прокурорского надзора // ЭЖЮрист. 2011. № 46.
3
115
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
о недопустимости нарушения закона; внесение представлений об устранении нарушений
закона; принесение протестов на противоречащие закону правовые акты в орган или
должностному лицу, которые их издали; возбуждение дел об административных правонарушениях; обращение в суд с заявлением
в защиту прав, свобод и законных интересов
неопределенного круга лиц.
Наряду с органами прокуратуры активную
работу по защите прав субъектов персональных данных ведет Федеральная служба по
надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), являющаяся уполномоченным органом по защите прав субъектов персональных
данных.
Роскомнадзор уполномочен проводить
проверки, в рамках которых материалы о выявленных нарушениях передаются органам
прокуратуры; уполномочен выдавать предписания; в установленных случаях обращаться
в суд с исковыми явлениями в защиту прав
субъектов персональных данных и неопределенного круга лиц по фактам незаконной деятельности интернет-ресурсов.
В системе государственных мер обеспечения законности и защиты прав граждан
важным является установление оптимальных соотношений прокурорского надзора и
функций органов, реализующих контрольные
полномочия.
Поддерживая точку зрения многих авторов, А.Ю. Гулягин определяет принципиальное различие прокуратуры и органов
контроля в том, что прокуратура является
универсальным органом правозащиты, охранителем законных прав и интересов граждан,
юридических лиц, общества и государства. На
прокуратуру возложен надзор за исполнением законов различными субъектами правоприменения, включая правоохранительные и
контролирующие органы4.
Гулягин А.Ю. Прокуратура в системе органов государственного контроля // Юрид. мир. 2012. № 12. С. 34.
4
Вмешательство прокуратуры может быть
компенсаторным, когда возможности других
органов исчерпаны или недостаточны, либо
побудительным, когда принятые решения не
соответствуют закону, либо, в силу объективных особенностей переходного периода, когда ввиду упразднения или переориентации
прежних государственных структур контроль
за исполнением законов в той или иной сфере
правовых отношений не обеспечен надлежащим образом5.
В этой системе отношений компетенция
органов контроля административной юрисдикции определяется, во-первых, ограниченной сферой правовых отношений, тогда как
прокурор надзирает за исполнением законов
в целом, без оговорок о сферах, регулируемых
данным законодательством; во-вторых, возможностью устанавливать в ней определенные
правила путем принятия нормативных правовых актов, в то время как прокурор вправе и
обязан оценить эти акты на предмет их соответствия закону; в-третьих, возможностью реализации наработанного материала. При этом
деятельность органов контроля является сугубо отраслевой, с ограниченными полномочиями административного характера.
Прокуратура – единственный универсальный орган надзора за законностью. Все
остальные органы, включая органы исполнительной власти, осуществляют, по существу,
не надзор, а функцию контроля за соблюдением (исполнением) законов в соответствующих сферах правовых отношений6.
Определяя роль органов государственного контроля на основании соотношения
полномочий и учитывая, что прокурор вправе осуществлять свою надзорную деятельность в отраслях, регулируемых различным
законодательством, в том числе и в области
персональных данных, где действуют различные контрольные органы государства, в
Бойков А., Скворцов К., Рябцев В. Проблемы развития правового статуса российской прокуратуры (в условиях переходного периода) // Уголовное право. 1999. № 2. С. 13–15.
6
Там же.
5
116
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
Гулягин А.Ю. Указ. соч. С. 35.
7
ния информации о гражданах (персональных
данных)», возбуждаются исключительно прокурором.
Согласно данным отчета Роскомнадзора о
деятельности Уполномоченного органа по защите прав субъектов персональных данных
за 2013 год, в 449 случаях материалы проверок
были направлены в органы прокуратуры для
рассмотрения вопроса о возбуждении дела
об административном правонарушении по
ст. 13.11 КоАП РФ. Из них: в 125 случаях органами прокуратуры были приняты решения
о возбуждении дела об административном
правонарушении (судами были вынесены постановления о привлечении виновных лиц к
административной ответственности в форме
штрафа), в 100 случаях по материалам принимались иные меры прокурорского реагирования (вносились представления, направлялись
предостережения). В остальных случаях органами прокуратуры принимались решения
об отказе в возбуждении административного
производства в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.
Аналогичная практика отмечалась и в 2011
и 2012 гг.
Таким образом, административная практика прокуроров нуждается в конкретизации
и упорядочении. Именно поэтому автор поддерживает идею внесения изменений в КоАП
РФ в части передачи Роскомнадзору полномочий по составлению протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 13.11 КоАП РФ8.
Как отмечается в юридической литературе,
исполнение закона лишь тогда будет максимально эффективным, когда будет обеспечен
реальный и всесторонний контроль за этим
процессом, невозможным без органов исполнительной власти, все звенья которой в
пределах компетенции в той или иной мере
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
частности Роскомнадзор, можно закономерно поставить вопрос о соотношении пределов
прокурорского надзора и административного
юрисдикционного контроля в данных сферах.
Для его разрешения необходима нормативная
упорядоченность указанного соотношения.
Нормативная процессуализация взаимодействия, взаимоотношений прокуратуры, органов административного контроля, правоохранительных органов уголовной юрисдикции,
тоже наделенных контрольными функциями,
должна обеспечить должное решение вопроса о взаимном прохождении материалов по
конкретным правонарушениям от момента
их выявления одним из названных органов до
момента привлечения к ответственности виновных компетентными органами, а также исполнения решения, а не превращаться в сложный конгломерат зачастую чисто бюрократических переписок, пересылки проверочных
материалов7.
В подтверждение важности и актуальности данного тезиса необходимо отметить, что
взаимодействие органов прокуратуры с Рос­
комнадзором осуществляется, к сожалению,
только в двух направлениях – в рамках рассмотрения материалов проверок Роскомнадзора по фактам нарушения законодательства
о персональных данных и в рамках выполнения требований Федерального закона от
26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного
контроля (надзора) и муниципального контроля» в части согласования планов проверок
юридических и физических лиц.
Однако и при взаимодействии в рамках административной практики зачастую возникают сложности.
В соответствии со ст. 28.4 КоАП РФ дела об
административных правонарушениях, предусмотренных ст. 13.11 КоАП РФ – «нарушение установленного законом порядка сбора,
хранения, использования или распростране-
Отчет о деятельности Уполномоченного органа по защите прав субъектов персональных данных за 2012 год. URL:
http://www.rsoc.ru/personal-data/reports (дата обращения:
05.08.2013).
8
117
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
осуществляют контрольную деятельность и
в ходе ее взаимодействуют с органами прокуратуры, а они, осуществляя надзор, по сути,
ведут контроль за контролем, проводимым
органами исполнительной власти.
Однако современная трактовка права на
частную жизнь, личную и семейную тайну в
рамках взятых на себя Российской Федерацией обязательств в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных
свобод и Конвенции о защите физических
лиц в отношении автоматизированной обработки данных личного характера предполагает защиту, во-первых, деятельности личности
в частной сфере, ее поступков, образа жизни
и поведения и, во-вторых, непосредственно
персональных данных человека. То есть объектом права на частную жизнь, личную и семейную тайну выступают две группы общественных отношений, первая из которых связана с действиями, вторая – с информацией
(персональными данными).
Таким образом, за органами прокуратуры
в рамках надзора за соблюдением конституционных прав остается очень важная область, а именно обеспечение защиты права на
неприкосновенность частной жизни, включая
те стороны личной жизни человека, которые
он в силу своей свободы не желает делать достоянием других.
К сожалению, объемы статьи не позволяют
в полной мере раскрыть все вопросы участия
органов прокуратуры в обеспечении защиты
конституционного права на неприкосновенность частной жизни.
В заключение необходимо отметить существенные недостатки в области взаимодействия разных государственных органов по
защите права на неприкосновенность частной жизни. Отдельные специалисты в сфере
защиты персональных данных национальных
уполномоченных органов стран Европы также отмечают слабые координацию и сотрудничество между институтами защиты данных. По мнению автора, подобные недостатки
могут быть устранены путем гармонизации
законодательства – закрепления содержания
понятий «частная жизнь», «личная и семейная» тайна и объединения «специальных»
полномочий органов прокуратуры и других
государственных органов для защиты конституционного права на неприкосновенность
частной жизни.
Библиографический список
1 Бойков А., Скворцов К., Рябцев В. Проблемы развития правового статуса российской
прокуратуры (в условиях переходного периода) // Уголовное право. – 1999. – № 2.
2 Гулягин А.Ю. Прокуратура в системе органов государственного контроля // Юрид.
мир. – 2012. – № 12.
3 Стрельников В. Арсенал прокурорского
надзора // ЭЖ-Юрист. – 2011. – № 46.
4 Утекшие персональные данные в России
все чаще используются для «кражи личности». URL: http://www.infowatch.ru/presscenter/
news/7858 (дата обращения: 25.09.2014).
118
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
Анатолий Афанасьевич
КИСЕЛЕВ
УДК 343.122
Процессуальное положение заявителя,
а также лица, потерпевшего от преступления,
на стадии возбуждения уголовного дела
на полагает, что каждое лицо, привлекаемое
к участию в стадии возбуждения уголовного
дела, подлежит наделению такой совокупностью процессуальных прав и свобод, которые
необходимы и достаточны для их защиты от
ограничений со стороны властных субъектов досудебного производства. С этой целью
представляется возможным наделить указанных лиц частью тех прав, которые им принадлежат после возбуждения уголовного дела1.
Р.М. Исаева считает, что для обеспечения
законности при реализации прав лиц, пострадавших от противоправных деяний, в
стадии возбуждения уголовного дела необходимо определить и законодательно закрепить
правовой статус пострадавшего, его права и
обязанности2.
До недавнего времени большую поддержку
в научных кругах имела позиция, заключавшаяся в том, что лицо, потерпевшее от преступления, должно наделяться соответствующим процессуальным статусом одновременно с возбуждением уголовного дела3.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
В
озбуждение уголовного дела является
первоначальной стадией уголовного
процесса, в рамках которой возникают
правовые основания для реализации прав и
законных интересов таких участников уголовного судопроизводства, как потерпевший
и заявитель.
В первую очередь это касается лица, потерпевшего от преступления.
На этапе проверки сообщения о преступлении чаще всего единственный, кто располагает информацией о его совершении, – это
лицо, потерпевшее от данного преступления.
Следуя подобной логике, представляется, что
оно является участником основных проверочных мероприятий. Вместе с тем возможность
правомерного вовлечения лица, потерпевшего от преступления, в производство проверочных действий может быть реализована
в полной мере только в случае надлежащей
регламентации его процессуального статуса
в соответствующих процессуальных нормах.
Безусловно, чем раньше лицо, потерпевшее
от преступления, сможет принять участие в
производстве по уголовному делу в качестве
полноценного участника уголовного судопроизводства, тем больше возможностей для реализации его прав.
Высказывались различные точки зрения
по поводу возможных изменений положения
потерпевшего в рассматриваемой стадии уголовного судопроизводства. Так, В.В. Шипици-
Шипицина В.В. Обеспечение прав граждан в стадии возбуждения уголовного дела : автореф. дис. … канд. юрид. наук.
Краснодар, 2010. С. 11.
2
Исаева Р.М. Социально-правовые основы обеспечения законности в стадии возбуждения уголовного дела : автореф.
дис. … канд. юрид. наук. Уфа, 2007. С. 14.
3
Парфенова М.В., Конах Е.И. Процессуальные права потерпевшего и их реализация в досудебных стадиях уголовного
судопроизводства. М., 2006. С. 58; Лаврешин Ю.И. Процессуальные гарантии реализации права потерпевшего на участие
1
119
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
Законодатель, поддержав указанную идею
научного сообщества, внес Федеральным законом от 28.12.2013 № 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты
Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве» соответствующие поправки
в уголовно-процессуальный закон, которые
нашли отражение в ч. 1 ст. 42 УПК РФ.
Однако дискуссия о процессуальном положении лица, потерпевшего от преступления,
на стадии возбуждения уголовного дела продолжает оставаться весьма актуальной.
Представляется, что одной из причин
этого является позиция Конституционного
Суда РФ, который в своем определении от
18.01.2005 № 131-О «По запросу Волгоградского гарнизонного военного суда о проверке
конституционности части восьмой статьи 42
Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» отмечает, что правовой статус лица как потерпевшего устанавливается
исходя из его фактического положения: он
лишь процессуально оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора
и суда о признании потерпевшим, но не формируется им.
Особого внимания заслуживают мнения
некоторых ученых, общий смысл которых состоит в том, что лицо необходимо признавать
потерпевшим до возбуждения уголовного
дела и тем самым предоставлять ему полноценный процессуальный статус на этапе рассмотрения сообщения о преступлении.
Так, А. Тихонов полагает, что с момента
принятия заявления необходимо признавать
потерпевшими всех лиц, обратившихся в компетентные органы с заявлением о совершении
в отношении них преступлений4.
С. Юношев указывает на тот факт, что признание лица потерпевшим на позднем этапе
предварительного расследования нарушает
в уголовном преследовании : автореф. дис. … канд. юрид.
наук. Ставрополь, 2009. С. 15 и др.
4
Тихонов А. Потерпевший: уголовно-процессуальный аспект
// Сов. юстиция. 1993. № 9. С. 16.
права и интересы потерпевшего5. В связи с
этим И.В. Величко высказывает мнение о том,
что раннее признание лица таковым является более эффективным средством защиты его
интересов. Нет необходимости достоверно
устанавливать сам факт причинения вреда
потерпевшему, его характер, размер. Достаточно получить такие сведения, которые дают
основание полагать, что физическое или юридическое лицо понесло вред вследствие совершения преступления6.
Представляется, что данное предложение
более всего отвечает требованиям беспрепятственного доступа лица, потерпевшего от преступления, к правосудию и позволяет на самых
ранних этапах уголовного судопроизводства
обеспечить полноценную защиту его прав и интересов. В целом поддерживая указанную точку
зрения, считаем необходимым дополнительно
обосновать ее следующими аргументами.
Во-первых, признанием лица потерпевшим
до возбуждения уголовного дела разрешается
проблема терминологической путаницы понятия «потерпевший» в уголовно-правовом
и уголовно-процессуальном смыслах, о которой писал В.П. Божьев7, так как максимально стирается временной промежуток между
реальным причинением вреда потерпевшему
и наделением его процессуальным статусом.
Во-вторых, появление до возбуждения уголовного дела именно потерпевшего, а не пострадавшего позволит не допустить необоснованного дробления числа участников процесса, которые по сути своей будут являться
одним и тем же лицом. Кроме того, данный
подход сократит число выносимых процессуальных решений, которое может удвоиться с
появлением такого участника процесса, как
пострадавший, и в свою очередь будет спо Юношев С. Укрепление правового статуса потерпевшего и
его представителя // Рос. юстиция. 1998. № 11. С. 13.
6
Величко И.В. Понятие потерпевшего и его процессуальноправовой статус по действующему уголовно-процессуальному законодательству Российской Федерации // О-во и право.
2011. № 4. С. 234.
7
Божьев В. К вопросу об обеспечении потерпевшему доступа к правосудию // Уголовное право. 2003. № 3. С. 93.
5
120
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
ральный вред, а также юридическое лицо, если
имеются основания полагать, что имуществу и
(или) деловой репутации данного лица непосредственно преступлением причинен вред.».
Следует также отметить, что введение в
стадию возбуждения уголовного дела полноценных участников уголовного судопроизводства, права и обязанности которых будут четко
регламентированы в УПК РФ, позволит в значительной степени улучшить качество процессуальной работы правоприменителя. Это
связано с тем, что будет понятен алгоритм их
действий с каждым из вовлеченных в данную
стадию уголовного судопроизводства лиц.
В качестве примера приведем ситуацию,
связанную с изменениями, внесенными в
УПК РФ 4 марта 2013 г., предоставившими
органам уголовного судопроизводства возможность производить некоторые следственные действия еще до возбуждения уголовного
дела. Так, при проверке сообщения о преступлении допускается производство следующих
следственных действий: получение образцов
для сравнительного исследования; назначение судебной экспертизы; осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов;
освидетельствование. Кроме того, дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе получать
объяснения, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном
УПК РФ, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований
документов, предметов, трупов, привлекать к
участию в этих действиях специалистов8.
В ч. 11 ст. 144 УПК РФ закреплено, что лицам,
участвующим в производстве проверочных
действий, разъясняются их права и обязанности, предусмотренные УПК РФ, и обеспечивается возможность осуществления этих прав в
той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
собствовать оптимизации уголовного судопроизводства.
Очень важно учитывать, что на этапе проверки сообщения о преступлении сложно и
не всегда представляется возможным удостоверить тот факт, что лицу, заявившему о совершении в отношении него преступления,
реально причинен вред.
Однако и после возбуждения уголовного
дела существует вероятность того, что возникнут проблемы с определением и подтверждением размера и объема вреда, причиненного потерпевшему от преступления.
Таким образом, представляется обоснованным в целях обеспечения защиты прав и
интересов лица, потерпевшего от преступления, на первоначальном этапе уголовного
судопроизводства наделять его соответствующим процессуальным статусом даже в том
случае, если только имеются основания полагать, что ему преступлением причинен вред.
Кроме того, данная формулировка не является чем-то новым для уголовного процесса,
так как именно по такому же основанию лицо
признается гражданским истцом. Общеизвестно, что гражданским истцом чаще всего
признается именно потерпевший.
При возбуждении уголовного дела решится проблема со своевременностью признания
лица потерпевшим, так как оно уже будет
присутствовать.
Придание лицу, пострадавшему от преступления, статуса потерпевшего одновременно с
подачей заявления о преступлении полностью
позволило бы говорить о несомненном соблюдении прав данного участника уголовного судопроизводства на всех его стадиях. Представляется необходимым предложить на законодательном уровне рассмотреть вопрос о наделении
потерпевшего процессуальным статусом уже
на стадии возбуждения уголовного дела. Так,
ч. 1 ст. 42 УПК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «1. Потерпевшим является
физическое лицо, если имеются основания полагать, что ему непосредственно преступлением
причинен физический, имущественный или мо-
Генералова А.С. К вопросу процессуального статуса лица,
пострадавшего от преступления, на стадии возбуждения уголовного дела // Адвокатская практика. 2013. № 4. С. 13.
8
121
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
Однако о каких правах и обязанностях
идет речь, если УПК РФ не содержит в себе
нормы, регламентирующей наличие в стадии
возбуждения уголовного дела какого-либо
участника уголовного судопроизводства, кроме заявителя? При этом необходимо отметить, что заявитель не имеет закрепленного
в УПК РФ процессуального статуса, но имеет
незначительный объем прав.
Из анализа норм УПК РФ следует, что заявитель наделен такими правами, как: получить документ о принятии сообщения о преступлении от должностного лица, принявшего данное сообщение (ч. 4 ст. 144 УПК РФ);
быть проинформированным о результатах
рассмотрения сообщения в предусмотренном законом порядке (ч. 2 ст. 145, ч. 4 ст. 148
УПК РФ); знать об отмене прокурором постановления о возбуждении уголовного дела (ч. 4
ст. 146 УПК РФ).
Вместе с тем заявитель в отличие от других
участников уголовного судопроизводства не
наделен возможностью заявлять ходатайства
и отводы. Представляется, что отсутствие такого права в ряде случаев может существенно влиять на обеспечение защиты интересов
данного лица.
Парадоксально, но буквальное толкование
закона не позволяет обнаружить право заявителя делать заявления и давать объяснения на
родном языке или на языке, которым он владеет. Во-первых, указанный вывод следует
из того, что данное право применительно к
заявителю ни в одной норме прямо не закреплено. Во-вторых, его невозможно определить исходя из основных положений и принципов уголовного судопроизводства. Так, в
ст. 18 «Язык уголовного судопроизводства»
УПК РФ указано, что рассматриваемым правом обладают участники, не владеющие или
недостаточно владеющие языком, на котором
ведется производство по уголовному делу9.
Синенко С.А. Правовой статус лица, потерпевшего от преступления, в стадии возбуждения уголовного дела // Рос. следователь. 2012. № 2. С. 26.
9
Однако на первоначальной стадии уголовного процесса производство по делу еще не
возбуждено, и, следовательно, это правило
не может распространяться на участников
данной стадии, что в свою очередь является
прямым нарушением прав тех лиц, которые
вовлечены в процесс проверки сообщения о
преступлении.
Не упоминается заявитель и в числе участников следственных действий, производство
которых возможно до возбуждения уголовного дела (например, освидетельствование или
осмотр места происшествия). К участию в их
осуществлении может быть привлечен потерпевший, а не заявитель (ч. 5 ст. 164 УПК РФ).
Таким образом, правовой статус заявителя
значительно уступает по объему прав статусу
других участников уголовного судопроизводства, в связи с чем представляется необходимым более четко регламентировать его статус.
Кроме того, следует отметить, что заявитель не всегда является потерпевшим от преступления, в связи с чем следует разграничивать их процессуальный статус.
Так, необходимо дополнить УПК РФ статьей 411 под названием «Заявитель» в следующей редакции:
«1.Заявителем признается физическое
или юридическое лицо, заявившее о преступлении в установленном настоящим Кодексом порядке.
2.При наличии оснований полагать, что
заявителю непосредственно преступлением
причинен вред, данное лицо признается потерпевшим в порядке, установленном статьей
42 настоящего Кодекса.
3. Заявитель вправе:
1)давать объяснения;
2)
отказаться свидетельствовать против
самого себя, своего супруга (своей супруги) и
других близких родственников, круг которых
определен пунктом 4 статьи 5 настоящего Кодекса. При согласии заявителя дать объяснения он должен быть предупрежден о том, что
его объяснения могут быть использованы в
качестве доказательств по уголовному делу, в
122
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
Библиографический список
1 Божьев В. К вопросу об обеспечении потерпевшему доступа к правосудию // Уголовное право. – 2003. – № 3. – С. 91–96.
2 Величко И.В. Понятие потерпевшего и
его процессуально-правовой статус по действующему уголовно-процессуальному законодательству Российской Федерации // О-во и
право. – 2011. – № 4. – С. 232–237.
3 Генералова А.С. К вопросу процессуального статуса лица, пострадавшего от преступления, на стадии возбуждения уголовного
дела // Адвокатская практика. – 2013. – № 4. –
С. 12–14.
4 Исаева Р.М. Социально-правовые основы обеспечения законности в стадии возбуждения уголовного дела : автореф. дис. … канд.
юрид. наук. – Уфа, 2007. – 21 с.
5 Лаврешин Ю.И. Процессуальные гарантии реализации права потерпевшего на участие в уголовном преследовании : автореф. дис.
… канд. юрид. наук. – Ставрополь, 2009. – 21 с.
6 Парфенова М.В., Конах Е.И. Процессуальные права потерпевшего и их реализация
в досудебных стадиях уголовного судопроизводства. – Москва, 2006. – 192 с.
7 Синенко С.А. Правовой статус лица, потерпевшего от преступления, в стадии возбуждения уголовного дела // Рос. следователь. – 2012. – № 2.
8 Тихонов А. Потерпевший: уголовно-процессуальный аспект // Сов. юстиция. – 1993. –
№ 9. – С. 26–27.
9 Шипицина В.В. Обеспечение прав граждан в стадии возбуждения уголовного дела :
автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Краснодар, 2010.
10Юношев С. Укрепление правового статуса потерпевшего и его представителя // Рос.
юстиция. – 1998. – № 11. – С. 33–37.
123
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
том числе в случае его последующего отказа
от этих объяснений;
3)представлять доказательства;
4)заявлять ходатайства и отводы;
5) давать объяснения на родном языке или
языке, которым он владеет;
6)
пользоваться помощью переводчика
бесплатно;
7)заявлять отвод переводчику;
8)заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения
дознавателя, следователя, прокурора и суда.
4. Заявитель не вправе:
1) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд;
2) отказываться от дачи объяснений, за исключением случаев, предусмотренных пунк­
том 2 части 3 настоящей статьи.
5. В случае уклонения от явки без уважительных причин заявитель может быть подвергнут приводу.
6.За заведомо ложный донос заявитель
несет уголовную ответственность в соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации.».
Все указанные изменения в УПК РФ позволят обеспечить защиту прав лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство, уже
на первой его стадии – стадии возбуждения
уголовного дела.
Кроме того, четкая регламентация статуса
потерпевшего на всех этапах уголовного процесса позволит констатировать расширение
возможностей доступа потерпевших к правосудию по сравнению с тем, что предлагает
УПК РФ в настоящее время.
ТРИБУНА МОЛОДОГО УЧЕНОГО
НАУЧНЫЕ ВЕСТИ
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Конференции, встречи
22–23 сентября 2014 г. прошел учебно-методический семинар для работников прокуратур Республики Крым и г. Севастополя
«Организация деятельности прокуратур городов, районов и приравненных к ним прокуратур».
Обучение в рамках повышения квалификации прокурорских работников Крыма и
г. Севастополя является одной из приоритетных задач Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации в текущем году.
Учебно-методический семинар был организован в соответствии с п. 30 плана работы
Генеральной прокуратуры Российской Федерации на второе полугодие 2014 г. в г. Симферополе на базе прокуратуры Республики
Крым Академией совместно с Генеральной
прокуратурой Российской Федерации. В семинаре приняли участие прокуроры, заместители прокуроров, иные работники всех городов
и районов Республики Крым, прокурорские
работники подразделений аппарата прокуратуры Республики Крым и г. Севастополя.
Открыли семинар прокурор Республики
Крым Н.В. Поклонская и проректор Академии Т.Л. Козлов.
Предметом занятий были как общие вопросы организации деятельности прокуратуры города, района, например планирование
и контроль в органах прокуратуры, организация статистического учета, работа с обращениями граждан, так и самостоятельные
приоритетные направления прокурорской
деятельности. В частности, рассматривались
проблемы надзора за исполнением законов
и законностью нормативных актов, надзора
за процессуальной деятельностью органов
предварительного расследования, законностью оперативно-розыскной деятельности,
поддержания государственного обвинения,
координации правоохранительных органов
по борьбе с преступностью.
В рамках работы семинара был проведен
круглый стол, в ходе которого состоялись
оживленная дискуссия, обмен мнениями, обсуждались конкретные проблемы организации деятельности и управления прокуратур
городов, районов в Крымском федеральном
округе. Слушателям были даны обстоятельные практические рекомендации.
В проведении семинара приняли участие
научно-педагогические работники Академии
Генеральной прокуратуры Российской Федерации: заведующий кафедрой А.Г. Халиулин,
главный научный сотрудник НИИ А.Ю. Винокуров, профессор кафедры С.Н. Будай, доцент кафедры Г.Д. Белова, начальник управления по обеспечению участия прокуроров
в гражданском и арбитражном процессе
Л.Е. Васильева, начальник отдела по обеспечению участия прокуроров в арбитражном
процессе управления по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе Ю.В. Малышева, начальник
управления по надзору за производством
дознания и оперативно-розыскной деятельностью С.В. Иванов, начальник управления
методико-аналитического обеспечения надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного расследования и оперативно-розыскной деятельностью Л.Н. Куровская, начальник организационно-аналитического отдела Главного уголовно-судебного управления В.А. Лапина, заместитель
начальника управления по надзору за соблюдением прав и свобод граждан Главного
управления по надзору за исполнением федерального законодательства Н.Н. Честных,
представители других структурных подразделений Генеральной прокуратуры Российской Федерации.
По завершении семинара его участники
выразили общее удовлетворение состоявшимся мероприятием и уверенность в разви-
124
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
24 сентября 2014 г. в Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации под
председательством ректора Академии доктора юридических наук, профессора О.С. Капинус состоялся круглый стол «Правовая ответственность юридических лиц: проблемы
и перспективы».
В работе круглого стола приняли участие
начальник управления по надзору за исполнением законодательства о противодействии
коррупции Генеральной прокуратуры Российской Федерации Ю.Ю. Семин, заместитель
Председателя Следственного комитета Российской Федерации А.В. Федоров, начальник
отдела организации дознания Федеральной
таможенной службы С.В. Галенков, представитель управления таможенных расследований и дознания Федеральной таможенной
службы В.И. Остапенко, начальник отдела
Научно-практического центра проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры Республики Беларусь
П.И. Сащеко, представители Всероссийского
научно-исследовательского института Министерства внутренних дел Российской Федерации, Российской академии правосудия, Института законодательства и сравнительного
правоведения при Правительстве Российской
Федерации, Санкт-Петербургского государственного университета, проректор Академии Т.Л. Козлов, директор НИИ Академии
Ф.М. Кобзарев, заместитель директора НИИ
Академии Р.В. Жубрин, заведующие отделами
НИИ Академии Е.Н. Карабанова, С.К. Илий,
А.В. Мелехин, Ю.Г. Насонов, заведующие кафедрами Академии А.П. Горелик, К.В. Ображиев и другие сотрудники Академии.
В ходе работы круглого стола были обсуждены проблемы административной и гражданско-правовой ответственности юридических лиц, актуальность введения уголов-
но-правовой ответственности юридических
лиц, пути совершенствования российского
законодательства, а также проблемы имплементации международно-правовых норм об
ответственности юридических лиц.
Во время дискуссии были затронуты острые
вопросы, касающиеся привлечения юридических лиц к административной и гражданско-правовой ответственности, повышения
эффективности административных наказаний, применяемых к ним, необходимости совершенствования законодательства о государственной регистрации юридических лиц,
зарубежного опыта привлечения к уголовной
ответственности юридических лиц.
При подведении итогов круглого стола
были сформулированы соответствующие рекомендации.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
тии дальнейшего взаимодействия Академии
с органами прокуратур Республики Крым и
г. Севастополя.
29–30 сентября 2014 г. в г. Казани под председательством первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации
А.Э. Буксмана состоялось Всероссийское совещание начальников управлений (отделов)
прокуратур субъектов Российской Федерации, военных прокуроров по проблемам
совершенствования прокурорского надзора за исполнением федерального законодательства.
Открыл совещание первый заместитель
Генерального прокурора Российской Федерации А.Э. Буксман.
125
Президент Республики Татарстан Р.Н. Минниханов
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
С приветственной речью к участникам форума обратился Президент Республики Татарстан Р.Н. Минниханов. В работе совещания
принял участие заместитель Генерального
прокурора Российской Федерации С.П. Зай­
цев, начальники управлений и отделов Главного управления по надзору за исполнением
федерального законодательства Генеральной
прокуратуры Российской Федерации, прокуратуры Республики Татарстан, руководители
подразделений по надзору за исполнением
федерального законодательства прокуратур
субъектов.
На пленарном заседании в первый день форума выступили начальник Главного управления по надзору за исполнением федерального
законодательства А.В. Паламарчук с докладом
«О состоянии законности и прокурорского
надзора за исполнением законов, задачах органов прокуратуры», ректор Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации
профессор О.С. Капинус с докладом «Прокурорский надзор за исполнением законов: перспективы развития», прокурор Республики
Татарстан И.С. Нафиков с докладом «Новые
подходы к организации прокурорского надзора за исполнением федерального законодательства. Опыт работы прокуратуры Республики Татарстан», начальники управлений и
отделов Генеральной прокуратуры и прокуратур субъектов, осветившие вопросы противодействия запрещенной информации в СМИ
и сети Интернет средствами прокурорского
надзора, противодействия торговле людьми,
повышения эффективности прокурорского надзора за исполнением законодательства
о промышленной безопасности, обороннопромышленном комплексе, в сфере электроэнергетики и др.
Участники форума выразили общее мнение о том, что результаты обсуждения положительно скажутся на организации надзора
за исполнением федерального законодательства, позволят найти новые формы и методы
совершенствования деятельности органов
прокуратуры.
По окончании пленарного заседания наиболее отличившимся сотрудникам прокуратуры были вручены награды Генеральной
прокуратуры Российской Федерации.
30 сентября – 1 октября 2014 г. в столице
Республики Казахстан г. Астане состоялась
международная научно-практическая конференция «Актуальные вопросы обеспечения
безопасности на водном транспорте». Организаторами мероприятия выступили Министерство по инвестициям и развитию и Прокуратура Республики Казахстан.
В конференции приняли участие представители прокуратур Российской Федерации, Белоруссии и Казахстана, морских администраций
Российской Федерации, республик Азербайджан, Грузия, Эстония, международных ассоциаций и предприятий водного транспорта.
Россию на форуме представляли заместитель начальника управления по надзору за
исполнением законов на транспорте и в таможенной сфере Генеральной прокуратуры
126
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
Представители Генеральной прокуратуры
Российской Федерации и Прокуратуры Республики Казахстан в своих выступлениях
обозначили актуальные вопросы организации прокурорского надзора и правоприменительной практики, совершенствования нормативно-правовой базы и межведомственного взаимодействия в сфере обеспечения безо­
пасности судоходства.
Обращаясь к участникам конференции и
выступая с докладом о вопросах безопасности на морском транспорте, Т.А. Диканова
подчерк­нула, что аварии на водном транспорте, например, как это было в случае с катастрофой теплохода «Булгария», происходят,
главным образом, не из-за отсутствия законов
об обеспечении безопасности и контроле, а изза невыполнения установленных требований
правил безопасности движения и эксплуатации транспорта. Это свидетельствует о необходимости усиления контроля за исполнением
и обеспечением неотвратимости ответственности нарушителей, включая самих контролеров, нарушивших соответствующие регламенты. И здесь важная роль отводится надзорной
деятельности транспортных прокуроров.
В ходе конференции был обобщен международный опыт по контролю за обеспечением безопасности на водном транспорте. В настоящее время морскими администрациями
прикаспийских государств (России, Казахстана, Азербайджана, Ирана и Туркмении) рассматривается возможность заключения пятистороннего меморандума, гармонизирующего
подходы к осуществлению портового контроля и практическому применению положений
морских конвенций.
По результатам представленных участниками форума предложений были выработаны
рекомендации по дальнейшему совершенствованию системы обеспечения безопасности на водном транспорте, направленные на
повышение эффективности сотрудничества
органов и учреждений прокуратуры России,
Казахстана и Белоруссии, организаций и
предприятий водного транспорта, в том числе
127
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Российской Федерации Н.В. Ростовцева, начальник отдела за исполнением законов на
транспорте и в таможенной сфере Восточно-Сибирской транспортной прокуратуры
Е.А. Вяткина и сотрудники Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации:
заведующая отделом проблем прокурорского
надзора и укрепления законности в деятельности таможенных органов и на транспорте
доктор юридических наук Т.А. Диканова и
старший научный сотрудник того же отдела
Л.И. Александрова.
Участники конференции обсудили проблемы совершенствования международного законодательства в сфере водного транспорта,
деятельности морских администраций, повышения эффективности мер по защите окружающей среды, обеспечения безопасности и др.
Многие вопросы, в том числе о международном сотрудничестве по укреплению безопасности, поднятые на конференции, стали продолжением тем, рассмотренных на IV Саммите
глав прикаспийских государств, проходившем
в конце сентября 2014 года в г. Астрахани. На
нем был подписан ряд важнейших документов, касающихся обеспечения безопасности
судоходства и нефтедобычи, сотрудничества
при ликвидации чрезвычайных ситуаций, в
области гидрометеорологии, сохранности и
использования водных биоресурсов.
Открывая конференцию, ответственный
секретарь Министерства по инвестициям и
развитию Республики Казахстан Б.Атамкулов
отметил, что развитие транспортной инфраструктуры, в том числе водной, должно стать
важнейшим инструментом вовлечения государств в глобальные экономические процессы, укрепления их положения на традиционных рынках и обеспечения выхода на новые.
Одновременно было подчеркнуто, что эксплуатация водного транспорта, как и любого
другого, влечет за собой определенные риски
и угрозы, поэтому крайне важно разрабатывать меры по предотвращению угроз судоходству и экологии от затонувших морских и
речных судов.
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
путем организации совместных мероприятий
по проведению научно-исследовательских работ, изданию информационно-аналитических
материалов, научно-методических и других
материалов, касающихся вопросов прокурорского надзора.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
9 октября 2014 г. ректор Академии доктор
юридических наук, профессор О.С. Капинус
по приглашению Генеральной прокуратуры
Республики Беларусь посетила г. Минск, где
встретилась с Генеральным прокурором Республики Беларусь А.В. Конюком.
Во встрече приняли участие заместитель
Генерального прокурора Республики Беларусь
А.М. Лашин, директор Научно-практического центра проблем укрепления законности и
правопорядка Генеральной прокуратуры Республики Беларусь доктор юридических наук,
профессор В.М. Хомич, ученый секретарь
Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации кандидат юридических наук
профессор С.С. Харитонов, советник Генерального прокурора Республики Беларусь
Г.В. Гончарова, руководитель секретариата Генерального прокурора Республики Беларусь
И.Г. Шкатуло.
Присутствующими были обсуждены самые
разные проблемы, в том числе вопросы повышения квалификации работников прокуратур
обеих стран в ведомственных учебных заведе-
ниях, совершенствования взаимодействия в
научной и практической сферах, реализации
новых направлений сотрудничества.
Стороны проинформировали друг друга об
основных путях развития национального законодательства, международного сотрудничества, научно-исследовательской деятельности.
В ходе беседы отмечено, что подобные
встречи способствуют укреплению взаимопонимания между прокуратурами Республики
Беларусь и Российской Федерации, созданию
благоприятных условий для более успешного
научного и образовательного сотрудничества
сторон.
Ректор Академии посетила Национальную библиотеку Беларуси, директор которой – доктор педагогических наук, профессор
Р.С. Мотульский – рассказал о миссии библио­
теки – собирать, хранить и предоставлять в
пользование обществу универсальный фонд
документов, отражающих знания человечества и имеющих, прежде всего, отношение к
Беларуси и ее национальным интересам.
С целью ознакомления с организацией деятельности прокуратуры районного звена Республики Беларусь ректор Академии посетила прокуратуру Логойского района Минской
области, где оставила запись в книге почетных гостей прокуратуры.
Профессор О.С. Капинус и представители
Генеральной прокуратуры Республики Беларусь приняли участие в возложении цветов к
128
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
17 октября 2014 г. в Академии Генеральной
прокуратуры Российской Федерации состоялся международный научно-практический семинар «Состояние и пути совершенствования борьбы с торговлей людьми в России».
В работе семинара приняли участие представители Координационного совета генеральных прокуроров государств – участников СНГ, Парламентской Ассамблеи ОДКБ,
Международной организации по миграции в
Москве, практические работники Генеральной прокуратуры Российской Федерации,
Следственного комитета Российской Федерации, Министерства внутренних дел Россий-
ской Федерации, Росфинмониторинга, а также сотрудники органов прокуратуры и ГУВД
г. Москвы и Московской области, известные
ученые из научных и образовательных организаций г. Москвы.
С докладами на научном собрании выступили: кандидат юридических наук, доцент, ведущий научный сотрудник отдела общих проблем преступности, ее причин и мер преду­
преждения НИИ Академии С.И. Винокуров
на тему «Состояние и пути совершенствования борьбы с торговлей людьми» и доктор
юридических наук, профессор Московского
государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА) Л.В. Иногамова-Хегай на тему «Совершенствование уголовного законодательства по борьбе с торговлей людьми».
Докладчики обозначили круг вопросов и
нерешенных проблем теоретического, законодательного, организационного и методического характера, а также пути их преодоления, которые, по их мнению, являлись наиболее актуальными и представляли интерес для
комплексного обсуждения в ходе семинара.
В частности, в выступлении С.И. Винокурова акцентировалось внимание на несовершенстве международного законодательства
в сфере противодействия торговле людьми и
обусловленных этим издержках национального уголовного законодательства, регламентирующего борьбу с данной преступностью,
недостатках организационного и методического характера, типичных для практики
предупреждения, выявления, пресечения,
расследования и раскрытия преступлений в
сфере торговли людьми. При этом были высказаны конкретные предложения по комплексному совершенствованию основных направлений борьбы с преступностью в сфере
торговли людьми.
В докладе Л.В. Иногамовой-Хегай основное
внимание было уделено анализу российского
уголовного законодательства по борьбе с торговлей людьми. Были отмечены недостатки и
нерешенные проблемы уголовно-правового
129
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Вечному огню мемориального комплекса «Хатынь», минутой молчания почтили память
жителей сожженной деревни.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
регулирования борьбы с рассматриваемыми
преступлениями. Особый акцент был сделан
на рассмотрении ст. 1271 (торговля людьми) и
ст. 1272 (использование рабского труда) Уголовного кодекса Российской Федерации. Докладчиком были высказаны конструктивные
предложения по дальнейшему совершенствованию норм УК РФ, предусматривающих уголовную ответственность за преступления в
сфере торговли людьми.
Обоснованные в докладах выводы и предложения обусловили направленность обсуждаемых вопросов и определили их дальнейшее
развитие в выступлениях других участников
семинара. Так, заместитель начальника управления методико-аналитического обеспечения
надзора за процессуальной деятельностью
органов предварительного расследования и
оперативно-розыскной деятельностью Генеральной прокуратуры Российской Федерации
кандидат юридических наук С.Е. Егоров посвятил свое выступление анализу путей повышения эффективности правоприменения в
сфере борьбы с торговлей людьми.
С интересными сообщениями выступили
советник Секретариата Парламентской Ассамблеи ОДКБ В.Ф. Гришагин, осветивший
вопрос об участии региональных парламентских структур СНГ и ОДКБ в реализации
решений высших уставных органов, направленных на противодействие торговле людьми;
советник Секретариата КСГП СНГ А.Б. Усик,
раскрывший особенности деятельности КСГП
в противодействии торговле людьми; руководитель отдела помощи мигрантам Бюро МОМ
в Москве Ю.Ю. Павловская, проинформировавшая об опыте МОМ по организации комплексной работы по оказанию помощи жертвам торговли людьми.
Серьезной практической направленностью
отличалась информация заместителя начальника отдела информационного обеспечения
борьбы с международной преступностью НЦБ
Интерпола МВД России Т.В. Шишовой об использовании возможностей Интерпола в борьбе с торговлей людьми; заведующего кафедрой
МГЮА им. О.Е. Кутафина доктора юридических наук, профессора В.Е. Эминова о путях
совершенствования противодействия торговле людьми в Российской Федерации; доктора
юридических наук, профессора Е.А. Мохова об
организационно-правовых аспектах противодействия торговле людьми в России; заместителя начальника отдела Управления международно-правового сотрудничества Следственного комитета Российской Федерации
А.А. Дроздова об особенностях международного сотрудничества в сфере противодействия
торговле людьми. Весьма полезная информация прозвучала в выступлении старшего
преподавателя кафедры уголовного процесса
Академии Следственного комитета Российской Федерации кандидата юридических наук
Н.В. Османовой об особенностях уголовного
судопроизводства по преступлениям, связанным с торговлей людьми.
С большим вниманием были заслушаны
присутствующими выступления практических
работников правоохранительных органов, непосредственно осуществляющих борьбу с торговлей людьми. Выступили начальник отдела
борьбы с трансграничной преступностью и
торговлей людьми ГУУР МВД России А.П. Архипов, который проанализировал особенности
практики борь­бы с торговлей людьми в Российской Федерации; старший следователь по особо
важным делам контрольно-методического отдела следственного управления Главного военного следственного управления Следственного
комитета Российской Федерации Д.В. Иноземцев обратил внимание присутствующих на положительные примеры и вопросы взаимодействия с национальными правоохранительными
органами зарубежных государств и правозащитными организациями при расследовании
уголовных дел о торговле людьми; начальник
отдела по организации работы и раскрытию
преступлений, связанных с вымогательством,
похищениями и с торговлей людьми УУР ГУВД
г. Москвы О.В. Галич осветил наиболее сложные
проблемы практики выявления и раскрытия
преступлений в сфере торговли людьми.
130
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
23 октября 2014 г. в Академии Генеральной
прокуратуры Российской Федерации состоялся круглый стол на тему «Актуальные проблемы использования психологических знаний
в прокурорской и правоохранительной деятельности». В его работе принимали участие
юристы и психологи – работники Генеральной
прокуратуры Российской Федерации, Главной
военной прокуратуры, прокуратур субъектов
Российской Федерации и приравненных к ним
специализированных прокуратур, Академии
управления Министерства внутренних дел
Российской Федерации, Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского Министерства здравоохранения Российской Федерации, а также
ученые и педагогические работники Академии
Генеральной прокуратуры Российской Федерации и других образовательных учреждений.
Значительный интерес к работе круглого стола
проявили и участвовавшие в нем прокурорские работники, обучающиеся на факультете
профессиональной переподготовки и повышения квалификации Академии Генеральной
прокуратуры Российской Федерации.
На круглом столе обсуждались три группы
проблем, связанных с различными формами
использования психологических знаний в
прокурорской деятельности, а также деятель-
ности других правоохранительных органов.
Первое направление было посвящено обсуждению вопросов психологического обеспечения работы с кадрами.
С докладом «Социально-психологические
исследования актуальных проблем работы с
кадрами органов прокуратуры: опыт отдела
психологического обеспечения прокурорской
деятельности» выступил ведущий научный сотрудник НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации кандидат психологических наук М.В. Кроз. Особое внимание он
уделил результатам исследований, посвященных психологическим проблемам управления в
органах прокуратуры, а также причинам и формам проявления профессиональных деформаций прокурорских работников.
Ярким и образным было выступление профессора кафедры Академии управления МВД
России, кандидата психологических наук, доцента В.И. Черненилова на тему «Психология
управления или управление психологией: новые акценты». Докладчик – автор известной
концепции психологического потенциала
правоохранительных органов – остановился
на некоторых теоретических аспектах психологии управления в сфере правоохраны и на
вопросах их практического внедрения в деятельность органов полиции.
Референт управления кадров Главной военной прокуратуры В.Н. Степанов поделился
опытом психологического обеспечения работы с кадрами в органах военной прокуратуры.
131
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
Эта проблематика получила дальнейшее
развитие в выступлении старшего прокурора Главного управления кадров Генеральной
прокуратуры Российской Федерации В.В. Глибовца на тему «Основные направления психологического обеспечения деятельности органов прокуратуры Российской Федерации».
Докладчик рассказал об истории становления
и развития психологической службы в органах прокуратуры и ее состоянии, достижениях и перспективах дальнейшего развития.
В последовавшей за его выступлением дискуссии приняли участие прокурор прокуратуры города Москвы кандидат психологических наук Е.В. Дергилева и старший прокурор
прокуратуры Московской области А.А. Черняев. Основное внимание они уделили проблемным моментам, затрудняющим работу
психологов прокуратур субъектов Российской Федерации.
Второе направление работы круглого стола
включало обсуждение теоретических и прикладных вопросов использования психологических знаний в деятельности прокуратуры и
иных правоохранительных органов. Открывало его выступление ведущего научного сотрудника НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации кандидата психологических наук Н.А. Ратиновой на тему «Использование психологических знаний в прокурорской деятельности». В своем докладе она
охарактеризовала широкий спектр научных
изысканий, проводящихся в отделе и включающих разработку теоретических и методологических проблем юридической психологии,
развитие ряда частных теоретических направлений, а также проведение прикладных работ.
Руководитель лаборатории психологии
Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского доктор психологических наук, профессор Ф.С. Сафуанов сделал сообщение на
тему «Непроцессуальные формы использования психологических знаний в деятельности правоохранительных органов». Он акцентировал внимание слушателей на том, что
внепроцессуальные формы использования
психологических знаний правоприменителями значительно хуже проработаны, чем процессуальные, например такие, как судебная
психологическая или комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, подготовка
заключения специалиста.
Дальнейшее развитие эта проблематика
получила в выступлении доктора психологических наук, профессора В.В. Романова «Актуальные проблемы судебно-психологической экспертизы».
Выступление старшего научного сотрудника НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации Н.Ю. Решетовой «Использование прокурором психологических знаний при рассмотрении уголовных
дел судом с участием присяжных заседателей» акцентировало те аспекты деятельности государственного обвинителя, в которых
для достижения поставленной цели особенно важно понимание психологии участников
процесса, в том числе непрофессиональных,
умение использовать приемы эффективной
коммуникации.
Заключительное сообщение в рамках данного направления работы круглого стола
было посвящено юридико-психологическим
проблемам исполнения наказаний. Его сделал
профессор кафедры Московского городского психолого-педагогического университета
кандидат психологических наук М.Г. Дебольский – один из организаторов психологической службы в Федеральной службе исполнения наказаний.
Третье направление работы круглого стола – использование социально-психологических знаний при организации взаимодействия органов прокуратуры, других правоохранительных органов со средствами массовой
информации и общественностью – открывало выступление ведущего научного сотрудника НИИ Академии Генеральной прокуратуры
Российской Федерации кандидата психологических наук М.С. Андрианова. Докладчик рассказал об опыте практического применения
132
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
25 сентября 2014 г. прошло плановое заседание Ученого совета Академии Генеральной
прокуратуры Российской Федерации.
С докладами об итогах работы в Академии
по реализации программ профессиональной
переподготовки и повышения квалификации
в 2013/14 учебном году выступили декан фа-
культета профессиональной переподготовки и
повышения квалификации Академии Г.Л. Куликова, директор Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Академии
Г.В. Штадлер, директор Иркутского юридического института (филиала) Академии В.А. Пак.
Выступающие отметили, что обучение в
истекшем учебном году осуществлялось на
основе единой, совместно разработанной
структурными подразделениями Академии
учебной программы профессиональной переподготовки.
Высокая степень участия руководства и работников подразделений Генеральной прокуратуры Российской Федерации, заинтересованность прокуроров субъектов Российской
Федерации в процессе подготовки квалифицированных прокурорских кадров позволили
обеспечить достаточный уровень организации обучения слушателей.
По инициативе первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации
А.Э. Буксмана с 15 октября по 1 ноября 2013 г.
впервые обучались начальники, старшие
прокуроры, прокуроры отделов прокуратур
субъектов Российской Федерации по надзору
за соблюдением прав предпринимателей.
Во исполнение Плана мероприятий Академии по организации работы органов прокуратуры Российской Федерации на территории Республики Крым и г. Севастополя,
согласованного с заместителем Генерального
прокурора Российской Федерации С.Г. Кехлеровым и утвержденного ректором Академии
О.С. Капинус, сотрудники Академии приняли
участие в занятиях по повышению квалификации работников прокуратур Республики
Крым и г. Севастополя.
Директор Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Академии
Г.В. Штадлер отметил, что в рамках реализации приказов Генерального прокурора
Российской Федерации от 04.10.2010 № 373
«О совершенствовании системы подготовки, повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников органов
133
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
знаний правовой психологии в деятельности
органов прокуратуры, базирующемся на разработках ученых отдела, основных направлениях исследований и о проблемных вопросах.
«Формирование имиджа прокурора» – так
звучало название темы следующего выступления. Об элементах этого имижда, процессе
его формирования рассказала профессор кафедры Академии Генеральной прокуратуры
Российской Федерации кандидат социологических наук Э.Э. Агаронова.
Завершало программу работы круглого
стола выступление еще одного представителя
Академии управления МВД России – кандидата психологических наук, доцента И.В. Якушева, сделавшего сообщение на тему «Изучение психологии различных групп населения
как фактор эффективности правоохранительной деятельности».
Подводя итоги круглого стола, проректор
Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации кандидат юридических наук
В.В. Казаков подчеркнул важность психологических знаний, необходимость их изучения
и практического применения прокурорами в
своей служебной деятельности.
Участники круглого стола приняли рекомендации, обращенные как к психологам, работающим в сфере правоохраны, так и к руководителям органов прокуратуры и других
правоохранительных органов.
Закрыл работу круглого стола, пожелав
дальнейших творческих достижений его
участникам и поблагодарив их за совместную
работу, директор НИИ Академии Генеральной
прокуратуры Российской Федерации доктор
юридических наук, профессор Ф.М. Кобзарев.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
прокуратуры Российской Федерации» и от
21.12.2011 № 438 «О взаимодействии органов прокуратуры и Академии Генеральной
прокуратуры Российской Федерации» отдельным направлением деятельности института по повышению квалификации прокурорских работников является организация
учебных занятий в режиме видеоконференцсвязи для прокурорских работников прокуратур Псковской, Новгородской, Омской,
Сахалинской областей, Республики Карелия
и других прокуратур субъектов Российской
Федерации. Эти занятия проводятся на основании утверждаемых согласованных планов
на учебный год. Выступающий предложил использовать опыт проведения занятий в таком
формате в Иркутске и Москве.
Ректор Академии профессор О.С. Капинус предложила использовать возможности видеоконференцсвязи для организации
встреч слушателей Академии с заместителем
Генерального прокурора Российской Федерации С.Г. Кехлеровым, а также профильными управлениями Генеральной прокуратуры
Российской Федерации, а видеозаписи таких
встреч целесообразно использовать при проведении занятий.
Декан Г.Л. Куликова рассказала, как на факультете обеспечивалась культурная программа для слушателей. Так, в феврале 2014 г.
был проведен вечер, посвященный памяти
А.С. Пушкина. Демонстрировались художественные фильмы по истории России: «Александр Невский», «Иван Грозный», «Адмирал
Нахимов». Были организованы экскурсии для
слушателей в Переславль-Залесский, Музей
авиации, автобусная и речная экскурсии по
вечерней Москве, проведены спортивные турниры по настольному теннису и бильярду с последующим вручением грамот победителям.
Выступающие отметили, что с принятием нового закона об образовании требуется
дальнейшее обновление и совершенствование учебно-методических материалов в соответствии с примерными программами дополнительного профессионального образования.
Далее проректор Академии С.В. Скляров
представил для обсуждения Ученому совету
основные образовательные программы бакалавриата и магистратуры. Заслушав эту информацию, Ученый совет Академии одобрил
и рекомендовал для утверждения основные
образовательные программы бакалавриата и
магистратуры. С.В. Скляров также доложил
предложения о распределении бюджетных ассигнований для назначения государственных
социальных стипендий нуждающимся студентам первого и второго курсов очной формы обучения, имеющим оценки успеваемости
«хорошо» и «отлично», в осеннем семестре
2014/15 учебного года.
Декан факультета подготовки научных
кадров Академии Л.Д. Зацепа представила
проекты контрольных цифр прикрепления
соискателей к Академии во второй половине
2014 г., а также озвучила предложение о разрешении осуществления научного руководства соискателем ученой степени кандидата
наук Д.С. Белоусовой кандидату юридических
наук, заместителю директора Научно-исследовательского института Академии Н.В. Субановой. Члены Ученого совета проголосовали за утверждение контрольных цифр прикрепления соискателей по Москве и СанктПетербургскому юридическому институту
(филиалу) Академии и осуществление научного руководства соискателем ученой степени
кандидата наук Д.С. Белоусовой по специальности научных работников 12.00.11 кандидатом юридических наук, заместителем директора Научно-исследовательского института
Академии Н.В. Субановой.
Дополнительно на заседании Ученого совета Академии были утверждены темы диссертационных исследований на соискание
ученой степени кандидата юридических наук,
а также заслушаны и одобрены результаты
работы государственной аттестационной комиссии Академии в Санкт-Петербургском и
Иркутском юридических институтах (филиалах) Академии в июне–июле 2014 г.
134
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
Информация для системы
Российского индекса научного цитирования
Fedorov Alexander Vyacheslavovich, Deputy
Chairman of the Investigative Committee of the
Russian Federation, Candidate of Law, Professor
[email protected]
О возможности и целесообразности введения уголовной ответственности юридических лиц за коррупционные преступления
On the possibility and advisability of intro­
ducing criminal liability of legal persons for
corruption offenses
В статье рассматриваются вопросы, связанные с введением в Российской Федерации
уголовной ответственности юридических лиц.
В частности, обосновывается объективная обусловленность введения такой ответственности.
Обращается внимание, что введение уголовной
ответственности юридических лиц предусматривается международными обязательствами
Российской Федерации. Приводятся доводы,
указывающие на недостаточную эффективность существующего института административной ответственности юридических лиц.
The article discusses issues related to the
introduction in the Russian Federation of criminal
liability of legal persons. In particular, objective
causation of the introduction of such liability is
proved. Attention is drawn, that the introduction
of corporate criminal liability is provided by the
international obligations of the Russian Federation.
The author presents arguments pointing to the
lack of effectiveness of the existing institution of
administrative liability of legal persons.
Ключевые слова: уголовная и административная ответственность юридических лиц,
международные обязательства Российской
Федерации по введению уголовной ответственности юридических лиц, Конвенция
ОЭСР по борьбе с подкупом иностранных
должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок, Конвенция
об уголовной ответственности за коррупцию,
зарубежное законодательство об уголовной
ответственности юридических лиц.
Keywords: criminal and administrative liability
of legal entities, the international obligations
of the Russian Federation on the introduction
of criminal liability of legal persons, the OECD
Convention on Combating Bribery of Foreign
Public Officials in International Business Tran­
sactions, Convention on Criminal Liability for
Corruption, foreign legislation on criminal
liability of legal persons.
Степанов Олег Анатольевич, заведующий
кафедрой Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор
[email protected]
Stepanov Oleg Anatolievich, Head of the
chair of the Academy of the Prosecutor General’s
Office of the Russian Federation, Doctor of Law,
Professor
[email protected]
135
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Федоров Александр Вячеславович, заместитель Председателя Следственного комитета
Российской Федерации, кандидат юридических
наук, профессор
[email protected]
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
О перспективах государственно-правового развития российского общества
On the prospects of state legal development
of Russian society
Рассматриваются перспективы государственно-правового развития российского
общества с учетом возможности его ориентации на эффективную модель государственной деятельности.
The article considers perspectives of state legal
development of the Russian society, taking into
account the possibility of its orientation to the
effective model of state activity.
Ключевые слова: эффективное государство,
государственное функционирование.
Keywords: effective state, government fun­
ctioning.
Диканова Татьяна Александровна, заведующая отделом НИИ Академии Генеральной
прокуратуры Российской Федерации, доктор
юридических наук
[email protected]
Dikanova Tatiana Alexandrovna, Head of the
Department of Research Institute of the Academy
of the Prosecutor General’s Office of the Russian
Federation, Doctor of Laws
[email protected]
Законодательство Таможенного союза и
направления его совершенствования
The legislation of the Customs Union and
the directions of its improvement
В статье анализируются законодательство
Таможенного союза, направления его дальнейшего совершенствования; делается вывод
о необходимости корректировки организации прокурорского надзора за исполнением
законов в таможенной сфере на основе постоянного мониторинга законодательства Таможенного союза, новых вызовов и угроз, связанных с его недостатками.
The article analyzes the legislation of the
Customs Union, the directions of its further
improvement; conclusion is made about the
need to adjust the organization of prosecutorial
supervision over the implementation of laws
in the field of customs, based on continuous
monitoring of the legislation of the Customs
Union, new threats and challenges associated
with its shortcomings.
Ключевые слова: Таможенный союз, законодательство, присоединение к ВТО, система
управления рисками, постаудит, защита конкуренции.
Keywords: Customs Union legislation, acces­
sion to the WTO, the risk management system,
post-audit, protection of competition.
Фомиченко Михаил Петрович, профессор кафедры Российской правовой академии
Министерства юстиции Российской Федерации, доктор юридических наук
[email protected]
Fomichenko Mikhail Petrovich, Professor
of the chair of Russian Legal Academy of the
Ministry of Justice of the Russian Federation,
Doctor of Laws
[email protected]
Основные направления реформы местной власти в свете Федерального закона от
27 мая 2014 г. № 136-ФЗ
The main directions of the reform of local
government in the light of the Federal Law of
May 27, 2014 № 136-FZ
136
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
The article considers basic directions of the
reform of local government, the change of the
territorial bases of local government, changing
the principles of formation of local governments,
changing the competence of municipalities and
rural communities in addressing local issues,
expansion of powers of subjects the Russian
Federation as to definition of limits of the
competence of municipalities.
Ключевые слова: реформа, местная власть,
принципы, органы местного самоуправления,
компетенция, вопросы местного значения,
полномочия, муниципальные образования.
Keywords: reform, local government, the
principles, local governments, competence, local
issues, the powers of municipalities.
Сильнов Михаил Александрович, доцент
кафедры Академии Генеральной прокуратуры
Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент
[email protected]
Silnov Mikhail Alexandrovich, assistant
professor of the Academy of the Prosecutor
General’s Office of the Russian Federation,
Candidate of Law, Associate Professor
[email protected]
Категория истины в условиях состязательного правосудия
Category of truth in terms of adversarial
justice
Рассмотрены понятия объективной и юридической истины в уголовном судопроизводстве с
позиций типологии уголовно-процессуальной
деятельности, проанализированы различные
точки зрения по проблеме истины как цели доказывания. С критических позиций оценен законопроект «об объективной истине».
The article considers concepts of objective truth
and juridical truth in criminal justice from the
standpoint of the typology of criminal procedure
activity, the author analyzes different opinions on
the issue of truth as objective of proving. The bill
on «objective truth» is evaluated critically.
Ключевые слова: правосудие, уголовный процесс, доказывание, истина, состязательность.
Keywords: justice, criminal procedure, evide­
nce, truth, adversarial trial.
Побережная Ирина Адольфовна, доцент
кафедры Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент
[email protected]
Poberezhnaya Irina Adolfovna, assistant
professor of the Academy of the Prosecutor
General’s office of the Russian Federation,
Candidate of Law, Associate Professor
[email protected]
Конституционное регулирование порядка
опубликования нормативных правовых актов на государственных языках республик в
составе Российской Федерации
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Рассматриваются основные направления реформы местной власти, изменение территориальных основ местного самоуправления, изменение принципов формирования органов местного самоуправления, изменение компетенции
муниципальных районов и сельских поселений
в области решения вопросов местного значения, расширение полномочий субъектов Российской Федерации по определению пределов
компетенции муниципальных образований.
Constitutional regulation of the order of
publication of regulatory legal acts in the state
languages of the republics within the Russian
Federation
137
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
В статье исследованы нормативные правовые акты в сфере правотворчества республик
в составе Российской Федерации, выявлены
проблемы правового регулирования порядка
опубликования нормативных правовых актов
на государственных языках республик в составе Российской Федерации.
The article explores the normative legal acts in
the sphere of law-making activities of republics
within the Russian Federation, it reveals the
problems of legal regulation of the order of
publication of regulatory legal acts in the state
languages of the republics within the Russian
Federation.
Ключевые слова: государственный язык, опубликование, законодательство, республики в
составе Российской Федерации.
Keywords: national language, publication, legis­
lation of republics within the Russian Federation.
Агапов Павел Валерьевич, ведущий научный сотрудник НИИ Академии Генеральной
прокуратуры Российской Федерации, доктор
юридических наук
[email protected]
Agapov Pavel Valerievich, Leading Researcher
of the Research Institute of the Academy of
the Prosecutor General’s Office of the Russian
Federation, Doctor of Laws
[email protected]
Коршунова Ольга Николаевна, заведующая кафедрой Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Академии
Генеральной прокуратуры Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор
[email protected]
Korshunova Olga Nikolaevna, Head of the
chair of the St. Petersburg Law Institute (branch)
of the Academy of the Prosecutor General’s
Office of the Russian Federation, Doctor of Law,
Professor
[email protected]
Особенности поддержания государственного обвинения по делам о преступлениях,
совершенных организованными группами и
преступными сообществами
Features of public prosecution in cases of
crimes committed by organized groups and
criminal networks
На основе анализа прокурорской и судебной практики рассматриваются особенности
поддержания государственного обвинения по
делам о преступлениях, совершенных организованными группами и преступными сообществами. Делается вывод о том, что только
комплексный подход сможет обеспечить эффективность деятельности государственных
обвинителей в соответствующей стадии уголовного судопроизводства.
Based on analysis of prosecutorial and judicial
practices, author considers the features of public
prosecution in cases of crimes committed by
organized groups and criminal networks. The
conclusion is made that only a comprehensive
approach can ensure the effectiveness of activity
of the public prosecutors in the corresponding
stage of the criminal proceedings.
Ключевые слова: поддержание государственного обвинения, противодействие организованной преступности, группа государственных
обвинителей, тактика участия в судебном разбирательстве.
Keywords: maintenance of public prosecution,
combating organized crime, a group of state
prosecutors, the tactics of participation in the trial.
138
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
Subanova Natalia Viktorovna, Deputy Direc­
tor of the Research Institute of the Academy of
the Prosecutor General’s Office of the Russian
Federation, Candidate of Law
[email protected]
Требование прокурора о привлечении
лиц, нарушивших закон, к дисциплинарной
ответственности: оптимизация правовой
модели
The request of the prosecutor to bring law­
breakers to disciplinary responsibility: optimi­
zation of legal model
На основе анализа статистических данных,
законодательства (в том числе в ретроспективном плане), научных трудов, зарубежного
опыта правового регулирования дисциплинарной ответственности предложены направления оптимизации правовой модели предъявления прокурором требований о привлечении лиц, нарушивших закон, к этому виду
ответственности в рамках прокурорского
надзора за исполнением законов. Статья подготовлена при информационной поддержке
СПС «КонсультантПлюс».
Based on the analysis of statistical data,
legislation (including in retrospect), scientific
papers, foreign experience of legal regulation of
disciplinary responsibility the author proposes
directions of optimization of legal models of
prosecutor’s request to bring lawbreakers to this
kind of responsibility within the prosecutorial
supervision over execution of laws. This article
was prepared with the information support of law
information system «ConsultantPlus».
Ключевые слова: прокуратура, прокурор,
надзор, законность, закон, дисциплинарная ответственность, дисциплинарный проступок,
государственная служба.
Keywords: prosecutor’s office, the prosecutor’s
supervision, legality, the law, disciplinary respo­
nsibility, disciplinary offence, the public service.
Бажанов Станислав Васильевич, ведущий научный сотрудник НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор
[email protected]
Bazhanov Stanislav Vasilievich, Senior Rese­
archer of the Research Institute of the Academy
of the Prosecutor General’s Office of the Russian
Federation, Doctor of Law, Professor
[email protected]
Прокурорский надзор за исполнением законов субъектами розыскной деятельности
Prosecutorial supervision over the implemen­
tation of laws by participants of investigative
activities
В статье обосновывается целесообразность
выделения в предмете прокурорского надзора
за органами предварительного расследования
такого направления, как розыскная деятельность следователей органов внутренних дел.
The article explains the appropriateness
of assignment in the subject of prosecutorial
supervision over the bodies of preliminary
investigation of such separate direction as
detective activity of the Interior.
Ключевые слова: прокурорский надзор, розыск, розыскные меры, оперативно-розыскные мероприятия, органы внутренних дел,
следователь.
Keywords: public prosecutor’s supervision, de­
te­ctive measures, investigative measures, police,
investigator.
139
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Субанова Наталья Викторовна, заместитель директора НИИ Академии Генеральной
прокуратуры Российской Федерации, кандидат юридических наук
[email protected]
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
Бессарабов Владимир Григорьевич, профессор кафедры Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, доктор
юридических наук, профессор
[email protected]
Bessarabov Vladimir Grigorievich, Professor
of the Academy of the Prosecutor General’s
Office of the Russian Federation, Doctor of Law,
Professor
[email protected]
Миграция населения в Российской Федерации и деятельность прокуратуры по укреплению законности в этой сфере
Migration of population in the Russian
Federation and prosecutors’ work to strengthen
legality in this area
Динамика выявляемых органами прокуратуры нарушений законов в сфере миграции
представляет большой интерес. В статье проведен анализ законодательной базы, регулирующей процессы трудовой миграции.
Dynamics of revealed by prosecutors violations
of the laws in the area of migration is of great
interest. The article analyzes the legal framework
governing labor migration.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Ключевые слова: миграция населения, деятельность прокуратуры, правовые отношения; укрепление законности, миграционная
политика.
Ткачев Игорь Викторович, прокурор Орен­
бургской области, кандидат юридических наук
[email protected]
Keywords: migration, activities prosecutors,
legal relations; strengthening legality, migration
policy.
Tkachev Igor Viktorovich, the prosecutor of
the Orenburg region, Candidate of Law
[email protected]
Проблемы противодействия экстремизму
Problems of combating extremism
На основе анализа судебной практики обосновывается вывод о несоответствии предусмотренных Уголовным кодексом Российской
Федерации санкций за совершение преступлений экстремистской направленности их
общественной опасности.
Based on the analysis of judicial practice
the authors substantiates the conclusion about
disparity of provided under the Criminal Code of
the Russian Federation sanctions for crimes of an
extremist nature to its public danger.
Ключевые слова: экстремизм, преступления
экстремистской направленности, противодействие экстремистским проявлениям.
Keywords: extremism, extremist crimes, coun­
tering extremist manifestations.
Капинус Оксана Сергеевна, ректор Академии Генеральной прокуратуры Российской
Федерации, доктор юридических наук, профессор
[email protected]
Kapinus Oksana Sergeyevna, Rector of the
Academy of the Prosecutor General’s Office of the
Russian Federation, Doctor of Law, Professor
[email protected]
Противодействие преступности мигрантов-иностранцев в Российской Федерации
Countering crime of foreign migrants in the
Russian Federation
140
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
The article examines the state of crime of
migrant foreigners, the issues to counter it in
modern terms, it studies the impact of illegal
migration and other socio-economic factors
on the state of these crimes, the circumstances
that reduce the effectiveness of their detection,
suppression, including those associated with
shortcomings in the work of state bodies.
The author offers some measures to enhance
combating crimes of migrant foreigners.
Ключевые слова: мигранты-иностранцы,
преступность мигрантов, преступность иностранцев, нелегальная миграция.
Keywords: migrant foreigners, migrants crime,
foreigners crime, illegal migration.
Скляров Сергей Валерьевич, проректор
Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, доктор юридических наук,
профессор
[email protected]
Квалификация убийства, сопряженного
с разбоем, и разбоя с причинением тяжкого
вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего
В статье анализируется практика квалификации убийства, сопряженного с разбоем, и
разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть
потерпевшего, с позиции принципа справедливости.
Ключевые слова: убийство, разбой, тяжкий
вред здоровью, повлекший по неосторожности
смерть потерпевшего.
Sklyarov Sergey Valerievich, Pro-Rector of
the Academy of the Prosecutor General’s Office of
the Russian Federation, Doctor of Law, Professor
[email protected]
Щерба Сергей Петрович, заведующий отделом НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор
[email protected]
Shcherba Sergei Petrovich, Head of the
Department of the Research Institute of the
Academy of the Prosecutor General’s Office of the
Russian Federation, Doctor of Law, Professor
[email protected]
Смирнов Павел Алексеевич, ведущий научный сотрудник НИИ Академии Генераль-
Smirnov Pavel Alexeyevich, Leading Resear­
cher of the Research Institute of the Academy of
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
В статье анализируется состояние преступности мигрантов-иностранцев, рассматриваются вопросы противодействия ей в
современных условиях, исследуются влияние
незаконной миграции и иных социально-экономических факторов на состояние данных
преступлений, обстоятельства, снижающие
результативность их выявления, пресечения,
в том числе связанные с недочетами в работе
государственных органов, предлагаются меры
по совершенствованию противодействия преступлениям мигрантов-иностранцев.
Qualification of murder, coupled with the
robbery, and robbery with causing grievous
bodily harm, resulting in the death of the victim
The article analyzes the practice of qualification
murder, coupled with the robbery, and robbery
with causing grievous bodily harm, resulting in
the death of the victim, from the perspective of
the principle of justice.
Keywords: murder, robbery, grievous bodily
harm, resulting in the death of the victim.
141
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
ной прокуратуры Российской Федерации,
кандидат юридических наук, доцент
[email protected]
the Prosecutor General’s Office of the Russian
Federation, Candidate of Law, Associate Professor
[email protected]
Четвертакова Елизавета Юрьевна, ведущий научный сотрудник НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент
[email protected]
Chetvertakova Elizaveta Yurievna, Leading
Re­searcher of the Research Institute of the Academy
of the Prosecutor General’s Office of the Russian
Federation, Candidate of Law, Associate Professor
[email protected]
Non bis in idem – алмаз, нуждающийся в
огранке
Non bis in idem: a diamond that needs cutting
Рассматриваются особенности регламентации принципа non bis in ibem в различных
международно-правовых документах и национальном законодательстве, а также проблемы практики его применения и доктринального толкования. Далеко не во всех случаях
данный принцип воспринимается и действует как универсальное правило, каковым оно
обычно называется в литературе. Это обу­
словлено комплексной структурой, а также разнородностью сфер действия данного
принципа: прав и свобод человека и гражданина; юрисдикции государств в рамках международного сотрудничества по уголовным
делам; работы международных судов.
Делается вывод о необходимости проведения специального сравнительно-правового
научного исследования данного принципа.
Определяются конкретные перспективные
направления этого исследования.
The article considers the features of the
regulation of the non bis in idem principle in
various international instruments and national
legislation as well as problems of its practical
application and doctrinal interpretation. Not in
all cases this principle is perceived and functions
as a universal rule, how it is usually called in the
literature. This is due to the complex structure,
as well as the heterogeneity of the scope of this
principle: the rights and freedoms of man and
citizen; jurisdictions of states in international
cooperation in criminal matters; the work of
international courts.
The conclusion about the need for a special
comparative legal research of the principle is
made. The authors identify specific promising
areas of research.
Ключевые слова: non bis in idem, универсальный принцип права, международное сотрудничество по уголовным делам, права и свободы человека и гражданина, прекращение уголовного преследования.
Keywords: non bis in idem, the universal prin­
ciple of law, international cooperation in criminal
matters, the rights and freedoms of man and
citizen, the termination of criminal prosecution.
Исмаилов Чинтир Магомедович, старший
помощник прокурора г. Махачкалы Республики Дагестан, кандидат юридических наук
[email protected]
Ismailov Chintir Magomedovich, Senior
Assistant Prosecutor of the Republic of Dagestan,
Makhachkala, Candidate of Law
[email protected]
Правовое регулирование вопросов приема, проверки и разрешения сообщений о
Legal regulation of the reception, verification
and resolving of crime reports, including those
142
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
relating to the disappearances of citizens: prob­
lems and ways to improve
Показаны пробелы в правовом регулировании по вопросам передачи сообщений о преступлениях (о безвестном исчезновении) по
территориальной подследственности, обоснованы предложения по восполнению пробелов
в их правовом регулировании. Обозначены
проблемы двойного учета и двойного разрешения одного сообщения о преступлении (о
безвестном исчезновении) разными правоохранительными органами, даны предложения
по оптимизации их учета и разрешения.
The article shows gaps in the legal regulation on
the transfer of reports of crimes (of disappearances)
according territorial investigative jurisdiction, it
grounds proposals to fill gaps in their regulation.
The author poses problems of double counting
and double resolution of one report about crime
(about the person’s disappearance) by different
law enforcement agencies and makes proposals
to optimize their accounting and resolving.
Ключевые слова: передача сообщения по подследственности, двойной учет и двойное разрешение сообщения, разрешение жалоб прокурором в порядке ст. 124 УПК РФ, рассмотрение
обращений судом в порядке ст. 125 УПК РФ, дополнения в п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ.
Keywords: transfer of the crime report to another
investigative jurisdiction, double counting and
double resolving of one crime report, resolving
complaints by the prosecutor in the order of Art. 124
of the Code of Criminal Procedure of the Russian
Federation, the consideration of appeals by court in
the order of Art. 125 of the Code, amendments to
Sec. 3 Part. 1 Art. 145 of the Code.
Сухомлинова Марина Петровна, старший научный сотрудник НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, кандидат юридических наук.
[email protected]
Sukhomlinova Marina Petrovna, Senior
Researcher of the Research Institute of the
Academy of the Prosecutor General’s Office of the
Russian Federation, Candidate of Law.
[email protected]
Об иммунитетах некоммерческих организаций при проведении контрольных мероприятий
On immunities of non-profit organizations
in conducting control activities
Проведен анализ некоторых вопросов, касающихся требований о регистрации определенных некоммерческих организаций в качестве иностранных агентов, выявлены особенности правового статуса иностранных некоммерческих организаций, осуществляющих
свою деятельность на территории Российской
Федерации.
The article provides the analysis of certain
issues relating to the registration requirements
of certain non-profit organizations as foreign
agents, it shows the peculiarities of the legal status
of foreign non-profit organizations that operate
in the territory of the Russian Federation.
Ключевые слова: иностранный агент, иностранная некоммерческая организация, контрольные мероприятия, прокуратура.
Keywords: foreign agent, the foreign non-profit
organization, control of activities, prosecutor’s
office.
143
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
преступлениях, в том числе связанных с безвестным исчезновением граждан: проблемы
и пути совершенствования
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
Жубрин Роман Владимирович, заместитель директора НИИ Академии Генеральной
прокуратуры Российской Федерации, доктор
юридических наук
[email protected]
Zhubrin Roman Vladimirovich, Deputy Di­
rector of the Research Institute of the Academy
of the Prosecutor General’s Office of the Russian
Federation, Doctor of Laws
[email protected]
Международно-правовое сотрудничество
в борьбе с легализацией преступных доходов
International legal cooperation in the fight
against money laundering
Рассматриваются вопросы международного
сотрудничества по уголовным делам о легализации преступных доходов, анализируются
опыт в сфере правовой помощи, проблемы и
средства и методы их решения, разработаны
предложения по совершенствованию международного сотрудничества правоохранительных органов Российской Федерации в целях
противодействия отмыванию криминальных
активов.
The article considers the issues of international
cooperation in criminal cases of money
laundering, it examines the experience in the
field of legal aid, the problems and the means
and methods of their solutions. The author
develops proposals to improve international
cooperation between law enforcement authorities
of the Russian Federation in order to counter the
laundering of criminal assets.
Ключевые слова: легализация преступных
доходов, международное сотрудничество, запрос о правовой помощи, имплементация, законодательство о противодействии легализации преступных доходов.
Keywords: money laundering, international
cooperation, the request for legal assistance,
implementation, legislation against money
laundering.
Додонов Вячеслав Николаевич, ведущий
научный сотрудник НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, кандидат юридических наук
[email protected]
Dodonov Vyacheslav Nikolaevich, Leading
Researcher of the Research Institute of the
Academy of the Prosecutor General’s office of the
Russian Federation, Candidate of Law
[email protected]
Об институте специальных (независимых) прокуроров в зарубежных странах
и целесообразность его введения в Российской Федерации
On the institute of special (independent)
prosecutors in foreign countries and the
appropriateness of its introduction in the
Russian Federation
В статье рассматривается зарубежный опыт
учреждения должности специального (независимого) прокурора и высказывается критическое мнение относительно возможности
и целесообразности введения аналогичного
института в правовую систему Российской Федерации.
The article discusses the international expe­
rience of institution of special (independent)
prosecutor and expresses a critical opinion on
the possibility and advisability of introducing
a similar institution into the legal system of the
Russian Federation.
Ключевые слова: специальный прокурор,
независимый прокурор, органы прокуратуры,
зарубежный опыт, уголовное преследование.
Keywords: special prosecutor, an independent
prosecutor, prosecutor’s offices, foreign experience,
criminal prosecution.
144
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
Kolesov Mikhail Vladimirovich, graduate
student of the Academy of the Prosecutor
General’s Office of the Russian Federation
[email protected]
Еще раз к вопросу о возбуждении уголовного дела прокурором
Once again on the issue of opening a criminal
case by the prosecutor
В статье рассматривается дискуссионный
вопрос о возбуждении уголовного дела прокурором, анализируются различные мнения
по данному поводу, обосновывается необходимость возвращения прокурору указанных
полномочий.
The article considers the controversial question
of opening a criminal case by the prosecutor,
analyzes the various opinions on the matter, the
necessity to return to the prosecutor the powers
in question.
Ключевые слова: полномочия, право, возбуждение уголовного дела, прокурор, следователь, дознаватель, уголовное преследование,
разумный срок уголовного судопроизводства.
Keywords: authority, law, criminal proceedings,
the prosecutor, investigator, criminal prosecution,
a reasonable period of criminal justice.
Онуфриенко Андрей Васильевич, аспирант Академии Генеральной прокуратуры
Российской Федерации
[email protected]
Onufrienko Andrey Vasilievich, graduate
student of the Academy of the Prosecutor
General’s Office of the Russian Federation
[email protected]
Понятие коррупции в международном и
российском праве
Проведен анализ международного и российского антикоррупционного законодательства
в части определения понятия коррупции, выявлены однородные признаки этого явления,
а также небесспорные моменты используемой
терминологии. Сделан вывод об отсутствии в
международном и российском праве единой
позиции при определении понятия коррупции
и предложен способ решения данной проблемы, а именно – обобщены характерные признаки коррупции и разработано новое обобщающее их определение коррупции, которое
автор предлагает внедрить в российское законодательство.
Ключевые слова: коррупция, должностное
лицо и публичное должностное лицо, должностные обязанности и служебные обязанности; должностное и служебное положение,
взятка, материальные и нематериальные блага
или преимущества.
The concept of corruption in international
and Russian law
The article analyses international and domestic
anti-corruption legislation in the part of the
definition of corruption, it reveals homogeneous
signs of this phenomenon, as well as arguable
points of the terminology used. The conclusion
is made about the absence in international and
Russian law a common position as to the definition
of corruption. The author provides a method to
solve this problem, in particular, he summarizes
the characteristics of corruption and develops a
new generalizing definition of corruption, which
the author proposes to introduce into the Russian
legislation.
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Колесов Михаил Владимирович, аспирант Академии Генеральной прокуратуры
Российской Федерации
[email protected]
Keywords: corruption, official and public offi­
cial duties and functions; officer and official
position, bribe, tangible and intangible benefits or
advantages.
145
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОГО ИНДЕКСА НАУЧНОГО ЦИТИРОВАНИЯ
Забудько Юлия Сергеевна, соискатель
Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации.
[email protected]
Zabudko Yulia Sergeyevna, degree candidate
of the Academy of the Prosecutor General’s Office
of the Russian Federation.
[email protected]
Участие органов прокуратуры в обеспечении защиты конституционного права на неприкосновенность частной жизни
Participation of prosecutor’s office in the
protection of the constitutional right to privacy
Рассматривается участие органов прокуратуры в обеспечении защиты конституционного
права на неприкосновенность частной жизни,
включая защиту персональных данных граждан. Особое внимание автор уделяет рассмотрению вопроса о соотношении прокурорского
надзора и функций Роскомнадзора.
The article considers the participation of
prosecutor’s office in the protection of the con­
stitutional right to privacy, including protection of
citizens’ personal data. Particular attention is paid
to the question of the correlation of prosecutorial
supervision and functions of Roskomnadzor
Ключевые слова: прокуратура, прокурорский
надзор, конституционное право, неприкосновенность частной жизни, персональные данные, взаимодействие.
Keywords: prosecutor, public prosecutor’s
supervision, constitutional law, privacy, personal
data interaction.
Киселев Анатолий Афанасьевич, аспирант Санкт-Петербургского юридического
института (филиала) Академии Генеральной
прокуратуры Российской Федерации
[email protected]
Kiselyov Anatoly Afanasievich, graduate
student of the St. Petersburg Law Institute (branch)
of the Academy of the Prosecutor General’s Office
of the Russian Federation
[email protected]
Процессуальное положение заявителя, а
также лица, потерпевшего от преступления,
на стадии возбуждения уголовного дела
Procedural status of the applicant, as well
as victim of crimes at the stage of opening a
criminal case
Статья посвящена проблемам, связанным с
возможностью реализации прав потерпевшего от преступления и заявителя на первоначальном этапе уголовного судопроизводства.
Предлагаются пути их решения. Свою позицию автор излагает на основе анализа действующего законодательства, правоприменительной практики и точек зрения различных
ученых.
The article deals with problems related to
the possibility of the realization of the rights of
victims of crimes and the applicant at the initial
stage of the criminal proceedings. The ways of
solving them are proposed. The author presents
his position on the basis of an analysis of the
current legislation, enforcement practices and the
point of view of different scholars.
Ключевые слова: потерпевший, заявитель,
расследование, права, преступление, судопроизводство.
Keywords: victim, applicant, investigation, law,
crime, court proceedings.
146
BULLETIN
of the Academy of the R. F. Prosecutor General’s Office
№ 5 (43) 2014
Contents
Fedorov A.B. On the possibility and advisability of
introducing criminal liability of legal persons for
corruption offenses ............................................................ 3
Stepanov O.A. On the prospects of state legal
development of Russian society ..................................... 11
Dikanova T.A. The legislation of the Customs Union
and the directions of its improvement........................... 15
Fomichenko M.P. The main directions of the reform of
local government in the light of the Federal Law of May
27, 2014 № 136-FZ .......................................................... 23
Silnov M.A. Category of truth in terms of adversarial
justice ................................................................................ 30
Poberezhnaya I.A. Constitutional regulation of the
order of publication of regulatory legal acts in the
state languages of the republics within the Russian
Federation ......................................................................... 34
The activities of the prosecution
Agapov P.V., Korshunova O.N. Features of public
prosecution in cases of crimes committed by organized
groups and criminal networks........................................ 38
Subanova N.V. The request of the prosecutor to bring
lawbreakers to disciplinary responsibility: optimization
of legal model.................................................................... 44
Bazhanov S.V. Prosecutorial supervision over the
implementation of laws by participants of investigative
activities............................................................................. 51
Bessarabov V.G. Migration of population in the Russian
Federation and prosecutors’ work to strengthen legality
in this area......................................................................... 54
Experience of law enforcement
Tkachev I.V. Problems of combating extremism ....... 62
Kapinus O.S. Countering crime of foreign migrants in
the Russian Federation ................................................... 68
Sklyarov S.V. Qualification of murder, coupled with
the robbery, and robbery with causing grievous bodily
harm, resulting in the death of the victim .................... 73
Shcherba S.P., Smirnov, P.A., Chetvertakova E.Yu.
Non bis in idem: a diamond that needs cutting ........... 77
Ismailov Ch.M. Legal regulation of the reception,
verification and resolving of crime reports, including
those relating to the disappearances of citizens:
problems and ways to improve ...................................... 82
Sukhomlinova M.P. On immunities of non-profit
organizations in conducting control activities............. 88
International cooperation
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Theoretical Foundations of law
Zhubrin R.V. International legal cooperation in the
fight against money laundering ..................................... 94
Dodonov V.N. On the institute of special (independent)
prosecutors in foreign countries and the appropriateness
of its introduction in the Russian Federation.............100
Tribune young scientist
Kolesov M.V. Once again on the issue of opening a
criminal case by the prosecutor....................................105
Onufrienko A.V. The concept of corruption in interna­
tional and Russian law ..................................................109
Zaboudko Yu.S. Participation of the prosecutor’s
office in the protection of the constitutional right to
privacy.............................................................................114
Kiselev A.A. Procedural status of the applicant, as well
as victim of crimes at the stage of opening a criminal
case...................................................................................119
Scientific News
Сonferences, meetings.............................................. 124
Information for the RINTs System.............................. 135
147
• Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации № 5 (43) 2014
Информация для авторов
Требования к оформлению направляемых в редакцию рукописей
1. Рукопись представляется на бумажном и электронном носителях (текстовый редактор WinWord) либо
по электронной почте.
2. Текст, включая сноски, должен быть набран через 1,5 интервала гарнитурой Times New Roman (кегль
14), без использования знаков ручного переноса и двойных пробелов, размеры полей: слева – 2,5 см, сверху,
справа и снизу – 2 см.
3. Сноски должны иметь сквозную нумерацию и располагаться постранично. Библиографический аппарат должен быть оформлен в соответствии с ГОСТ Р 7.1–2003 и ГОСТ Р 7.0.5–2008.
4. Объем статей не должен превышать 12 страниц, объем иных материалов согласовывается с редакцией.
5. К рукописи должны быть приложены на русском и английском языках: аннотация (не более четырех
предложений); список ключевых слов (не более семи); библиографический список, включающий использованные авторские работы с указанием количественной характеристики (общего числа страниц в источнике); информация, содержащая фамилию, имя, отчество (полностью), должность и место работы (службы),
ученые степень и звание автора; фотография на электронном носителе. Следует также указать свой почтовый адрес, телефоны, адрес электронной почты, номер факса.
6. Рукопись должна быть подписана автором.
7. Работы, подготовленные единолично аспирантами или соискателями, рассматриваются при наличии
положительной рецензии научного руководителя.
8. Ответственность за точность цитирования, ссылок на законодательство, фамилий и т.п. лежит на
авторах.
9. Журнал является рецензируемым. Если рукопись не соответствует предъявляемым редакцией требованиям, а также при отрицательной рецензии автору направляется мотивированный отказ. Редакционная
коллегия оставляет за собой право отклонить предлагаемую к публикации работу.
10. Плата за публикацию с авторов, в том числе аспирантов, не взимается.
Материалы следует направлять на e-mail редакции: [email protected]
или по адресу:123022, г. Москва, ул. 2-я Звенигородская, 15.
Телефон: 8-499-256-23-91. Факс: 8-499-256-54-63
148
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа