close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

...образовательный стандарт среднего (полного) общего;pdf

код для вставкиСкачать
Раздел 1. Высшее образование: традиции и инновации
УДК 908
Ю.В. Головинова, кандидат исторических наук,
доцент кафедры теории и истории государства и права ААЭП, г. Барнаул
Партийные школы и коммунистические вузы в системе
партийно-политического образования на Алтае в 1938−1955 гг.
Ключевые слова: краевая партийная школа, вечерний университет марксизма-ленинизма, краевой
комитет партии, Барнаульский горком ВКП(б) − КПСС.
Внимание к образованию сталинских партийных кадров с конца 1930-х − середины 1940-х гг. прежде всего было связано с растущими масштабами
производства в стране и с резко усложнившимися
задачами по управлению советским обществом.
Необходимо отметить, что повышение образовательного уровня партийных работников в крае, в
том числе партийной элиты, осуществлялось также, помимо гражданских образовательных учреждений, в системе партийных учебных заведений,
включавшей в себя как краевые партийные школы,
так и коммунистические вузы, дававшие партийнополитическое образование.
С учетом новых требований и задач в
1939 г. была создана Высшая партийная школа при ЦК ВКП(б). Еще на первом заседании
XVIII партийного съезда И. Сталин обозначил
необходимость формирования централизованной образовательной системы с учетом местных
партийно-политических учреждений. «Необходимо, – считал он, – организовать в каждом областном центре годичные курсы переподготовки
для низового звена наших кадров. Организовать
в ряде центров нашей страны двухгодичную ленинскую школу для среднего звена. Организовать
Высшую школу марксизма-ленинизма при ЦК
ВКП(б) для подготовки теоретических кадров
партии» [1]. Обучение в этих учреждениях завершалось получением диплома об окончании данного учебного заведения. Нужно признать (это
констатируют и современные авторы), что учебные планы партийных школ были направлены на
жесткую идеологическую обработку слушателей
[2]. Тем не менее даже такая подготовка имела
свое значение, поскольку повышала статус работника, хотя, конечно, партийно-политическое образование никак не могло полноценно заменить
базовое вузовское [3].
В контексте выдвинутых центральной властью подобных «директив» партийные школы
создавались практически во всех региональных
центрах. В Алтайском крае также было открыто
партийно-политическое образовательное учреждение. Алтайская краевая партийная школа функ-
ционировала с конца 1938 г. С 1 июля 1943 г.
работали шестимесячные партийные курсы при
Алтайском краевом комитете ВКП(б). На основании решения бюро Алтайского крайкома ВКП(б)
от 10 июля 1944 г. краевые партийные курсы
были реорганизованы в краевую партийную школу с годичным сроком обучения.
В 1945 г. продолжался процесс повсеместного создания партшкол. Только в Железнодорожном
районе Барнаула было организовано шесть политшкол. Но, как писали на страницах краевой газеты,
деятельность их не была вполне удовлетворительной. Отмечались такие недостатки, как слабый
контроль за изучением марксистско-ленинской
теории, низкая посещаемость политшкол, нарушение учебной программы и т.д. Все эти недоработки
ставились прежде всего в укор деятельности соответствующего, в данном случае Железнодорожного, районного комитета партии [4].
По Постановлению ЦК ВКП(б) от 2 августа
1946 г. «О подготовке и переподготовке руководящих партийных и советских работников» краевая
партийная школа с годичным сроком обучения
была преобразована в Алтайскую краевую партийную школу с двухгодичным сроком обучения.
Она начала работать 20 ноября 1946 г. в Барнауле.
Первыми слушателями школы стали 85 человек
[5]. В таком учреждении знания могли получать,
естественно, только члены Коммунистической
партии в возрасте до 40 лет, проявившие себя на
ответственной работе. Несмотря на это, в отчете отдела кадров крайкома в 1946 г. отмечалось
следующее: «какой-либо продуманной системы
образования мы не имеем» [6]. И это не удивительно, так как речь идет о первом послевоенном
годе, времени очень трудном, когда требовалось
много сил для восстановления как региона, так и
страны в целом.
В период Великой Отечественной войны в
крае уже функционировали 3 коммунистических
вуза − это вечерние университеты марксизмаленинизма при Бийском, Барнаульском и Рубцовском горкомах ВКП(б). Вечерний университет марксизма-ленинизма при Бийском горкоме
16
Партийные школы и коммунистические вузы в системе партийно-политического образования...
ВКП(б), открытый в 1943 г., работал по одногодичной, а потом по двухгодичной программе
исторического отделения, на котором изучались
такие предметы, как история ВКП(б), история
СССР, Великая Отечественная война, международные отношения [7].
Вечерний университет марксизма-ленинизма
при Барнаульском горкоме ВКП(б) был организован в 1940 г., до 1947 г. было сделано 5 выпусков.
Университет работал в составе одного факультета – исторического – по двухгодичной программе.
Функционировали дневное и вечернее отделения.
По состоянию на 25 марта 1947 г. на первом курсе
обучались 66, а на втором – 40 человек, из них – 34
партийных и комсомольских работника [8]. Лишь
один преподаватель имел степень кандидата наук,
остальные – только высшее образование.
Вечерний университет марксизма-ленинизма
при Рубцовском горкоме ВКП(б) был организован решением бюро горкома от 19 декабря
1943 г. Университет имел 3 факультета: экономический, философский и исторический. С конца
1940-х гг. действовал филиал Вечернего университета марксизма-ленинизма при крайкоме партии. Лекции читали преподаватели краевой партийной школы, институтов края и руководящие
партийные работники. 10 преподавателей имели
высшее образование, 2 − незаконченное высшее
и 1 − среднее, для чтения отдельных лекций по
политэкономии приглашали преподавателя пединститута – кандидата экономических наук П.В.
Смолина.
В университете в 1950−1951 учебном году
обучались 15 работников партийного краевого
аппарата, из руководящих партийных работников
– трое: секретарь Железнодорожного РК ВКП(б)
А.Я. Умняшкина, помощник секретаря крайкома ВКП(б) А.В. Георгиев, заведующий отделом
пропаганды Центрального горрайкома ВКП(б)
М.В. Валуйский. В отчете о работе университета отмечалось, что посещаемость лекций оставляла желать лучшего – 70−74%, а семинаров –
60−65%. Невысокая посещаемость прежде всего
была связана с загруженностью по основной
работе и частыми командировками обучающихся. Нарушителей дисциплины в основном вызывали для бесед с секретарем в Барнаульский ГК
ВКП(б), на бюро которого обсуждалась работа
университета, а также разговаривали с ними по
телефону [9].
Помимо высших коммунистических учебных заведений при крайкоме ВКП(б) действовала
партийная школа. В 1947 г. в ней занимались 9
работников крайкома и обкома ВКП(б), 7 секре-
тарей горкомов и райкомов, 10 заведующих отделами горкомов и райкомов [10]. По данным за
1949 г., в партшколу были зачислены и обучались
100 человек, из них секретарей райкомов – 26,
заведующих отделами горкомов и райкомов – 10
человек [11].
С 1953−1954 учебного года школа работала
по трехгодичному учебному плану, так как теперь перед ней стояла задача повышения уровня
учебно-методической и партийно-политической
работы в соответствии с требованиями июньского и сентябрьского пленумов ЦК КПСС 1953 г. В
партшколе работали кафедры основ марксизмаленинизма, политической экономии (в будущем
− экономических наук), истории и русского языка
и литературы, затем добавились кафедры истории
КПСС, философии. Из-за отсутствия преподавателей не создавалась кафедра советской экономики.
В отчетах о работе партийных образовательных
учреждений за 1947 г. отмечалось, что преподаватели школы не имеют ученых степеней и их общая
методическая и теоретическая подготовка является недостаточной [12]. Уже в 1953 г. все 29 преподавателей имели высшее образование, а шесть из
них − степени кандидатов наук. Лекции по основам советской экономики читали доктора, кандидаты наук и другие преподаватели сельскохозяйственного института [13].
Предлагаемый учебный план партшколы соответствовал цели подготовки руководящих партийных работников среднего звена. В ней обучались секретари, заведующие и заместители
заведующих отделами горкомов, райкомов, имеющие среднее образование, в возрасте от 26 до 35
лет. В отчете партийной трехгодичной школы при
Алтайском крайкоме КПСС за 1953−1954 гг. распределение часов по учебным дисциплинам выглядело следующим образом. В качестве меры по
повышению грамотности руководящих партийных работников в соответствии с учебным планом 168 часов выделялось на курс русского языка
и литературы. Наибольшее количество часов отводилось на такие предметы, как всеобщая история (200 часов), внешняя политика (210 часов),
диалектический и исторический материализм
(182 часа). На преподавание основ советской экономики планировалось 140 часов, но курс состоял из 114 часов, государственное право значилось
в учебном плане, но ввиду отсутствия преподавателя не читалось вовсе, хотя на него и отводилось
374 часа, в то же время «партийное строительство» читали в объеме 567 часов [14].
Стоит отметить, что руководящие партийные
работники как обучались в краевых партийно17
Раздел 1. Высшее образование: традиции и инновации
политических университетах и школах, так и
направлялись в Академию общественных наук
при ЦК ВКП(б) и в Высшую партийную школу
(ВПШ) при ЦК ВКП(б). Так, например, в марте
1948 г. было послано на учебу в Академию общественных наук, в Высшую партийную школу, на
ленинские двухгодичные курсы, девятимесячные
и годичные курсы при Высшей партийной школе
59 руководящих партийных, комсомольских и
советских работников. Помимо этого, 14 человек
из числа руководящих партийных кадров обучались в Новосибирской областной партийной
школе [15].
Постепенно партийно-политическое образование становится необходимым для партийной региональной элиты, так как прежде всего оно обеспечивает продвижение по карьерной лестнице.
К концу рассматриваемого периода происходит
увеличение числа руководящих партработников,
получивших партийно-политическое образование и находящихся в процессе его получения.
Так, с 1949 по 1955 г. наблюдался рост количества руководящих партработников, имеющих
партийно-политическое образование, – с 26,4 до
69,8% от общего числа [16]. Если в 1949 г. среди секретарей и заведующих отделами крайкома
только 28% работников имели высшее партийнополитическое образование, то к середине 1950-х гг.
− уже 50% [17]. С 1949 по 1955 г. отмечался динамичный рост числа лиц с партийным образованием на уровне секретарей районных комитетов
и городских районных комитетов партии: среди
первых секретарей – с 23,4 до 42,9%, вторых − с
30,3 до 90,2%, третьих − с 23 до 56,6%. В основном преобладали кадры с неполным высшим партийным образованием, находящиеся в процессе
получения высшего образования. Так, на уровне
вторых секретарей районных комитетов и городских районных комитетов Алтайского края число
таких работников с 1949 по 1955 г. выросло с 23,7
до 82% [18].
В общем, согласно современной точке зрения, созданная в 1930−1940-х гг. сеть партийного
образования была призвана выполнять следующие функции: во-первых, давать управленцам
некую сумму необходимых общих политических
знаний, во-вторых, производить идеологическую
обработку, а также служить средством контроля
над партийными руководящими работниками
среднего уровня власти. Проблема образования
и идеологии сегодня актуализируется и концептуально [19–23]. К этому, на наш взгляд, стоит
добавить, что отсутствие специальных знаний
непосредственно отражалось на уровне профессиональной компетенции управленцев. Отсюда
проистекают причины определенного разрыва
между партийно-политической и хозяйственной деятельностью партийной элиты края. Стоит отметить, что к 1955 г. происходит заметный
качественный рост партийно-политического образования. В частности, во многом улучшился
вопрос кадрового обеспечения образовательного процесса в партийных учебных заведениях
края. К тому же в 1950-е гг., когда требованием
времени становится привлечение к процессу
управления грамотных руководителей, чей профессионализм должен был быть подкреплен еще
и высоким образовательным уровнем, учебные
планы партийно-политических вузов подвергаются серьезной корректировке. Это выражается
в сокращении времени на изучение партийного
строительства и во введении дисциплин, направленных на освоение слушателями конкретных
знаний о производственных процессах.
Библиографический список
1. ХVIII съезд Всесоюзной коммунистической партии, 10−21 марта 1939 г. : стенографический отчет. −
М. : Госполитиздат, 1939. – С. 32.
2. Кряклина, Т.Ф. Актуальные проблемы модернизации российской системы образования / Т.Ф. Кряклина // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2013. – Спецвыпуск (32). – Т. 3. – С. 73–76.
3. Мохов, В.П. Региональная политическая элита России (1945−1991 гг.) / В.П. Мохов. – Пермь : Перм.
кн. изд-во, 2003. – С. 181.
4. Максимов, И. Повысить уровень идеологической работы / И. Максимов // Алтайская правда. − 1945. −
№220. − 6 нояб. – С. 2.
5. Государственный архив Алтайского края (ГААК). – Ф. П-5921. – Оп. 1. – Д. 1. – Л. 21.
6. ГААК. – Ф. П-1. – Оп. 30. – Д. 55. – Л. 23.
7. ГААК. – Ф. П-1. – Оп. 76. – Д. 171. – Л. 4.
8. Там же.
9. ГААК. – Ф. П-1. – Оп. 89. – Д. 203. – Л. 10–11.
10. ГААК. – Ф. П-1. – Оп. 76. – Д. 169. – Л. 6.
11. ГААК. – Ф. П-1. – Оп. 82. – Д. 1. – Л. 9.
18
Партийные школы и коммунистические вузы в системе партийно-политического образования...
12. Там же.
13. ГААК. – Ф. П-1. – Оп. 97. – Д. 60. – Л. 6.
14. ГААК. – Ф. П-1. – Оп. 80. – Д. 1. – Л. 120.
15. ГААК. – Ф. П-1. – Оп. 88. – Д. 175. – Л. 13, 17, 36.
16. ГААК. – Ф. П-1. – Оп. 88. – Д. 174. Л. 38, 53, 55, 76, 79.
17. Там же.
18. Там же.
19. Головинов, А.В. Идеологический облик русского традиционализма: приоритеты и ценности народничества, областничества, толстовства / А.В. Головинов, В.А. Должиков, Д.С. Петров. – Барнаул : Сизиф,
2011. – 166 с.
20. Головинов, А.В. Воспитание патриотизма в философско-просветительском наследии Сибири / А.В.
Головинов // Философия образования. – 2008. – №3 (24). – С. 142–148.
21. Головинов, А.В. Идеология сибирской свободы: этнокультурные и политические идеи классиков областничества. (К 170-летию со дня рождения Н.М. Ядринцева) : монография / А.В. Головинов. – Барнаул :
Изд-во ААЭП, 2012. – 184 с.
22. Кряклина, Т.Ф. Актуальные проблемы, исследования и формирования российского национализма /
Т.Ф. Кряклина, А.П. Детков // Мир науки, культуры, образования. – 2008. – №4. – С. 84–87.
23. Кряклина, Т.Ф. Образование как фактор развития культур народов Сибири : монография / Т.Ф. Кряклина. – Барнаул : Изд-во ААЭП, 2012. – 164 с.
19
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа